Двойная мораль «старого Фрица»
ЖЗЛ
Двойная мораль «старого Фрица»
Дмитрий Митюрин
журналист
Санкт-Петербург
1625
Двойная мораль «старого Фрица»
«Старый Фриц» и его армия

24 января исполняется 310 лет со дня рождения Фридриха Великого…
XVIII столетие, прозванное веком Просвещения, сформировало новый идеал государя.  
Тогдашний образцовый правитель был хорошо образован, дружил с музами, переписывался с философами и – если не на практике, то в теории – признавал равенство своих подданных перед законом.
Галерея таких просвещенных монархов открывается прусским королем Фридрихом Великим. Впрочем, провозглашая идеалы гуманизма и числя в своих наставниках Вольтера и Д’Аламбера, в политике он предпочитал следовать заветам Макиавелли.

ПОРТРЕТ В СТИЛЕ РОКОКО

Фридрих появился на свет 24 января 1712 года в Берлине в семье наследника прусского престола. Дед мальчика Фридрих I скончался всего через месяц после рождения внука.

Отец – Фридрих Вильгельм I был человеком ограниченным и превратил Пруссию в подобие огромной казармы. Любимой сферой его деятельности была армия, но сын, вопреки желанию родителя, всячески пренебрегал военной службой, отдавая предпочтение книгам и музицированию. 

Конфликт поколений зашел так далеко, что в 1730 году кронпринц попытался тайно покинуть родину. Его поймали и в воспитательных целях заставили наблюдать за казнью лучшего друга и помощника – ротмистра Катте. Еще одним сильным потрясением, повлиявшим на всю жизнь Фридриха, стал неудачный роман с некоей дамой, заразившей его дурной болезнью. После этого с любовными увлечениями было покончено, а брак с принцессой Елизаветой Брауншвейгской, заключенный в 1733 году по настоянию родителя, являлся лишь имитацией супружеских отношений.

Подобные удары судьбы могли бы сломать любого, но только не Фридриха. Теперь главной целью его жизни стало величие Пруссии. Он примирился с отцом и начал на практике осваивать науку управления. Свои политологические и философские воззрения принц изложил в книге «Антимакиавелли», представлявшей собой своеобразный ответ знаменитому «Государю».

Красноречиво рассуждая о долге монарха и применимости христианских заповедей к сфере политики, Фридрих отнюдь не являлся идеалистом. Во всяком случае, когда дело доходило до конкретных решений, он демонстрировал и хитрость, и жестокость.

Эту свою особенность он продемонстрировал сразу же после восшествия на престол, когда под надуманным предлогом и в нарушение всех ранее существовавших договоренностей развязал войну против Австрии.Боевые действия продолжались в течение пяти лет (1740–1745) и завершились присоединением к Пруссии Силезии. Фридрих в большинстве случаев лично командовал войсками, приобретая репутацию талантливого военачальника. В полном же блеске его полководческие способности раскрылись во время Семилетней войны (1756–1763), когда Пруссии практически в одиночку пришлось воевать против России, Австрии, Франции и Швеции.

Хроники этой борьбы полны неожиданными поворотами. Блестящие победы (Росбах, Лейтен, Лигниц, Торгау и др.) сочетались с жестокими поражениями (Коллин, Гохкирх, Кунерсдорф и др.). В 1761 году Фридрих уже считал, что все для него кончено, однако смерть императрицы Елизаветы Петровны и заключение мира с Россией помогли ему восстановить свои позиции. Пруссия вновь увеличила свою территорию и прочно вошла в число «великих держав».

Решив больше не испытывать судьбу, Фридрих сконцентрировался на внутренней политике. Особое внимание король уделял законодательству и совершенствованию судебной системы. В сфере экономики никаких особо кардинальных преобразований не проводилось, а его манера хозяйствования напоминала манеру хозяйствования рачительного бюргера. Единственный масштабный проект, осуществленный в царствование Фридриха II, – это Сан-Суси, резиденция самого монарха.

Присущая королю скаредность в наименьшей степени распространялась на «пиар-деятельность». По всей Европе распространялись созданные (зачастую самим Фридрихом) памфлеты, в которых оправдывалась завоевательная политика Пруссии. Его величество переписывался с известными литераторами, а самого прославленного среди них – Вольтера он чуть не сделал придворным летописцем. 

При личном знакомстве гость из Франции довольно быстро разочаровался в прусском монархе, но об их дружбе говорили по всей Европе, а про расхождения знал только узкий круг приближенных. 

В глазах большинства современников Фридрих оставался образцом просвещенного государя, хотя постепенно на этой ниве его затмила Екатерина Великая. 

Самый известный из королей Пруссии скончался в 1786 году, незадолго до Великой Французской революции, полностью изменившей лицо старой Европы.

Сегодня он выглядит своеобразным символом эпохи рококо и «войн в кружевах», столь выгодно отличающихся от кровавых мясорубок XIX и особенно XX столетий.

Тем не менее реальный Фридрих Великий весьма далек от того глянцевого образа, который был создан его апологетами. Этот жесткий и во многом беспринципный политик действительно многого добился, оставив своим наследникам сильное государство и двухсоттысячную армию, считавшуюся лучшей в Европе.

Именно из его Пруссии со временем выросла единая Германия, многие правители которой в своей деятельности ориентировались именно на заветы «старого Фрица».

КОРОЛЬ ГОВОРИТ

«В особенности вы должны стремиться внушить принцу любовь к военному делу и убедить его в мысли, что ничто в свете не доставляет монархам более чести славы, как добрая шпага: в ней надо искать прочную безопасность отчизны».

Из инструкции, составленной Фридрихом-Вильгельмом I для воспитателей сына

«Остроумие его походит на вечный огонь Весты. Он любит противоречия и рад, когда с ним спорят. Он часто шутит и даже дразнит, но без всякого обидного намека и сам первый смеется остроумному возражению на шутку».

Барон Бильфельд о Фридрихе Великом

«Я дважды виделся с ним, и каждый раз он адресовал мне несколько слов. Он выглядел неуверенным, как человек, считающий себя обязанным высказываться значительнее и интереснее остальных, но сомневающийся в том, что ему это удается. Бегающий взгляд угрюмых глаз тоже свидетельствовал о том, скорее всего, что он не в своей тарелке. Он носил несвежее платье, да и весь его облик не отличался благородством… Я слышал в Берлине ежедневно немало резких слов в его адрес, произносимых не таясь людьми самого разного положения; монарху это было вроде бы отлично известно, он привык и воспринимал брань равнодушно».

Станислав Понятовский о Фридрихе Великом

«Я впервые беседовал с королем. Его слог, нежданные выходки, перескоки с пятого на десятое породили во мне чувство, будто я принужден играть в сцене из итальянской импровизированной комедии, где партер освистывает растерявшегося актера».

Джакомо Казанова о Фридрихе Великом

«Сохранение собственности и личной свободы побудило народы избрать себе правителей для суда и расправы и подчиняться законам, ими назначаемым. Вот начало верховной власти. Поэтому правитель был первый слуга государства. Если бы все монархи держались первоначального своего предназначения и во всех действиях следовали основному правилу, народы не знали бы революций и не имели бы нужды в конституциях».

Фридрих Великий. Антимакиавелли

«Чтобы уметь быть хорошим монархом, надо уметь быть человеком, а для этого надо узнать на опыте жизнь и сердечные потребности простых людей».

Фридрих Великий. Антимакиавелли

«Неблагодарность – самый черный, презренный, унизительный порок. Человек, не сознающий благодеяний, государственный преступник против общества, он отравляет святейшее чувство добра, истребляет дружбу и губит благороднейшие побуждения человеческого сердца. Платя злом за оказанные услуги, он колеблет самое основание гражданского общества, связи которого только тем и крепки, что все люди слабы и нуждаются во взаимной помощи».

Фридрих Великий. Антимакиавелли

«Раз должно произойти надувательство, то шельмами будем мы».

Фридрих Великий

«Вы для меня то же, что для персидского шаха и великого могола белый слон, из-за которого они ведут войны и который должен войти в состав титула победителя. Когда Вы приедете сюда, то займете в моем титуле следующее место: «Фридрих II, Божьей милостью король Пруссии, курфюрст Бранденбургский, обладатель Вольтера и проч., и проч.».

Фридрих Великий – Вольтеру 

«Я не мог не ощутить к нему привязанности, так как он был умен, любезен, к тому же он был королем, а это всегда очень прельщает нас по слабости рода людского».

Вольтер о Фридрихе Великом

«Первая обязанность государей быть судьями своему народу. Но многосторонние занятия заставили их доверить эту свою священную обязанность людям, избранным для хранения закона. Несмотря на это, они не должны забывать об этой важнейшей отрасли государственного управления, не должны допускать, чтобы имя и значение их употреблялись во зло, для одних несправедливостей. Подданный не может уважать и любить монарха, именем и властью которого его грабят и разоряют».

Фридрих Великий – Д’Аламберу

«Счастье имеет для предводителей часто гораздо печальнейшие последствия, чем неудачи: первое делает их самонадеянными, последние – учат их осторожности и скромности».

Фридрих Великий. История моего времени

«Вот мои понятия об обязанностях государя: он должен приобрести верные и точные сведения о силе и слабостях своей страны, как в отношении ее личного имущества, так и в отношении народочислия, размножения, доходов, торговли, законоположений, направлений духа и характера нации, которой он хочет управлять. Законы должны быть ясно, кратко и точно изложены, чтобы ябеда и крючкотворство не могли ими ворочать по произволу, перетолковывать дух их по-своему и распоряжаться судьбой частных людей по прихоти, без всяких правил. Производство дел должно быть по возможности кратко, чтобы спасти достояние просителей, которые без этой меры могут потратить на процесс то, на что имеют законное право и о чем просят правосудия. Чтобы каждое правительственное лицо исполняло в точности возложенные на него обязанности, надо ежегодно посылать в провинции ревизионные комиссии, составленные из верных и неподкупных людей. Каждый гражданин, почитающий себя обиженным, вправе жаловаться комиссии на присутственные места и правительственные лица. Комиссия судит всех и каждого без различия, и найденные виновными должны быть строго наказываемы. Не нужно прибавлять, что мера наказания никогда не должна превосходить меры преступления; что насилие не должно заступать место закона; в этом случае лучше, если правитель слишком снисходителен, чем слишком строг».

Фридрих Великий. О различных родах правления и обязанностях монархов

«Слепое пристрастие к какому-нибудь вероисповеданию (фанатизм) есть тиран, опустошающий земли; веротерпимость, напротив, нежная мать, которая о них печется и дает им мир и счастье».

Фридрих Великий

«Жизнь наша – мгновенный переход от минуты рождения к минуте смерти. Назначение человека в этот краткий период трудиться для блага общества, к которому он принадлежит. С тех пор как я достиг кормила правления, я старался всеми средствами, данными мне природой, по мере сил и возможности способствовать счастью и довольству государства, которым имел честь управлять…

Последние мои желания в минуту, когда расстаюсь с миром, клонятся к счастью прусского государства. Да управляется оно всегда мудростью и правдой с неослабным вниманием. Да будет оно по кротости законов счастливейшей, по умному распоряжению финансами – богатейшей, по храбрости и чести своей армии – крепчайшей державой в мире! Да цветет и красуется она до века!»

Из завещания Фридриха Великого


24 января 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
253835
Сергей Леонов
160343
Сергей Леонов
100404
Татьяна Минасян
100152
Александр Егоров
88299
Виктор Фишман
82278
Светлана Белоусова
80090
Борис Ходоровский
72784
Борис Ходоровский
67794
Павел Ганипровский
65609
Татьяна Алексеева
65387
Богдан Виноградов
58983
Татьяна Алексеева
52164
Павел Виноградов
52053
Дмитрий Митюрин
49777
Наталья Дементьева
48462
Наталья Матвеева
43762