Самостийный Степан Бандера
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №23(409), 2014
Самостийный Степан Бандера
Аркадий Сушанский
журналист
Санкт-Петербург
2501
Самостийный Степан Бандера
Экспертиза показала, что смерть Бандеры наступила вследствие отравления цианистым калием

В 2010 году Степану Андреевичу Бандере посмертно было присвоено звание Героя Украины, в 2011 году решение о присвоении отменено. За какие же подвиги на благо Украины этому человеку присвоили столь высокое звание и за что же впоследствии лишили его?

Википедия характеризует его как «украинского политического деятеля, идеолога и теоретика украинского национализма». Не стану придираться к такой оценке. Но хочу сказать, что личность эта весьма противоречивая, этого человека и уважают, и боятся, и любят, и ненавидят. Он герой для многих людей, несмотря на очевидную неприглядность его деяний. Правда, каждый смотрит на жизнь со своей колокольни. Но правда и то, что даже врагу нельзя отказывать в уважении, если он того заслуживает. Степан Бандера родился 1 января 1909 года в галицийском селе Старый Угринов, на территории королевства Галиции и Лодомерии, входившего в состав Австро-Венгерской империи. Его отец, Адриан Бандера, — греко-католик из мещанской семьи Михаила и Розалии (в девичестве Белецкая, по национальности — польская еврейка) Бандер. Стефан (Штефан) был вторым ребенком в семье. Его фамилия (которую современные националисты переводят как «знамя») на идише означает «содержатель притона». Хотя крещеным евреем Бандеру назвать нельзя, он полукровка и к иудейству не имел никакого отношения, равно как и его мать, несмотря на происхождение.

Бандера как личность сформировался в регионе, который в культурно-религиозном и историческом отношении радикально отличался от Украины и в начале ХХ века находился в составе Российской империи. Описанная Гоголем Малороссия была ему так же чуждой, как и труды таких ученых и поклонников украинской («Днепровской») культурной традиции, как Николай Костомаров и Михаил Драгоманов. Бандера вступил на путь революционной борьбы против советской власти, будучи воспитанником Австро-Венгерской империи и верным сыном грекокатолической (униатской) церкви. Он равнодушно относился к исторической судьбе Киева, Киево-Печерской лавре и православной церкви и стал последовательным, принципиальным и непримиримым врагом как советской власти, так и России в целом.

На формирование мировоззрения Бандеры, безусловно, огромное впечатление произвел всплеск активности украинского национально-освободительного движения, вызванный поражением Австро-Венгрии в войне и ее последовавшим распадом, к которому он и примкнул. Выступив в качестве одного из организаторов восстания в Калушском уезде, занимался формированием из жителей окрестных сел вооруженных отрядов. Позднее отец Степана перебрался в Станислав, где стал депутатом Украинской национальной рады — парламента Западно-Украинской народной республики (ЗУНР), провозглашенной на землях бывшей Австро-Венгрии, а еще спустя некоторое время поступил на службу капелланом в Украинскую галицкую армию (УГА). После поражения в украинско-польской войне в Старый Угринов летом 1920 года возвратился Андрей Бандера. Некоторое время он скрывался от польских властей, преследовавших украинских активистов, но уже осенью стал священником в сельской церкви.

Осенью 1919 года Степан Бандера поступил в украинскую гимназию в Стрые, которую окончил в 1927 году. Польские преподаватели старались внедрять в гимназическую среду «польский дух», что вызывало серьезное сопротивление со стороны гимназистов.

Поражение Украинских сечевых стрельцов привело к самороспуску Стрелецкой рады (июль 1920 года, Прага), а в сентябре того же года в Вене была создана Украинская военная организация во главе с Евгением Коновальцем. Под руководством УВО в полонизированных украинских гимназиях создавались ученические группы сопротивления. Хотя обычно их членами становились ученики седьмого и восьмого классов, Степан Бандера принимал в них активное участие уже в пятом классе. Кроме того, он был членом 5-го куреня украинских пластунов (скаутов), а после окончания гимназии перешел в курень старших пластунов «Червона калина».

В 1927 году Бандера намеревался поехать на учебу в Украинскую хозяйственную академию в Подебрадах (Чехословакия), но не смог получить паспорт для выезда за границу. В сентябре 1928-го он переехал во Львов и поступил на агрономическое отделение Высшей политехнической школы. Продолжал учебу до 1934 года (с осени 1928-го до середины 1930-го жил в Дублянах, где было ее отделение). Каникулы проводил в селе у отца (мать умерла еще весной 1922 года). Диплом инженера-агронома он так и не получил: помешала политическая деятельность и арест.

В 1929 году завершился процесс объединения всех националистических организаций в единую Организацию украинских националистов (ОУН). Проводником ОУН был избран Евгений Коновалец, фенрих (прапорщик) вооруженных сил Австро-Венгрии, затем полковник армии УНР, который одновременно продолжал руководить УВО. Руководство двумя организациями давало возможность постепенно и безболезненно превратить УВО в одну из референтур ОУН, хотя в связи с тем, что УВО в народе была очень популярна, сохранили ее номинальную независимость.

Членом ОУН Бандера стал с начала ее существования. Он руководил распространением подпольной литературы, которую печатали за пределами Польши («Розбудова Нацiї», «Сурма», «Нацiоналiст», запрещенные польскими властями, а также издаваемые подпольно в Галичине бюлетень «Крайової Екзекутиви ОУН», «Юнацтво», «Юнак»).

В 1931 году, после гибели сотника Юлиана Головинского, которого Коновалец послал в Западную Украину, чтобы закончить процесс объединения ОУН и УВО, краевым проводником ОУН на украинских землях, оккупированных Польшей, стал Степан Охримович. Он знал Бандеру еще со времени учебы в гимназии, ввел его в состав Краевой экзекутивы (исполнительного органа) ОУН, поручив ему руководство всей референтурой пропаганды ОУН в Западной Украине. Охримович считал, что Бандера, несмотря на молодость, справится с этим заданием. Степан Бандера действительно поднял пропагандистское дело ОУН на высокий уровень. Он положил в основу пропагандистской деятельности ОУН необходимость распространения ее идей не только среди украинской интеллигенции, студенческой молодежи, но и среди широких народных масс. В 1932 году Бандера становится заместителем краевого проводника (руководитель на конкретной территории), а с января 1933 года начинает исполнять обязанности краевого проводника ОУН. Конференция провода ОУН в Праге в начале июня того же года формально утвердила Степана Бандеру в возрасте 24 лет на посту краевого проводника.

Почему-то в России о Бандере упоминают чаще всего в связи с событиями на Западной Украине на рубеже 1940–1950-х. Гораздо меньше известна борьба Бандеры против полонизации и пацификации в 1930-е годы. (Пацификация — правительственная политика, направленная на насильственное умиротворение (в определенном смысле принудительный пацифизм, насаждаемый насильно) этнических меньшинств, на частичное или полное подавление культурных, экономических и политических национальных инициатив, интересов и прав.)

С 1933 года под руководством Бандеры ОУН отходит от экспроприации и начинает серию карательных акций против польской оккупационной власти. Первым стало покушение на жизнь школьного куратора Гадомского 28 сентября 1933 года в знак протеста против уничтожения польскими властями украинского школьного образования и полонизации. 21 октября 1933 года 18-летний студент Львовского университета Мыкола Лемык вошел в консульство СССР и убил его сотрудника Андрея Майлова, заявив, что пришел отомстить за искусственный голодомор, который устроили русские большевики на Украине. Этим политическим убийством лично руководил Степан Бандера. Боевой референт ОУН Роман Шухевич («Дзвiн») разработал план покушения. Еще одно политическое убийство совершил Григорий Мацейко («Гонта») 16 июня 1934-го. Его жертвой стал министр внутренних дел Польши Перацкий. Постановление об убийстве Перацкого было принято на специальной конференции ОУН в апреле 1933 года в Берлине, в которой принимал участие от Провода украинских националистов Андрей Мельник и другие, а от КЭ ОУН — исполняющий обязанности краевого проводника Степан Бандера. Это убийство было актом мести за пацификацию в Галичине в 1930 году. Тогда польские власти усмиряли галичан массовыми избиениями, разрушая и сжигая украинские читальни, хозяйственные учреждения. 30 октября был зверски замучен сотник Юлиан Головинский, председатель КЭ ОУН и краевой комендант УВО, которого выдал провокатор Роман Барановский. Руководителем пацификации был вице-министр внутренних дел Перацкий. Он же руководил подобными пацификационными операциями на Полесье и Волыни в 1932 году. План покушения разработал Роман Шухевич, приводил его в действие Мыкола Лебедь, общее руководство осуществлял Степан Бандера (в этом он очень напоминает русского «короля террора» Бориса Савинкова. У того тоже хватало ума самому не лезть под пули, а находить для терактов молодых, патриотично настроенных сопляков).

14 июня, за день до убийства генерала Перацкого, польская полиция арестовала Бандеру вместе с его товарищем, инженером Богданом Пидгайным, вторым (вместе с Шухевичем) боевым референтом КЭ ОУН, когда они пытались пересечь чешско-польскую границу. После гибели Перацкого, ареста Ярослава Карпинца, студента-химика Ягеллонского университета, и обыска на его квартире в Кракове, когда был найден ряд предметов, которые подтверждали его причастность к изготовлению бомбы, оставленной Мацейко на месте покушения, началось следствие: полиция зафиксировала контакты Бандеры и Пидгайного с Карпинцем в Кракове. Были арестованы еще несколько членов организации, которые имели отношение к убийству министра. Следствие было долгим, и, возможно, подозреваемых не удалось бы отдать под суд, но в руки полиции попали около двух тысяч документов ОУН — так называемый «архив Сеныка», который находился в Чехословакии. Это дало возможность польской полиции установить большое количество членов и руководителей ОУН.

С 18 ноября 1935-го по 13 января 1936-го в Варшаве проходил суд над двенадцатью членами ОУН, обвиненными в соучастии в убийстве министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Вместе с Бандерой судили Дарию Гнаткивскую, Ярослава Карпинца, Якова Чорния, Евгения Качмарского, Романа Мыгаля, Екатерину Зарицкую, Ярослава Рака, Мыколу Лебедя. Обвинительный акт состоял из 102 машинописных страниц. Обвиненные отказывались говорить по-польски, здоровались приветствием: «Слава Украине!», превратили зал процесса в трибуну пропаганды идей ОУН. 13 января 1936 года был объявлен приговор: Бандера, Лебедь, Карпинец — смертная казнь, остальные — от 7 до 15 лет заключения.

Процесс вызвал всемирный резонанс, польское правительство не осмелилось привести приговор в исполнение и начало переговоры с легальными украинскими политическими партиями о нормализации украинско-польских отношений. Бандере и его друзьям смертная казнь была заменена пожизненным заключением. Это дало возможность организовать над Бандерой и членами Краевой экзекутивы ОУН еще один судебный процесс, на сей раз во Львове, по делу о нескольких террористических актах, которые совершила ОУН. На львовском процессе, который начался 25 мая 1936 года, на скамье подсудимых был уже 21 обвиняемый. В частности, суд рассматривал обстоятельства убийства членами ОУН директора львовской гимназии Ивана Бабия и студента Якова Бачинского, обвиненных националистами в связи с польской полицией. Здесь Бандера открыто выступил как краевой проводник ОУН. Это убийство вызвало широкий резонанс в украинском обществе Галиции — все легальные партии осудили его. Осудил убийство и митрополит Шептицкий, в опубликованной статье он писал: «…нет ни одного отца или матери, которые не проклинали бы руководителей, которые ведут молодежь на бездорожье преступлений», «…украинские террористы, которые безопасно сидят за границами края, используют наших детей для убийства родителей, а сами в ореоле героев радуются такому выгодному житью».

Романтично-идеалистическому образу ОУН, так старательно создаваемому подпольем, был нанесен сильный удар. На варшавском и львовском процессах Степан Бандера был приговорен по совокупности к семи пожизненным заключениям. Несколько попыток подготовить его побег из тюрьмы не имели успеха.

За решеткой Бандера просидел до 1939 года — до оккупации Польши вермахтом. После этого начинается собственно история взаимоотношений Бандеры с немцами. Из характеристики Бандеры на Нюрнбергском процессе, данной Эрвином Штольце, заместителем начальника отдела абвер-2: «В октябре 1939 года я с Лахузеном привлек Бандеру к непосредственной работе в абвере. По своей характеристике Бандера был энергичным агентом и одновременно большим демагогом, карьеристом, фанатиком и бандитом, который пренебрегал всеми принципами человеческой морали для достижения своей цели, всегда готовый совершить любые преступления. Агентурные отношения с Бандерой поддерживал в то время Лахузен, я — полковник Э. Штольце, майор Дюринг, зондерфюрер Маркерт и другие...»

Сотрудничество Бандеры с абвером не явилось чем-то неожиданным. В «Меморандуме по украинскому вопросу», подготовленном в 1938 году Национал-социалистической рабочей партией Германии, отмечено: «В 1922 году начальник немецкой контрразведки полковник Гемпш вошел в письменное соглашение с руководителем ОУН (в 1922 году ОУН еще не существовала но это, скорее всего, обычный ляп. — Авт.) полковником Е. Коновальцем, на основании которого украинская организация получала материальную поддержку, за что передавала отделу контрразведки сведения о польской армии. Затем организация взялась за подготовку в Польше диверсионных актов. Регулярная месячная плата Коновальцу доходила до 900 марок». А в 1932 году между представителем немецкой военной разведки капитаном Патцигом и Коновальцем заключается повторное соглашение о сотрудничестве, которое сулило немалую выгоду украинским националистам. По мере увеличения количества разведданных о состоянии вооруженных сил Польши, Чехословакии и СССР, а также с усилением позиций сторонников Гитлера в Германии денежные суммы возрастали. Уже в апреле 1933-го, после утверждения в Германии фонда, предназначенного для финансирования национальных меньшинств, украинцам было выделено 200 тысяч марок. Коновальцу стали платить 7000 марок в месяц. Кроме того, он получал отдельную плату за выполнение спецзаданий. Словацкий историк Богуслав Хневпек в своей книге «Под знаком трезубца» утверждает, что с 1 января 1934-го Коновалец получал от немцев по 110 тысяч марок ежемесячно. После того как в феврале 1940 года в Кракове ОУН раскололась надвое, немецкие деньги тоже пошли по двум направлениям — на ОУН(б) и ОУН(м). Общие суммы доходили до двух и более миллионов марок.

Попавший в руки польской полиции центральный архив ОУН позволил выявить всю ее руководящую структуру. К тому же на допросе «раскололся» организационный референт Краевой экзекутивы (руководства края) ОУН Иван Малюца, выдавший всю структуру ОУН до низового уровня, и после массовых арестов 1934–1935 годов все региональное руководство ОУН в Польше оказалось в заключении, многие низовые организации прекратили свое существование.

Вновь активизировалась ОУН в 1938 году. Несмотря на ликвидацию 23 мая 1938 года в Роттердаме агентом НКВД Павлом Судоплатовым главы ОУН Евгения Коновальца, абвер-2 активизировал подготовку членов и сторонников ОУН в районе Кимзее (Бавария). Некоторые члены организации проходили подготовку в лагерях хорватских усташей. В Берлине и Данциге действовали курсы радиотелеграфистов и военных инструкторов.

В августе 1939 года Андрей Мельник на II Большом сборе ОУН в Италии был провозглашен преемником Коновальца. Раскол в ОУН наметился уже тогда: часть делегатов съезда высказалась против избрания на высший пост Мельника, отдав предпочтение Степану Бандере. Союз с Германией он и его сторонники рассматривали исключительно как временный. Мельник, напротив, считал, что ставку следует делать на нацистскую Германию. Произошел раскол ОУН на две фракции — ОУН(б) (бандеровцы) и ОУН(м) (мельниковцы). На допросе в мае 1945-го полковник Эрвин Штольце сказал: «Это была банальная борьба за власть. ОУН(б) контролировалась абвером, а ОУН(м) — гестапо. Вот и вся разница».

В апреле 1941-го сторонники Бандеры созвали собственный II Великий сбор украинских националистов, чем подчеркнули свое непризнание легитимности такого же по названию собрания группы Мельника 27–30 августа 1939-го, назвав его «римским съездом». Вождем ОУН избрали Степана Бандеру. В качестве организационного пароля члена ОУН было принято приветствие «Слава Украине» и ответ «Героям слава». Допускалась и сокращенная версия: «Слава» — «Слава». Были приняты цвета флага ОУН — красный и черный.

В решениях съезда говорилось: «Евреи в СССР являются преданнейшей опорой господствующего большевистского режима и авангардом московского империализма на Украине… <...> Организация украинских националистов борется с евреями как с опорой московско-большевистского режима». В заданиях, очерченных той же инструкцией для Службы безопасности ОУН(б) и подчиненной ей народной милиции, указывалось, что в их задачи входили первоначальное проведение «чистки энкаведистов, москалей, жидов и прочих», а также составление списков «отметившихся в преследовании и гонении украинцев — в первую очередь «неукраинцев», а собственно жидов, москалей, поляков». Внесенные в список подлежали интернированию в лагеря.

В феврале 1941-го Рихард Ярый, возглавивший с лета 1940 года «военную референтуру ОУН(б)», согласует с абвером обучение 700 боевиков. Итогом переговоров Бандеры, Канариса и фон Браухича стало соглашение о подготовке 800 рядовых и командиров, которые должны были стать ядром союзной с вермахтом украинской армии. В документах абвера новосоздающиеся формирования получили обозначения: спецподразделения «Нахтигаль» и «Роланд», в документах и историографии ОУН они известны как Дружины украинских националистов — «группа Север» и «группа Юг» соответственно (иногда встречается название «Украинский легион» им. С. Бандеры).

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. А уже 30 июня стремительно продвигавшиеся на восток немцы заняли Львов. Вслед за ними в город вошли бойцы батальона «Нахтигаль» во главе с Романом Шухевичем. Вот что писал об устроенной бандеровцами резне во Львове Саул Фридман в изданной в Нью-Йорке книге «Погромщик»: «На протяжении первых трех дней июля 1941 года батальон «Нахтигаль» уничтожил в окрестностях Львова семь тысяч евреев. Евреев — профессоров, юристов, врачей — заставили перед казнью вылизывать все лестницы четырехэтажных зданий и носить мусор во рту от одного здания к другому. Потом, принужденные пройти сквозь строй вояк с жовто-блакитными (желто-голубыми) нарукавными повязками, они были заколоты штыками». А в первый же день от лица руководства ОУН(б) Ярослав Стецько зачитал «Акт возрождения Украинского государства», сообщавший о создании «нового Украинского государства на материнских украинских землях». Акт этот, как ни парадоксально, вошел в историю. У немцев к Украине был свой корыстный интерес, и ни о каком возрождении ее и предоставлении ей статуса государства даже под патронатом нацистской Германии не могло быть и речи. Отдавать власть на территории, которую захватили регулярные немецкие воинские формирования украинским националистам, хоть и принимавшим незначительное участие в боевых действиях, а в основном выполнявшим грязную работу карателей, со стороны Германии было бы безрассудно. Кто из украинских националистов спросил у населения Украины, хочет ли народ их власти? Тем более под патронатом нацистской Германии. Об этом свидетельствует основной текст «Акта возрождения Украинского государства» от 30 июня 1941 года: «Нововозраждающееся украинское государство будет тесно взаимодействовать с национал-социалистической великой Германией, которая под руководством своего вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации. Украинская национальная революционная армия, которая создается на украинской земле, будет бороться дальше совместно с СОЮЗНОЙ НЕМЕЦКОЙ АРМИЕЙ против московской оккупации за суверенную соборную Украинскую державу и новый порядок во всем мире. Пусть живет Украинская суверенная соборная держава! Пусть живет Организация украинских националистов! Пусть живет предводитель Организации украинских националистов и украинского народа СТЕПАН БАНДЕРА! СЛАВА УКРАИНЕ!»

Так, никем не уполномоченные ОУНовцы провозгласили свое государство, ставшее союзником Гитлера во Второй мировой войне. В последующие несколько дней представители ОУН(б) сформировали исполнительный орган — Украинское государственное правление (УГП), организовали Национальное собрание, заручились поддержкой грекокатолического духовенства, включая митрополита Галицкого Андрея (Шептицкого). Бандера в это время находился в Кракове, вдали от места событий.

Далее начинается обычная грызня за власть. Обойденный более молодым конкурентом Андрей Мельник обиделся и немедленно написал письмо Гитлеру и генерал-губернатору Франку о том, что «бандеровцы ведут себя недостойно и создали без ведома фюрера свое правительство». Гитлер приказал арестовать Степана Бандеру и его «правительство».

5 июля 1941 года немецкие власти пригласили Степана Бандеру якобы на переговоры по делу о невмешательстве Германии в суверенные права Украинской державы, но по прибытии на место встречи арестовали. От него потребовали отказаться от «Акта возрождения Украинского государства». Касательно того, что за этим последовало, мнения историков расходятся: одни считают, что Бандера ответил отказом, после чего был отправлен в концлагерь Заксенхаузен, другие утверждают, что лидер ОУН(б) принял требование немцев и лишь позднее, в сентябре того же года, подвергся новому аресту и отправке в концлагерь. Так или иначе, после упомянутых событий Бандера полтора года находился в немецкой полицейской тюрьме Монтелюпих в Кракове и только затем был переведен в Заксенхаузен.

В концлагере Бандера, Стецько и еще 300 их сторонников находились в бункере «Целленбау», где содержались в хороших условиях. Бандеровцам было позволено встречаться друг с другом, они получали продукты и деньги от родственников и из ОУН(б), нередко контактировали с «конспиративными» ОУН-УПА, а также с замком «Фриденталь», в котором находилась школа агентурно-диверсионных кадров ОУН. Инструктором в этой школе был недавний офицер специального батальона «Нахтигаль» Юрий Лопатинский, через которого Степан Бандера осуществлял связь с ОУН-УПА.

Бандера был одним из инициаторов создания 14 октября 1942 года Украинской повстанческой армии (УПА) и добился замены ее главного командира Дмитрия Клячкивского своим ставленником Романом Шухевичем.

В 1944 году советские войска очистили Западную Украину от фашистов. Опасаясь наказания, многие члены ОУН-УПА бежали вместе с немецкими войсками. Ненависть жителей к ОУН-УПА на Волыни и Галичине была настолько сильна, что они сами выдавали их и убивали.

Чтобы активизировать ОУНовцев и поддержать их дух, гитлеровцы принимают решение о выпуске из концлагеря Заксенхаузен Степана Бандеры и 300 его сторонников. Это произошло 25 сентября 1944 года.

Выйдя из лагеря, Степан Бандера немедленно включился в работу в составе 202-й команды абвера в Кракове и начал заниматься подготовкой диверсионных отрядов ОУН-УПА. Моральный облик «Героя Украины» прекрасно характеризует следующий приказ, направленный Шухевичу в 1944 году под грифом «Трижды секретно»: «Под влиянием большевистской действительности менее стойкие элементы, безусловно, в абсолютном большинстве перейдут на сторону Советов… А поэтому надо немедленно и наиболее тайно во имя национального дела вышеупомянутые элементы ОУН и УПА ликвидировать двумя способами: а) направлять большие и незначительные отряды ОУН на бой с большевиками и создавать ситуации, чтобы их уничтожали… б) территориальных боевиков и других лиц станичного и подрайонного масштаба должны уничтожать надрайонная и районная СБ под видом большевистских агентов».

Когда война подошла к Берлину, Бандере было поручено iсформировать из остатков украинских нацистов отряды и оборонять Берлин. Отряды он создал, однако сам сбежал. После окончания войны жил в Мюнхене, сотрудничал с британскими спецслужбами, по некоторым данным, даже помогал им в поиске и подготовке шпионов для засылки в СССР. Отделом британской разведки, который работал против СССР, руководил Ким Филби, являвшийся в то же время агентом советской разведки. Примечательно, что в 1946–1947 годах за Бандерой охотилась военная полиция на территории американской зоны оккупации Германии, в связи с чем ему приходилось скрываться, жить на нелегальном положении. На конференции ОУН в 1947 году он был избран начальником провода всей ОУН (что фактически означало объединение ОУН(б) и ОУН(м)).

К началу 1950-х Степан Бандера обосновался в Мюнхене и начал вести почти легальное существование. В 1954-м к нему присоединились жена и дети. К этому времени американцы оставили Бандеру в покое, но агенты советских спецслужб не оставляли попыток его ликвидации. Чтобы предотвратить возможные покушения, СБ ОУН(б) выделила своему лидеру усиленную охрану, которой во взаимодействии с немецкой криминальной полицией удалось сорвать несколько попыток его убийства.

15 октября 1959 года Степан Бандера один возвращался домой с рынка, где делал обычные покупки. Бандера оставил свой автомобиль в гараже, открыл ключом дверь в подъезде дома № 7 по Крайттмайрштрассе и вошел внутрь. Здесь его ждал агент КГБ Богдан Сташинский. Пистолет-шприц с цианистым калием он спрятал в свернутой в трубку газете. Всегда осторожный, в тот день Степан Бандера отпустил телохранителей, прежде чем войти в подъезд. На третьем этаже он увидел человека и узнал в нем Сташинского — утром заметил его в церкви (киллер тщательно следил за Бандерой несколько дней). В ответ на вопрос «Что вы здесь делаете?» незнакомец вытянул руку с газетным свертком и выстрелил Бандере в лицо.

Хлопок был почти не слышен. Внимание соседей привлек крик Бандеры, который под воздействием цианида рухнул на ступеньки. К тому моменту, когда соседи выглянули из своих квартир, Сташинский уже покинул место преступления.



15 октября 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791