Японская метка Николая II. Часть 2
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №21(433), 2015
Японская метка Николая II. Часть 2
Дмитрий Митюрин
историк
Санкт-Петербург
345
Японская метка Николая II. Часть 2
Так покушение в Оцу было представлено во французской и японской прессе

Во время посещения небольшого городка Оцу стоявший в оцеплении полицейский Сандзо Цудо внезапно подскочил к ехавшему на рикше цесаревичу и дважды ударил его по голове саблей. Оба удара получились скользящими. Выскочив из коляски с противоположной от нападавшего стороны, Николай Александрович обратился в бегство. В этот момент на Цудо бросился ехавший следом принц Георг, а также двое рикш — Ититаро Китагаити и Дзисабура Сакихата.


Часть 1   >

«…НО СМЕРТЬ ОТСТУПИТ»

Подскочив сзади, греческий принц треснул покушавшегося тростью по затылку. Сакихата схватил преступника за ноги и повалил его на землю. Китагаити поднял выпавшую из рук Цуды саблю, после чего стукнул его плашмя по спине, что заставило того потерять сознание…

Забегая вперед, скажем, что все участники задержания были буквально осыпаны наградами. По возвращении в Россию император Александр III приказал украсить трость принца Георга бриллиантами, так что, как и обещал Теракуто, она действительно «оказалась сильнее меча» и «засияла блеском». Не обделили и рикш, каждый из которых кроме «премиальных» получил по две медали и две пожизненные пенсии — от японского и русского правительств…

Сразу после покушения, согласно донесению одного из членов свиты князя Барятинского, «Николай Александрович стоял посреди улицы, без шляпы, держась правой рукой за голову, из которой сильно лилась кровь; на правой стороне, довольно высоко над ухом, была, как всем показалось, глубокая рана; лицо, шея и руки были выпачканы кровью; платье тоже». Тем не менее, если верить этому рапорту, первым делом великий князь обратился не к доктору, а к сопровождавшему его представителю «принимающей стороны» принцу Арисугаве: «Прошу вас, ни минуты не думайте, что это происшествие может испортить хорошее впечатление, произведенное на меня радушным приемом, встреченным мною всюду в Японии».

Произнеся эти слова, цесаревич присел возле одной из лавок, после чего доктор Рамбах перевязал ему голову. Потом раненого на рикше доставили в дом губернатора, причем сопровождавшие Николая русский посол в Японии Шевич и Барятинский целых полчаса бежали рысцой рядом с экипажем в полной готовности защитить великого князя от повторного покушения.

Визит свернули, и уже вечером цесаревич вновь оказался на борту «Памяти Азова». В последующие три дня пока крейсер стоял на рейде, на корабль прибывали подарки и различные послания с выражениями соболезнования. Справедливости ради следует признать, что дело здесь заключалось не столько в симпатии к цесаревичу, сколько в боязни войны с Россией, при которой, по мнению подавляющего большинства японцев, их Родина была обречена на поражение.

Паника была столь сильна, что на состоявшемся сразу же после покушения совещании у Мутсухито многие сановники были близки к истерике. Сразу же по его окончании Сын Неба («тэнно») покинул свою резиденцию и впервые в истории побывал на борту иностранного военного судна, где лично рассыпался в извинениях перед цесаревичем.

Тем не менее Николай Александрович решил отказаться от посещения Токио. 19 мая «Память Азова» покинула Японию. В этот же день на площади перед русским посольством покончила с собой 26-летняя швея Юко Хакатэяме. Таким необычным образом девушка попыталась принести нечто вроде искупительной жертвы за вину своего соотечественника. Другая патриотка — некая Сада Нагата в своем письме к губернатору Киото предлагала предотвратить войну с Россией следующим способом: «…выбрать самых красивых японских женщин, нарядить их как куколок и отправить в дар русским генералам… А я готова отправиться вместе с ними в Россию служанкою. Я жизни не пожалею ради того, чтобы доказать свою преданность государю. Прошу Вас снизойти к моей просьбе».

Русским об этом предложении почему-то не сообщили.

МОТИВЫ «ЯПОНСКОГО ПАТРИОТА»

Ну а что же сам Сандзо Цуда? В представленной полицейским начальством аттестации о нем сообщалось следующее: родился в 1854 году, с 17-летнего возраста служил в армии, во время Юго-Западной войны был награжден, а после ее окончания демобилизовался по ранению в чине старшего унтер-офицера.

Затем он поступил в полицию, откуда был уволен в 1885 году за то, что подговаривал сослуживцев избить своего непосредственного начальника. Благодаря ходатайству одного из однополчан Цудо вернули в полицию, но перевели в другой округ. Никаких иных серьезных взысканий у него не было. Перед командировкой в Оцу вел себя как обычно.

Свое нападение на цесаревича Цудо поначалу объяснял тем, что на него «нашло затмение». Версия о психической неуравновешенности подтверждалась и показаниями его супруги, заявивший, что после перевода на новое место службы он буквально целый месяц «не переносил присутствия посторонних».

Тем не менее версия о преступнике-психе имела один серьезный изъян, поскольку неизбежно вызывала вопрос: каким образом такой человек мог целых 13 лет служить в полиции?

Между тем родственник преступника, некий Есидзуми, показал, что незадолго до командировки он беседовал с Цудо и тот, ссылаясь на шутливые слова императора, сказал: «Скоро к нам прибывает русский цесаревич. Говорят, вместе с ним в Японию возвращается Сайго. Если это действительно так, нас лишат полученных наград. Вот ведь незадача!»

Есидзуми ответил, что, по его мнению, слухи о Сайго — полная ерунда. Однако Цудо не согласился: «А я думаю, что все это правда, и вот почему. По прибытии в Японию цесаревичу полагалось бы первым делом направиться в Токио, а он вместо этого поплыл в Кагосиму. Не иначе как тут все дело в том, что вместе с ним был Сайго».

Следует пояснить, что именно в Кагосиме разыгрались заключительные события Юго-Западной войны и там же находился памятник погибшим солдатам и офицерам правительственной армии. Именно возле этого памятника преступник, по его словам, впервые увидел цесаревича. Цудо стоял в карауле, а Николай Александрович якобы прибыл сюда в сопровождении некоего пожилого господина, который весьма бесцеремонно уселся на ограду. Затем русские начали в бинокли осматривать окрестности и время от времени обращались за пояснениями к своим рикшам. Те были очень словоохотливы и вели себя «как собаки, ожидающие подачку». Наблюдавший за всем этим Цудо вспомнил слухи о том, что русские приехали сюда шпионить, вспомнил о своих павших товарищах и о том, что цесаревич, наверное, тайно привез в Японию предателя Сайго…

В общем, именно тогда в уме простого полицейского возникла идея покушения, которую он и претворил в жизнь спустя двое суток. Правда, остался невыясненным один нюанс, который наверняка был известен следователям. Цесаревич не посещал памятник героям Юго-Западной войны, и Сандзо Цудо наверняка перепутал его с каким-то другим иностранным туристом. Но почему же тогда, стоя в оцеплении в Оцу и уже наверняка видя свою ошибку, он все-таки занес руку для рокового удара?..

Российская дипломатия настаивала на применении к Сандзо Цуде статьи 116-й Уголовного кодекса, согласно которой даже несостоявшееся покушение на лиц императорской крови карается смертной казнью. Однако, вопреки мнению собственного правительства, японские юристы судили его по 113-й статье, как за обычное покушение на убийство с максимальным наказанием — пожизненным заключением. Мотивировалось это тем, что в статье 116-й говорилось не об императорах вообще, а именно о «тэнно» — то есть о носителе титула, который употреблялся исключительно по отношению к повелителю Страны восходящего солнца.

В результате Сандзо Цудо был приговорен к пожизненному заключению, которое ему довелось отбывать в тюрьме Кусиро на острове Хокайдо. Впрочем, находился он там недолго и уже 29 сентября 1891 года умер от пневмонии.

КТО СТОЯЛ ЗА САНДЗО ЦУДОЙ?

Для объяснения подлинных мотивов преступления на суд читателя можно предложить сразу три версии. Первая — романтическая — муссировалась в бульварной печати, и, конечно же, в ней не обходилось без гейши. Любопытно, что в Кунтскамере среди экспонатов, привезенных Николаем Александровичем с Востока, якобы находится и кукла некоей роковой красавицы, приревновав которую Сандзо Цудо решил расправиться с цесаревичем. Вот только имя этой самой роковой красавицы оказалось не такой уж тайной — О-Эй. Но самое главное, что нет никаких оснований предполагать, будто Цудо знал о ее существовании (не говоря о том, чтобы убивать из ревности).

Вторую и третью версии можно считать политическими, и различаются они лишь в одном пункте — был ли Сандзо Цуда одиночкой, или же он выполнял чью-то волю?

Рассуждая о мотивах, двигавших преступником, Ухтомский указывал, что «странный случай в Оцу имел некоторую связь с охватившим Японию трепетом при реализации слухов о строительстве Сибирской железной дороги».

Завершение Транссиба позволяло России резко расширить свое экономическое и военное присутствие на Дальнем Востоке, что, конечно же, не могло понравиться ни Соединенным Штатам, ни Англии, ни Японии. Соответственно, в прессе этих трех стран все чаще стали появляться статьи о «русской угрозе» и даже о «тирании Романовых», которой должны противостоять нации, избравшие демократический путь развития.

Но с другой стороны, нельзя было исключать и еще один возможный вариант развития событий — Россия и Япония объединяются против Соединенных Штатов и Англии. И визит Николая Александровича мог, да и должен был стать первым значительным шагом в этом направлении.

Однако встреча цесаревича с «тэнно» произошла уже после покушения в Оцу, в обстановке, не слишком подходящей для заключения каких-либо альянсов. Вместо разговоров о политике императору Мутсухито пришлось извиняться за скверное поведение своего подданного, а цесаревичу заверять — мол, ничего страшного.

Но кто же мог направлять руку Сандзо Цуда? Самые вероятные кандидаты — британские или американские спецслужбы, действовавшие по указанию своих правительств. Действовать они могли через своих «агентов влияния» из числа японских сановников, имеющих собственный взгляд на то, что именно хорошо и плохо для Страны восходящего солнца. Последним через своих подчиненных следовало вызвать у Сандзо Цуда ненависть к русским, которые якобы угрожают его любимой Родине. А потом постараться, чтобы патриотично настроенный полицейский оказался в оцеплении на одной из улочек в Оцу — в нужное время и в нужном месте.

Скорее всего, расчет делался на то, что наследник российского престола погибнет от руки фанатика и тогда отношения между двумя странами будут испорчены на многие годы. До гибели цесаревича, правда, дело не дошло, однако возможное русско-японское сближение оказалось сорванным.

Очевидно, что инцидент в Оцу произвел на цесаревича скверное впечатление. Собственно, на этом закончилось его путешествие не только по Японии, но и вообще по загранице. Спустя три года, когда Николай Александрович стал императором, его правительство начало проводить активную экспансионистскую политику на Дальнем Востоке. Японцев сердили почем зря, сначала отобрав у них Порт-Артур (1898), затем развернув экономическую экспансию в Северную Корею (1903). Расплатой за эту чрезмерную активность стали Мукден и Цусима.


20 октября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
120570
Владислав Фирсов
105721
Сергей Леонов
96065
Виктор Фишман
78125
Борис Ходоровский
69159
Богдан Виноградов
55559
Дмитрий Митюрин
45140
Татьяна Алексеева
41542
Сергей Леонов
39828
Роман Данилко
37857
Светлана Белоусова
36433
Александр Егоров
35356
Борис Кронер
35198
Наталья Дементьева
34192
Наталья Матвеева
34044
Борис Ходоровский
32669