Как царь Петр казну пополнял
АНЕКДОТЪ
Как царь Петр казну пополнял
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
192
Как царь Петр казну пополнял
Чтобы сохранить бороду, требовалось заплатить специальный налог

Петр Великий вошел в историю России как великий преобразователь. Для реформ и войн нужны всего три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги. В начале петровского царствования казна российская пребывала в обычном для нее состоянии, то есть в закромах Родины было пусто.

НАЛОГОВЫЙ ИНСПЕКТОР № 1

Петр I учредил должность, называвшуюся «прибыльщики» или, говоря современным языком, «налоговые инспекторы». Они должны были «сидеть и чинить государю прибыли». Петр требовал «денег как можно больше собирать, понеже деньги суть артерия войны».

Первым прибыльщиком стал Алексей Александрович Курбатов. История его жизни удивительна, он даже удостоился чести стать литературным героем. В романе Алексея Толстого «Петр I» есть сцена, где царь получает письмо с предложением нового налога:

«— Господа министры! — У Петра и глаза прояснели. — Кормишь вас, поишь досыта, а прибыли от вас много ли?.. Вот! — Тряхнул письмом. — Человечишко худой, холоп, — придумал! Обогащение казны. То-то, господа министры, орленую бумагу надо продавать: для всех крепостей, для челобитных — бумагу с гербом, от копейки до десяти рублев. Понятно? Денег нет воевать? Вот они — денежки!»

Автором письма был Алексей Александрович Курбатов, крепостной слуга боярина Шереметьева. В 1697 году Шереметьев путешествовал по Европе, естественно, в сопровождении слуг. Алексей Курбатов искал способ выбраться из крепостной неволи и стал присматриваться к иностранным обычаям, которые так нравились царю Петру. Смекалистый дворецкий заметил, что в Европе прошения считаются законными, если они написаны на бумаге с государственным гербом. За пустой лист бумаги платили налог.

Надо было обладать огромной смелостью, чтобы обратиться к царю с новаторским предложением. Курбатову повезло. 23 января 1699 года, через четыре дня после прочтения письма, Петр повелел издать указ о введении гербовой бумаги «для пополнения своей, великого государя, казны». Курбатов получил вольную и 5 тысяч рублей наградных. Сумма невероятная! Крепостной холоп сделал головокружительную карьеру. Сначала он был назначен дьяком Оружейной палаты, а через десять лет уже занимал пост вице-губернатора Архангельской губернии.

КАК БОРОДЫ ДАЛИ ДУБА

Историки подсчитали, что «в штате» состояло двадцать прибыльщиков. Их фантазия была безграничной. С нелегкой руки налоговиков были введены сборы с продажи съестного, с торговли лошадьми, арбузами, огурцами, орехами, свечами. Конечно, не забыли обложить данью и площади для торговли. Платили сборы с рыбной ловли, с конских заводов, мельниц, перевозов, бань и мостов. Налогом был обложен гостиничный бизнес: владельцы постоялых дворов отдавали в казну четверть своих доходов.

Когда крупные объекты налогообложения были обложены со всех сторон, взгляд прибыльщиков упал на домовладения. Стали брать налоги с печей и за количество окон в избе. Прибыльщик Парамон Старцев предложил пересчитать все пчелиные ульи по всей Руси Великой и обложить их налогом. Пчеловоды-бортники перекрестились, радуясь, что сбор брали с улья, а не с каждой пчелы. Все «самозанятые»: каменщики, плотники, портные, пекари, разносчики — платили годовую подать. Извозчики отсчитывали в казну десятую часть от своих доходов.

В январе 1705 года Петр I обложил налогом бороды и усы, чтобы сделать россиян «сходственными на другие европейские народы». В летописи города Соликамска сохранился рассказ о внедрении бородато-усатого налога.

Жителям было объявлено, чтобы в воскресенье все собрались в соборе слушать царский указ. После богослужения воевода взошел на амвон и громко прочел роковую бумагу за подписью «Петр»: «На Москве и во всех городах всем сказать: чтобы впредь бороды и усы брили. А буде кто бород и усов брить не похотят, а похотят ходить с бородами и с усами, с тех иметь денежные поборы».

Далее следовал размер налога от шестидесяти до тридцати рублей с бороды, в зависимости от знатности ее носителя. Духовенство и крестьяне могли носить бороды бесплатно. Ужас объял православных.

— Последние годы! Последние годы! — зашептались старики. — Не покоримся обычаю еретиков!

Напрасно мужики думали, что уйдут из церкви усатыми и бородатыми и организуют сопротивление. У двери были поставлены солдаты. Они хватали мужиков без разбора возраста и положения в обществе: один солдат держал за руки, другой остригал усы и бороду, а третий обрезал полы кафтана выше колен, поскольку царь запретил и русскую длиннополую одежду. Бывшие бородачи подбирали упавшие клочья волос и заботливо прятали за пазуху. Женщины увидели своих мужичков без бород и усов, с пучками волос, торчавшими на лицах, и завыли, как по покойникам. Многие мужчины сохранили отрезанные бороды и завещали положить их в гроб, когда дадут дуба.

Выражение «дать дуба» произошло от традиции выдалбливать гробы из целого дубового ствола. В январе 1705 года Петр приказал взыскивать сборы с дубовых колод. Историк Костомаров писал: «Во всем государстве приказано переписать дубовые гробы, отобрать их у гробовщиков, свезти в монастыри и к поповским старостам и продавать вчетверо против покупной цены». Перед началом отпевания родственники покойного, лежавшего в дубовом гробу, должны были предъявить священнику ярлык, свидетельствующий об уплате налога. Неплательщики отправлялись под суд.

2 декабря 1723 года вышел указ «О неделании дубовых гробов», который полностью запретил вырубку лесных исполинов. Гробы разрешалось делать «токмо из досок». Выражение «дать дуба» забылось, и о покойных стали говорить, что они «сыграли в ящик». Запрет на вырубку ценных пород древесины можно объяснить желанием Петра защитить лес, необходимый для строительства кораблей, но как объяснить налог на цвет глаз?

ОЧИ ЧЕРНЫЕ, НЕПОКОРНЫЕ

Начиная с августа 1704 года в Башкирии стали взимать сбор за цвет глаз. С черноглазых взимался налог в размере двух алтын, за серые глаза платили семь алтын. Поморгав зелеными глазами, отсчитывали в казну десять алтын. Из кошельков голубоглазых жителей глазастые налоговики вытряхивали тринадцать алтын! Сумма немаленькая: новые кожаные башмаки стоили 18 алтын. Кроме налога на цвет глаз, прибыльщики Жихарев и Дохов объявили еще 71 налог. Были установлены налоги на мечети, на муллу, который служит в ней, за каждое посещение мечети следовало заплатить. Если хозяин снял шкуру с умершей лошади, то с него сдирался налог. Башкиры, с которых сняли три шкуру, восстали против несправедливости. Бунт не прекращался семь лет. Против грабительских налогов восставали не только башкиры. Много недовольных налогоплательщиков и солдат, подавлявших бунты, навсегда закрыли глаза на полях сражений.

Мир в Башкирии восстановился только в 1711 году после отмены половины налогов. Зарвавшиеся прибыльщики Жихарев и Дохов были наказаны, хотя трудно поверить, что они вводили налоги без согласия властей: вышестоящие начальники просто закрыли глаза на беззаконные действия налоговиков. Французский дипломат и немножечко шпион Жак де Кампредон жаловался, что не может собрать сведения о доходах Петра: «Лица, заведующие сбором царских доходов, всегда уменьшают их, якобы для сохранения тайны, и умеют запутывать свои отчеты». Кампредон сделал неутешительный вывод, что Петра безнаказанно обкрадывают и царь не способен остановить воровство.

Кстати, вернемся к истории первого прибыльщика Алексея Курбатова. В 1722 году его обвинили в присвоении 16 422 рублей казенных денег. Курбатов написал Петру письмо, напомнил о своих бывших заслугах, но только скоропостижная смерть спасла его от позорной казни через повешение.

Сбор налогов при Петре I увеличился в семь раз, но обритое и ободранное население почему-то не радовалось. Первый русский экономист-теоретик Иван Тихонович Посошков посоветовал Петру уничтожить все налоги, а их было около сорока, и установить единый государственный сбор. Он предлагал прекратить вывоз из страны промышленного сырья и экспортировать за границу только готовые изделия. По мнению Посошкова, «без истребления обидчиков и воров и разбойников и всяких разных явных и потаенных грабителей никоими мерами народу обогатиться невозможно». Советы Петру не понравились. Экономист Посошков умер в тюрьме Петропавловской крепости.


13 Мая 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85082
Виктор Фишман
68448
Борис Ходоровский
60817
Богдан Виноградов
47749
Дмитрий Митюрин
33774
Сергей Леонов
31927
Роман Данилко
29765
Сергей Леонов
29280
Светлана Белоусова
16208
Дмитрий Митюрин
15857
Борис Кронер
14982
Татьяна Алексеева
14241
Наталья Матвеева
13973
Александр Путятин
13903
Наталья Матвеева
12099
Алла Ткалич
11405
Светлана Белоусова
11356