Секреты белых подземелий
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №15(479), 2017
Секреты белых подземелий
Полина Евгеньева
журналист
Ростов-на-Дону
594
Секреты белых подземелий
В Мигулинских пещерах укрывался один из руководителей Верхнедонского восстания Павел Кудинов

В Государственном архиве Ростовской области сохранился секретный отчет начальника Донского областного жандармского управления, в котором рассказывалось о секте раскольников, обосновавшейся в подземных монастырях вдоль правого берега реки Дон. Долгое время эти документы были скрыты от широкой общественности, а после прихода советской власти чудом уцелели в разрушительной Гражданской войне. Теперь же они стали известны корреспонденту «Секретных материалов». Более того, она сама побывала в этих удивительных пещерах.

…Тишина около входа в подземное убежище стояла необыкновенная. Это поражало больше всего: когда мы ехали сюда, весь мир дышал и переливчато звучал: вокруг кричали птицы, шумел ветер, склоняя степной ковыль, шелестела задубевшая от летней жары листва. А тут вдруг около входа неожиданно наступила абсолютная тишина, даже ветра не было слышно. И только внизу тихо поплескалась о белый высокий берег темная река.

От сырого мела шла смертельная прохлада — пришлось одеваться, хотя на улице была тридцатиградусная летняя жара. Этот резкий перепад между летним жаром и холодом на небольшом пространстве образовывал какую-то странную, наполненную тревогой тишину.

Интересно, что здесь и зимой, и летом действительно одна и та же температура — плюс восемь или десять градусов. Чтобы адаптироваться к таким условиям, людям приходилось очень тепло одеваться, чтобы продержаться несколько дней глубоко в подземелье.

Отсюда хотелось уйти поскорей. Что-то здесь было не так. Затаенное это было место, и, может быть, недаром выбирались такие места в укромных уголках, — казалось, оно само защищает себя от чужаков.

НА БЕЛГОРОДСКОЙ ЛИНИИ

В нескольких российских регионах глубоко под землей до сих пор сохранились уникальные меловые памятники древней архитектуры. В Придонье — эта местность раскинулась в Воронежской и Донецкой российских областях — существует целый комплекс подземелий: Дивногорский, Святогорский, Шартрищегорский и Белогорский монастыри. Изначально они строились для защиты южных границ Московского государства и составляли единую Белгородскую линию обороны.

В подземельях устанавливались пушки, здесь постоянно находились воины, а разведчики основали наблюдательные пункты, откуда следили за татарскими чамбулами, которые переправлялись через Донец, чтобы совершить набег вглубь Московского государства. Чтобы русские воины могли скрытно перемещаться по местности, подземные ходы рылись на несколько километров.

Немало православных монастырей тоже начиналось в пещерах. Здесь монахи прятались от нападений неприятеля. Киево-Печерская лавра стала классическим образцом древнего подземного зодчества: по преданию, первая келья была построена монахом Антонием в 1051 году. Так была заложена основа для подземного комплекса галерей длиной 900 метров. Благовещенский монастырь около Нижнего Новгорода был сожжен в 1228 году мордовским князем Пургасом, и поэтому монахи решили вырыть пещеры. И хотя монастырь снова восстановили, он попал под снежную лавину — монахам пришлось вернуться под землю. Пещеры сохранились до сих пор, потому что вырублены в меловых горах, а писчий мел — твердая и устойчивая к разрушениям порода.

Многие же подземелья сейчас неизвестны. Иногда они открываются совершенно случайно. Около села Покровка Оренбуржской области в Монаховой горе в ходе земляных работ экскаватор раскопал вход в подземный монастырь. В Пензенской области в Сазань-горе обнаруженные подземные галереи раскинулись примерно на 800 метров.

ДОЛГИЙ ПУТЬ ДО МИГУЛИНСКОЙ

К одному из таких тайных убежищ в районе станицы Мигулинской, расположенной на севере Ростовской области, мы решили поехать, чтобы посмотреть секретный форпост, возведенный в старину. Подземелья изначально были надежной защитой от внезапного нападения врага, а потом здесь обосновались отшельники-иноки, превратившие подземные сооружения в монастыри. Во время Гражданской войны здесь укрывались белые офицеры, а в годы Великой Отечественной партизаны спасались от преследования оккупантов и полицаев.

Для того чтобы попасть в старинную станицу, нужно проехать по трассе М-4 Дон и свернуть с федеральной трассы на второстепенную дорогу там, где стоит указатель «Станица Казанская». Но это еще не окончательное направление: предстоит проехать не один десяток километров, чтобы еще раз повернуть, теперь уже это будет указатель «Станица Мигулинская». Если уж сегодня из областного центра — Ростова-на-Дону — так тяжело добираться до станицы, то в давние времена транспортное сообщение со столицей донского казачества Новочеркасском было совсем затруднительным.

Чтобы решить эту проблему, еще до революции на станичном общем сходе было решено построить железную дорогу. Начался сбор средств, станичным атаманом у специалистов была заказана проектная документация. В 1918 году казаки еще раз собирались на сходе и решили, что, несмотря на революционные события, дорогу нужно строить. Но Гражданская война смела все на своем пути. Вместо созидательной стройки казаки взяли в руки оружие и сопротивлялись новому режиму до конца: Верхнедонское восстание, прокатившееся в 1918 году, было одним из самых крупномасштабных в этих краях. Но и последним. Казаки продержались несколько месяцев благодаря тому, что на помощь из Новочеркасска по настоятельной просьбе командующего Вешенским восстанием Павла Кудинова с подкреплением пришел казачий генерал Александр Секретев. Вдохновленные такой поддержкой женщины вступали в строй, одна из них — казачка Шура Суярова — даже получила Георгиевский крест 4-й степени за то, что около хутора Шумилинского отчаянно дралась с красными. Но это были временные победы. Красные части смогли подавить восстание.

После этого мятежа против советской власти была издана директива Якова Свердлова о расказачивании, согласно которой казаки не только ликвидировались как сословие, но и уничтожались физически. Разрушались церкви, сжигались хутора, само слово «казак» и любое упоминание о них были вне закона.

Верхний Дон, где находится станица Мигулинская, стал с того времени изолированной местностью. Железная дорога в этих краях так и не была построена.

ХАН МИГУЛА И КАВДИЯ МЕРКУЛОВА

Сегодня в станице живут люди очень приветливые, они всегда укажут и расскажут верный путь и лишь ненароком поинтересуются, куда вы едете. Появление новых людей в небольшом сельском поселении всегда вызывает неподдельный интерес. Уже к вечеру почти вся станица будет знать, что приехали люди, которые интересуются подземельем.

Гостиниц здесь нет, а переночевать можно, только попросившись к добрым людям, причем плату за ночлег они не берут. Нам повезло: глава местного поселения показал нам старинный казачий двухэтажный дом, где жила одинокая женщина. Места в просторном доме, построенном прапрадедом Клавдии Меркуловой после Первой мировой войны, было много. Славный казак Алексей Привалов вернулся с фронта с Георгиевскими крестами и получил от государства за свои заслуги солидную сумму, на которую построил дом. Судьбе было угодно, чтобы это жилье осталось за его правнуками.

За обедом и ужином приветливая Клавдия Дмитриевна подробно рассказала то, что обычно рассказывают всем приезжим. Здесь сохранился особенный местный диалект со множеством слов, потерянных в современной жизни, которые словно бы снова возвращают тебя к первоистокам.

По местным преданиям, основал это поселение татарский хан Мигула, который и обложил его непомерной данью. Даже за новорожденного младенца родители были обязаны заплатить налог в виде одной шкуры бобра, лисицы или медведя. А еще татары забирали себе в наложницы красивых девушек. Все это породило бунты и стойкое сопротивление. Неоднократно на Дону пытались с оружием в руках противостоять врагам, но в корне ситуация изменилась только после Куликовской битвы, когда Дмитрий Донской одержал южнее реки Непрядвы — она впадает в Дон — победу над войском хана Мамая. Весть об этом окрылила всех русских людей. И хотя после битвы тяжесть ханских поборов была увеличена неимоверно, люди поняли, что можно быть победителями в схватках с неприятелем.

Тогда на южных рубежах началось организованное сопротивление татарам. Чтобы противостоять врагам, сооружались не только наземные оборонительные сооружения, но и подземные укрепления. Кто первый придумал вырыть в огромной меловой горе подземелье, неизвестно, но этот человек был героем, спасшим от верной гибели множество людей.

Природные богатства края — меловые залежи глубиной до 70 метров — стали хорошим подспорьем для древних архитекторов. Обычно выбиралась самая большая гора, расположенная вблизи реки, и день за днем по особому плану в ней прорывались ходы. Постепенно в меловой горе появлялись сводчатые проходы, они змеями сплетались в запутанные лабиринты, образовывали тупики-ловушки, миновать которые мог только посвященный человек.

«Распределение работающих было организовано самым правильным образом: тридцать человек расположены поочередно один за другим; одни в молчании трудятся заступом; другие в заранее приготовленных решетах и корзинах передают набранную землю следующим, пока не достигнут выходной двери» — так описал строительство пещеры во второй половине ХIХ века исследователь Александр Хреновский.

Очевидно, что пещерокопатели более давних времен работали по такому же принципу.

СКЛАДЕНЬ ИЗ ДРЕВНЕГО МОНАСТЫРЯ

…Наконец мы подошли ко входу в Мигулинское подземелье. Наш проводник вывел нас на крутой берег Дона и мы стали спускаться вниз. Под ногами осыпались острые куски мела, берег был таким отвесным, что казалось, можно в любой момент свалиться. Мы отчаянно скользили вниз, где глубина обрыва составляла примерно 80 метров.

Неожиданно показалась площадка шириной примерно три метра. Здесь находился узенький вход в подземелье. Нам объяснили, что, когда подземелье было обнаружено, примерно в 50-х годах прошлого столетия, сюда повалили толпы людей, жаждущих богатства. По рассказам, здесь нашли много книг и древних рукописей, но все они пропали, и неизвестно, что в них было написано. Находили и золотые украшения, и редкие иконы. Проводник показал нам одну из них. Это была медная иконка-складень из трех частей, такая маленькая, что уменьшалась на ладони. Две боковые створки держались на крошечных петельках, словно ставни на окошке, они открывали и закрывали строгий Божий лик. Эти створки предохраняли от истирания божественное изображение. Иконка была выполнена в старославянском стиле, изображенный на ней Христос благословлял двуперстно, как это делали раскольники, выступавшие против реформ патриарха Никона.

Такие ценные находки привлекали сюда кладоискателей. А не найдя сокровищ, вандалы стали громить иконы, выдолбленные из мела древними зодчими. Монастырь был разграблен, лики святых изуродованы, стены исписаны надписями. Но несмотря на то, что культурное пространство подземелья было уничтожено, сюда все равно приходили люди. В годы перестройки некий предприниматель решил основать тут овощехранилище, благо температура была идеальной. Но глава местной администрации противостоял такому вандализму, поэтому вход в пещеру засыпали. Однако его каждый раз раскапывали. Любопытные мальчишки и путешественники бесконтрольно проникали в пещеру, несмотря на угрозу для жизни: ведь сводчатые потолки в некоторых местах обрушились, а в других еле держались — из-за того что любители наживы заложили взрывчатку и подорвали вход.

БЛАГОДАТЬ ДРЕВНЕЙ ОБИТЕЛИ

Такие рассказы произвели в наших душах сомнения и панику. Мы не хотели признаваться друг другу, что побаиваемся несколько метров на четвереньках пробираться в непроглядную темноту. Потом, правда, можно было спокойно встать в полный рост: высота туннеля достигает в некоторых местах двух метров.

Все же мы добрались, встали — и ахнули. Трудно описать состояние души, попавшей в древнюю обитель. Сначала — смятение, страх, потом — любопытство и страсть узнать все тайны. Тишина стояла необыкновенная. Легкий запах ладана, оставшийся от богослужений старых времен, поражал больше всего.

Несмотря на удручающе закопченные потолки и уродливые надписи современных кладоискателей, 200-метровое подземелье было великолепно. Главная галерея растянулась на несколько метров, а ответвлением от нее, как молодые ветви от ствола дерева, шли в разные стороны и заканчивались небольшими комнатами с куполообразными потолками. Кое-где сохранились вырезанные из мела лежанки и ниши для икон.

Потолки были округлыми. Остается удивляться, как древние строители смогли придать им идеальную форму полусферы. Видно было, что стены тщательно ровнялись и шлифовались. Иногда их раскрашивали: добавляли в раствор штукатурки суглинок и от этого стены получали красновато-коричневый цвет. Этим цветом были окрашены несколько келий. Потихоньку мы обошли их все, а потом галерея резко сделала поворот, уровень пола стал понижаться, показались ступеньки, пройдя по которым мы увидели настоящий колодец, вырубленный в форме подковы.

Колодец для таких монастырей — большая редкость, в других делались лишь проходы к реке для того, чтобы брать воду. Подземный колодец, вырытый в меловой пещере станицы Мигулинской, до сих пор находится в рабочем состоянии. Гулко упало в воду ведро, с трудом мы его вытащили и попробовали воду. Она была прекрасна! Неповторимый, ядреный вкус. Нам потом рассказали, что вода здесь сладкая потому, что подземный родник, пробивший себе путь в толще мела, очищается им же: мел обладает прекрасными фильтрационными свойствами.

Примечательно, что архитектурное строение подземных убежищ во многих регионах России схоже между собой, что позволяет сделать выводы о том, что древние архитекторы, очевидно, перенимали опыт друг у друга. Старые мастера пытались украсить свое прибежище с помощью веточек винограда, что сохранились вырезанными в Костомарово, в Беловодье есть веерные розетки, в пещере под Калачем — пальмовые ветви.

В Мигулинской пещере следы тонких украшений обнаружены не были: лишь поврежденные лики с изображением скорби и отчаяния на лице были вырублены на углах и на стыках двух коридоров. Сохранилась начало надписи на старославянском языке: «Да воздастся за все грехи…».

ПОДЗЕМНАЯ ФОРТИФИКАЦИЯ

Сотник Кудинов и хорунжий Серебряков — руководители Верхнедонского восстания — укрывались тут от преследования красных несколько месяцев, к ним пробирались и другие мятежные казаки. Они тоже оставили для потомков свои подписи на меловых стенах.

Обычно в подземелье делалось несколько входов-выходов, которые тщательно маскировали по всем правилам военного искусства. Чтобы неприятель не смог найти входы в убежище, на всех подступах к ним образовывали искусственные заграждения, тропинки заваливались толстыми бревнами, маскировали с помощью кустарников, а сами ходы прорубались так извилисто и витиевато, что не каждый человек мог пройти к сердцу подземного жилища.

В подземелье близ станицы Мигулинской есть ход, который ведет прямо к реке, но он разрушен. Тупик. Надо было возвращаться обратно. Несколько раз проходим по одному и тому же пути — закольцованные ходы обманывали нас неоднократно.

Мы нашли несколько галерей со следами кирки и лопат, видно было, что их не достроили.

До сих пор идут споры о возрасте подземелий. Археологи пришли к выводу, что подземное сооружение близ станицы Мигулинской появилось примерно в XV веке, когда правобережная территория Дона подвергалась татарским набегам и люди искали надежное укрытие.

Со временем, однако, подземные фортификационные сооружения утратили свою первоначальную воинскую функцию и их облюбовали монахи-отшельники. Второй расцвет жизни в подземельях пришелся на эпоху патриарха Никона, когда на Дон подались раскольники, отказывающиеся принимать новые постулаты православной веры, внедряемые патриархом. В подземных монастырях проводились богослужения по старому канону, сюда приезжали самые ярые сторонники старых традиций. Своими убеждениями они заражали местное население, влияние староверов на которое стало со временем очень сильным, что вызвало обеспокоенность властей. В Государственном архиве Ростовской области есть отчет Донского областного жандармского управления, в котором рассказывалось о секте раскольников, обосновавшейся в подземных монастырях, построенных вдоль берегов реки Дон. Глава жандармов писал о несомненной угрозе, которую они несут. Предлагалось провести карательную операцию в самое ближайшее время.

Но борьба с раскольниками не принесла ожидаемых плодов: они сохранили свою организацию и сами занимались строительством подземных монастырей, которые не были известны властям. Очевидно, в то время и была вырыта в Мигулинских горах еще одна пещера, которую местные жители назвали Новой. Она была обнаружена намного позже подземного монастыря, где мы побывали. Новая пещера по своим размерам намного меньше, и там осталась лишь одна галерея. Остальное разрушено временем.

…Мы возвращались из этой вылазки по подземным монастырям с таким чувством, словно побывали в другом мире. Возможно, так оно и было.


23 июля 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791