Сокровища Лиса пустыни
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №5(469), 2017
Сокровища Лиса пустыни
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
788
Сокровища Лиса пустыни
В руки нацистских преступников попало гигантское количество произведений искусства

Вторая мировая война и фашистская оккупация Европы привели к колоссальному разграблению большинства стран континента. В руки нацистских преступников попали тысячи тонн золота и гигантское количество произведений искусства. Значительная часть награбленного была переправлена за границу в качестве оплаты поставок стратегического сырья, однако немалая его часть осела в тайниках и на подставных счетах нацистских бонз.

Не менее важная роль в нацистских завоеваниях отводилась и Северной Африке. Контроль над этим регионом давал нацистам доступ к нефтеносным районам Ближнего Востока и Суэцкому каналу. 12 февраля 1941 года в Триполи высадился Африканский корпус под командованием Эрвина Роммеля, с ходу вступивший в бой с превосходящими силами противника. С самого начала Роммель проявил себя опытным полководцем, нанеся британским войскам ряд сокрушительных поражений, за что получил прозвище Лис пустыни.

Пока танки Роммеля утюжили североафриканские пески, в Берлине состоялся конфиденциальный разговор Гиммлера с одним из ближайших сподвижников обергруппенфюрером СС Гейдрихом. Они говорили о несметных сокровищах, хранившихся у арабов и до которых еще не добрались эмиссары Геринга. Гейдриху было поручено сформировать команду для обследования тамошних музеев, библиотек и банков. Вскоре Гейдрих нашел среди особо преданных людей подходящую кандидатуру в лице оберштурмбанфюрера СС Эрвина Шмидта, наделив последнего особыми полномочиями и поставив во главе специальной моторизованной группы.

Пока наступление Роммеля продолжалось, трофейная команда Шмидта не теряла времени даром, грабя попадавшиеся по пути города и шатры бедуинов. Караван мощных германских грузовиков, покрытых выгоревшими на солнце брезентовыми тентами, тащил стальные ящики, доверху набитые золотыми слитками, драгоценными и полудрагоценными камнями, а также тщательно упакованные произведения искусства из египетских музеев. И чем больше побед одерживал Роммель, тем весомее становилась добыча Шмидта. Однако вскоре у него появился конкурент.

Еще 23 мая 1941 года, подогревая националистические настроения в исламском мире, Гитлер подписал приказ № 30, стремясь использовать арабское освободительное движение на Среднем Востоке в качестве инструмента борьбы против Великобритании. В 1942 году на севере Черного континента было сформировано спецподразделение СС «Африка», которое возглавил изобретатель печально известных душегубок оберштурмбанфюрер СС Вальтер Рауфф.

Подручные Рауффа должны были произвести массовые казни еврейского населения в крупных городах Ливии, Египта и Палестины. При этом жесточайшие репрессии в отношении невинных людей сопровождались повальной экспроприацией золотых и серебряных вещей и прочих драгоценностей. Особенно свирепствовала айнзац-группа «Африка» в Тунисе. Нацисты реквизировали значительную часть собственности, принадлежавшей тунисским евреям.

13 февраля 1943 года группа Рауффа высадилась на острове Джерба. Ворвавшись в одну из местных святынь, синагогу Эль-Гриба во время субботней молитвы, незваные гости потребовали от прихожан собрать 50 килограммов золота за два часа. Когда собранное золото взвесили, оказалось, что не хватает семи килограммов. Тогда фашисты велели принести недостающее количество к утру следующего дня. В случае отказа они пригрозили расстрелять старейшин общины, стереть город и синагогу с лица земли. К счастью, гитлеровцам не удалось осуществить задуманное — наутро Джербу заняли британские коммандос.

8 мая 1943 года Шмидт и Рауфф оказались в порту Бизерта, который бомбила американская авиация, не дававшая немецким судам выйти в море. Рауффу удалось погрузить свою часть награбленного на корабль, следовавший в Неаполь. Спустя пару месяцев он появляется на Корсике, откуда намеревался доставить свой груз в Рейхсбанк. 10 сентября 1943-го на обширном подворье католического монастыря капуцинов Святого Антуана, располагавшегося в нескольких километрах севернее города Бастия, начались погрузочные работы. Награбленное добро поместили в шесть металлических контейнеров, заварили швы и стащили в трюм стоявшего у причала судна. На рассвете следующего дня корабль отошел от берега, а в небе неожиданно появились британские бомбардировщики. Когда одна из бомб попала в корму судна, эсэсовцам пришлось столкнуть контейнеры в воду. Ну а Шмидт еще в Бизерте погрузил шесть стальных сейфов с золотом, различными древнеегипетскими артефактами, в том числе посмертными золотыми масками фараонов, общим весом 200 килограммов на верблюдов. Пройдя североафриканское побережье, груз переместили на надувные лодки. В условной точке Средиземного моря их уже ждала немецкая субмарина. Дальнейшая судьба груза неизвестна. По одной версии, ценности были захоронены в двух тайниках: в Австрии, в заброшенной шахте под Зальцбургом, и в Италии, в окрестностях города Виареджио. По другой версии, субмарина доставила ценный груз в Латинскую Америку, куда после войны бежали многие известные нацисты. Согласно третьей версии, командир подводной лодки затопил бронированные ящики в подводной пещере возле неприступного скалистого берега Южной Корсики в проливе Бонифачо. По еще одной версии, Эрвин Шмидт смог доставить груз в корсиканский порт Аяччо, чтобы оттуда переправить в Берлин. Однако все суда были разбиты англо-американской авиацией. Тогда Шмидт решил спрятать груз около корсиканского побережья, изобиловавшего гротами и подводными пещерами.

Последняя версия в определенной мере подтверждалась показаниями некоего Петера Флейга, служившего водолазом в частях СС, дислоцировавшихся на военно-морской базе в Генуе. В конце августа 1943-го он занимался упаковкой награбленных ценностей, среди которых было множество серебряных и золотых монет, пять церковных крестов, инкрустированных драгоценными камнями, разные серебряные потиры и масса картин. 16 сентября груз был вывезен на моторном боте к устью реки Голо. Здесь груз опустили на глубину 150 футов, прикрепив к нему буи для того, чтобы было легче определить его местоположение. Офицеров, участвовавших в операции, якобы арестовали за нарушение воинского долга и в скором времени они предстали перед трибуналом. Флейк был отправлен на Восточный фронт, ну а Шмидт благополучно прибыл в Берлин, где отчитался перед Гиммлером о проделанной работе, после чего получил новое назначение в Польшу.

Летом 1948 года во французское консульство в Штутгарте явился молодой человек лет тридцати. Назвавшись Петером Флейгом, он подал запрос на получение визы для посещения Корсики, где планировал заняться дайвингом. Однако его невразумительная аргументация вызвала подозрение у сотрудников консульства. В ходе перекрестного допроса Флейг поведал о том, что имеет карту, на которой обозначено место хранения «клада Роммеля». Для пущей убедительности он продемонстрировал эсэсовское клеймо под левой подмышкой, которое безуспешно пытался удалить.

В тот же день Флейг был доставлен под конвоем в Париж, где с ним долго беседовали офицеры военно-морской разведки. Похоже, что интересы сторон совпали. 14 августа Флейг получил визу на Корсику и вскоре отправился туда в сопровождении французских морских офицеров. При этом ему выдали на расходы сумму в размере миллиона франков с условием регулярных сообщений о своей деятельности в Генеральный информационный офис города Бастия. Все необходимое для поисков оборудование было предоставлено господином Лебенбургом, владельцем компании, специализировавшейся на подъеме и спасении затонувших судов. Поиски продолжались в течение 23 дней, но так и не принесли результатов. Создалось впечатление, что Флейг нарочно водил всю команду за нос, делая вид, что не помнит точного местонахождения сокровищ.

Спустя месяц властям стало ясно, что Флейг их дурачит. Его арестовали и отправили в тюрьму, где он отсидел два месяца и познакомился с водолазом Андре Маттеи, задержанным за контрабанду, которому и продал заветную карту. После освобождения Флейг прожил еще некоторое время в одном из дешевых пансионов и в декабре 1948-го покинул Корсику.

В начале 1952 года в городе Алерия, в восточной части острова, в гостинице «Золотой якорь» поселился голубоглазый немец в сопровождении нескольких сицилийцев бандитской наружности. Последние всячески старались оградить немца от общения с другими постояльцами. Каждый день странная компания выходила в море на катере, объясняя любопытным островитянам свои прогулки в район крохотной бухточки к северу от Алерии страстью к рыбалке. Однако каждый раз они возвращались домой без улова. Тогда сыновья местного бакалейщика решили проследить за незнакомцами, спрятавшись в прибрежных скалах. Спустя несколько дней трупы обоих мальчиков со следами ножевых ранений были обнаружены у пирса. Начавшееся расследование ни к чему не привело, но вскоре таинственные незнакомцы были высланы с острова.

Через некоторое время в том районе, где рыбачили незнакомцы, встала на якорь яхта «Старлена», зафрахтованная Анри Элле, водолазом из Бастии, и адвокатом Канчеллиери. Но спустя несколько дней их парусное судно протаранил круизный лайнер, вышедший из порта и по какой-то причине отклонившийся от курса, несмотря на отличную видимость и прекрасную погоду. Обоим пассажирам яхты чудом удалось избежать гибели.

Весной следующего года Анри Элле взял напрокат другую яхту «Романи Мейд», но у нее внезапно сломался мотор. А спустя еще несколько месяцев опытный водолаз погиб во время одного из погружений. Обстоятельства его гибели так и остались невыясненными.

Адвокат Канчеллиери в это время вел сложные переговоры с несколькими фирмами, занимавшимися подводными работами, но никто из них не согласился взяться за поиски мифических сокровищ. Когда адвокат все же нашел партнеров в Италии, его автомобиль попал в аварию, врезавшись на полном ходу в кирпичную стену придорожного дома. От удара Канчеллиери погиб.

И тут снова на авансцене появился Петер Флейг, спокойно живший в одном из тихих городков на берегу Рейна. На этот раз он не решился отправиться на остров сам, а послал вместо себя адвоката Герта Феллера, снабдив последнего картой острова. Вдохновленный доверием, Феллер собрал небольшую группу специалистов, немедленно приступившую к поисковым работам. Несмотря на полную секретность, в скором времени он получил записку следующего содержания: «Господин адвокат, не советуем лезть в историю с кладом Роммеля. Вам что, мало трупов? Смотрите, как бы вам не загнуться. Это золото — наше. Не суйте нос на Корсику. И ваш друг Флейг — тоже». Ниже стояла подпись: «Ваши доброжелатели».

22 июля 1953 года в разделе криминальной хроники корсиканской газеты была напечатана крохотная заметка, сообщавшая, что некий Алери Рубен Монье, занимавшийся рыболовецким промыслом, был найден повешенным у себя дома. Рядом с телом нашли записку: «Собачья смерть ждет любого, кто посмеет разыскивать наше золото».

Однако подобные предостережения не могли остановить авантюристов. В 1950-е сокровищам Роммеля посвящались многочисленные статьи в газетах и журналах, а на экраны вышло две киноленты — «Золото Роммеля» и «Монокль», герои которых погибали от пуль мафии и выживших после войны эсэсовцев. Однако смерти продолжались и в реальности. Августовским вечером 1961-го бывший сокамерник Петера Флейга, водолаз Андре Маттеи, крепко выпив в одном из баров, стал похваляться перед всеми, что нашел местонахождение нацистских сокровищ. Спустя три дня его изрешеченное пулями тело было найдено в густых зарослях.

В том же году на Корсике появился британский аристократ Джон Годли, третий лорд Килбракен. В качестве репортера он работал на лондонскую «Ивнинг Стандарт», а также сотрудничал с рядом других изданий. Прослышав о нацистских сокровищах, склонный к авантюрам англичанин приступил к собственному расследованию. Поскольку информации для него было с избытком, каждый уважающий себя корсиканец имел собственную карту нацистских сокровищ и был готов продать ее за кругленькую сумму. Одним из них был поднаторевший в карточном бизнесе хозяин одной из гостиниц в Аяччо.

Купив у него карту, лорд Килбракен приступил к поискам. Вскоре англичанин вышел на Лебенбурга. В результате их общения лорду показалось, что он смог наконец определить место изысканий в дельте Голо, равное десяти квадратным милям. Уверенности придал найденный там рыбацкий буй. Кроме того, аристократ-журналист разыскал ныряльщиков, участвовавших в подводных работах вместе с Флейгом, судейских, приговоривших его к заключению, и даже тюремных надзирателей. Впрочем, дальнейшие поиски оказались безрезультатными.

Пребывая в унынии, лорд прочитал шпионский роман Яна Флеминга «Шаровая молния» и сам решил попробовать себя в новом жанре. Вскоре он написал приключенческую повесть «Жить как Лорд», посвященную искателям нацистских сокровищ, имевшую положительный отклик у читателей. Получив прессу, читательское признание и весомый гонорар, британский аристократ всерьез задумался о писательской карьере, но тут неожиданно получил письмо от Петера Флейга.

Единственный свидетель сокрытия награбленных сокровищ предлагал встретиться для обсуждения организации дальнейших поисков. По воспоминаниям самого Килбракена, Флейг держался весьма настороженно. Было видно, что немец никому не верит, чего-то сильно боится и безбожно врет. В конечном счете под грузом неоспоримых фактов, предъявленных лордом, Петер Флейг признался, что заимствовал это имя. На деле его зовут Вальтер Кирнер, и во время войны он служил в лейбштандарте «Адольф Гитлер» в звании шарфюрера СС. После войны он вместе с другими эсэсовцами оказался в лагере для военнопленных в Дахау. Здесь судьба свела его с оберштурмбанфюрером Эрвином Шмидтом. Как оказалось, столь высокий чин неспроста свел с ним дружбу. Кирнер был удивительно похож на Шмидта, и эта схожесть породила в голове последнего хитроумный план.

Шмидт рассказал Кирнеру, чем занимался в Африке. В ходе эвакуации все награбленные ценности были поделены на три части. Первую партию сокровищ доставили в Австрию, другую схоронили близ итальянского Виареджио, ну а третью смогли довезти только до побережья Корсики, где поспешно затопили. Шмидт предложил Кирнеру совместно поднять сокровища из морского тайника. Но для начала ему было нужно выйти на свободу, обманув американскую контрразведку. Поэтому он предложил Кирнеру обменяться документами. В качестве гарантий и взамен на согласие последний получил три карты с точно обозначенными на них местами захоронений.

Шмидт исчез на следующий день, а Кирнер решил обменять часть сокровищ на свое освобождение из лагеря военнопленных. С таким предложением он обратился к капитану американской контрразведки Брейтенбаху и, оговорив условия освобождения, передал две карты. Вскоре американцы действительно обнаружили ценности в указанных местах и отпустили Кирнера на свободу. Но у бывшего эсэсовца осталась третья карта.

В итоге лорд Килбракен был вынужден поверить Кирнеру, чему способствовала одна печальная находка. На кладбище небольшого городка Каррара англичанин обнаружил могилу германского офицера Дела, который, по словам Кирнера, руководил операцией по захоронению части трофеев.

Обо всем, что удалось узнать, британский аристократ рассказал американскому инженеру и бизнесмену Эдвину Линку. Во время войны Линк изобрел тренажер, на котором американские летчики проходили курс ускоренной подготовки. Вдобавок к этому он еще увлекался подводной археологией, разрабатывая специальную технику для длительного пребывания человека под водой. Кроме того, Линк владел яхтой «Си Дайвер», первым на то время судном, предназначенным для поиска затонувших кораблей. Судно представляло собой плавучую электронную лабораторию, оснащенную современным оборудованием, в том числе высокочувствительным магнитометром «Протон».

18 апреля 1962 года экспедиция в составе Килбракена, Линка, адвоката Феллера, бельгийского подводного археолога Робера Стенюи и шести матросов-ныряльщиков отправилась к берегам Корсики. Перед отправкой все участники подписали обязательство, запрещавшее разглашать координаты района предстоящих поисков в течение последующих 10 лет. С самого начала Линк ограничил сроки поисковой операции двумя неделями. Но, несмотря на усердный труд участников экспедиции, они так ничего не нашли. Смирившись с неудачей, лорд Килбракен удалился в свое фамильное поместье, где благополучно дожил до 2006 года, скончавшись в возрасте 85 лет.

Однако его пример не стал наукой, и вот уже новые поколения кладоискателей отправились на поиски вожделенных сокровищ. Одним из них стал Клаус Кепплер, предприниматель из Фрейбурга, сумевший раздобыть заветный манускрипт.

В 1995-м Корсику посетил известный исследователь Стенли Грист. Здесь он познакомился с Этель Лафуйе, выпускницей исторического факультета Сорбонны, работавшей библиотекаршей. Женщина рассказала, что в начале 1980-х на острове активизировались местные сепаратисты. В ходе одного из рейдов полиция обнаружила тайник с большим количеством оружия и взрывчатки. Вскоре в местных газетах появилась информация, согласно которой террористы смогли поднять нацистское золото и купить на него необходимое вооружение. Правда, сама мадам Лафуйе не верила в это. Она собственноручно исследовала массу архивов, но так и не нашла доказательств затопления ящиков с награбленным добром. По ее мнению, ценность награбленного была не столь велика. Скорее всего, Роммель вывез эти ценности с собой в Германию. По официальной версии, генерал-фельдмаршал покончил жизнь самоубийством в 1944-году, обвиненный в участии в заговоре против Гитлера. В конце войны его родственники эмигрировали в Латинскую Америку, где, скорее всего, и осели все эти ценности. В то же время существуют смутные свидетельства того, что смерть Роммеля была инсценировкой. Роммель покинул горящую Европу, перебравшись в Латинскую Америку, где благополучно прожил с чужим паспортом.
Между тем Стенли Грист получил записку угрожающего характера и, решив не искушать судьбу, отправился домой.

А Клаус Кепплер продолжал поиски. Наконец с помощью гидролокатора и магнитометра он смог обнаружить обломки неизвестного судна и американского истребителя, лежавшего на пятидесятиметровой глубине. Последняя находка подтверждала рассказ Кирнера о налетах союзной авиации в момент сокрытия ценностей. Вскоре магнитометр показал наличие довольно крупного металлического объекта, покоившегося под метровым слоем песка. В 2006 году съемочная группа немецкой телекомпании ZDF, согласившейся финансировать дальнейшие поиски кладоискателя, отправилась с ним на Корсику, предвкушая скорый успех. Однако съемки были внезапно прерваны французской морской полицией, обвинившей киношников в отсутствии необходимых разрешений на проведение подводных работ. Заплатив штраф, немцам пришлось ретироваться.

В июле 2007-го известный британский телевизионный сценарист Терри Ходжкинсон дал сенсационное интервью лондонской «Дейли Телеграф». Он заявил, что последние 15 лет занимается поисками легендарного «золота Роммеля». Его розыски отчасти базировались на свидетельствах все того же Вальтера Кирнера и частично на собственных исследованиях. Телевизионщик побывал в Тунисе, где изучил немало архивных материалов британской и американской разведок. Он выяснил, что англичане также знали о существовании нацистских сокровищ, поскольку вместе с американцами допрашивали Кирнера в лагере для военнопленных. Однако сохранившиеся протоколы допросов не указывали на след клада. Тем не менее сценарист обнаружил в груде архивных бумаг изрядно потертую довоенную фотографию, на которой Кирнер в форме рядового лейбштандарта «Адольф Гитлер» был среди своих родных. Интерес Ходжкинсона вызвали цифры, начертанные в уголке фото. Режиссер был уверен, что это и есть точные координаты клада. Согласно им сокровища покоились на дне моря на расстоянии чуть менее морской мили от города Бастия, расположенного на северо-восточной оконечности Корсики. Его ценность могла составлять порядка 10 миллионов фунтов стерлингов. Ходжкинсон был уверен, что проблем с местными властями не возникнет, поскольку вместе с женой-француженкой владел виллой. Также он сообщил об успешных переговорах с морским археологическим отделом в Марселе. Вдобавок ко всему англичанин рассматривал предложения, поступившие от нескольких телекомпаний на право съемок о поиске сокровищ. С тех пор прошел уже не один год, но о его успехах так никто и не слышал.

А может, золота Роммеля и вовсе не существует? На этот вопрос попытался ответить Томас Пикфорд, обратившийся к своему знакомому Дитлефу Лексоу, который, в свою очередь, имел выходы на ряд бывших высокопоставленных офицеров германского ВМФ. Они свели Лексоу с одним из сотрудников штаба Роммеля. Информатор отрицал все слухи о вывозе германскими войсками ценностей из Северной Африки. Тем не менее он рассказал, что в сентябре 1943 года части Африканского корпуса привлекались к эвакуации денег и драгоценных камней из банков Рима. В целях безопасности было принято решение отправить их на север страны морем. О дальнейшей судьбе груза информатор не знал или попросту не хотел говорить.

Еще одно свидетельство было обнаружено историком Пьером Боденаном в архивах германского флота. 15 сентября 1943 года наблюдалось интенсивное движение моторных катеров в итальянском порту Чивитавеккья. А в период эвакуации немцев с Корсики с 15 по 25 сентября того же года конвой германских кораблей подвергся массированной атаке самолетов британских ВВС.

По утверждению ряда историков существовали и другие тайники. Так, личный кинооператор Эрвина Роммеля, Генрих Сутер, предоставивший информацию одному из американских журналов, утверждал, что присутствовал 8 марта 1943 года на секретном совещании в тунисском Хаммамете, где принимались решения о сокрытии награбленных ценностей. Командование Африканского корпуса разрабатывало отвлекающие мероприятия. Был запущен слух, что Роммель приказал доставить ценности в Германию на двух миноносцах, которые были потоплены британской авиацией. На самом деле корабли везли ящики с металлоломом, а настоящие сокровища были спрятаны неподалеку от оазиса Доуз. В ночь на 9 марта 1943-го руководитель операции полковник Нидерманн с колонной из 20 грузовиков выехал из Хаммамета в Доуз. По пути он закупил у кочевников полсотни верблюдов, перегрузил на них секретный груз и отправился вглубь пустыни. Однако вскоре караван попал в засаду британских коммандос. Дальнейшая судьба груза осталась загадкой.

Еще одним свидетелем сокрытия сокровищ из Северной Африки стал поляк Павел Саде, призванный в вермахт из Силезии. В августе 1944-го в Нормандии в заброшенном хозяйстве в окрестностях Трувийи и Шамона несколько солдат из его части под руководством офицеров СС вырыли двухметровую яму, в которую поместили 13 ящиков с документами штаба Роммеля, 4 ящика с личными вещами фельдмаршала и дубовую бочку, доверху наполненную ценностями. Впоследствии этот тайник безуспешно пытался разыскать один из журналистов польского телевидения.

Не нашел никаких приказов и распоряжений Роммеля по сокрытию награбленных ценностей и немецкий историк Клаус-Михаэль Малльман, тщательно прошерстивший Федеральный военный архив во Фрайбуре и архив МИДа Третьего рейха. Однако трудно представить, что фельдмаршал Роммель не был в курсе того, чем занимались эсэсовцы в расположении его частей.
Тайна клада Лиса пустыни так и не раскрыта.


23 Марта 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85755
Виктор Фишман
69110
Борис Ходоровский
61426
Богдан Виноградов
48717
Дмитрий Митюрин
34817
Сергей Леонов
34210
Сергей Леонов
32446
Роман Данилко
30346
Светлана Белоусова
16756
Дмитрий Митюрин
16428
Борис Кронер
16317
Татьяна Алексеева
15138
Наталья Матвеева
14768
Александр Путятин
14128
Светлана Белоусова
13308
Наталья Матвеева
13184
Алла Ткалич
12437