Дитборн постарался для бразильцев
СПОРТ
«Секретные материалы 20 века» №11(449), 2016
Дитборн постарался для бразильцев
Борис Ходоровский
журналист
Санкт-Петербург
674
Дитборн постарался для бразильцев
Бразильские футболисты после победы в полуфинале чемпионата мира 1962 года

Главной сенсацией чемпионата мира 1962 года стал сам факт его проведения. Решение о том, где состоится мундиаль, принималось на конгрессе ФИФА в Лисабоне 9 июня 1956 года. Выбирали между Аргентиной и Чили. Удивительно, но победу одержал отнюдь не очевидный фаворит. Из 56 делегатов конгресса 32 проголосовали за Чили.

АРГУМЕНТЫ КАРЛОСА ДИТБОРНА

Даже при 16 участниках финальной стадии на карте этой страны сложно было отыскать подходящие города для проведения мундиаля. Из семи миллионов тогдашнего населения два проживали в столице — Сантьяго. Экономика была в упадке, а политическая ситуация задолго до осуществленного генералом Пиночетом переворота отличалась нестабильностью. Находившееся у власти правительство, возглавляемое Хорхе Родригесом, критиковали как представители партии христианских демократов во главе с Эдуардо Фреем, так и ведомые Сальвадором Альенде коммунисты.

Как же чилийцам удалось убедить функционеров ФИФА? Главная заслуга в продвижении чилийской заявки принадлежит Карлосу Дитборну. В 28 лет он возглавил сначала национальную федерацию, а затем и южноамериканскую конфедерацию. В качестве первого аргумента в пользу кандидатуры Чили был использован юбилей — 150-летие независимости. Затем Дитборн заручился государственными гарантиями. Чилийское правительство пообещало финансировать строительство новых стадионов и ремонт старых дорог из резервного фонда. Наконец, последним и, как выяснилось, неотразимым аргументом для членов конгресса ФИФА была заключительная фраза из речи Дитборна: «У нас нет ничего, именно поэтому мы сделаем все». Как тут не вспомнить знаменитые «Лет май харт» Виталия Мутко перед голосованием, на котором определялся хозяин ЧМ-2018!

В ходе кампании по определению места проведения ЧМ-1962 Дитборн проявил себя не только незаурядным организатором, но и мастером пиара. Едва было принято решение о проведении чемпионата в Чили, как в Сантьяго была отправлена телеграмма с поздравлениями и просьбой зарезервировать два билета на матч Чили — Югославия. Послал ее школьник Чедодар Самарджия. Даже гарантировать, что югославы поедут на мундиаль, никто не мог, но Дитборн тотчас пригласил Чедодара на весь чемпионат в качестве VIP-гостя.

Все шесть лет между Самарджией и оргкомитетом шла оживленная переписка. Парень за это время успел окончить школу, отслужить в армии, расстаться с мечтой о карьере футболиста «Црвены Звезды» (его отчислили из молодежной команды за бесперспективность) и поступить на архитектурный факультет. Самое интересное, что, поехав в Чили в качестве почетного болельщика, Чедодар сумел попасть на матч югославов с хозяевами. В этой игре решалась судьба бронзовых медалей.

Только перед этим, да и всеми другими матчами Чили ждало серьезное испытание. В мае 1960 года в стране произошло страшное землетрясение. Ни до ни после нигде в мире не была зафиксирована отметка 9,5 балла по шкале Рихтера. Ущерб, причиненный стихией, оценивался от 400 до 800 миллионов долларов (в нынешних ценах это 3–6 миллиардов). Никто не верил, что через два года Чили сможет принять мундиаль. Подсуетившиеся аргентинцы тут же предложили провести чемпионат в своей стране. И тогда Дитборн произнес еще одну вошедшую в историю фразу: «У нас не осталось ничего, оставьте хотя бы футбол!»

Первоначальные планы проведения турнира пришлось скорректировать. Чилийцы хотели задействовать для игр девять городов, причем в четырех построить новые стадионы, а вместимость главной арены в Сантьяго увеличить с 45 до 100 тысяч. После землетрясения денег в казне не было, и был принят новый план, одобренный ФИФА. Для строительства стадионов задействовали ресурсы местных бюджетов и инвестиции частных компаний. В результате удалось подготовить для проведения игр пусть и скромные в плане вместимости, но все же вполне достойные арены в Винья-дель-Мар, Арике и Ранкагуа. Главный стадион страны «Националь» стал вмещать 77 тысяч зрителей. Причем впервые в истории мировых чемпионатов все места на нем были сидячими.

В самых критических ситуациях Дитборн умудрялся сохранять видимое спокойствие и принимать единственно точные решения. Никто не знал, чего это ему стоило. Когда до начала чемпионата оставалось всего 32 дня, сердце не выдержало. Главная чилийская газета «Меркурио» на первой полосе поместила гигантскую фотографию в траурной рамке и фразу: «Карлос Дитборн умер сегодня утром». Он прожил всего 38 лет, а главным памятником Карлосу стал проведенный в его стране мундиаль.

ОТБОР С ПРИВИЛЕГИЯМИ

Заявки на участие в чемпионате мира подали 56 стран. Ровно половина из них представляли Европу. Еще до начала отборочного цикла пять федераций отозвали свои заявки, но на квалификации это никак не сказалось. Об успехах сборных Канады, Египта, Судана и Индонезии и тогда никто не слышал, да и сейчас тоже. Румыны по жребию попали на итальянцев и вряд ли смогли бы потягаться за путевку на мундиаль.

Удивление вызвало отсутствие заявки от Австрии. Сборная этой страны играла в финальной части ЧМ-1958, но после двух чувствительных поражений от французов в первом чемпионате Европы и нескольких неудач в товарищеских матчах руководители тамошней федерации решили: не стоит тратить силы и средства. И как раз в это время сборная Австрии под руководством нового тренера Карла Деккера преобразилась. В десяти товарищеских матчах австрийцы одержали девять побед. Не устояли перед новой вундертим испанцы и итальянцы, англичане и венгры. Сборную СССР, которая весной 1960-го стала чемпионом Европы, парни Деккера обыграли дважды. В Вене заговорили о возрождении былой славы австрийского футбола, но заявляться на ЧМ-1962 было уже поздно.

Как и на двух предыдущих чемпионатах, финалистами автоматически стали действующие чемпионы и хозяева турнира. Бразилия и Чили представляют, как известно, Южную Америку. На остальные семь стран из этой конфедерации выделили целых три путевки, Европе — семь. Еще четыре разыгрывались в стыковых матчах между представителями разных континентов.

Парагвайцы, представлявшие, напомним, Южную Америку на ЧМ-1958 в Швеции, при жеребьевке оказались именно той командой, которой предстояло отстаивать честь конфедерации в поединке с представителем Северной и Центральной Америки. Там оказалось сразу восемь желающих поехать в Чили. После двухступенчатого отбора «полуфиналистом» стала сборная Мексики. Дома «ацтеки» сумели победить считавшихся фаворитами парагвайцев, а на выезде отстояли ничью.

По такому же сценарию определились два финалиста от Южной Америки. Уругвай оказался сильнее Боливии, а Колумбия — Перу. В противостоянии Аргентина — Эквадор преимущество фаворитов было безоговорочным. Несостоявшиеся хозяева мундиаля отгрузили эквадорцам 11 голов в двух матчах, милостиво позволив соперникам забить лишь три. В первом матче при счете 6:0. Эта игра проходила в эквадорском городе Гуаякиль, и такая концовка позволила избежать вспышек всенародного гнева с последующими жертвами и разрушениями.

В Европе распределение по группам было неравномерным. В семи играли по три команды, и победители сразу же получали путевки в финал. В трех других победитель пары выходил в стыковые игры. Никаких проблем у югославов, одолевших поляков, и испанцев, взявших верх над валлийцами, в противостоянии с представителями Азии и Африки не было. «Юги» уже в первой игре разгромили в Белграде команду Южной Кореи и отправились в Сеул за экзотикой, а испанцы дважды переиграли с минимальным счетом марокканцев. Задачи громить их никто не ставил, хотя тогдашнюю «Красную Фурию» иронично называли не национальной, а интернациональной командой. За нее играли венгр Ференц Пушкаш, аргентинец Альфредо ди Стефано и уругваец Хосе Сантамария. Выступая за «Реал», они без проблем оформили новые паспорта.

Нестандартным путем определялся соперник в стыке для «Скуадры Адзурры». В одну группу свели сборные Эфиопии, Израиля и Кипра. Естественно, первая представляла Африку. Израиль с 1956 года входил в Азиатскую футбольную конфедерацию, а являвшийся членом ФИФА с 1948 года Кипр вообще был вне конфедераций. В УЕФА его приняли только в 1962-м. На такой шаг пошли, скорее всего, памятуя о конфузе в предыдущем цикле, когда Израиль так и не сыграл ни одной игры с представителями Азии и Африки, а подавший заявку Кипр снялся в последний момент.

На этот раз киприоты решили попытать счастья, но после ничьей в Никосии были разгромлены в Тель-Авиве. Включенную в это трио для подстраховки Эфиопию было откровенно жалко. Обе игры с Израилем она провела на выезде. До сих пор неясно, где же африканские гости были номинальными хозяевами, в Хайфе или Тель-Авиве? И там, и там истинные хозяева победили. Да что там Кипр с Эфиопией! В Тель-Авиве израильтяне даже итальянцам дали бой. К 79-й минуте хозяева вели — 2:1, но в концовке все встало на свои места. «Скуадра Адзурра» забила три мяча, а еще шесть безответных, чтобы окончательно поставить соперника на место, отгрузила в Турине.

В тех группах, где путевки в финал оспаривали три команды, по-прежнему при определении победителей не учитывались дополнительные показатели вроде разности мячей в личных встречах или во всех четырех. В результате в трех случаях потребовались переигровки, причем в двух из них проигравшими оказались призеры ЧМ-1958 — шведы и французы.

Английский наставник «Тре Крунур» Джордж Рейнор с удивительным упорством игнорировал шведских легионеров, игравших в итальянской серии A. Он сделал ставку на местных футболистов, которых проверял на длительных сборах. На них Рейнор вызывал игроков на четыре состава и проводил спарринги. Чтобы не было скучно, называл тренировочные команды именами известных клубов. Вместе с «Реалом» и почти бразильским «Фламенго» на сборах у сэра Джорджа было и… «Динамо». Вот какое впечатление произвели на английского специалиста советские футболисты на ЧМ-1958!

Не пустили же серебряных призеров предыдущего чемпионата в Чили скромные швейцарцы. Эту команду в отборочном цикле возглавил опытный Карл Раппан. Его то увольняли из национальной команды, то призывали на роль спасателя. Впервые Раппан стал работать со сборной Швейцарии еще в 1937 году, а этот приход стал четвертым по счету и, как оказалось, последним. Хотя задачу выхода в финал Раппан со своими парнями решил.

На бернском стадионе «Ванкдорф», где проходил финал ЧМ-1954, хозяевам обязательно нужно было победить шведов, чтобы получить право на переигровку. Раппан мобилизовал на эту игру лучшие силы, включая легионеров из французских и итальянских клубов. Приготовил он и сюрприз для Рейнора, отрядив в нападение номинального защитника Рольфа Вютриха. Ну и вроде бы спокойная швейцарская публика отлично справилась с ролью «12-го игрока».

К дополнительному матчу, который состоялся в Западном Берлине, Раппан также подошел очень серьезно, проведя там предматчевый сбор. Рейнор же проявил легкомыслие. Поражение в Берне он списал на публику, невезение и пристрастное судейство своего соотечественника Кенни Астона. В результате шведы, открыв счет в первом тайме, во втором пропустили два гола и расстались с надеждой на поездку в Чили. За этой игрой наблюдали 50 тысяч зрителей, причем именно берлинцев. Ни в Швеции, ни в Швейцарии не нашлось фанатов, готовых поддержать свою сборную.

Иная картина наблюдалась на переигровке в Милане между сборными Болгарии и Франции. Бронзовых призеров ЧМ-1958 приехали поддержать двадцать тысяч фанатов. Из-за уже опустившегося на социалистический лагерь железного занавеса болгарских болельщиков не набралось и сотни. Да и сама переигровка стала сенсацией или чудом — называйте, как хотите. Во Франции хозяева легко разгромили болгар — 3:0, а в заключительном матче группового турнира их устраивала ничья. По большому счету они ее и заслужили.

Болгарам подсобил чешский судья Милан Фенцл. Сначала он не засчитал чистый гол Макса Фюльжензи, зафиксировав офсайд, а на 89-й минуте назначил весьма спорный штрафной. Болгарский полузащитник Никола Ковачев, на котором гости якобы сфолили, находился в очевидном офсайде, да и нарушение на наказание не тянуло. Удар Кирила Ракарова пришелся в «стенку», но чешский арбитр посчитал, что она не отодвинулась на 9 метров, и дал возможность повторить штрафной. Ракаров неожиданно для всех бить не стал, а перебросил «стенку», из-за которой выскочил, как чертик из табакерки, Христо Илиев.

Вокруг этого матча в Болгарии был настоящий ажиотаж. На 50 тысяч билетов было подано 300 тысяч заявок. Праздник местным болельщикам подарила солидарность стран социалистического лагеря. Ну а в Милане французам не помогла даже поддержка болельщиков. И сегодня с качеством поля на тамошнем стадионе бывают проблемы, а в декабре 1961-го оно вообще находилось в отвратительном состоянии. Это лишило бронзовых призеров ЧМ-1958 главного козыря — преимущества в технике. И в довершение ко всему в начале второго тайма ворота Пьера Бернара поразил собственный защитник Андре Лерон. Такого от своего капитана голкипер «трехцветных» не ждал!

Еще одну путевку в переигровке завоевала сборная Чехословакии, победившая шотландцев. Британцы, которые на предыдущем чемпионате были представлены четырьмя сборными, в Чили делегировали лишь одну.

СТРАСТИ ПО ЖЕРЕБЬЕВКЕ

Кроме отсутствия инфраструктуры у Чили была еще одна проблема с приемом мундиаля. Эта страна расположена в Южном полушарии, и лето там совпадает с европейской зимой. Организаторы ЧМ-1962 предложили провести его с 15 января по 15 февраля. Естественно, это не устраивало представителей Старого Света. Прошло уже четыре года с момента, когда чилийцы получили право на проведение мундиаля, а его сроки так и оставались неопределенными.

В конце февраля 1960 года в Базеле созвали экстренный исполком ФИФА для обсуждения щекотливого вопроса. На него прилетел даже смертельно больной президент Международной федерации футбола Артур Дрюри. В результате переговоров с Дитборном был найден компромисс: матч открытия назначили на 30 мая, финал — на 17 июня. Ни европейцев, ни хозяев в полной мере это не устраивало, но компромисс был достигнут.

Дальше — больше. Организаторы мундиаля настаивали на том, чтобы состав четырех групп определялся на их усмотрение. Традиционная жеребьевка их не устраивала. Что любопытно, в Сантьяго вместе со сборной Чили хотели видеть команды Колумбии, СССР и победителя пары Франция — Болгария.

В итоге жеребьевку проводить все же пришлось. «Корзины» формировались весьма нестандартно. Один квартет составили четыре сильнейшие, по мнению организаторов, команды из Южной Америки — Аргентина, Бразилия, Чили и Уругвай. Второй условно назвали слабейшим. К Мексике и Колумбии добавили Болгарию и Швейцарию. Логика организаторов была железной: эти сборные играли дополнительные матчи. Правда, и Чехословакия добыла путевку в финал после переигровки, причем не с призерами ЧМ-1958, а со скромными шотландцами. Как выяснилось, у Дитборна была хорошая интуиция. Ведь именно сборная Чехословакии дошла до финала. Ну а на жеребьевке она «сеялась» вместе с семью другими европейскими командами. Делить их на две четверки организаторы не решились.

Самым лучшим оракулом после жеребьевки проявил себя тренер сборной Бразилии Висенте Феола. Рассуждая о шансах европейских команд, он подчеркнул: «Выше других ставлю Чехословакию и Югославию. Они играют в близкой к южноамериканцам манере. Венгерская сборная перспективна, но находится в стадии становления. Русские (именно так всегда называли сборную СССР) будут делать ставку на силу и не смогут пробиться на вершину».

Регламент ЧМ-1962 практически совпадал с тем, что был четыре года назад в Швеции. С единственным и очень принципиальным изменением. В случае равенства очков у двух и более команд итоговые места в группе определялись по дополнительному показателю — разнице мячей. И никаких дополнительных матчей! Благодаря этому правилу Англия в споре за второе место в группе обошла Аргентину.

FAIR PLAY ИГОРЯ НЕТТО

Сборная СССР без проблем завоевала путевку в финал, обыграв по два раза команды Норвегии и Турции. Жребий определил, что матчи группового турнира команде Гавриила Качалина придется играть в самом малоприспособленном для футбола месте — Арике. В группу 1 попали также сборные Югославии, Колумбии и Уругвая. Уже в первом матче против «югов» сборная СССР лишилась одного из ключевых защитников, Эдуарда Дубинского. Грубым приемом его выбил из игры Мухаммед Муджич. С переломом ноги Дубинского доставили в больницу, и эта травма стала роковой в его судьбе. На фоне травмы у футболиста развилась саркома, и в 34 года он ушел из жизни.

Большую часть матча с югославами сборная СССР провела вдесятером. Замены тогда не разрешались. Играя «за себя и за того парня», чемпионы Европы, как и два года назад в Париже, обыграли принципиальных соперников. В следующей встрече болельщиков ждал неприятный сюрприз. Ведя по ходу встречи с командой Колумбии — 3:0, советская сборная довольствовалась боевой ничьей — 4:4.

Судьба путевки в четвертьфинал решалась в игре с уругвайцами. На 38-й минуте Алексей Мамыкин открыл счет, а во втором тайме Хосе Сасиа сравнял его. Играть оставалось совсем немного, когда мяч после удара Игоря Численко оказался в сетке. Понурые уругвайцы шли к центру поля, а капитан сборной СССР Игорь Нетто подошел к арбитру и сказал, что гола не было. Мяч попал в сетку с внешней стороны, где была дырка.

Уругвайцы в первый момент опешили, а затем ринулись в атаку с новыми силами. Им для выхода в плей-офф нужна была только победа. Судьба же отблагодарила сборную СССР за fair play ее капитана. На 89-й минуте Валентин Иванов забил мяч по всем правилам.

ТРАГЕДИЯ И ТРИУМФ ЛЬВА ЯШИНА

Как и четыре года назад, в четвертьфинале советским футболистам противостояли хозяева. Чилийцев в плей-офф буквально за уши тащили. Судейство англичанина Астона, к которому, напомним, и тренер «Тре Крунур» после поражения в Берне большие претензии имел, в матче Италия — Чили стало легендой. Уже на 7-й минуте он удалил с поля полузащитника «Скуадры Адзурры» Джорджо Феррини. Следуя букве правил, уже в следующей атаке нужно было изгонять с поля чилийца Лионеля Санчеса, который боксерским ударом сломал нос Умберто Маскио. Только Астон сделал вид, что ничего не произошло. Зато у защитника «Скуадры Адзурры» Марио Давида случилась истерика. Фактически итальянцы остались вдевятером и проиграли — 0:2.

Избежавший дисквалификации Санчес забил в четвертьфинале фантастический гол Льву Яшину. Под острым углом он запустил мяч по параболе, и тот невероятным образом залетел в ворота. И второй мяч, забитый чилийцем Эладио Рохасом, был из разряда неберущихся. Только телетрансляций из Чили на Европу не было. Легендарного вратаря объявили главным виновником поражения сборной СССР на основании отчета, продиктованного корреспондентом газеты «Правда» Олегом Игнатьевым. Этого журналиста трудно было назвать знатоком футбола, но авторитет органа ЦК КПСС оказался весомее слов тренера и партнеров по сборной.

На матчах «Динамо», цвета которого защищал Яшин, вратарю кричали: «Отправляйся на пенсию!» Если бы не мудрость тогдашнего наставника «бело-голубых» Александра Пономарева, вратарь завершил бы карьеру уже после чилийского мундиаля и был бы оплеван вчерашними поклонниками. Реабилитировал Яшина чилийский тренер Фернандо Риера. Его назначили наставником сборной мира, которая на знаменитом «Уэмбли» играла матч со сборной Англии в честь столетия футбола. Пост номер один Риера, не задумываясь, отдал Яшину. В интервью накануне игры Риера сказал: «Два мяча, которые влетели в ворота советского голкипера в Сантьяго, никто в мире не смог бы парировать. Яшин играл в той встрече великолепно и спас советскую сборную от многих неприятностей».

Удивительно, но в данном случае мнение буржуазного тренера оказалось весомее высказывания корреспондента советской партийной газеты.

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС НИКОЛАЯ ЛАТЫШЕВА

Без представителя СССР финал мундиаля все же не обошелся. Судить решающий матч, в котором встречались сборные Бразилии и Чехословакии, доверили Николаю Латышеву. В футбольные арбитры он, как это часто бывало в середине прошлого века в СССР, попал по разнарядке. После окончания техникума Латышев пришел работать на завод МЭЛЗ, где была выступавшая в чемпионате Москвы футбольная команда. Из городского спорткомитета поступило указание направить одного человека на семинар по подготовке арбитров. Выбор пал на Латышева, имевшего среднее специальное образование.

В 1939 году он был привлечен в качестве бокового судьи к обслуживанию матчей чемпионата СССР, а в 1940-м дебютировал в качестве главного. Произошло это в Ленинграде, где динамовцы принимали тбилисский «Локомотив». В 1952 году Латышеву первому из советских судей было присвоено звание «Арбитр ФИФА». При этом Латышев не был профессиональным арбитром, коими сейчас являются числящиеся менеджерами в различных частных структурах нынешние российские судьи международной категории. В 1954 году он защитил кандидатскую диссертацию и 40 лет преподавал в Московском станкоинструментальном институте на кафедре «Технология машиностроения».

Его манера судейства напоминала лекцию вузовского преподавателя. Футболисты, как и студенты, относились к Латышеву с уважением и даже почтением. Он тонко чувствовал не только букву, но и дух футбольных правил. В финале ЧМ-1962 в одном из эпизодов мяч задел руку бразильского защитника в штрафной. Нападающие сборной Чехословакии радостно вскинули руки, предвкушая пенальти. Советский арбитр мгновенно остудил их пыл, жестом предложив продолжить встречу. Решение было абсолютно верным, ибо умысла в действиях защитника не было.

После игры руководители сборной ЧССР поинтересовались у Латышева: «Почему вы не назначили пенальти? Ведь вы же советский человек!» Ответ арбитра стал не меньшим откровением для чехословацких товарищей: «Потому и не назначил, что советский!»

ГАРРИНЧА ЗАМЕНИЛ ПЕЛЕ

Сборная Бразилии к чилийскому мундиалю фактически сохранила победный шведский состав. Начинал готовить кампеонов Висенте Феола, который мечтал повторить достижение итальянца Витторио Поццо и стать тренером двукратных чемпионов мира. Помешала болезнь, и бразильцев привез в Чили Аймор Морейра.

На ЧМ-1962 бразильцы установили уникальное достижение. В шести матчах они задействовали всего 12 футболистов. Скорее всего, обошлись бы и 11, но во встрече с командой Чехословакии на групповом этапе получил травму Пеле, которого заменил в основе Амарилдо. В рядах бразильцев продолжали блистать восемь действующих чемпионов мира, включая Диди, Загало, Жилмара. Героем же чемпионата стал Гарринча.

По всем законам природы он вообще не должен был играть в футбол: косоглазие, деформированный позвоночник и смещение костей таза, из-за чего левая нога у него была короче правой на 6 см! Да еще и детство, в котором было мало радостей. Гарринча окончил лишь четыре класса, плохо считал и писал, но на футбольном поле творил чудеса.

В его жизни были только футбол, женщины и алкоголь. Именно во время ЧМ-1962 у Гарринчи завязался роман со звездой школы самбы «Мангейра» Эльзой Суарес. При этом уже в 19 лет он женился на 16-летней Наир Маркес, забеременевшей от него и родившей затем восемь дочерей в законном браке. Наир со своей женской компанией оставалась жить в родном городе Пау-Гранди, а игравший в клубе «Ботафого» из Рио-де-Жанейро футболист времени зря не терял. У него завязался роман с Ираси Кастильо, которая родила ему дочь и сына. Ну и в Швеции во время ЧМ-1958 бразилец завел интрижку с местной официанткой, результатом которой стало появление на свет парня по имени Ульф Линдберг.

Судьба футбольного гения сложилась трагично. Он умер в бедности, а последние годы жизни проводил в барах, рассказывая о своих звездных часах. Конечно, главным стал чемпионат мира в Чили. В полуфинале, где бразильцам противостояли хозяева, Гарринчу просто косили игроки чилийской сборной. В какой-то момент он не выдержал, погнался за своим главным обидчиком Рохасом и дал ему легкого пинка. Перуанский арбитр Артуро Ямасаки тут же показал бразильцу красную карточку. Это решение было настолько несправедливым, что оргкомитет турнира не стал дисквалифицировать лучшего форварда чемпионата. Представить себе финал без Гарринчи было невозможно. И он наряду с «советским человеком» Латышевым стал одним из его героев.

…После чилийского мундиаля во всем мире заговорили об эре бразильского футбола. Команда Морейры несколько видоизменила тактическую схему, примененную Феолой в Швеции. Теперь уже двукратные чемпионы мира играли скорее с тремя полузащитниками, причем в нужный момент Диди из центра поля перемещался к штрафной соперника. Репортаж о финальном матче из Сантьяго на Бразилию вел знаменитый в прошлом футболист Леонидас, который так и не сумел поднять над головой «Золотую богиню». Его переполняло чувство гордости за поколение Пеле, Гарринчи и Диди. Хотя в профессиональном плане легендарному форварду и легендарному комментатору было тяжело. Он никак не мог выговорить фамилию чешского голкипера Вильяма Шройфа и, отчаявшись, называл его просто вратарем. Ну какая разница, кому забил Гарринча!


15 мая 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105448
Сергей Леонов
94311
Виктор Фишман
76232
Владислав Фирсов
70975
Борис Ходоровский
67578
Богдан Виноградов
54196
Дмитрий Митюрин
43417
Сергей Леонов
38320
Татьяна Алексеева
37217
Роман Данилко
36537
Александр Егоров
33467
Светлана Белоусова
32719
Борис Кронер
32441
Наталья Матвеева
30461
Наталья Дементьева
30228
Феликс Зинько
29635