Стрельна: гений места
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №17(377), 2013
Стрельна: гений места
Анна Забельская
журналист
Санкт-Петербург
252
Стрельна: гений места
Стрельна в первой половине XIX века

Сегодня своего рода градообразующим предприятием Стрельны является Государственный комплекс «Дворец конгрессов». Но сегодня мы предлагаем вам совершить небольшое путешествие в историю не столько дворца, сколько поселка. 

Стрельна всегда была не совсем обычным пригородом Санкт-Петербурга. Еще Великий князь московский Иван III, завоевав земли Великого Новгорода в конце XV века, записал почти все южное побережье Финского залива, в том числе и деревню «Стрелна на реце на Стрелне», «на дворец», то есть – на себя. «По наследству» оно перешло Романовым, а когда Павел I в конце XVIII века подарил Стрельну своему сыну, цесаревичу Константину Павловичу, Стрельна на время стала чем-то вроде «военной столицы» Российской империи. Стрельнинские части были «модельными» – на них ориентировалась вся российская армия.

Имена последующих владельцев – великого князя Константина Николаевича, его сына великого князя Константина Константиновича, поэта К.Р., известны многим. Меньше знают последнего владельца Стрельны – великого князя Дмитрия Константиновича, тем не менее именно он отвел часть помещений Константиновского дворца для создания в 1912 году первой в Стрельне мужской гимназии. В сентябре 1913 года, на очередном земском уездном собрании Петергофского уезда, говорили о том, «что в мызе Стрельна с сегодняшнего учебного года открывается, благодаря ходатайству Великого Князя Дмитрия Константиновича, казенная мужская гимназия с полным содержанием от казны. Уезд, получая учебное заведение, не несет никаких расходов, тогда как при открытии в Петергофе прогимназии земству приходилось вносить по 2000 рублей в год». Практически великий князь подарил гимназию стрельнинцам.

Александр Мосолов в книге «При дворе последнего царя. Воспоминания начальника дворцовой канцелярии. 1900–1916» писал о бескорыстии великого князя: «Однажды он передал через меня очень крупную сумму денег для ремонта маленькой сельской церквушки.

– Если вы будете делать такие щедрые дары, – сказал я, – вашего содержания от Уделов ненадолго хватит.

– Уделы, – ответил он серьезным тоном, – существуют не для того, чтобы мы вели сибаритский образ жизни; эти деньги даны нам, чтобы мы могли укреплять престиж царской семьи».

(Напомню читателям, что речь шла о Главном управлении уделов Министерства императорского двора, которое управляло землями и имуществом семьи Романовых). «Особенность» великокняжеского владения отмечали даже путеводители. Вот как рассказывал о Стрельне путеводитель «По Балтийской дороге» 1883 года под редакцией Верландера: «В отношение общественной жизни, Стрельна представляет естественный переход от такой исключительной «тихой пристани», как Сергиево к такому своеобразному уездному городу, как Петергоф. С тем вместе, Стрельна имеет и свои особенности, резко выделяющие ее из ряда обыкновенных деревень и сел: если Стрельну нельзя считать ни пустынью, ни городом, то ее нельзя приравнивать и к деревне.

Большинство местных интересов в Стрельне приурочено к дворцовому обиходу: желаете поселиться – пожалуйте в правление, хотите молиться – идите в дворцовую церковь, время веселиться – ищите удовольствий в дворцовом парке и в осмотре достопримечательностей дворцового ведомства. Влияние дворца здесь сказывается на каждом шагу и везде сказывается как нельзя благоприятнее и для местного и для пришлого (дачного) населения: дворец поддерживает и церковь, и общественную благотворительность, и школьное дело, и пути сообщения, и общественное здоровье.

Даже общественное веселье находится под благоприятным влиянием дворцового соседства: у мачты в летнее время играют постоянно десятки, сотни детей, в тенистых липовых рощах Стрельнинского парка постоянно гуляют массы публики, тихое взморье – любимое место для купающихся, и несмотря на то, что в Стрельне летом живет до 16 000 человек при самой ничтожной полицейской охране, несмотря на полнейшую общедоступность прогулок и развлечений как для местного, так и для пришлого населения – здесь не бывает ни разгула, ни буйства, ни различных скандалов, ничего такого, что отравляет дачную жизнь во множестве других пригородных пунктов.

Главная масса дачников сложилась из семейств небогатого класса столичных обывателей, ищущих спокойной, приятной и недорогой жизни во вполне приличном поселении...

Благодаря удобствам местной жизни, Стрельна все более и более застраивается, причем замечается увеличение числа лиц, избирающих Стрельну своим постоянным, на круглый год, местопребыванием. Свободные земли имеются. К сведению желающих строиться считаем не лишним привести существующие на этот предмет правила.

Взять участок в аренду нельзя – можно только купить в собственность на условиях, заключаемых со Стрельнинским дворцовым правлением и с разрешения августейшего владельца мызы Стрельна. Главнейшая сущность обязательных правил исчерпывается всего тремя пунктами:

1. За 2 года построить дом по утвержденному Его Высочеством фасаду. В противном случае, участок поступает обратно в ведение дворцового правления.

2. В случае продажи или залога имущества, владелец обязуется уведомить о том дворцовое правление, чтобы Его Высочество мог выкупить землю обратно в свое распоряжение.

3. Владелец обязуется платить ежегодно дворцовому правлению установленные шоссейные деньги, в случае проведения этих дорог в местности, против дач находящейся».

«В Стрельне большой театр, где гастролируют петербургские артисты. Библиотека при народном доме. Дачный клуб «Общества благоустройства Стрельны и окрестностей» (с 13 сентября 1896 года). Стрельнинское общество потребителей под названием «Польза». Отделение Санкт-Петербургского парусного кружка, состоящее под покровительством Великого Князя Александра Михайловича (с 1893 года). Общество стрельнинских велосипедистов – любителей (с 1895 года). Пожарная команда князя Львова. Две церкви на Волхонке и в Константиновском парке. Аптека. Придворная больница в парке. Больница на Волхонке. Холерная изба. Почтовая станция – против Константиновского парка. Земский начальник, становая квартира. Близ станции, большая торговля Смирнова, Черенкова на Волхонке и в немецкой колонии. В самой Стрельне дачи от 150 до 1000 рублей и выше», – писал «Дачный указатель. Руководство для едущих на дачу», изданный в Санкт-Петербурге в 1910 году.

Газеты пристально следили за стрельнинскими событиями. А они были очень разными. «Нам пишут из Стрельны: в пятницу, 28 июля, в Стрельну прибыли юнкера Павловского училища, вместе с хором музыки из училища. От 5 часов до 9.30 хор музыки играл пред Петровским дворцом, где помещаются раненые офицеры. Сколь нам известно, эта первая серенада нашим храбрым бойцам была устроена по инициативе самих юнкеров», – сообщала газета «Новое время» в 1878 году.

«В Стрельне в конце минувшей недели рабочие, проводя воду из Орловского озера в придворный приемный покой, прорыли Петербургское шоссе и на глубине полутора аршин встретили кирпичную громадной толщины стену, уходившую далеко в землю. Стена пересекает шоссе и направляется в сторону парка. При дальнейшем углублении более чем на две сажени, стена все еще продолжалась и основания ее не было видно. В ширину стена была разрыта на два аршина, но оказалась значительно шире и судя по кладке кирпича сохранилась очень хорошо. Нужно думать, что эта стена представляет собой остатки от древнего шведского укрепления», – писала газета «Свет» в 1899-м.

«17 июля из Стрельны отбыл за границу его королевское высочество великий герцог Фридрих-Франц Макленбург-Шверинский. В 10-м часу вечера для проводов высокого гостя в парадных покоях Стрельнинского вокзала собрались состоящий при Ея Высочестве Королеве Эллинов егермейстер Голенищев-Кутузов-Толстой, гофмейстер двора Великого Князя Михаила Николаевича генерал-лейтенант Баранов и другие чины двора и адъютанты его высочества, а также – состоящий при его королевском высочестве флигель-адъютант граф Шувалов и адъютант высокого гостя ротмистр фон-Кекриц.

В 9 часов 20 минут на вокзал прибыли его королевское высочество великий герцог Фридрих-Франц Макленбург-Шверинский и Их Императорские Высочества Великая Княгиня Анастасия Михайловна, вдовствующая великая герцогиня Макленбург-Шверинская с августейшей дочерью принцессой Цецилией и Великие Князья: Михаил Николаевич, Георгий Михайлович и Сергей Михайлович.

Великий герцог Макленбург-Шверинский, простившись с Августейшими родственниками и лицами, собравшимися для проводов, последовал в салон-вагон ожидавшего под парами экстренного поезда, который в 9 часов 30 минут вечера отошел от дебаркадера для следования в Гатчину, откуда с поездом Варшавской железной дороги августейший гость отбыл за границу», – делилась новостями газета «Слово» в 1903 году.

«Со станции Сергиево два дня тому назад по местному шоссе на двух моторах мчались полным ходом граф Шереметев и князь Орлов. На несчастье, навстречу им по тому же шоссе шагом следовал фургон с товаром конфектной фабрики Васильева. Лошадь фургона, испугавшись набегающих моторов, шарахнулась в сторону, по направлению к канаве, куда и увлекла фургон. Экипаж оказался разбитым вдребезги, а кучер с сильно ушибленной ногой. Автомобилисты остановили свои моторы и оказали кучеру первую помощь», – гласила хроника происшествий в «Новом голосе» в 1909 году.

«Вчера на странции Стрельна состоялся смотр «потешным семеновцам» военным министром гененералом Сухомлиновым. На дворе школы трезвости был устроен плац для парада, украшенный гирляндами и флагами.

Военный министр и его супруга были встречены иеромонахом Павлом. Тут же депутация от жителей Стрельны поднесла министру хлеб-соль и адрес, а г-же Сухомлиновой – букет цветов. Затем малыши-вояки несколько раз прошли мимо министра церемониальным маршем при оркестре музыки от Семеновского лейб-гвардии полка. Министр неоднократно благодарил за парад как инструкторов, так равно и малышей-семеновцев», – умилялась «Новая столичная газета» в 1910-м.

В конце XIX-го – начале XX века население Стрельны значительно увеличилось – многие петербуржцы предпочитали жить за городом не только летом, но и круглый год. Обыватели предприняли попытку наделить Стрельну статусом безуездного города, но она окончилась безрезультатно.

Зимой 1918 года Стрельна официально стала поселком. «Петроградский земский вестник» сообщал: «На чрезвычайном земском собрании Петергофского уезда 17 января обсуждался вопрос о выделении Стрельны в особый поселок. В настоящее время Стрельна, вместе с окружающими селениями составляет волостное земство. О выделении Стрельны в поселок подано в уездное земское собрание 14 ходатайств как жителей Стрельны, так и крестьян окрестных селений. Ходатайства были удовлетворены. Для установления границ поселка выбрана смешанная комиссия в составе: двое представителей от стрельнинского волостного земства, двое – от уездной земской управы, двое – от волостного совета, двое – от уездного земельного комитета, по одному представителю от каждого района Стрельны, по одному представителю от каждого селения и деревни Стрельнинской волости и двое представителей стрельнинского совета рабочих и солдатских депутатов, как только последний образуется. Заключения указанной комиссии должны быть представлены ближайшему уездному земскому собранию».

Правда, новый административный статус уже ни на что не влиял. После революции все стрельнинские дворцы и дачи были либо заняты квартирантами, либо переданы детям. В Константиновском дворце, в помещениях бывшей мужской гимназии, была открыта Стрельнинская единая трудовая школа двух ступений. В «Анкете о состоянии общеобразовательных школ Петроградской губернии на 1 января 1919 года» читаем: «Стрельнинская Единая трудовая школа I и IV (бывшая гимназия). Стрельна, Константиновский дворец. Школа до реформы – гимназия мужская. Школа после реформы : I и II ступени. Обслуживает Стрельнинскую волость и Ораниенбаумскую ветку Балтийской железной дороги. До реформы в школе было 6 классов. После реформы: А, Б, В, Г, Д, I, II, III, IV.

Количество учеников – 216 – 149 мальчиков и 67 девочек. Школьные работники – 14 человек. С высшим образованием – 8, со средним – 3, ниже среднего – 3».

Стрельнинская единая трудовая школа двух ступеней известна меньше, чем школа-колония «Красные зори», расположенная по соседству со Стрельной, в Михайловке. Между тем именно в Стрельнинской мужской гимназии, а затем – в единой трудовой школе преподавал до 1920 года Виктор Николаевич Сорока-Росинский – Викниксор, известный всем по книге Л.Пантелеева и Г.Белых «Руспублика ШКИД», директор школы-колонии имени Достоевского.

К 1920 году Стрельнинская единая трудовая школа превратилась в школу-колонию. Здесь учились не только дети, оставшиеся без родителей: время было тяжелое и голодное, поэтому некоторые семьи отдавали детей, которых не могли содержать, в такие школы. По крайней мере, там детей кормили. Что касается материально-хозяйственной базы, то о ней можно судить по следующему документу: «В Стрельнинский отдел народного образования.

В ответ на вашу срочную телефонограмму от 13 сего декабря, сообщаем:

1. В школе необходим ремонт двух уборных, восстановление всего водопровода, ремонт Амосовской печки в восточной половине дворца и вставка 32-х стекол.

2. Инструментов никаких не имеется.

3. Необходимо получить пять пил поперечных, пять топоров колунов, два топора плотницких, один молот, одни клещи.

4. Материалов никаких не имеется, необходимо получить 10 кружков кожи по три дюйма в диаметре, олова два фунта, свинца шесть фунтов, замазки два фунта, 32 стекла размером 20 на 20 вершков.

5. Рабочей силы не имеется.

6. Рабочая сила необходима следующая: водопроводчиков не менее 15 рабочих дней, печников 12 рабочих дней, плотников – пять рабочих дней, стекольщиков – четыре рабочие дня.

7. Времянок имеется 18, печей три.

8. Дров нет. Производится ежедневное самоснабжение небольшими количествами.

9. В учреждении имеется одна лошадь и одни сани, которые взяты на прокат и слишком тяжелы для лошади».

Стрельнинские школы выживали в то время, кто как мог. Весьма показательно письмо в отдел народного образования при Стрельнинском волостном Совете, поступившее 2 октября 1920 года из бывшего железнодорожного училища: «Школьный совет Стрельнинского железнодорожного училища 1 ступени Северо-Западной железной дороги просит названный отдел исходатайствовать разрешение на право провоза козы от станции Поповка Николаевской железной дороги до станции Стрельна Северо-Западной железной дороги в упомянутую школу для показательного ведения козоводства в школе».

Кроме местных детей, летом Стрельну наполняли детдомовцы и школьники из Ленинграда. 34-й детский дом из 1 городского района размещался во Львовском дворце, 24-й детский дом того же района – на дачах Каменка и Соколики, школа имени Герцена из Петергофско-Нарвского района – в Орловском дворце.

Но стать полноценным местом детского отдыха Стрельне было не суждено – в поселке и окрестностях обосновались предприятия и организации военных ведомств, и название одного из стрельнинских колхозов – «Красный танкист» – не просто звук.

В конце концов Стрельна именно по причине высокой секретности производств и учреждений оказалась разделена на две части. В 1936 году последовало решение Ленсовета: «О создании Колпинского, Детскосельского и Петергофского районных советов». В связи с выделением из пригородной зоны города Ленинграда трех районов – Колпинского, Детскосельского и Петергофского, с непосредственным подчинением Ленсовету, президиум Ленинградского совета постановляет: реорганизовать городские советы Колпина, Детского Села и Петергофа в районные советы, подчинив их непосредственно Ленинградскому Совету.

В Петергофский район включить Стрельну и завод пишущих машин. Поручить тт. Эдельсону Р. Р., (АПО) Сорокину А.П., (Пригородный РИК) и Рекке, в трехдневный срок определить границы присоединяемой к Петергофу территории».

При этом следует учесть, что в черту Ленинграда ни Петергоф, ни Стрельна не вошли.

«Сельскохозяйственная» часть Стрельны, та, что сегодня находится за железной дорогой, в районе Волхонского шоссе, вошла в Красносельский район Ленинградской области. В этой части были два знаменитых хозяйства – немецкий колхоз «Роте Фане», созданный обитателями стрельнинских немецких колоний, и финский колхоз «Заводи».

«Дорога в Стрельну проходит по холмистой, а кое-где низкой местности, – сообщал в 1930 году путеводитель «На лыжах по окрестностям Ленинграда», – немного не доходя до вокзала, в сплетающемся узле дорог Ленинград – Петергоф – Ропша – Кинешь расположена немецкая колония, существующая свыше 100 лет. Теперь там организован колхоз «Роте Фане», огородно-картофельного направления, объединивший 14 хозяйств и 70 га посева. Начаты работы по разведению свиней, причем осенью было пять стельных маток, два борова и ожидалось еще 16 маток. В коммуне имеются механические средства обработки: моторная молотилка и бензиновый двигатель. Оборудована на три горна кузница, которую используют и индивидуальные хозяйства приблизительно на 15 км в округе». Электричество и первая в Стрельне киноустановка тоже появились в «Роте Фане», колхоз был участником нескольких выставок на ВДНХ.

В сборнике «Народное образование в Ленинградской области за 15 лет», изданном в 1932 году, можно прочесть: «Убога и бедна 25-летняя деятельность какого-нибудь бывшего финского общества «Алку» в сравнении с годовыми достижениями финского колхоза «Заводи» (Стрельна). Здесь и прекрасные общие поля, хорошее состояние скота, соревнование между рабочими бригадами, дружная жизнь с ленинградскими рабочими-шефами, с соседним немецким колхозом «Роте Фане», с русскими колхозами.

В артели общая столовая, ясли на 15 человек, детский очаг на 29 человек, начальная школа, школа крестьянской молодежи, красный уголок и библиотека. В красном уголке имеются все газеты, регулярно издается своя стенгазета. Красным уголком организовано много вечеров и праздников, имеется свой духовой оркестр. Последнее лето колхозники большими партиями по 30–40 человек совершали экскурсии в ленинградские театры, в Петергоф и т. д.».

В войну Стрельна была практически полностью разрушена. В первом номере Красносельской районной газеты «Искра», вышедшем в феврале 1944 года, говорилось, что в поселке нет ни одного уцелевшего дома. Автор, депутат Стрельнинского сельсовета Гаврилов, упорно называет Стрельну «городом». Мечта жителей о «городе Стрельна» не умерла до сих пор.

В 1950 году разделенная Стрельна наконец-то стала единым целым. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1950 года в административное обслуживание райсоветов Ленинграда были переданы: «рабочий поселок Володарский и Стрельнинский сельсовет Красносельского района Ленинградской области – Петродворцовому району Ленинграда», причем населенный пункт Стрельна был отнесен к категории рабочих поселков, в его черту включен поселок имени Ленина.

С середины 1950-х годов в течение нескольких десятилетий в Константиновском дворце располагалось Ленинградское Арктическое училище. Среди курсантов ходили слухи, что ночью в Мраморном зале можно увидеть призрак Великого Князя Константина Николаевича верхом на белом коне.

Сегодня дворец перестроен практически полностью, а конный памятник Петру I установлен перед его фасадом, но понятие «гений места» отменить невозможно...


2 мая 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
253835
Сергей Леонов
160343
Сергей Леонов
100404
Татьяна Минасян
100152
Александр Егоров
88299
Виктор Фишман
82278
Светлана Белоусова
80090
Борис Ходоровский
72784
Борис Ходоровский
67794
Павел Ганипровский
65609
Татьяна Алексеева
65387
Богдан Виноградов
58983
Татьяна Алексеева
52164
Павел Виноградов
52053
Дмитрий Митюрин
49777
Наталья Дементьева
48462
Наталья Матвеева
43762