Как «сгинул» Бекович
ЖЗЛ
Как «сгинул» Бекович
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
701
Как «сгинул» Бекович
Бекович-Черкасский и Ширгази хан в фильме «Тайный посол». 1986 год

Осенью 1716 года экспедиция под руководством Александра Бековича-Черкасского отправилась искать «путь в Индию». И сразу после ее отбытия произошла трагедия, сильно повлиявшая на психоэмоциональное состояние князя, по мнению биографа, лишившая его «трезвости ума» и присущей ему рассудительности.

В поход Александра провожала любящая жена Марфа Борисовна (урожденная Голицына) вместе с детьми. Благополучно проводив мужа и отца, они отправились в обратный путь и были настигнуты сильным штормом. Одной из шквальных волн, полностью накрывавших палубу корабля, всех смыло за борт. Голицына с дочерями канули в пучине, но сына морякам удалось спасти .

9 октября 1716 года экспедиция достигла берегов полуострова Тюб-Караган, где было решено заложить первую цитадель, ныне форт Шевченко. В качестве гарнизона крепости Бекович оставил Пензенский полк. В районе залива Александр-бай в 120 верстах от первой крепости была заложена вторая цитадель. Вблизи Красных Вод, где, по фантазиям царского любимца, он нашел старое русло Аму-Дарьи, была заложена главная, самая большая крепость. Здесь разместились Риддеровский и Крутоярский полки под командованием полковника фон дер Вейдена.

Из донесения Бековича-Черкасского Петру I о ходе экспедиции и дружественном отношении туркмен от 18 ноября 1716 года: «По указу вашего величества приехали до указанного места на транспортных судах прошедшего месяца октября 20-го дня. Зачали крепость при гавани прежнего устья Аму-реки, какова крепость зачата и в котором месте, тому при сем послан рисунок. Далее оную крепость не можно подвинуть, для того воды пресной нету такой, как где крепость положена до времени.

По приезде в трухменскую землю принужден был здесь призывать в подданство вашему величеству трухменский парод, в которых есть в здешних краях немалая нужда, а оной народ трухменской разных родов выбирают сами между собою владельцев или старшин, жилище их близ моря Каспийского начинается, их земля от Российския земли вашего величества области близ Яику от Эмбы-реки до самой Персидской области по самой Астрабат-город.

От того ж народу трухменского живут на островах огуржинских, которые острова близ новозачатой крепости, все и те разных родов трухменцы обещались вашему величеству верно служить и письмами утвердились, какие они письма мне дали в подданство их вечной вашему величеству при сем послан перевод.

По утверждении своем трухменцы показали верность свою к нам. Как мы ехали морем, противною погодою выкинуло на берег: 12 судов, малых и больших, с людьми и с провиантом, из них 4 судна разбило, от разбитых судов людей и провиант и багаж перевозили на своих подводах без многого запросу дачею.

От хана хивинского были послы присланы к трухменцам вышеописанным, чтоб имели они его за хана и старшины их приехали б к нему, обещая им дачу, и они без воли нашей присланным от хана хивинского отповеди не хотели дать, ияим, трухменцам, сказал: «Мы никакой противности с ханом хивинским и с народом тамошним не имеем, кроме дружбы…»

Между тем после нескольких неудачных попыток отыскать следы Амударьи Черкасский решил отложить поиски до следующего лета, а пока направиться в сторону Аральского моря, где, по его мнению, были расположены плотины, изменившие течение реки. Поскольку территории дальнейших исследований находились под властью Хивинского ханства, во избежание негативной реакции со стороны туземцев князь решил официально оповестить хана о своем присутствии. В надежде на взаимопонимание, он отправил трех послов с просьбой о всевозможном содействии и помощи российской экспедиции. Вопреки ожиданиям Бековича послы сгинули без следа. После недолгих размышлений было принято решение вернуться в Астрахань.

На следующий год Черкасский вновь начал снаряжать экспедицию, чтобы наконец достичь поставленной цели – найти злосчастную плотину на Амударье и отыскать заветное золото. При этом большая часть русских войск была расставлена по гарнизонам новых крепостей. Под командованием Бековича-Черкасского вышли в поход на Хиву две пехотные роты с артиллерией и эскадрон драгун под командование майора Франкенберга в количестве 500 конников, а также воинский отряд из 500 гребенских казаков во главе с атаманом Басмановым и 500 ногайцев. Помимо военных в экспедиции участвовало 200 торговых людей.

В июне 1717 года по приказу главнокомандующего одна часть войска добиралась до Гурьева сухопутным путем, другая часть вместе с князем – морем. Объединившись в устье Урала, участники экспедиции переправились на плотах через Эмбу и, форсировав плато Устюрт, двинулись к Хиве. Лето выдалось знойным, и люди изнывали от жары. К всеобщей великой радости, в августе изможденный отряд достиг озер, образуемых посредством сбросовых вод хивинских оросительных каналов.

Близ озера Айбугир, расположенного в ста верстах от Хивы, войско Черкасского подверглось нападению 20-тысячной хивинской конницы под предводительством самого Ширгази-хана. По истечении трех дней упорного противостояния, несмотря на значительный перевес сил со стороны противника, хивинскому войску пришлось ретироваться (по некоторым данным, в этой стычке погибло около одной тысячи хивинцев, с русской стороны – не более 10 солдат).

В Хиве началась паника, жители спешно покидали свои дома. В подобной обстановке Ширгази был вынужден инициировать мирные переговоры. Он направил к князю послов засвидетельствовать свое почтение победителю и пригласить в Хиву для проведения переговоров в уютной домашней обстановке. По мнению некоторых беллетристов, пытавшихся обосновать безрассудные действия Бековича-Черкасского, именно в этот ответственный момент князь получил известие о гибели жены и детей, после чего не мог владеть собой и плохо контролировал ситуацию. «Он впал в уныние и обезумел!»

Черкасский прибыл с визитом к Ширгази в сопровождении отряда из 500 человек, оставив майора Франкенберга командовать остальным войском. Хан был милостив и учтив. Олицетворение гостеприимства, лишь сетовал, что такую ораву он не в силах прокормить за счет «скромных» средств Хивы, и как альтернативу предложил расквартировать все войско в пяти близлежащих городах. Несмотря на предостережения Франкенберга, который несколько раз отказывался выполнить приказ, Бекович (всегда осторожный и рассудительный) попался в ловушку. Разбив войско на пять отрядов, он отослал их в указанные ханом города, а сам отправился вместе с Ширгази в город Порсу, находившийся в 108 верстах от Хивы. Во время веселого пира и заздравных речей, клятв верности и пожеланий долгих лет жизни Бековича-Черкасского закололи кинжалом прямо за праздничным столом. Разрозненные отряды русских были легко перебиты хивинцами. Хотя есть мнение, дабы не взваливать все грехи на одних хивинцев, что отряд Черкасского был вырезан туркменами из племени йомудов. Отрубленную голову русского князя Ширгази отослал в подарок бухарскому хану.

Донесение казанского губернатора Петра Салтыкова президенту Адмиралтейств-коллегии о захвате и казни хивинским ханом Александра Бековича-Черкасского от 25 октября 1717 года: «Октября 4-го дня, писал в Казань с Саратова коменданту Дмитрей Бахметьев, сентября-де 29-го явился ему в Саратове ханского улусу калмычанин Бакша и сказал: послан-де он был от хана Аяки (Аюки) сам четверт с господином князем Черкасским до Хивы, и он-де, капитан, прибыв на реку Дарью, не доезжая Хивы за три дня, послал к хивинскому Ширгазе-хану астраханского дворянина Михайла Карейтова и с ним сто человек. И ево-де, Михайла, и служилых людей в Хиве задержали и и с тех-де людей два человека яицких казаков, да два человека хивинцев прислал он, Ширгази-хан, к нему, капитану. И оные-де хивинцы говорили ему, капитану: ежели б-де он, князь Черкасский, от царского величества был послом, и с ним бы-де надобно людей человек с двести, а ныне с ним людей много. И построил-де ж в Тюк-Карагане и в Красных Водах два города, а и в Хиве-де то ж учинит, и потому звали ево, князя Черкасского, к себе в Хиву, дабы он, капитан, ехал; и он, капитан, сказал им: ежели посланного ево, Карейтова, с служилыми людьми отпустят, то-де он, капитан, итти и видетца с ханом готов, и после-де того, спустя шесть дней, хивинский хан Ширгази, собравшись многолюдством с хивинцы, о которых сказывали ему, Бакше, будто пришли на реку Дарью, в урочище Харабуметь, и русское войско обошли кругом, и капитан князь Черкасский сделал вал и ров; и оные-де хивинцы приступили и били боем пять дней. И хивинской-де хан и капитан договорились, что между собою бою не чинить, а им, хивинцам, принять ево, капитана, как принимаютца обычайные послы. И по договору-де он, капитан, и с служилыми людьми пошел к городу Хиве, а хан-де хивинской шел с ними ж, и он-де, хан, с ним, капитаном, пили, ели вместе, и, не дошед-де до Хивы за день, они, хивинцы, его, капитана, и служилых людей разобрали без бою и привезли в Хиву. И на другой-де день хивинской хан Ширгази сказывал оному калмыку Бакше, что-де он, хан, капитана князя Черкасского и астраханского дворянина князь Михайла Заманова казнил, отсек головы и, кожи сняв, велел набить травою и поставил у ворот. И он-де, Бакша, оные головы видел, а подлинное ж-де капитанская и Заманова головы, того он не опознал, для того что кожи сняты с головы и набиты травою, а других-де служилых людей хивинский хан роздал всех хивинцам человек по десяти и по пяти и меньше человеку, а иных держит при себе, а на бою и в Хиве никого, кроме капитана и Заманова, не убито, и хивинской-де хан ево, Бакшу, и товарищев ево отпустил, да с ними ж отпустил астраханских мурз и татар, Булата с товарищи и горских черкес, которые были при капитане князе Черкасском 10 человек, а как-де он к хану Аяке приехал, и того ж -де часу он, хан, послал ево в Саратов об оном донесть ему, Бахметьеву».

Убийство Бековича-Черкасского и полный разгром его войска послужили сигналом к отступлению для всех гарнизонов по восточному побережью Каспийского моря. Крах последней экспедиции заставил Россию надолго отказаться от такой заманчивой идеи, как освоение прикаспийских территорий, однако горечь поражения и жажда отмщения надолго засела в российских умах. Еще Петр I (со слов великого пиита), пребывая на смертном одре, сожалел о несостоявшемся реванше за прутское поражение, хивинское фиаско и неотмщенное убийство Бековича-Черкасского.

В 1740 году властитель Персии Надир-шах завоевал Хиву. Там в застенках глухих подземелий он обнаружил русских пленных – последних участников экспедиции Александра Черкасского, чудом выживших в невыносимых условиях. Со свойственной ему широтой души, Надир-шах одарил их деньгами, дал лошадей и отправил домой в Россию.

Прошло 156 лет после гибели Александра Бековича-Черкасского, и расплата настигла потомков убийц. В 1873 году в ходе экспедиции против Хивы по распоряжению генерал-губернатора Туркестанского края Кауфмана была совершена карательная операция по уничтожению непокорных кочевых племен (йомудов), отказавшихся принять российское подданство. Командующим был назначен генерал-майор Головачев (возможно, Веревкин). Просвещенная часть российской общественности с восторгом восприняла это событие, считая данную акцию местью за невинно убиенного Александра Бековича-Черкасского. Правосудие свершилось спустя полтора века.



23 июня 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
258042
Сергей Леонов
175622
Светлана Белоусова
119128
Борис Ходоровский
106161
Татьяна Минасян
106055
Сергей Леонов
102218
Александр Егоров
90786
Виктор Фишман
84211
Борис Ходоровский
74376
Татьяна Алексеева
70692
Павел Ганипровский
69665
Богдан Виноградов
60283
Павел Виноградов
59943
Татьяна Алексеева
54054
Наталья Дементьева
52623
Дмитрий Митюрин
51784
Наталья Матвеева
47694