Жизнь замечательных собак
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №13(295), 2010
Жизнь замечательных собак
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
454
Жизнь замечательных собак
Одиссей и Аргус

Преданные поклонники братьев наших меньших, каждый по-своему, пытались увековечить память об обожаемых питомцах. Александр Македонским, с присущим ему размахом, в честь своей собаки повелел соорудить статую, мавзолей и построить город, названный ее именем — Перитес. Любимая борзая итальянского ювелира Бенвенутто Челини не раз спасала сделанным им золотые украшения от воров. Изображение собаки Челини отчеканил на серебряном блюде, теперь оно считается одним из самых ценных экспонатов музея Флоренции. Композитор Верди приказал вырезать над дверью своего дома только одно слово «Лулу», чтобы сделать бессмертным имя своей собаки. Множество четвероногих любимцев были верными спутниками великих людей, и это сделало их знаменитыми, но есть и другая порода собак, они оставили след своих лап в истории, потому что обладали необыкновенными, просто феноменальными способностями и талантами, о которых нам и хочется рассказать.

АРГУС

...Одиссей взошел на корабль и лег на приготовленное ложе. Гребцы взялись за весла, и корабль понесся по лазоревым волнам быстрее, чем сокол в небесах, на ранней заре он пристал к острову Итака. Моряки перенесли спящего Одиссея на берег, а когда царь проснулся, перед ним предстала Афина Паллада и сказала, что поможет ему вновь обрести утраченное царство. Богиня превратила царя Итаки в убогого нищего. Сморщилась кожа на лице и плечах Одиссея, он похудел, упали с головы роскошные кудри, глаза потускнели, а веки покрылись струпьями. Афина повелела ему идти в царский дворец под видом странника, чтобы коварные женихи его жены Пенелопы не узнали и не убили его. На другой день подошел Одиссей к своему дому, из которого неслись звуки кифары и пение. Пир женихов был в самом разгаре. Около царских ворот на куче навоза лежала старая и слепая собака. Когда Одиссей двадцать лет назад отправлялся на войну, Аргус был щенком, который прижимался мягкой мордочкой к ногам хозяина, скулил и просился на руки, как маленький ребенок. А теперь, услышав голос Одиссея, больной пес навострил уши, вильнул хвостом и хотел подняться, чтобы броситься к нему навстречу. Узнал и Одиссей свою собаку, и слезы покатились по его щекам. Аргус, сделав последнее усилие, встал на задние лапы, а передние поставил на грудь хозяина и слабо залаял.

— Бедное животное, — шептал Одиссей, поглаживая по голове свою собаку, — ты один узнал меня под личиной нищего. Ни годы, ни боги не смогли обмануть тебя, верный Аргус! Разве память животных лучше, чем память людей?

Аргус силился залаять, чтобы на своем собачьем языке рассказать, как он ждал Одиссея, как охранял его дом, но не смог и замертво упал к ногам хозяина.

Эта простая история о том, как Одиссей, герой и полубог, плачет, растроганный собачьей преданностью — одна из лучших страниц поэмы Гомера. Возможно, Аргус стал первым псом, воспетым в поэтических строках, а затем о подвигах и добродетелях четвероногих друзей человека на протяжении столетий было сложено множество стихов и песен, написаны книги и сняты кинофильмы.

БАЛЛАДА О СОБАКЕ-РЫЦАРЕ

Двадцать благородных рыцарей состояли в свите французского короля Карла V, но никто из них не мог сравниться в смелости, красоте и удаче с господином Обри Мондидье. Честный и преданный рыцарь стал близким другом короля, который осыпал его милостями и почестями, подолгу беседовал с храбрецом и делил с ним трапезу. Свора придворных льстецов восхваляла доблести господина Обри Мондидье, однако число его завистников и недоброжелателей росло с каждым днем. Более всех был недоволен рыцарь Макар, считавший, что король несправедливо обходит его своим драгоценным вниманием. И вот однажды Макар встретился с Мондидье, который в одиночестве возвращался из королевского замка домой. Подлый завистник предложил ему посоревноваться, кто из них быстрее доскачет до Бондийского леса. Рыцари пустили коней вскачь, и вскоре Обри Мондидье оказался на лесной опушке. В ожидании своего неудачливого соперника, он прилег на траву отдохнуть. Рыцарь Макар прискакал, как всегда, вторым и увидел сладко дремавшего Обри Мондидье. Его завистливое сердце не выдержало очередной победы счастливца: он выхватил кинжал и вонзил его в грудь благородного рыцаря.

Ни слуг, ни оруженосцев не взволновало, что Обри Мондидье не вернулся домой, и только его пес не спал всю ночь и, не двигаясь, застыв, как изваяние, сидел на крыльце, а утром собака бросилась на поиски хозяина. Безошибочное чутье привело пса в Бондийский лес, там, в непроходимой чаще, он отыскал место, где убийца спрятал тело несчастной жертвы. Несколько дней пес не отходил от могилы хозяина, а затем, словно поняв, что ему надо делать, вернулся в Париж и пришел в дом господина Ардильера, который на протяжении многих лет был верным другом Обри Мондидье. Поведение собаки показалось господину Ардильеру очень странным: пес, не переставая, жалобно выл, лизал его руки, хватал зубами полу кафтана и тащил к двери. Наконец, господин Ардильер решился последовать за собакой, она привела его в Бондийский лес и принялась лапами разрывать землю, показывая, что в этом месте надо копать. Так было найдено тело рыцаря Обри Мондидье, которого похоронили как достойного христианина, однако виновник гнусного преступления не был найден. С этих пор никто не называл пса по кличке, его именовали уважительно «собака Обри Мондидье», он остался жить в доме друга своего погибшего хозяина.

Однажды господин Ардильер отправился на королевскую охоту, конечно, вместе со своей знаменитой собакой. В свите короля был и рыцарь Макар, собака Обри Мондидье бросилась на него с неистовым остервенением, пытаясь схватить за горло. Никакие попытки успокоить и отогнать собаку не удавались. И тут Карл V, которого народ не напрасно назвал Мудрым, сказал, что умная собака, по всей видимости, обвиняет рыцаря Макара в каком-то неблаговидном проступке. В то время существовали поединки между обвинителем и обвиняемым, поэтому король повелел решить дело «Судом Божьим», то есть схваткой между рыцарем и собакой. В 1371 году состоялся этот удивительный рыцарский поединок, на котором присутствовал король и вся его свита. Рыцарь Макар был вооружен дубиной, а у собаки Обри Мондидье были только клыки и бесстрашное сердце, полное ненависти к убийце хозяина. Пес выбрал верную тактику боя, он кружился вокруг своего соперника, забегая то с одной стороны, то с другой, и, окончательно вымотав человека, размахивавшего тяжелой палкой, повалил его на землю. Убийца сознался в своем преступлении и был повешен. По приказанию короля Карла V в Бондийском лесу установили мраморный памятник с надписью: «Жестокие сердца! Стыдитесь! Бессловесное животное умеет любить и знает благодарность. А ты, злодей, в минуту преступления, бойся своей тени!»

ВЕЛИКОМУЧЕННИК ЗОЗО

В стародавние времена во Франции существовал орден монахов, который назывался «Младшие братья Святого Франциска». Это были очень благочестивые люди, посвящавшие все свое время молитвам и философским беседам. Им некогда было заботиться о хлебе насущном, поэтому монастырская братия жила только милостыней. На каждого прихожанина они смотрели как на данника, обязанного кормить и поить их. В монастыре только белый пудель Зозо жил беззаботно. Упитанные монахи не обращали на собаку никакого внимания и никогда с ней не играли. От скуки Зозо целый день бегал по монастырскому двору и кружился, пытаясь схватить собственный хвост. Однажды на свою беду он так увлекся этим занятием, что свалился в пруд, кишащий раками. Из воды он вылез весь облепленный страшными тварями, которые запутались в его кудрявой шерсти, и, скуля от боли, побежал на монастырскую кухню. Монахи решили, что это происшествие есть промысел божий, и с этого дня на Зозо возложили обязанность ловить раков для пропитания младших братьев Святого Франциска. Каждый день с первым ударом церковного колокола Зозо приходил на кухню, повар обмазывал его шерсть отвратительно пахнущей мазью, которая привлекала раков. С опущенной головой и поджатым хвостом пудель обречено брел к речке, залезал в воду и притворялся мертвым. Раки безжалостно щипали его своими острыми клешнями, но Зозо терпел боль как истинный мученик. Три-четыре часа в день пудель подвергался этой пытке. Такую жизнь иначе как собачьей не назовешь! Но пришел день, когда Зозо не пришел на кухню со своей добычей, монахи бросились к пруду и увидели, что постаревший пес стал обедом для раков. Монахи попытались найти ему замену, но ни одна собака не захотела ценой своих мучений кормить младших братьев Святого Франциска вкусной и здоровой пищей...

СОБАЧКИ С ДАМАМИ

В конце ХIХ века, когда Антон Павлович Чехов писал рассказ «Дама с собачкой», многие солидные издания по светскому этикету не советовали женщинам прогуливаться со своими любимцами, ведь даже самая очаровательная собачка, подняв лапку около дерева, может поставить даму в весьма неловкое положение. Но, несмотря на это маленькое неудобство, красавицы с давних пор использовали собачек в качестве живых игрушек и модных аксессуаров. Трудно сказать, в чью хорошенькую головку пришла мысль появляться на великосветских раутах и приемах в сопровождении этих милых лохматых крошек. Скорее всего, пальму первенства в этой забаве надо отдать французской куртизанке Нинон де Ланкло, которая жила в Париже в то время, когда по его улицам прогуливался Д’Артаньян и другие мушкетеры.

«Изящная, превосходно сложенная брюнетка, с лицом ослепительной белизны, с легким румянцем, с большими синими глазами, в которых одновременно сквозили благопристойность, рассудительность, безумие и сладострастие, с восхитительными зубами и очаровательной улыбкой» — так описал внешность Нинон счастливец, которому довелось видеть самую обворожительную женщину Франции. Мадемуазель де Ланкло меняла любовников с завидной регулярностью, и, если очередной обожатель ей надоедал, то она без сожаления указывала ему на дверь, за которой уже ожидал другой почитатель его красоты. Нинон хранила верность только одному существу мужского пола – своей крохотной собачке Ратон. На великолепном серебряном ошейнике Ратона была сделана надпись: «Я люблю свою госпожу и кусаю тех, кто осмелится не любить ее, но я до сих пор никого не укусил». На званые обеды Нинон всегда приносила изящную корзиночку, в которой сидела собачка, и ставила ее около своей тарелки. И тут начиналось настоящее представление! Ратон спокойно наблюдал за тем, как его хозяйка ест суп и жаркое, но, если она решалась отведать соус с острыми приправами, то собака выбегала из корзинки, начинала громко лаять и хвать официантов за руки. Ратон не возражал, если на десерт подавали фрукты, но от запаха кофе с собакой делалась истерика. Если откупоривали анисовую водку, лающий врач хватал рюмку зубами и выливал опасный для здоровья напиток. Гости покатывались от смеха, а Нинон говорила:

— Доктор, вы мне позволите выпить стакан воды?

Ратон, конечно, не мог ответить, но всем своим видом показывал, что он согласен.

Как каждый уважающий себя врач, в конце обеда Ратон получал свой скромный гонорар в виде кусочка миндального пирожного. Нинон де Ланкло утверждала, что она не учила Ратона этим штучкам, он по собственной воле стал ее диетологом. О неувядающей красоте Нинон де Лакло ходило множество легенд, говорили даже, что она продала душу дьяволу. Светский красавец барон Банье долго не соглашался посетить знаменитый литературный салон мадемуазель де Ланкло, считая, что нет ничего скучнее, чем 70-летная старуха, рассуждающая о литературе, но, увидев Нинон, он был потрясен и счел за величайшее счастье стать ее любовником. Проведя со старушкой Нинон ночь, барон заявил, что у нее лицо и тело восемнадцатилетней девушки. Вот какие чудеса творит строжайшая диета, которую красавица соблюдала с помощью своей умной собачки!

Ах, если бы Ратон перенесся в наше время! Понюхав колбасу «Собачья радость», обильно приправленную красителем Е-122 и другими питательными химикатами, он, наверное, впал бы в кому...

БОРЗОЙ АРТИЛЛЕРИСТ

«11 мая 1745 года около бельгийской деревушки Фонтенуа французские войска одержали блистательную победу над соединенными силами англичан, голландцев и австрийцев. Тут произошло горячее дело. Всего за несколько минут целые батальоны были уничтожены», — бодро рапортует старинная военная хроника. Конечно, как не веселиться, если сотни людей удалось уничтожить с такой невероятной скоростью, «всего за несколько минут». О причинах этой бойни в хронике говорится как-то туманно, потому что сражение при Фонтенуа вошло в историю из-за невероятного подвига артиллериста Мустафы.

Мустафа был борзой датской породы, со щенячьего возраста он привык к походной лагерной жизни, бою барабанов, пушечной пальбе и бряцанию оружия. Он всегда был рядом со своим хозяином, артиллеристом английской королевской армии. Мустафа не отходил от своего друга и в бою при Фонтенуа. «Мы не станет перечислять всех героев Фонтенуа, да это и невозможно, потому что тогда пришлось бы назвать имена всех офицеров и солдат с той и другой стороны, — продолжает свое повествование историк, — назовем только одного героя этого дня — Мустафу. Хозяин собаки, стоя у пушки, был убит разорвавшейся гранатой; тем же выстрелом были убиты и другие его товарищи. Стоя около мертвого хозяина, Мустафа увидел, как приближается отряд французов, чтобы захватить орудие. В минуту смерти артиллерист намеревался дать залп, но упал с горящим фитилем в руке. Мустафа взял в пасть фитиль и разрядил пушку. Семьдесят французов были убиты, а другие обратились в бегство. После совершения такого, поистине, смелого поступка, собака возвратилась к трупу своего хозяина и предалась горю, она плакала и выла, лизала лицо и руки убитого воина. В таком состоянии она пробыла 22 часа без пищи и воды».

Однополчане отвезли Мустафу в Лондон. Король Георг Второй пожелал лично познакомиться с отважным героем. Воинского звания Мустафе не дали, но приличная пенсия отставному солдату была назначена...

СПУТНИК ОДИНОКОГО РОМАНТИКА

Великий философ и писатель Жан-Жак Руссо очень любил своего пса Дюка. Он писал: «Эта некрасивая собака редкой породы была моим постоянным другом, и, конечно, заслужила это звания больше, чем многие из тех, кто назывались моими товарищами; у нее был необыкновенно любящий нрав, делавший нашу привязанность взаимной». Надо заметить, что, кроме этого, Дюк был большим поклонником творчества своего хозяина. Трудно поверить, но без этой собаки мировая классическая литература не досчиталась бы многих произведений французского просветителя!

Размышляя о вечном, Жан-Жак Руссо любил бродить по лесам, собирать цветочки, мечтать или читать. Дюк никогда не тревожил своего хозяина, он носился за птицами и белками, хотя за всю жизнь не поймал ни одной пташки или зверюшки. Но стоило хозяину взять в руки карандаш и листок бумаги и начать писать, как Дюк немедленно бросал свои веселые игры и становился в охотничью стойку. Всегда задумчивый и рассеянный, Жан-Жак Руссо, сочинив очередной шедевр, частенько оставлял исписанные листки на траве и уходил, увлеченный новыми образами или рифмами. Дюк осторожно собирал странички и приносил их в кабинет великого философа.

«Однажды, — вспоминал Руссо, — страшная буря настигла меня в лесу; желая как можно скорее укрыться где-нибудь, я поспешно удалился от того места, где сидел и только что написал последние строки стихотворения «Аллея Сильвии». Возвратившись домой, я хватился сочинения. Я очень хорошо помнил, что положил бумаги в карман, но они, видимо, выпали. Я был уверен, что потерял свои стихи, и был несказанно изумлен, когда увидел Дюка, пришедшего домой с моим сочинением в зубах!».

ЧЕЛОВЕКОЛЮБИВЫЙ БОБ

Ранней весной 1859 года на борту корабля, шедшего из Индии в Англию, у собаки, которая принадлежала одному из пассажиров, родился очаровательный щенок. Хозяину не пришлось придумывать кличку для малыша, моряки единодушно окрестили его Бобом. Для собак породы ньюфаундленд нет лучшего места на свете, чем корабль, ведь вода, без которой они не могут жить, всегда рядом. Мамаша Боба часто прыгала за борт, чтобы поплавать, а ее толстенький косолапый сыночек бесстрашно устремлялся за ней и мог несколько часов без устали резвиться в воде.

Когда Бобу исполнился год, он вместе с хозяином отправился на большом корабле в Америку. Три дня погода стояла прекрасная, и хозяину Боба стоило больших усилий удерживать свою собаку от принятия морских ванн. На четвертый день плавания разразился сильнейший шторм. Корабль перевернулся, 120 пассажиров и членов экипажа погибли, в живых остались только Боб и его хозяин, которому бесстрашный ньюфаундленд помог добраться до прибрежных камней. Однако сил, чтобы преодолеть острые валуны, у человека уже не было. Хозяин указал Бобу на маяк и, захлебываясь в бурлящих потоках, крикнул:

— Боб! Беги туда! Скорей, Боб!

И собака поняла, и бросилась навстречу светящемуся огню маяка, и привела подмогу, но подобраться к тонущему было не так просто. Пока люди рассуждали о том, как надо действовать, Боб схватил конец веревки, которую прихватил с собой один из добровольных спасателей, и бросился в беснующиеся волны. Только сообразительность и смелость Боба помогли его хозяину спастись.

К несчастью, это приключение не остановило владельца Боба от следующей попытки добраться до Америки. И снова случилась буря, и опять корабль пошел ко дну, только на этот раз все усилия Боба оказались тщетными, его хозяин утонул, а собаку выбросило на берег. Моряки, которые видели, как отчаянно Боб спасал своего друга, устроили его на купеческое судно, которое шло в Ливерпуль, а оттуда Боб сам добрался до Лондона, нашел дом, где жил с хозяином, и стал его ждать... Так прошло несколько дней, а потом Боба неудержимо потянуло к воде, он пришел на набережную Темзы, лег на холодные камни и стал смотреть на неласковую темную реку. Вдруг при слабом свете фонаря Боб увидел человека, который шел неуверенной походкой, держа на веревочке маленькую собачку-поводыря. В тумане, которым так славится Лондон, собака сбилась с дороги, слепой поскользнулся и упал в воду, но Боб был начеку, он спас незрячего человека. Прошло несколько дней, и Боб вытащил из воды ребенка, за которым не уследила беспечная молодая мама. На другой день ньюфаундленд был чрезвычайно удивлен поведением пожилой леди, на помощь которой он бросился в Темзу. Дама кричала, ругалась, отбивалась, изо всех сил пытаясь оттолкнуть Боба, но ньюфаундленд оказался сильнее. А потом они долго сидела рядом на набережной, и пожилая женщина рассказывала Бобу, как плохо ей живется, он тяжело вздыхал и теплым шершавым языком осторожно слизывал соленые слезы с ее морщинистых рук. Смелый ньюфаундленд пришел на помощь молодому джентльмену, которого воры не только обобрали до нитки, но и хотели утопить. Вскоре Боб расширил круг своей спасательной деятельности и стал прибегать на пожары, выносить детей из огня, выгонять лошадей из конюшен и охранять имущество погорельцев от разграбления.

В это время в Англии существовало «Человеколюбивое Общество», которое занималось спасением людей, попавших в беду. Боб стал единственной собакой, принятой в члены этой благородной организации. Его наградили золотой и серебряной медалями «За спасение» и лавровым венком. Вот только хранить свои награды Бобу было негде. Он навсегда остался верен своему погибшему хозяину и вел жизнь бездомного бродяги. Конечно, многие лондонцы пытались угостить Боба чем-нибудь вкусненьким или привести его к себе домой, но получали вежливый отказ. Бескорыстный ньюфаундленд заходил поесть и отдохнуть только к своим коллегам, полицейским, дома которых он знал все наперечет.

Боб стал самой знаменитой собакой Англии, его портреты с лавровым венком на голове пользовались невероятной популярностью, их печатали в газетах и журналах, на конфетных коробках и дамских веерах. Но Боба мало интересовала вся эта шумиха, он не собирался «почивать на лаврах», продолжая каждый день честно делать свою работу — спасать людей, которых не знал, но любил всем своим собачьим сердцем!


16 июня 2010


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999