Ливадия – государственная дача №1
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №17(481), 2017
Ливадия – государственная дача №1
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
703
Ливадия – государственная дача №1
Ялта в 1860-х годах

В октябре 1860 года жена Александра II, императрица Мария Александровна, родила сына Павла. Он стал восьмым ребенком в семье. Доктора предупредили, что еще одни роды императрица не переживет, и посоветовали супругам прекратить интимные отношения. Частые роды способствовали развитию у Марии Александровны хронического легочного заболевания. Придворный доктор посоветовал климатическое лечение в Крыму.

Тогда в Ялте было тридцать каменных домов, пять полицейских, гостиница и ресторан, принадлежавшие французу Собесу. В ресторане можно было заказать вино и блюда из селедки, которую француз просто обожал. В газетах писали: «Естественно, при такой обстановке в Ялте не могло быть ни партий, ни недовольных правительством. Все занимаются своим делом, мало интересуясь политическими событиями и отменой крепостного права, которого здесь никогда не было». Более благодатного места для царского отдыха было не найти. Однако лучшие участки около Ялты были уже заняты. В 1860 году продавалось только имение Ливадия, принадлежавшее графине Потоцкой. Управление уделами императорского двора приобрело Ливадию за 250 тысяч рублей и выделило два миллиона рублей на реконструкцию. Бюджетные средства потратили на дачу для первого лица государства, следовательно, Ливадию с полным правом можно считать первой государственной дачей в Крыму.

Осенью 1861 года подремонтированная и подкрашенная Ливадия уже могла принять венценосных отдыхающих. Путешествие к Черному морю было тяжелым испытанием, ведь железную дорогу до Севастополя построили только в 1875 году. Чтобы добраться до Таганрога, путешественникам пришлось проехать половину России в каретах, останавливаясь на каждой почтовой станции. 19 февраля 1861 года Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права, поэтому поездка превратилось в триумфальное шествие царя-освободителя. В газетах писали, что на почтовые станции «заблаговременно стекались окрестные крестьяне, чтобы ударить челом властителю, снявшему с них оковы рабства». Благополучно добравшись до Таганрога, царская семья поднялась на борт парохода «Турок» и отправилась в Ялту. Общая протяженность пути составила 2328 верст. Это расстояние преодолели за семь дней.

А тем временем в Ялте шли авральные работы: белили фасады и подметали улицы. К великой радости отдыхающих, к приезду императора в Ялте был открыт телеграф. Удовольствие, надо сказать, дорогое. К примеру, за телеграмму «Погода хорошая тчк Деньги закончились» вы заплатите три рубля, а на трешку можно было прожить неделю, ни в чем себе не отказывая.

24 августа 1861 года почти все население крошечной Ялты вышло на набережную встречать императорское семейство. О тех, кто не явился на торжество, сообщалось следующее: «Что касается татар, то они, предполагая, что император недоволен их поведением в военное время и эмиграцией во враждебную Турцию, почти все закрыли лавки и пошли по домам». Только кузнец Мустафа приветствовал императора у ворот Ливадиийского парка, а потом сопровождал в церковь на молебен.

Отгремели фейерверки, погасли праздничные огни, наконец-то можно было отдохнуть. Александр II развлекался охотой. Императрица по рекомендации врачей совершала ежедневные прогулки. Иногда супруги ездили в экипаже, как простые туристы. Купались только один раз в день, поскольку доктора были уверены, что «второе купание уничтожает пользу первого». Однако полностью предаться простым радостям жизни не удавалось.

В Ялту приезжали десятки просителей, которые рассчитывали лично увидеть царя. Среди них было много женщин из Севастополя. Во время Крымской войны солдатские жены не покинули город и были рядом со своими мужьями. Война закончилась, и государство забыло о ветеранах. Разрушенные дома приходилось восстанавливать своими силами, а деньги добывать всеми возможными способами. На бывших полях сражений валялись тысячи чугунных и свинцовых ядер. Жительницы Севастополя собирали металлолом и сдавали в государственные конторы. Туристы покупали ядра на память о героической обороне Севастополя. Солдатки долго ждали решения вопроса о пособии. В конце концов им выдали по двадцать пять рублей из походной императорской кассы.

В Ливадии часто появлялся кузнец Мустафа. «Он целыми днями бродил вдоль дворца, но как только царская семья садилась в экипажи, Мустафа был уже на своем коне и несся вперед, приказывая встречным и поперечным посторониться». Мустафа заказал себе куртку, обшитую золотым галуном, чтобы быть не хуже царских лакеев. Услужливый татарин приносил императрице какой-то особенный целебный виноград. Он приводил в Ливадию девушек, которые устраивали «Татарский балет», то есть танцевали национальные танцы. Александр II в сопровождении Мустафы посещал татарские свадьбы, садился за праздничный стол и одаривал новобрачных дорогими подарками. Во время конных прогулок император заезжал в татарские деревни, интересовался нуждами жителей и не скупился на пожертвования. Мустафе разрешили собрать небольшой отряд добровольцев. Татарская конница всегда ехала впереди царского конвоя, подавая пример толерантности единоверцам.

ЯНКИ-ДЕСАНТ

Государственная жизнь в Ливадии никогда не замирала. Почти каждый день проходили приемы делегаций, депутаций, чиновников всех мастей и иностранных послов. Наверное, самая необычная встреча произошла в 1867 году. Пароходная компания предложила богатым американцам новый вид развлечения – круиз на комфортабельном пароходе «Квакер Сити». Маршрут был очень привлекательным: Франция, Италия, Греция, Турция, российский Крым и Одесса, потом Палестина, Египет и Бермудские острова. Журналист Сэмюэль Клеменс только начинал работать в газетах. Тогда он еще не придумал себе псевдоним Марк Твен, но мы будем называть его этим всем известным именем. Итак, Марк Твен предложил газете «Альта Калифорния» оплатить его поездку, а он за пять месяцев плавания напишет цикл статей о местах «высадки янки-десанта».

Если вы хотите узнать о невероятных приключениях американцев, то прочтите книгу Марка Твена «Простаки за границей», а мы сразу причалим в порту Севастополя. «Помпея сохранились куда лучше Севастополя, – писал Марк Твен. – На страшном поле брани, где с таким неистовством бушевала смерть, теперь все спокойно... Больше тут нечего было делать, и началась охота за сувенирами. «Квакер Сити» завалили грудами реликвий. Тащили пушечные ядра, сломанные шомполы, осколки шрапнели – железного лома хватило бы на целый шлюп». В каюте одного любителя сувениров Марк Твен увидел кость с ярлыком «Обломок русского генерала». Напрасно журналист убеждал, что это обломок лошадиной челюсти. Коллекционер был непреклонен, ведь все равно никто ничего не поймет.

Пока разбирались с сувенирами, на борт поднялся американский консул и предложил посетить русского царя в его летней резиденции. На пароходе начался переполох. Как одеться? Как говорить с царем, который запросто может отправить в Сибирь? Что подарить русскому самодержцу, увешанному бриллиантами с головы до ног? Решили преподнести благодарственный адрес. Писать приветствие поручили Марку Твену: «Америка многим обязана России. Она является должником России во многих отношениях, и в особенности за неизменную дружбу в годы ее великих испытаний». Великие испытания – это Гражданская война между Севером и Югом. 25 июня 1863 года Александр II приказал отправить к берегам Америки две эскадры военных кораблей в знак поддержки боровшимся против рабства северянам. Текст приветствия заканчивался словами: «Только безумный может предположить, что Америка когда-либо нарушит верность этой дружбы предумышленно несправедливым словом или поступком». Как видите, Марк Твен был великим писателем, но плохим пророком...

25 августа 1867 года пятьдесят американских путешественников отправились на встречу с императором. В Ливадийском дворце не было достаточно большой комнаты, чтобы разместить солидную делегацию. Американцы выстроились около дверей дворца. Александр II с семьей вышел, раскланиваясь и улыбаясь. Марк Твен с присущей ему иронией пишет: «Все сняли шляпы, и консул заставил царя выслушать наш адрес. Он стерпел это, не поморщившись, затем взял нашу нескладную бумагу и передал ее одному из высших офицеров для отправки ее в архив, а может быть, и в печку. Он поблагодарил нас за адрес и сказал, что ему очень приятно познакомиться с нами, особенно потому, что Россию и Соединенные Штаты связывают узы дружбы. Императрица сказала, что в России любят американцев и она надеется, что в Америке тоже любят русских».

Александр II беседовал с американцами, для каждого нашел приветливое слово. Марка Твена изумила не только демократичность русского царя, но и его костюм. Александр II был одет в простой мундир без орденов. Императрица и великая княжна Мария щеголяли в обычные платья из недорогой ткани. И ни одного украшения!

«Мы уже привыкли, что дворцы нам показывает какой-нибудь ливрейный лакей, но, побеседовав с нами полчаса, император Всероссийский и его семейство сами провели нас по своей резиденции. Они ничего не спросили за вход. По-видимому, им доставляло удовольствие показывать нам свои покои», – завершает свой рассказ Марк Твен.

ЛЮБОВЬ И КРОЛИКИ

На официальных приемах, балах и молебнах царская семья выглядела идеальной парой, но за пышным фасадом скрывалось отчуждение. В Вербное воскресенье 28 марта 1865 года императрица Мария Александровна должна была посетить Смольный институт, но она так плохо себя чувствовала, что пришлось поехать Александру. Среди прочих девиц императору представили институтку Екатерину Долгорукову. Любовь вспыхнула как пожар. Трудно осуждать здорового мужчину за то, что он завел любовницу, ведь интимная близость с женой была запрещена врачами. Однако нет никаких оправданий тому, что царь не щадил чувства больной супруги. Медленно умирающая императрица стала помехой на пути к счастью. «Сегодня, увы, я не свободен, но при первой возможности я женюсь на тебе, отселе я считаю тебя моей женой перед Богом, и я никогда тебя не покину», – писал император своей молоденькой возлюбленной.

В 1879 году у императора и княжны Долгоруковой было уже трое детей. Александр поселил вторую семью в Зимнем дворце. Княжна с детьми поселилась на третьем этаже, а кабинет императора располагался этажом ниже. Комнаты Долгоруковой и кабинет царя соединяла винтовая лестница. Мария Александровна смирилась.

Не находила императрица покоя и на отдыхе. Управление уделами императорского двора приобрело неподалеку от Ливадии имение «Биюк-Сарай». На государственные средства был построен двухэтажный особняк, обнесенный высоченным забором. Однако скрыть то, что в «Биюк-Сарае» проживает княжна Долгорукова, не удалось. Тщеславная княжна не пряталась по углам и не отсиживалась на своей даче. Она открыто появлялась в Ялте, привлекая всеобщее внимание.

«К сожалению, о княжне Долгоруковой ничего не приходилось слышать хорошего, – вспоминал современник. – Все, близко знавшие княжну, считали ее крайне надменной, ко всему относившейся с презрением». Говорят, что домашние питомцы отражают характер их владельца. У княжны на даче обитали упрямая ослица, дикая коза и множество любвеобильных кроликов. Ослица была очень избалована и пользовалась безграничной любовью хозяйки. Княжна собственноручно кормила любимицу белым хлебом. Ослица безнаказанно пожирала лучшие растения в саду. Если садовнику с огромным трудом удавалось отогнать упрямое животное, то ослица бежала в столовую к своей хозяйке и нагоняй получал, конечно, садовник. Александр II приходил в «Биюк-Сарай» через тайный вход без сопровождения слуг и охраны. Однажды вечером император проходил по темной аллее мимо садового домика, увитого плющом. Вдруг из окна высунулась страшная морда, и неведомое чудовище заревело. Александр II пережил уже пять покушений террористов и не на шутку испугался.

Еще одной напастью для садовников были кролики, которым позволялось гулять по парку и огороду. Долгорукова требовала, чтобы на десерт каждый день подавалась клубника, но прожорливые кролики уничтожали весь урожай. Княжна, подобно своим пушистым любимцам, тоже любила забираться на запретные грядки. Она посещала Ливадийский дворец. Никакой надобности в этом не было, ну, если только потрепать нервы своей сопернице. «Призванная прощать изо дня в день в течение многих лет, императрица ни разу не проронила ни жалобы, ни обвинения. Тайну своих страданий и унижений она унесла с собой в могилу». Мария Александровна умерла 22 мая 1880 года, а в июле, не дожидаясь окончания положенного годичного траура, Александр II решил жениться на княжне Долгоруковой. Министр двора Адлерберг пытался доказать невесте опасность и пагубность этого брака, но «быстро пришел к заключению, что с таким же успехом можно убеждать дерево». В августе 1880 года тайно обвенчанные супруги поехали отдыхать в Крым. Впервые Екатерина Михайловна вошла в Ливадийский дворец как хозяйка.

В обратный путь супруги собрались 1 декабря 1880 года. «По дороге в Севастополь Александр II приказал остановить экипаж у Байдарских ворот. Оттуда открывался чудесный вид на Черное море, голубоватые вершины Яйлы. Небо было чистым, и день был сказочно прелестен. Очарованный открывшимся видом император приказал накрыть стол на воздухе. Обед прошел весело и оживленно, и счастье сияло на всех лицах».


2 сентября 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
156294
Сергей Леонов
130557
Сергей Леонов
97103
Виктор Фишман
79188
Борис Ходоровский
70031
Богдан Виноградов
56269
Павел Ганипровский
49691
Дмитрий Митюрин
46250
Татьяна Алексеева
43844
Павел Виноградов
40992
Сергей Леонов
40685
Светлана Белоусова
38821
Роман Данилко
38643
Александр Егоров
38579
Борис Кронер
36798
Наталья Дементьева
36633