Пехота Наполеона в России. Часть 2
ВОЙНА
Пехота Наполеона в России. Часть 2
Александр Королев
историк
Санкт-Петербург
759
Пехота Наполеона в России. Часть 2
Бой за батарею Раевского

Как бы ни менялся характер войны, пехота всегда оставалась «царицей полей», и кампания 1812 года тоже не представляла собой исключение. 
И сколь бы ни была многонациональной Великая армия Наполеона, главной ее ударной силой являлись линейные полки Французской империи. В походе 1812 года, по официальным данным, приняли участие (в полном составе или отдельными подразделениями) шестьдесят пять линейных полков, которым и посвящен этот очерк


Часть 1   >

5-й линейный полк 

В 1812 году основной состав полка находился в Испании, кроме 4-го батальона (16 офицеров и 584 нижних чина), входившего в 13-й временный полк пехоты 1-й бригады 31-й пехотной дивизии Одиннадцатого армейского корпуса.

Доподлинно ничего не известно о действиях этого соединения в русском походе, но пуговицы с французских военных мундиров с цифрой 5 встречаются на территории современных Белоруссии и Литвы.

6-й линейный полк 

По расписанию на 15 августа 1812 года 4-й батальон этого полка (18 офицеров и 500 нижних чинов) входили в 17-й временный полк пехоты 2-й бригады 30-й пехотной дивизии Одиннадцатого армейского корпуса.

Пуговицы этой воинской части встречаются на территории современной Белоруссии, что доказывает факт присутствия отдельных подразделений полка на театре боевых действий в 1812 году.

8-й линейный полк 

В 1812 году 4-й батальон этого полка (16 офицеров и 697 нижних чинов) входили в 7-й временный полк пехоты 1-й бригады 30-й пехотной дивизии Одиннадцатого армейского корпуса.

Доподлинно известно, что этот полк в то время, когда именовался 8-й линейной полубригадой, формировался из жителей французского департамента Диль и отличался невероятной стойкостью и отвагой под огнем противника.

Пуговицы этого полка встречаются на территории Белоруссии и под Смоленском.

9-й линейный полк 

В русской кампании 1, 2, 3 и 4-й батальоны полка входили во 2-ю бригаду 14-й пехотной дивизии Четвертого армейского корпуса, которым командовал пасынок Наполеона вице-король Италии Евгений де Богарне.

В состав полка входила рота полковой артиллерии с двумя 3-фунтовыми пушками. Личный состав: 96 офицеров и 2560 нижних чинов.

В битве при Островно 26–27 июля 1812 года именно 200 парижских стрелков 9-го линейного полка первыми начали маневр, продефилировав на виду у всей русской кавалерии. 

Из воспоминаний французского офицера: «Многочисленные стрелки русских заставили дорого оплачивать почву, которую мы у них отвоевали». Из этого храброго отряда немногие вернулись к своим бивуакам.

А вот этот же эпизод в воспоминаниях Лабома, инженер-капитана Четвертого армейского корпуса: «В этот день дивизия Бруссье шла впереди; она заняла с раннего утра позицию на возвышенности, находившейся против площадки, занятой русскими. В то же время несколько эскадронов гвардейских казаков атаковали 16-й полк конных егерей; этот полк потерпел бы полное поражение, если бы его не выручили подоспевшие с левой стороны 200 стрелков под командой капитанов Гюйара и Савари. Эти воины обратили на себя внимание всей армии, которая, стоя на холме (имевшем форму амфитеатра), следила за их подвигом и высказывала справедливое одобрение их храбрости.

Наполеон, бывший свидетелем этого славного подвига, послал спросить, к какому корпусу принадлежат эти солдаты; они ответили. «К 9-му полку, и три четверти сыны Парижа!» – «Скажите им, – ответил император, – что они храбрецы и все заслуживают крест».

В Бородинском сражении полк принимал участие в решающей атаке на Курганную батарею (Большой редут – у французов, батарея Раевского – у русских). Вот как описывает ее в своем дневнике Цезарь Ложье де Беллинкур (в 1812 году – младший лейтенант, старший адъютант полка королевских велитов Итальянской гвардии): «Командир батальона Дель-Фанте, из штаба вице-короля, обходит тогда слева редут во главе 9-го и 35-го полков и, несмотря на храбрую защиту отчаянно бьющихся русских, захватывает его. Осажденные не хотят сдаваться, и там происходит поэтому ужасная резня. Сам Дель-Фанте, увидав в схватке русского генерала – это был генерал Лихачев, – бросился к нему, обезоружил, вырвал его из рук освирепевших солдат и спас ему жизнь против его воли. «Ваше поведение, бравый Дель-Фанте, – сказал ему вице-король, – было нынче геройским!» Он тут же, на поле битвы, назначил его адъютантом – награда, равно украшающая и принца, и солдата. В тот же приступ мы завладеваем 21 русским орудием: наши враги не успели увезти их с редута». 

А вот как действия полка в этом сражении описывает Ф. Н. Глинка: «Один из полков, захвативших люнет, а именно 9-й, был весь составлен из уроженцев Парижа (d’entants de Paris). Он исполнил дело с блестящей неустрашимостью. В двухчасовой борьбе этот полк потерял из фронта 1068 нижних чинов и 42 офицера! Полковник полка получил две раны пулями. Вот образчик потерь и храбрости французов!»

Таким образом, наряду с кавалеристами 9-й линейный полк можно смело причислять к покорителям Большого редута.

Приведем также воспоминания Эжена Лабома, инженер-капитана штаба 4-го армейского корпуса: «Построенные в боевом порядке, спокойно двинулись эти полки вперед; они уже приближались к неприятельским окопам, когда все пушки батареи стали стрелять картечью, что внесло в наши ряды опустошение и ужас. Наши солдаты сначала пришли в замешательство от этого губительного отпора; заметив это, вице-король стал ободрять их, напоминая каждому полку заслуженную им в различных обстоятельствах славу, говоря одному: «Сохраните доблесть, которая дала вам имя непобедимых», другим: «Подумайте, ведь ваша слава зависит от этого дня», потом, обратившись к 9-му линейному полку, он воскликнул с волнением: «Храбрые солдаты, вспомните, что при Ваграме вы были со мной, когда мы опрокинули центр врага!» Он настолько воспламенил их такими словами, а еще больше своим примером, что повсюду прошло радостное волнение и, двинувшись снова на редут, все поклялись честью и Родиной, что ни пули, ни ядра, ни раны не заставят их ни на шаг отступить».

Если перед Бородинской битвой полк налицо имел 91 офицера и 1949 нижних чинов, то в Москве – 57 офицеров и 1024 нижних чина, что свидетельствует о понесенных им потерях.

Таким образом, при Бородино выбыло около половины личного состава. Командир полка, полковник шевелье В. Вотре был ранен. По итогам битвы восемь офицеров и четыре нижних чина были награждены орденом Почетного легиона.

В сражении за Малоярославец полк в составе 14-й пехотной дивизии несколько раз врывался на улицы города, но всякий раз русские воины выбивали их оттуда. Вот как француз Лабом описывал город после боя: «Улицы можно было различить только по многочисленным трупам, на каждом шагу попадались оторванные руки и ноги, валялись раздавленные проезжавшими артиллерийскими орудиями головы. От домов остались лишь только дымящиеся развалины, под горящим пеплом которых виднелись наполовину развалившиеся скелеты». 

После этой крупной стратегической победы русской армии, не допустившей Наполеона в южные губернии и вынудившей его к отступлению по разоренной Старой Смоленской дороге, 9-й линейный полк был практически полностью обескровлен.

Во втором сражении под Красным он уже почти не вводился в дело, а из-за малочисленности оставался в резервах, где охранял обозы.

После Красного оставшиеся в живых офицеры полка приняли решение уничтожить полкового орла (навершие), чтобы предотвратить захват его русскими войсками.

В ходе русской кампании 1812 года 9-й линейный полк был полностью разбит.   

11-й линейный полк

В 1812 году, по официальным данным, этот полк не участвовал в русском походе, и многие путают его с 11-м временным полком пехоты 31-й пехотной дивизии Одиннадцатого армейского корпуса. 

Временный полк был укомплектован запасными батальонами других полков, о которых мы расскажем ниже. Сам же 11-й линейный полк был представлен своим 4-м батальоном (ориентировочно 16 офицеров и 670 нижних чинов) в 13-м временном полку пехоты 1-й бригады все той же 31-й пехотной дивизии 11-го армейского корпуса.

Пуговицы этого полка в основном встречаются на коммуникационной линии Витебск – Красный – Смоленск. 

12-й линейный полк

В походе 1812 года участвовали все боевые (1, 2,3, 4 и 6-й) батальоны полка. Под командованием полковника барона Жана М. Тулуза полк входил во 2-ю бригаду 3-й пехотной дивизии Первого армейского корпуса.

Личный состав: 115 офицеров и 3700 нижних чинов.

В полку имелась полковая артиллерия – четыре 3-фунтовые пушки.

Стоит отметить, что одна рота (3 офицера и 143 нижних чина) 5-го запасного батальона входили в 1-ю маршевую полубригаду 1-й маршевой дивизии резерва Одиннадцатого армейского корпуса.

Полк храбро сражался под стенами Смоленска и у Валутиной горы, где 19 августа был смертельно ранен командир полка Ж. М. Тулуз, который через два дня скончался в Смоленске.

Потери полка были очень значительны. Так, по перекличке, произведенной 23 августа, в 12-м линейном полку в строю состояло 1862 человека.

Командование полком было возложено на шефа 4-го батальона майора Л. Николя, во главе с которым полк и участвовал в Бородинском сражении.

Вот что о действиях полка в составе своей дивизии у Курганной батареи писал в рапорте бригадный генерал Э. М. Жерар: «В это время три батальона 12-го линейного полка подались вправо и с успехом отражали все усилия противника до того момента, когда я получил приказ поддержать движение, которое намеревался предпринять кавалерией неаполитанский король».

Я велел тогда вступить в линию двум батальонам 12-го полка и основной части 21-го линейного полка. Я построил на крыльях по батальонному каре, все остальные были развернуты, чтобы противопоставить неприятелю больше огня.

Я прибыл в таком порядке к высоте с редутом, который был захвачен атакой кавалерии и наших пехотных стрелков. Я прибыл вовремя, чтобы отбросить массу неприятельской пехоты, пытавшейся отбить редут... Дивизия удерживала там позицию против неприятеля до 7 с половиной часов вечера, когда Его Императорское Высочество счел возможным заменить ее войсками генерала Клапареда. 7-й легкий,12-й и 21-й линейные заслужили самую большую похвалу своею храбростью и неустрашимостью».

И в этом сражении полк заплатил очень большую цену. По перекличке, произведенной 15 сентября, налицо было 69 офицеров и 1216 нижних чинов.

За Бородино, уже в Москве, полк получил 33 креста Почетного легиона.

3 ноября под Вязьмой авангард русской армии под командованием генерала М. А. Милорадовича и атамана М. И. Платова, оседлав Старую Смоленскую дорогу, отрезали 1-й корпус маршала Л. Н. Даву от основных сил Великой армии. Ситуация была критической, и только ценой огромных потерь и невероятных усилий удалось оттеснить заслон русских. Путь к отступлению был открыт, но в скором времени это отступление превратилось в бегство. Вот как описывал события под Вязьмой генерал А. П. Ермолов: «В Вязьме в последний раз мы видели неприятельские войска, победами своими вселявшие ужас повсюду и в самих нас уважение. Еще видели мы искусство их генералов, повиновение подчиненных и последние усилия их. На другой день не было войск, ни к чему не служила опытность и искусство генералов, исчезло повиновение солдат, отказались силы их, каждый из них более или менее был жертвою голода, истощения и жестокости погоды».

В ходе русского похода были полностью уничтожены все пять боевых батальонов полка и утрачено знамя.



7 августа 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
276700
Сергей Леонов
184641
Александр Егоров
168781
Светлана Белоусова
122881
Татьяна Минасян
122018
Татьяна Алексеева
111956
Борис Ходоровский
110029
Сергей Леонов
103222
Татьяна Алексеева
102862
Виктор Фишман
85155
Павел Ганипровский
75125
Борис Ходоровский
75101
Наталья Матвеева
63132
Павел Виноградов
63074
Богдан Виноградов
61015
Наталья Дементьева
56341
Дмитрий Митюрин
52833