Развлечение для настоящих аристократов
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №11(319), 2011
Развлечение для настоящих аристократов
Борис Кронер
журналист
Санкт-Петербург
464
Развлечение для настоящих аристократов
Конный спорт еще и один из самых древних

В программе современных Олимпийских игр есть единственная дисциплина, в которой мужчины и женщины соревнуются между собой на равных. Более того, в ней за олимпийские награды Бонапарт спорит с Балагуром, Рэмбо – с Коломбо, а Ниндзя – с Карлсоном ван Даком. Речь, как вы уже догадались, идет о конном спорте, одном из самых аристократичных и дорогих, зрелищных и скандальных.

Конный спорт еще и один из самых древних. На античных Олимпиадах проводились состязания всадников и наездников на колесницах, заменявших тогда болиды «Формулы-1». В средние века в Неаполе и Мадриде, Версале и Вене были открыты школы верховой езды. В австрийской столице она функционирует до сих пор, и там, по мере возможностей, стараются соблюдать традиции знаменитой венской школы.

В Санкт-Петербурге первые официальные конные состязания по европейскому образцу состоялись еще в 1766 году, а первые скачки – спустя 60 лет. В начале прошлого века слава о российских конниках гремела по всей Европе. Три года подряд, с 1911-го по 1913-й, отечественные наездники выигрывали в Лондоне Золотой Кубок короля Эдуарда по преодолению препятствий, а в 1912-м Константин Авалов победил в знаменитом ливерпульском стипль-чезе.

Это самые знаменитые скачки, в ходе которых лошадям и жокеям приходится преодолевать 4,5 мили и 30 препятствий. Во времена побед российских всадников за ними еще не наблюдали 600 миллионов телезрителей во всем мире, как сейчас, но и тогда это было главным событием в спортивной, светской и – не побоимся сказать – общественной жизни Соединенного Королевства. Таковым чемпионат остается и сейчас.

Одних ливерпульский стипль-чез манит возможностью заработать на тотализаторе, сделав рискованную ставку на «темную лошадку», других – возможностью продемонстрировать модные обновки, приобретенные в Париже, третьих – возможностью завести полезные знакомства. Имена же чемпионов, как лошадей, так и жокеев, известны далеко за пределами Туманного Альбиона.

Кроме ливерпульского в Великобритании проводится еще множество стипль-чезов, пусть и менее престижных, но тоже достаточно популярных. На многодневные скачки в городке Челтнем ежегодно продаются свыше 200 тысяч билетов.

Не отстает от бывшей метрополии и Австралия. Во время знаменитого мельбурнского стипль-чеза жизнь в стране замирает. Хотя в олимпийскую программу вошли совсем иные дисциплины: выездка, конкур и троеборье, включающее два первых вида и полевые испытания. Помешанные на конном спорте британцы даже выделяют часть доходов от тотализатора на стипль-чезе на развитие олимпийских дисциплин.

Жизнь замечательных коней

Успехи отечественных конников пришлись на 60-е и 70-е годы прошлого столетия. На Олимпиадах наши всадники блистали в соревнованиях по выездке. В этой дисциплине очень многое зависит от лошади, а в Советском Союзе при отдельных недостатках общественно-политического строя на государственных конных заводах выращивали настоящих чемпионов.

Первый в мире памятник лошади, а не восседавшему на ней всаднику, был установлен на Луговском заводе. Сейчас это территория суверенного Казахстана, но и там чтят легендарного ахалкетинца Абсента. На нем офицер Советской Армии Сергей Филатов обыграл на римской Олимпиаде 1960 года всех баронов, графов и князей, диктовавших до той поры моду в выездке. Эта победа произвела не меньший фурор, чем запуск спутника в космос несколькими годами ранее.

Аккредитованные в итальянской столице западные журналисты бросились изучать родословную красавца Абсента. Как оказалось, чемпионские качества передал олимпийцу Араб, подаренный самому Семену Михайловичу Буденному (для тех, кто не знает: первому коннику Страны Советов) после пробега Москва – Ашхабад. Именно на Арабе принимал Парад Победы маршал Георгий Жуков. В 19 лет Араба передали на конезавод для получения потомства, и Абсент не посрамил отца.

На элегантном вороном красавце олимпийские медали завоевывал не только Филатов, но и Иван Калита. Последний стал чемпионом Игр-1972 в Мюнхене в командных соревнованиях вместе с Иваном Кизимовым и Еленой Петушковой. Об Ихоре и Пепле, на которых выступали эти спортсмены, мы еще поговорим. Сейчас еще немного о легендарном Абсенте.

Отпахав свое на спортивных аренах и выиграв самые престижные награды, он был направлен на тот же конезавод, где появился на свет. Предполагалось, что чемпионские традиции продолжит его сын Абакан, переданный олимпийской чемпионке Петушковой. Этот дуэт выиграл два чемпионата страны и вовсю готовился к московской Олимпиаде.

В мае 1980-го фургон с лошадьми сборной СССР отправился на международные соревнования в Бельгию и ФРГ. Абакан заболел внезапно, где-то на полпути между Минском и Брестом. Три недели отечественные ветеринары боролись за жизнь лошади. Ее отвезли в лучшую в Европе клинику в Ганновере, но все попытки спасти Абакана оказались тщетными. Петушкова так и не смогла выйти на старт Олимпиады-80.

Легенда конного спорта, кандидат биологических наук Елена Владимировна Петушкова ушла из жизни в 2007 году. Она была публичным человеком, занимала ответственные посты в национальной федерации конного спорта, но никогда и никому не рассказывала, как тяжело ей давались расставания с партнерами по спорту. Ведь до Абакана был знаменитый Пепел.

Когда юная по меркам конного спорта двадцатисемилетняя Петушкова, только что защитившая кандидатскую диссертацию, дебютировала на чемпионате Европы в немецком Аахене, ее прозвали «фрау Пепел». Настолько органично смотрелись лошадь и всадница. После Олимпиады-72 чемпионка ушла в декретный отпуск, а Пепла передали другой спортсменке. С этим Петушкова не могла смириться и добилась, чтобы ее под присмотром опытных медсестер отправили вместе с грудным ребенком на чемпионат Европы в Копенгаген.

Если верить бывшему жокею и признанному мастеру детектива Дику Фрэнсису, лошади прекрасно осознают свои победы и поражения. Можно только порадоваться за Ихора, ставшего двукратным олимпийским чемпионом в личном зачете в 1968 году в Мехико и в командном в 1972-м в Мюнхене. Этих побед могло и не быть, если бы 29 декабря 1960 года отвечавший за конный спорт в Ленинграде Иван Кизимов не выбирал лошадей на Александринском конном заводе.

Командировали Ивана Михайловича в украинские степи в спешном порядке. Нужно было в течение суток истратить средства, отпущенные городскому спорткомитету на текущий год. Опытному коннику Ихор приглянулся с первого взгляда. Хотя большинство специалистов были настроены весьма скептически. Мол, не ахалкетинец, не кабардинец, да и вообще не элитной породы. К тому же более приспособлен для конкура, а Кизимов стал готовить его для выездки. Зато как готовил! Дважды завоевывал «золото» на Олимпиадах, а еще добавил «серебро» Игр-68 и «бронзу» в 1964-м в командных соревнованиях.

«Я коней напою…»

Последние олимпийские победы наших конников датированы 1980-м. Впрочем, настоящие асы в этой дисциплине в Москву тогда из-за бойкота не приехали. На последних Олимпиадах конники оказываются в центре всеобщего внимания из-за постоянных допинг-скандалов. В Афинах бразилец Родриго Пессон получил золотую олимпийскую медаль после дисквалификации сразу двух соперников за употребление допинга.

Попались на нем не люди, а лошади. Хотя, естественно, без участия человека дело не обошлось. Сложно ведь представить, что красавец Голдфевер из сборной Германии лично пришел в ветеринарную аптеку и попросил отпустить ему запрещенный препарат. Скандал разразился нешуточный еще и потому, что «золота» лишился Людгер Бербаум, знаменосец немецкой делегации на параде открытия Игр-2004. У руководителей НОК Германии было много достойных кандидатов, но предпочтение отдали коннику. А тут такой конфуз!

Как водится, Бербаум стал оправдываться. Заявил, что запрещенный препарат содержался в мази, прописанной для лечения небольшой ранки на ноге Голдфевера. Попытался свалить все на ветеринара сборной. В легкой атлетике или биатлоне иногда удается переложить ответственность за допинговый прокол на неквалифицированных медиков среднего звена, но в конном спорте соблюдение прав лошадей, в том числе, и права на медицинское обслуживание, находится под особым контролем.

У Бербаума золотую медаль отняли и передали ее ирландцу Киану О’Коннору. Жители Зеленого острова возликовали: ведь это была единственная олимпийская победа их соотечественника. Да только радость была преждевременна. После допинг-теста выяснилось, что лошадь с красивым именем Уотерфорд Кристалл, на которой гарцевал несостоявшийся чемпион, была буквально нашпигована антидепрессантами.

Так олимпийским чемпионом стал бразилец Пессон. Только, если вы думаете, что этот наездник чтит принципы fair play, то глубоко ошибаетесь. После Олимпиады в Пекине лошадь бразильца Руфус также не прошла допинг-тест и была вместе с наездником дисквалифицирована на четыре с половиной месяца.

Хотя этот допинг-скандал на Играх-2008 был не самым громким. После командных соревнований в конкуре за применение запрещенных препаратов лошадьми были дисквалифицированы сразу четыре команды. В том числе, и завоевавшие «бронзу» норвежцы. Медали перешли к швейцарцам, которые не применяли ни одного из запрещенных препаратов.

Двенадцать разрешенных лекарств

Справедливости ради стоит заметить, что допинговая проблема существовала в конном спорте с незапамятных времен. Только в качестве препаратов использовали водку и коньяк, которыми потчевали четвероногих спортсменов для повышения мотивации. Любители придержать фаворита на стипль-чезах или ипподромных бегах поили его перед самым стартом водой. Если читали Дика Фрэнсиса, то это для вас не новость.

Сегодня, дабы победить любой ценой, лошадей пичкают зачастую даже более совершенными препаратами, чем людей. Да только и антидопинговые службы не дремлют. По правилам, утвержденным Международной Федерацией конного спорта, в списке лекарственных препаратов, которые подлежат выявлению после завершения соревнований на допинг-контроле, около 1200 наименований. Большинство из них запрещены к применению.

Есть сравнительно небольшой список так называемых контролируемых веществ. Их можно применять в период тренировок, но к моменту начала соревнований они должны быть полностью выведены из организма лошади. В этом списке 130 лекарств.

Самый короткий список – это препараты, разрешенные к применению. Ведь нужно же как-то лечить травмированных спортсменов! Делать обезболивающие уколы – это ведь, согласитесь, совсем иное, чем пичкать лошадь психотропными препаратами, позволяющими не испытывать страха перед барьерами. Разрешенных к применению на соревнованиях по конному спорту препаратов всего 12.

Впервые допинг-контроль был применен на чемпионате Европы 1974 года в Киеве. Принципы его проведения разработали советские ветеринары. С каждым годом борьба с допингом в конном спорте приобретает все более масштабный характер. В 2009-м рекордному штрафу в 4250 долларов был подвергнут жеребец Таххан. Точнее, его владелец, шейх Мохаммед Бен Рашид аль-Махтум. Кроме того, знатного наездника из Дубаи отстранили от участия в соревнованиях на полгода, а тренера жеребца – на год.

«Мало кто знает, что само слово «допинг», скажем так, «лошадиного» происхождения, – утверждает один из крупнейших в России специалистов по запрещенной и разрешенной фармакологии Николай Дурманов. – Когда-то в английском языке так называли подливку, добавлявшуюся в корм лошадям для повышения резвости. Сами жокеи крайне редко применяют запрещенные препараты. Разве что мочегонные средства для снижения веса или марихуану по глупости. Лошадей же пичкают, чем ни попадя, для повышения скорости или выносливости».

Объясняется это просто. Призовые на соревнованиях по конному спорту доходят до нескольких сот тысяч евро. Еще более солидные суммы крутятся на рынке покупки и продажи лошадей. Совсем недавно жеребец по кличке Смарти Джонс был куплен в США за 48 миллионов долларов.

Оборот тотализатора во время крупных соревнований по конному спорту вообще не поддается оценке. Организовать здесь «договорку» гораздо проще, чем в футболе или теннисе. Опытный жокей всегда может придержать фаворита и пропустить к финишной ленточке «темную лошадку», напичканную допингом.

Спорт или насилие?

Многие вообще ратуют за то, чтобы в принципе запретить конный спорт. Активным сторонником такой идеи является депутат Государственной Думы Александр Невзоров.

«Клеймом «враг конного спорта» нужно гордиться, – сказал в беседе с автором этих заметок Александр Глебович. – Нормальный человек по-другому просто не может относиться к этому патологическому занятию, основанному на принуждении. Цель любого спортсмена – добиться побед. Для этого человек, избравший для себя такую стезю, сознательно идет на жертвы в виде каторжной работы. Конный же спорт – это паразитирование на физических возможностях другого существа, согласие которого никто не спрашивает. Его принуждают к этому побоями и болью. Какой же это, к черту, спорт?».

У самого Невзорова несколько своих лошадей и еще с десяток на воспитании. Мнением столь авторитетного специалиста сложно пренебречь. Да только с реалиями сегодняшней жизни нельзя не считаться. Конный спорт – это такая же индустрия, как и любой другой профессиональный спорт. Олимпийские перспективы – это еще и мощный стимул для развития коневодства.

Пусть и с огромными потерями, но заводы, где появлялись на свет Пеплы и Ихоры, выжили. Развиваются клубы и детские школы, также пережившие непростые времена. В конный спорт приходят и взрослые, и дети. Те, кто мечтает подобно Кизимову и Петушковой взойти на олимпийский пьедестал, и те, кто просто получает удовольствие от прогулки простым аллюром и возможности покормить благодарного партнера его любимой морковкой.

В Санкт-Петербурге существует даже клуб «Солнечный Остров», где на практике осуществляют идеи князя Льва Урусова – помогают адаптироваться с помощью конного спорта людям с ограниченными возможностями. Конный спорт открывает поистине безграничные возможности, но стимулом для его развития являются олимпийские успехи.

Между тем, сейчас конный спорт может лишиться олимпийского статуса уже к 2016 году. Не последнюю роль в этом сыграли допинговые скандалы на двух последних Играх в Афинах и Пекине. Плюс дороговизна и необходимость соблюдать заметно различающиеся в разных странах ветеринарные правила.

В 1956 году конников даже не пустили в Мельбурн, и они вынуждены были разыграть свои медали в Стокгольме. Австралийские власти объяснили свои действия существующим на Зеленом континенте строгим карантином. Правда, в 2000-м в Сидней лошадей вместе с их хозяевами пустили.

«Уверен, что конный спорт останется в олимпийской программе, – заявил на недавнем саммите конников в Аргентине генеральный секретарь Международной Федерации конного спорта Алекс Макклин. – Мы боремся с допингом не хуже, чем другие федерации. Наша дисциплина одна из старейших в олимпийском движении, а международный календарь постоянно расширяется. По сравнению с 2001 годом он увеличился вдвое».

В общем, Балагуру и Бонапарту волноваться пока не стоит. Особенно если солидные джентльмены, занимающие престижные посты в международной федерации, смогут добиться, чтобы из всех применяемых медицинских препаратов в организмы лошадей попадали только 12 дозволенных.


21 мая 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
156294
Сергей Леонов
130557
Сергей Леонов
97103
Виктор Фишман
79188
Борис Ходоровский
70031
Богдан Виноградов
56269
Павел Ганипровский
49691
Дмитрий Митюрин
46250
Татьяна Алексеева
43844
Павел Виноградов
40992
Сергей Леонов
40685
Светлана Белоусова
38821
Роман Данилко
38643
Александр Егоров
38579
Борис Кронер
36798
Наталья Дементьева
36633