СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №20(328), 2011
Укрылся ли Гитлер в «Серале»?
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
1966
Укрылся ли Гитлер в «Серале»?
Последняя прижизненная съемка Гитлера

Одной из так и не прочитанных до конца страниц истории Второй мировой войны является финал судьбы Адольфа Гитлера. Авторство этой загадки во многом принадлежит Сталину, который на Потсдамской конференции 1945 года выразил сомнение относительно гибели Гитлера, заявив, что никакого трупа найдено не было, и что главарь Третьего рейха укрывается, возможно, в Испании или Южной Америке. С тех самых пор и до сегодняшних дней появилось немало самых невероятных версий на этот счет…

ПОБЕГ?!.

Довольно популярный сценарий гласит, что Гитлер сумел бежать в Южную Америку, где прожил благополучно до глубокой старости. Этого варианта придерживается, в частности, аргентинский писатель-документалист Абель Басти, автор книги «Гитлер в Аргентине». Он уверен, что существовал план операции «Сераль», согласно которому в конце апреля 1945-го Гитлера, его супругу Еву, а также «серого кардинала» Бормана, «папашу» Мюллера и целый штат их приближенных сумели каким-то загадочным образом переправить самолетами из пылавшего Берлина в Мадрид, под крылышко каудильо.

Дело темное, но, будто бы, акция проходила по согласованию с американцами, получившими взамен все технические секреты Третьего рейха. (Заметим, что Берлин штурмовали все-таки не американские, а советские войска!) В Испании фюрер со свитой пробыл до конца лета, после чего беглецов тайно доставили на трех (!) подлодках к пустынным берегам Патагонии, где уже всё было готово для встречи. В Аргентине Гитлер подстригся наголо и сбрил свои знаменитые усики, что сделало его совершенно неузнаваемым. Не особенно таясь, он разъезжал по разным городам страны.

Позднее Адольф и Ева перебрались в более спокойный для бывших нацистов Парагвай. Там Гитлер и умер в 1964 году, в возрасте 75 лет.

Версия Басти строится на косвенных уликах и проистекающих из них умозаключениях. Что-то приметила наблюдательная служанка, что-то зафиксировал старый садовник, не обошлось, как всегда, и без случайных, а потому не вполне внятных свидетельств… Когда же автор ссылается на «рассекреченные документы ФБР», то вопросов возникает больше, чем ответов.

На тему пребывания фюрера-беглеца в Южной Америке написаны десятки книг и тысячи статей, снято немало телевизионных передач. Относительно недавно по экранам США прошел фильм Ника Белантони «Побег Гитлера».

Собственно, а почему бы и нет?

Может, именно так всё происходило на самом деле?

НА МОРЕ И НА СУШЕ

Еще в 1938 году Карл Дёниц, занимавший специально учрежденный для него пост фюрера подводного флота Германии, убедил верховное командование в необходимости строить субмарины океанского типа.

К тому времени, когда после нападения японцев на Пёрл-Харбор Гитлер объявил войну США, часть этого плана уже была реализована.

15 января 1942 года Дёниц отдал приказ своим подводникам топить вражеские суда у берегов Америки.

В считанные месяцы германские субмарины освоили воды не только Северной, но и Южной Атлантики. В августе того же, 1942 года, подводная лодка U-507 (океанский тип, максимальная глубина погружения 230 м.) потопила шесть бразильских судов.

Весной 1943 года в поход в Южную Атлантику отправилась лодка U-513. Лишь во второй половине июля она была обнаружена у берегов Бразилии американской авиацией и потоплена глубинными бомбами. Семерым членам экипажа, включая командира, удалось спастись.

Германские субмарины пиратствовали в водах Карибского моря, у побережья Гвианы, в устье Амазонки и во многих других районах Южной Атлантики, всплывали у пустынных побережий для высадки диверсантов.

Лодка U-530 (запас хода 13850 миль) действовала в автономном режиме даже после войны и всплыла для капитуляции в устье Ла-Платы лишь 10 июля 1945 года.

Словом, за годы войны «волчьи стаи» гроссадмирала Дёница досконально освоили маршруты от своих баз до берегов Латинской Америки и знали все их особенности.

Сам Дёниц пользовался, с одной стороны, непререкаемым авторитетом среди своих офицеров, почтительно именовавших его между собой «Папой Карлом», с другой, - особым доверием фюрера.

Гроссадмирал был среди избранных гостей Гитлера на его последнем дне рождения 20 апреля 1945 года, отмечавшемся в бункере. И если действительно существовал план побега фюрера в Южную Америку на подводной лодке, то именно в бункере, по ходу этого сюрреалистического празднования, стороны могли согласовать последние детали.

С этой точки зрения, несколько неожиданное для верхушки рейха назначение 29 апреля именно Дёница преемником фюрера на посту президента и верховного главнокомандующего, получает логическое объяснение.

Дёниц даже после капитуляции Германии, вплоть до ареста американцами 23 мая, продолжал держать в своих руках все нити управления подводным флотом, находясь в окружении преданных ему лично морских частей.

Теоретически он располагал всеми возможностями, чтобы обеспечить тайное отплытие одной и даже нескольких субмарин к далеким берегам.

Известно и то, что еще в период Первой мировой войны германская разведка создала в Аргентине, где проживало около ста тысяч немецкоязычных граждан, разветвленную агентурную сеть. Нацисты, придя к власти, не ослабляли внимания к экзотическому региону. В составе внешней разведки Вальтера Шелленберга имелся отдельный сектор по Южной Америке, а в военной разведке – Абвере – таких секторов было даже два.

В самой же Аргентине, где местная элита в немалой своей части симпатизировала нацизму, германские агенты чувствовали себя, как дома. Только в Буэнос-Айресе нацисты контролировали шесть больших радиостанций и еще десять, поменьше, в других регионах страны.

Радио Прието – самая большая аргентинская радиостанция – финансировалась министерством Риббентропа. Через эту «крышу» не только поддерживалась постоянная связь со спецслужбами в Берлине, но осуществлялась круглосуточная «наводка» немецких субмарин в Атлантике на морские цели.

Словом, и технически, и организационно, план вывоза Гитлера в другое полушарие был вполне осуществим.

Однако имелись проблемы, связанные с особенностями личности наци номер один.

ДРЯХЛЕЮЩИЙ ТИРАН

Для столь дальнего побега требуются все же определенные физические силы. Каково же, с медицинской точки зрения, было состояние здоровья фюрера на конец апреля 1945 года?

Уместно напомнить, что пятью годами раньше, в 1940-м, фюрер прошел всестороннее врачебное обследование, к которому были привлечены лучшие медики страны.

По их заключению, фюрер был практически здоров (со скидкой на незначительные недомогания).

Тем не менее, сам Гитлер отличался крайней мнительностью во всем, что касалось его самочувствия. Еще до прихода к власти он обратился к вегетарианству, не пил, не курил, избегал кофе и даже чая, довольствуясь жидким отваром из трав. Он то и дело щупал пульс, требовал измерить ему давление, постоянно заглядывал в медицинские справочники и горстями глотал пилюли…

Медикаментозная зависимость Гитлера возросла еще больше после того, как его личным врачом стал профессор Теодор Морелль (1886-1958), доктор медицины, модный берлинский врач по кожным и венерическим заболеваниям, которого Геринг саркастически называл «рейхсмастером по уколам».

К таблеткам и порошкам Морелль действительно добавил уколы. Случались периоды, когда Гитлер получал в течение суток до 30 различных медицинских средств, многие из которых были близки к наркотическим препаратам.

И всё же на исходе 1940 года фюрер находился в оптимальной физической форме, отличаясь феноменальной работоспособностью.

Изменения, причем весьма резко выраженные, стали следствием первых же военных неудач. После поражения немецких войск под Москвой Гитлер начал жаловаться на тошноту и потливость, на приступы слабости и озноб.

После Сталинграда к этим недомоганиям добавились трудности с координацией движений. Сдали и его нервы, изменились привычки. После разгрома на Волге Гитлер, обожавший Вагнера, вообще перестал слушать музыку. Он более не бывал в театре, не посещал концертов и практически прекратил свои публичные выступления.

После неудавшейся летней кампании 1943 года Гитлер стал, что называется, дряхлеть на глазах. Его спина ссутулилась, глаза словно вылезли из орбит, а черты лица сделались изможденными. Всё чаще он ходил, опираясь на палку.

Профессор Карл Брандт, также обследовавший Гитлера, заявил после войны, что лечение Морелля привело к тому, что «жизненный эликсир был заимствован и израсходован на годы вперед» и Гитлер как бы «ежегодно старел не на год, а на четыре-пять лет».

После известного покушения 20 июля 1944 года Гитлер почти перестал бывать на свежем воздухе, сделавшись добровольным узником бетонированных бункеров, окруженных рядами колючей проволоки, минными полями и многочисленной охраной.

В середине сентября 1944 года, когда первые части союзников вступили на территорию рейха, с Гитлером случился сердечный приступ. 1-го октября в ходе обычной медицинской процедуры он вдруг потерял сознание.

В последние недели войны процесс физического одряхления 56-летнего фюрера прогрессировал стремительными темпами.

Один из обитателей бункера вспоминал: «Он с трудом передвигался, бросая вперед верхнюю часть туловища и подтягивая за собой ноги, из своего жилого помещения в помещение для совещаний в том же бункере. У него было нарушено ощущение равновесия, и если его останавливали на этом коротком пути (метров двадцать-тридцать), то ему приходилось садиться на одну из приготовленных для этого у обеих стен скамеек или же держаться за своего собеседника»…

Какая уж тут Аргентина!

Ладно, скажут нам, пусть Гитлер был бы даже инвалидом-колясочником, но ведь организаторы побега могли приставить к нему отборных эсэсовских крепышей, которые донесли бы его хоть на руках куда надо!

Вот тут-то, как говорится, и зарыта собака!

ФОБИИ ФАТАЛИСТА

О фатализме Гитлера написано немало. Фюрер исступленно верил в Провидение, как и в то, что даже на краю гибели некие высшие силы явят чудо и укажут ему путь к спасению.

Его кумиром был прусский король Фридрих II, которого в роковую минуту, когда тот уже размышлял о самоубийстве, спасло так называемое чудо Бранденбургского дома - скоропостижная кончина русской императрицы Елизаветы Петровны. На нечто подобное уповал и Гитлер.

Но вести с фронтов были неутешительными.

Войска маршала Жукова стояли уже в сорока километрах от Берлина, а на Западном фронте сотни тысяч германских солдат и офицеров сдавались англо-американцам без боя. Кольцо неумолимо сжималось, и все в бункере это прекрасно осознавали.

День и ночь перемешались, измученные секретарши и задерганные генералы двигались, как лунатики, а сам Гитлер – сгорбленный, с синими тенями под глазами, впалыми старческими губами и трясущейся левой рукой, напоминал живого мертвеца.

И вдруг, на краю гибели, Провидение послало ему знак!

Радостную для фашистов весть первым сообщил по телефону в бункер Геббельс:

- Мой фюрер, я поздравляю вас! – кричал он в трубку. – Звезды предсказывают, что вторая половина апреля принесет нам переломный момент. Сегодня – пятница, 13 апреля. Это и есть переломный момент!

Оказалось, что накануне в своем поместье скоропостижно скончался американский президент Франклин Рузвельт.

Пришедший в экстаз фюрер тут же собрал свое окружение.

“Вот! А вы не верили!!!” – запинаясь от избытка чувств, повторял он.

Но уже через несколько дней стало ясно, что история дважды не повторится, желанного раскола между союзниками не произойдет.

Если и существовал план спасения, то приводить его в действие нужно было немедленно, не теряя ни дня!

Первоначально фюрер планировал покинуть бункер 20 апреля, сразу же после празднования своего дня рождения.

Правда, собирался он не в Аргентину, а в хорошо укрепленную альпийскую крепость Оберзальцберг, куда уже отправилась часть персонала. Но к вечеру он внезапно переменил свои планы и объявил, что остается в Берлине.

Всем, кто еще находился в бункере, его решение казалось настолько фатальным, что в один из последующих дней Кейтель и Йодль, независимо друг от друга, размышляли о том, не следует ли им вывезти фюрера в альпийскую крепость силой. Но реализовать это побуждение было немыслимо.

Может, фаталист отказался от выезда в альпийскую крепость потому, что собирался бежать в Аргентину?

Фюрер сам озвучил одолевавшие его фобии, заявив, что боится не опасности и не смерти, дескать, он свыкся уже с той мыслью, что она давно ходит где-то рядом, куда сильнее его пугала перспектива попасть в руки врагов раненым или контуженным. Он страшился стать «экспонатом в московском зоопарке» или же главным действующим лицом в «поставленной евреями пьесе». Его терзали видения, как его посадят в железную клетку, и будут возить из города в город.

Одновременно его все упорнее преследовала навязчивая мысль о том, что в руки врага его могут сдать, спасая собственную шкуру, его же ближайшие сподвижники.

После того, как вечером 23 апреля ему доложили, что Геринг ведет переговоры о капитуляции, Гитлера поразил один из сильнейших припадков. Еще находясь в состоянии аффекта, он сместил Геринга со всех постов, назначив на его место генерал-полковника фон Грайма, причем решил произвести это назначение лично и без промедления.

Раненый в ногу Грайм прилетел вечером 26 апреля вместе с женой, «неустрашимой валькирией», известной летчицей Ханной Райч, которая чудом прорвалась на легком «шторхе» сквозь огонь советских зениток, совершив посадку у стен разрушенной рейхсканцелярии.

В течение почти двух суток Ханна, верная поклонница идей фюрера, умоляла его воспользоваться последним шансом, чтобы покинуть Берлин, практически уже захваченный русскими.

Но Гитлер отказался, доверительно сообщив летчице, что опасается не зениток и уж точно не мгновенной гибели в огне, а аварийной посадки, в результате которой он может потерять сознание и быть схваченным врагом.

«ЧЕРНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ»

Около десяти часов вечера 28 апреля Гитлеру доложили о сообщении агентства Рейтер, из которого следовало, что рейхсфюрер СС Гиммлер пытается через шведского графа Бернадотта вступить в переговоры относительно капитуляции на Западном фронте.

Эта весть вызвала у Гитлера приступ истерии.

- Он бесновался, как сумасшедший,- вспоминала Райч, свидетельница этой сценки, - так что вскоре лишился сил и был уведен в свой кабинет под руки Борманом и Геббельсом.

Прежде Гитлер и мысли не допускал, что «верный Генрих», считавшийся образцом верности и неподкупности, этот человек, который был назначен преемником на посту фюрера, может оказаться предателем. Но Гиммлер тоже изменил, и для Гитлера это был самый тяжелый удар за весь последний период.

После измены «верного Генриха» он уже не мог верить никому – никакой команде отборных эсэсовцев, никаким летчикам и подводникам, никаким агентам в Аргентине, которые, может, ждали его лишь для того, чтобы связать и выдать американцам, русским, и то и евреям.

Между тем, черные вести приходили одна за другой.

Утром ему доложили, что наступление генерала Венка, на которого Гитлер возлагал преувеличенные надежды, так и не состоялось, а русские уже находятся на подступах к рейхсканцелярии.

Улетела Райч с мужем, еще раз благополучно «сыграв в русскую рулетку». Как бы там ни было, но оборвалась последняя ниточка, связывавшая бункер с внешним миром.

(американцы после войны долго подозревали Райч в том, что она все же вывезла Гитлера из Берлина.)

Наконец, уже днем пришло известие, что Муссолини и его любовница Клара Петаччи накануне расстреляны партизанами, затем привезены в Милан и повешены вверх ногами у бензоколонки, при этом возбужденная толпа оплевывала трупы, забрасывала их камнями и осыпала ударами.

А ведь Муссолини незадолго до этого пытался осуществить свой план побега через швейцарскую границу.

И вот чем всё закончилось!

Здесь, в бункере под рейхсканцелярией, авторитет Гитлера оставался непреклонным до последней минуты, но ему оставалось лишь гадать, не исчезнет ли его гипнотическое воздействие на людей, окажись он снаружи?

Совершенно ослабленный физически, полуслепой, с неадекватной реакцией, подавленный бесконечной чередой неудач, мог ли он доверить свою судьбу незнакомым ему людям, уповая на их верность, после того, как всё было проиграно, а сам он превратился в разменную монету?

Если план побега в Аргентину и существовал, то именно в это «черное воскресенье», 29 апреля Гитлер окончательно отказался от него. Именно потому, что опасность стать жертвой измены, а затем и «экспонатом московского зоопарка» была велика, как никогда.

Уж лучше пуля или яд, или, для надежности, то и другое вместе…

ЗАГОВОР МОЛЧАНИЯ

Любопытно прикинуть, сколько же народу пришлось бы привлечь к выполнению операции «Сераль»?

Экипаж подлодки океанского типа насчитывал 44-60 человек. Лодку надо было подготовить к плаванию, заправить, снабдить картами, продовольствием…

Значит, в число посвященных следует включить обслуживающий персонал базы, офицеров Адмирал-штаба и, разумеется, самого Дёница.

Кто-то должен был передать радиотелеграмму за океан, но прежде зашифровать ее. Там, в Аргентине, кому-то предстояло принять и расшифровать сообщение.

Некая группа агентов должна была встретить подлодку в условленном месте побережья и доставить важных пассажиров на некую загородную виллу, обеспечив ту надежной круглосуточной охраной.

Опять же нужно было утилизировать лодку, как-то устраивать членов экипажа, снабжать их документами…

А при «испанском варианте» число посвященных и вовсе увеличивалось в разы.

Когда о страшной тайне знает, пусть даже косвенно, такая масса народу, тайна перестает быть таковой, несмотря ни на какие обеты молчания.

Уже в первом послевоенном десятилетии все сколько-нибудь видные фигуры третьего рейха, сумевшие сохранить голову, засели писать мемуары. Разведчики Вальтер Шелленберг, Отто Скорцени, Райнхард Гелен, военачальники Гудериан, Манштейн, Кессельринг - этот ряд имеет длинное продолжение... Карл Дёниц, отбыв десятилетний срок заключения от звонка до звонка, тоже издал свои мемуары и несколько книг по истории Второй мировой войны. В этих работах напрасно искать какие-либо сенсационные откровения о побеге Гитлера в Аргентину. Существуй тайна такого рода в действительности, Дёниц, скончавшийся в конце 1980-го, на 90-м году жизни, вряд ли унес бы ее с собой в могилу.

Вообще, с некоторых пор продажа секретов третьего рейха стала выгодным бизнесом. Настолько выгодным, что появились фальсификаторы рукописей нацистских бонз.

Чего стоит один лишь скандал вокруг фальшивых дневников Гитлера, на покупку которых в 1983 году раскошелилось такое авторитетное издание, как западногерманский журнал «Штерн»! (фигурировали суммы с семизначными цифрами).

Если уж Саддама Хусейна выдал, причем за весьма умеренную плату, его близкий родственник, то из множества людей, имевших причастность к мифической операции «Сераль», непременно нашелся бы кто-нибудь, возжелавший подзаработать на старой истории.

Но в том-то и закавыка, что в роли свидетелей, якобы видевших Гитлера живым после окончания войны, выступают только посторонние люди – служанки, садовники, соседи…

Фрау Гертруда Юнге, одна из личных секретарш фюрера, покинувшая бункер 1 мая 1945года, молчала полвека, но все же издала книгу воспоминаний «В последний час», в которой, как свидетельница событий, рассказала о смерти Гитлера и Евы Браун. Участники же предполагаемой операции «Сераль», а мы видели, что их должно было быть очень много, почему-то так и не раскрылись, хотя обет молчания, пусть даже они его дали, утратил свою силу за давностью лет.

Надо полагать, операция «Сераль», будь она даже детально проработана, так и осталась на бумаге…


Дата публикации: 25 декабря 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~ajOGZ


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9245735
Александр Егоров
1017250
Татьяна Алексеева
842861
Татьяна Минасян
415074
Яна Титова
267323
Светлана Белоусова
221604
Сергей Леонов
218625
Татьяна Алексеева
210242
Борис Ходоровский
189649
Наталья Матвеева
187832
Валерий Колодяжный
183537
Павел Ганипровский
166415
Наталья Дементьева
119227
Павел Виноградов
117276
Сергей Леонов
113088
Виктор Фишман
96825
Редакция
93089
Сергей Петров
87749
Борис Ходоровский
84501