Властелины колец
СССР
«Секретные материалы 20 века» №14(530), 2019
Властелины колец
Борис Ходоровский
журналист
1544
Властелины колец
Майкл Килланин открывал Олимпиаду-80 в Москве

Ежегодно 23 июня празднуется Международный олимпийский день. Именно в этот день в 1894 году по инициативе французского барона Пьера де Кубертена был основан Международный олимпийский комитет. Его задачей основатель видел возрождение античных Олимпийских игр. Вряд ли Кубертен мог предположить, что спустя 125 лет его детище превратится в одну из самых влиятельных международных организаций с многомиллиардными доходами. За всю историю в МОК было всего девять президентов, причем некоторые казались вечными, а некоторые воспринимались как временные фигуры.

 Греческий поэт, друг французского барона

Конгресс, на котором был основан МОК и принято решение о возрождении Олимпийских игр, состоялся в Париже. По приглашению своего друга Пьера де Кубертена в нем принимал участие представитель Всегреческого Афинского клуба Димитриос Викелас. Его называют то бизнесменом, то литератором. И то и другое верно. Отец Викелоса, торговавший зерном, приобщал наследника к семейному бизнесу. После того как фирма разорилась, Димитриос отправился в Лондон и работал бухгалтером в компании своего дяди. 

Предпринимательской жилкой Викелас не обладал. Он увлекался литературой, знал несколько европейских языков, включая русский. Учитывая, что родственники его матери жили в Одессе и Таганроге, а в юности Дмитрий частенько у них гостил, в этом не было ничего удивительного. В начале 70-х годов позапрошлого века Викелас перебрался в Париж, где занимался литературными переводами, а также опубликовал несколько статей, посвященных школьному образованию в Греции. Тема, конечно, не слишком актуальная для французского общества конца XIX века.

Зато прочитанный на учредительном конгрессе МОК доклад Викеласа об олимпийском движении в Древней Греции произвел впечатление на делегатов. К тому же, по мнению Кубертена, президентом МОК должен был стать представитель Эллады. Им и стал Викелас. Он внес огромный вклад в проведение первых Олимпийских игр современности в Афинах в 1896 году. Успех начинания был столь впечатляющим, что президент МОК предложил проводить Олимпийские игры в Афинах раз в четыре года. Против этой идеи резко выступил Кубертен. 

После этого Викелас отстранился от олимпийского движения, передав бразды правления в МОК отцу-основателю, Пьеру де Кубертену. Сам же первый президент полностью переключился на вопросы образования, а на конгрессе МОК присутствовал в качестве почетного гостя.

 Французский барон, друг фюрера

Изначально Пьер де Кубертен занял в МОК пост генерального секретаря. Фактически с самого начала в комитете произошло разделение законодательной и исполнительной власти. После отставки Викеласа иных кандидатур на пост президента не было. 

С первых лет работы на этом посту Кубертен столкнулся с немалыми трудностями. Олимпиада в Афинах прошла с большим успехом, став событием в жизни не только Греции, но и всей Европы. Две следующие Олимпиады, в Париже и американском Сент-Луисе, остались в тени проходивших в этих городах всемирных выставок. В 1906 году в Афинах прошли внеочередные Игры, посвященные десятилетию первых. И снова с большим успехом.

Тем не менее Кубертен на правах президента МОК настоял на принципе ротации олимпийских столиц. В 1912 году в Стокгольме в их программу включили современное пятиборье. Этот вид спорта, в котором необходимо продемонстрировать навыки бега, плавания, фехтования, стрельбы и конного спорта, придумал сам Кубертен. Серьезным испытанием для олимпийского движения стала Первая мировая война. Если в Древней Греции на время Олимпиад прекращались все боевые действия, то в начале ХХ века олимпийцы оказывались по разные стороны фронтов.

Сам Кубертен был призван во французскую армию в 1916 году. Он добровольно сложил с себя полномочия президента МОК. Точнее, передал их одному из членов комитета, Годфруа де Блоне. Тот представлял нейтральную Швейцарию. Вновь во главе МОК Кубертен встал через год после окончания Первой мировой войны. Оставил он этот пост после блестяще проведенной в Париже Олимпиады-1924. В знак признания заслуг французского барона за ним был закреплен пост почетного президента МОК.

В этом качестве Пьер де Кубертен активно ратовал за проведение в Гармиш-Партенкирхене и Берлине зимней и летней Олимпиад 1936 года. Он неоднократно приезжал в нацистскую Германию и попал под влияние министра пропаганды Иозефа Геббельса и самого Адольфа Гитлера, для которых проведение Игр стало возможностью показать всему миру привлекательное лицо Германии. Принимали почетного президента МОК в рейхе настолько тепло, что Кубертен даже назвал фюрера великим человеком.

 Бельгийский граф, враг социализма

Третьим президентом МОК стал бельгийский аристократ Анри де Байе-Латур. Он родился в семье бывшего губернатора провинции Антверпен и после окончания университета поступил на дипломатическую службу. С детства Анри активно занимался спортом, отдавая предпочтение конному. В 1903 году Байе-Латур был избран членом МОК. Его звездным часом стала Олимпиада-1920 в Антверпене. После окончания первой мировой войны в Европе не было желающих организовать столь масштабные спортивные соревнования. Антверпен, получив право на проведение Игр в 1919-м, за один год сумел справиться со всеми проблемами. Сейчас олимпийским столицам предоставляют целых семь лет на создание инфраструктуры и решение всех организационных проблем. Правда, и масштабы у Олимпиад нынче другие.

Именно Байе-Латур, возглавляя МОК, выработал основные принципы определения олимпийских столиц. При нем представители национальных олимпийских комитетов получили возможность посещать места проведения будущих Олимпиад и знакомиться с аренами и условиями для спортсменов. Бельгийский граф прекрасно понимал роль средств массовой информации. Он был инициатором издания специального информационного бюллетеня МОК на четырех языках и назначения специального олимпийского пресс-атташе. При этом Байе-Латур категорически отверг как идею приглашения на Игры спортсменов из советской России, так и предложение члена МОК графа Льва Урусова о выступлении на Олимпиадах двух сборных – РСФСР и представителей белой эмиграции.

Методы управления третьего президента МОК кардинально отличались от демократических принципов Кубертена. При Байе-Латуре усилилось влияние исполкома МОК. Система управления, созданная в 20-х годах прошлого века, с некоторыми поправками на современные реалии действует и по сей день. Бельгийский граф был сторонником разграничения любительского и профессионального спорта. Именно по его инициативе из программы Олимпиад были исключены бейсбол, теннис и регби. Да и профессиональным футболистам и горнолыжникам путь на олимпийские арены был заказан. 

Фактически Байе-Латур пролоббировал проведение Олимпийских игр 1936 года в Германии. Он не поддержал обращение в МОК с призывом бойкотировать нацистский режим и перенести летнюю Олимпиаду из Берлина в Барселону. Не случайно похороны третьего президента МОК, который возглавлял его до своей смерти в 1942 году, в оккупированном Брюсселе были организованы нацистскими властями с помпой. Гроб был покрыт олимпийским флагом, а проводить своего друга в последний путь приехали Гитлер и Риббентроп.

 Американский спортсмен, враг профессионализма

Четвертый глава олимпийского движения, швед Зигфрид Эдстрем, стал скорее переходной фигурой. Несколько лет после смерти Байе-Латура он возглавлял МОК в качестве и. о. президента. Лишь в 1946 году избавился от приставки, а через шесть лет передал бразды правления американцу Эвери Брендеджу. Гораздо больше Эдстрем успел сделать на посту президента Международной ассоциации легкоатлетических федераций, которую возглавлял с момента основания в 1912 году на протяжении 34 лет.

В историю олимпийского движения Брендедж вошел как первый президент МОК, участвовавший в Олимпиадах в качестве спортсмена. В 1912 году в Стокгольме он занял шестое место в соревнованиях по легкоатлетическому пятиборью и 22-е в метании диска. Выходец из простой рабочей семьи, получив высшее образование, решил пойти по стезе спортивного функционера. В 1928 году он возглавил НОК США.

Серьезным испытанием для Брендеджа стал вопрос об участии американских олимпийцев в Олимпиаде-1936. Президента НОК США нацистские бонзы охотно принимали и обхаживали в Берлине, но кампания по бойкоту в Америке набирала обороты. Особенно старались влиятельные еврейские организации, но Брендедж объявил эту идею заговором сионистов. Незначительным большинством голосов НОК США принял решение участвовать в берлинских Играх, которые стали триумфом завоевавшего четыре золотые медали Джесси Оуэнса. Организаторы тоже остались довольны.

В 1952 году Брендедж сменил Эдстрема на посту президента МОК и занимал его два десятилетия. За это время изменился мир и изменился спорт, но взгляды американского функционера оставались неизменными. Он был решительным противником допуска на Олимпийские игры профессионалов. Даже тех, кто заработал на показательных выступлениях или коммерческих стартах несколько сот долларов. Брендедж активно поддержал своего земляка, президента Международной федерации хоккея Джона Ахерна в вопросе о допуске (точнее, недопуске) профессионалов НХЛ на чемпионаты мира.

Такая позиция находила полную поддержку у спортивного руководства СССР и ГДР, а также других социалистических стран. Студенты, офицеры и инструкторы физкультуры производственных предприятий добывали олимпийские медали, не встречая конкуренции со стороны западных профессионалов. Олимпийская карьера Брендеджа омрачилась мюнхенской трагедией. Он принял решение продолжать Олимпиаду-1972 после атаки палестинских террористов на израильских спортсменов, жертвой которых стали 12 человек.

 Испанский маркиз, друг СССР

На сессии МОК в Мюнхене шестым президентом МОК был избран Майкл Моррис, третий барон Килланин. Именно так именовался ирландский аристократ в официальных документах. Ему выпала трудная миссия. Олимпийское движение переживало кризис. Желающих принять Игры с каждым годом становилось все меньше. Олимпийские столицы зимней Олимпиады-80 и летних Игр-84, Лейк-Плэсид и Лос-Анджелес, были просто утверждены. Конкурентов у них не было. Это противоречило Олимпийской хартии.

Олимпиада-1976 в Монреале принесла колоссальные убытки, и к тому же практически все африканские страны ее бойкотировали в знак протеста против турне регбистов Новой Зеландии по ЮАР, проводившей политику апартеида. После завершения Игр в Лейк-Плэсиде президент США Джимми Картер объявил о бойкоте Олимпиады в Москве, к которому присоединились многие западные страны и КНР. Килланин, пробыв во главе МОК всего восемь лет, подал в отставку и уступил бразды правления Хуану-Антонио Самаранчу.

Его в официальных документах именовали дон Хуан-Антонио Самаранч и Торельо, первый маркиз де Самаранч. Испанский аристократ возглавлял МОК 21 год. Будучи избранным на этот пост в предолимпийской Москве, он настоял на проведении сессии МОК, где определяли его преемника, в 2001 году в столице России. Выходец из богатой семьи в годы гражданской войны был призван в республиканскую армию, дезертировал и транзитом через Францию оказался в рядах фалангистов. Будущий диктатор Франко этот поступок оценил, и Самаранч сделал блестящую карьеру в родной Барселоне, а после восстановления дипломатических отношений между Испанией и СССР стал послом в Москве.

Он активно поддерживал идею проведения первой Олимпиады в социалистической стране, а затем всеми силами пытался уговорить советское руководство послать команду на Игры-1984 в Лос-Анджелес. В нашумевшей книге «КГБ играет в шахматы» авторы, среди которых два гроссмейстера, историк-эмигрант и один бывший офицер КГБ, утверждается, что Хуан Антонович, как называли седьмого президента МОК в СССР, был завербован советскими спецслужбами. Впрочем, если верить этой книге, агентами КГБ был каждый второй гроссмейстер и практически все советские спортивные функционеры. Президентов США в список не включили. Естественно, ни подтверждать, ни опровергать подобную информацию современная пресс-служба ФСБ не будет. 

В отличие от своих предшественников Самаранч не стал держаться за принципы, заложенные основателями олимпийского движения в XIX веке. Фактически испанский маркиз и большой друг СССР спас олимпийское движение. Вплоть до 1984 года МОК зарабатывал 80 процентов дохода на лотереях и продаже памятных монет. Все расходы на проведение Олимпийских игр ложились на плечи национальных олимпийских комитетов стран, рискнувших провести подобные мероприятия. После Олимпиады-1984 в Лос-Анджелесе все изменилось. Основной доход как МОК, так и оргкомитеты стали получать от продажи прав на телетрансляции и спонсоров.

При Самаранче за большие деньги крупные фирмы получали статус эксклюзивного партнера Игр. Специальная компания занялась продвижением олимпийской символики. Наконец, МОК начал плотно работать с производителями спортивной экипировки, продвигая их товары не только для профессионального, но и для массового спорта. Расширилась, можно даже сказать, раздулась до невероятных размеров программа Игр. В нее включались дисциплины, популярные в азиатских странах. Возможности этого рынка маркетологи просчитали хорошо. И именно при седьмом президенте МОК на Олимпиаде появились профессионалы из НХЛ и НБА, а также звезды мирового тенниса.

Если кто-то думает, что все это произошло по мановению олимпийского факела, то глубоко ошибается. Самаранч проделал громадную работу, используя свой дипломатический опыт. В интервью автору этих заметок многолетний руководитель ОКР Виталий Смирнов, долгое время занимавший пост вице-президента МОК, заметил: «Конечно, никто бы не удивился выдвижению моей кандидатуры на пост главы олимпийского движения. Только я не готов работать 24 часа в сутки семь дней в неделю. Мне часто хочется побыть с друзьями, на охоту съездить, а Самаранч занят только работой. Он может утром провести переговоры в Лозанне, днем быть на приеме в Барселоне, а вечером улететь в Австралию».

 Бельгийский врач, враг допинга

Приняв МОК в роли, как принято сейчас говорить, антикризисного менеджера, испанский маркиз решил оставить пост в возрасте 81 год. Желающих принять бразды правления олимпийской империей оказалось немало. В Москве, где проходили выборы, свои программы представили пять претендентов: американка Анита Дефранц, прославившаяся своей активной позицией против бойкота московской Олимпиады (она выиграла национальный отбор и вошла в состав команды по гребле, но не смогла осуществить свою олимпийскую мечту), будущий фигурант дела о коррупции кореец Ун Юн Ким, будущий глава ВАДА канадец Ричард Паунд, будущий президент Венгрии олимпийский чемпион по фехтованию Пал Шмитт, уличенный в плагиате диссертации об олимпийском движении и подвергнутый импичменту, а также бельгиец Жак Рогге. Он и победил на выборах уже во втором туре, представив привлекательную программу реформ олимпийского движения.

В юности Рогге профессионально занимался парусным спортом и регби. Принимал участие в трех олимпийских регатах. Регби к тому времени в олимпийскую программу не входило, и будущему президенту МОК пришлось довольствоваться выступлениями в чемпионатах Европы. В 1992 году за заслуги перед олимпийским движением король Бельгии Бодуэн возвел Рогге в дворянское достоинство, а через десять лет от нового короля, Альберта II, президент МОК получил графский титул. При этом Рогге всегда подчеркивал, что для него основной специальностью является медицина. За десять дней до избрания в Москве президентом МОК он блестяще провел операцию за хирургическим столом.

Бельгийский граф всячески подчеркивал свою демократичность. Во время его брифинга в Ванкувере автор этих заметок с включенным микрофоном встал, чтобы задать вопрос. «Сидите, сидите! – мгновенно отреагировал глава МОК. – У нас очень демократичная организация». Правда, на острый вопрос о бестактности Евгения Плющенко, запросившего для себя вторую золотую медаль, последовал очень жесткий ответ: «Безусловно, российский фигурист – выдающийся спортсмен, но специально для него никаких поблажек сделано не будет».

Своими приоритетами в олимпийском движении Рогге провозгласил повышение престижа Игр, работу с молодежью, а также борьбу с коррупцией и допингом. При нем был воплощен в жизнь такой интересный проект, как юношеские Олимпийские игры. Восьмому президенту МОК практически удалось нивелировать коррупционные скандалы, захлестнувшие олимпийское движение в последние годы правления Самаранча. С допингом бороться даже дипломированному врачу оказалось намного сложнее. Рогге настоял на сохранении взятых у победителей и призеров Игр проб на протяжении восьми лет. В результате до сих пор пересматривают итоги Олимпиад в Пекине и Лондоне. При этом награды дисквалифицированных атлетов передаются спортсменам, которые вообще не проходили допинг-контроль.

Не увенчались успехом и усилия Рогге по борьбе с гигантизмом Игр. Сократить разбухшую программу не удалось. Наоборот, появились новые дисциплины. Одним из пунктов предвыборной программы Рогге было сокращение количества олимпийских аккредитаций. Только и его внедрить в жизнь оказалось невозможно. Количество желающих посмотреть на халяву олимпийские соревнования «журналистов», гостей и VIP-персон растет с каждыми Играми. 

Рогге оставил свой пост в 71 год перед Олимпиадой в Сочи. Он находился в прекрасной форме, но в соответствии с приверженностью демократическим принципам провел реформу избирательной системы. Теперь президент МОК избирается на восемь лет и может получить в качестве бонуса за хорошую работу еще четыре.

 Немецкий фехтовальщик, друг компромисса

Как быстро летит время! Вот уже и срок президентства Томаса Баха подходит к концу, и через два года на сессии МОК в Афинах развернется нешуточная борьба за звание властелина олимпийских колец. Ведь в 2013 году свои кандидатуры на пост президента МОК выдвинули шесть человек. Самым известным из них был олимпийский чемпион и уже многоопытный функционер Сергей Бубка. 

Впрочем, и Бах имеет звание олимпийского чемпиона. Он завоевал его в составе сборной ФРГ в командных соревнованиях рапиристов на Олимпиаде-1976. Получив юридическое образование, Бах с самого начала работал в олимпийском движении. Большим другом нашей страны его назвать сложно. В 1997-м он возглавлял оценочную комиссию, приезжавшую в претендовавший на проведение Олимпиады-2004 Санкт-Петербург, и дал такой отзыв, что даже в пятерку городов, продолживших олимпийскую гонку, Северная столица не попала.

При Бахе большие проблемы возникли во взаимодействиях со Всемирным антидопинговым агентством. Вырвавшееся из-под полного контроля МОК ВАДА стало претендовать на главную роль в вопросах допуска на Олимпиады. Главный удар пришелся на российских спортсменов. В Рио не допустили легкоатлетов, а также некоторых представителей циклических дисциплин. 

Через два года, перед зимней Олимпиадой в Пхенчхане, был поднят вопрос о дисквалификации всей российской сборной. В результате пришли к компромиссу. На Игры отправилась команда «независимых олимпийских атлетов из России», отбором в которую занималась специальная комиссия. Без объяснения причин отцепили от главного старта многих звезд, от Антона Шипулина и Виктора Ана до Ксении Столбовой и Ивана Букина. Руководители российского спорта вынуждены были пойти на такой компромисс, чтобы хоккеисты и фигуристки сделали страну счастливой. Баха за принятое решение критиковали со всех сторон, но он давно уже зарекомендовал себя как мастер компромисса.

За век с четвертью МОК превратился во влиятельную структуру, чей авторитет сопоставим с ООН. При Самаранче и Рогге был накоплен огромный резервный фонд, который позволяет финансировать масштабные проекты. Будет ли руководить этим процессом Бах, или через два года мы узнаем имя десятого президента МОК, сегодня предсказать невозможно. Как и будущее всего олимпийского движения, которое начиналось в XIX веке. Отцы-основатели мечтали возродить античные традиции, и никто не предполагал, в какой бизнес-проект и средство большой политики превратится их детище.



24 Июня 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85166
Виктор Фишман
68591
Борис Ходоровский
60974
Богдан Виноградов
48007
Дмитрий Митюрин
34114
Сергей Леонов
32059
Сергей Леонов
31626
Роман Данилко
29919
Светлана Белоусова
16313
Дмитрий Митюрин
16009
Борис Кронер
15313
Татьяна Алексеева
14474
Наталья Матвеева
14178
Александр Путятин
13936
Наталья Матвеева
12385
Светлана Белоусова
11867
Алла Ткалич
11655