Японская метка Николая II. Часть 1
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №21(433), 2015
Японская метка Николая II. Часть 1
Дмитрий Митюрин
историк
Санкт-Петербург
338
Японская метка Николая II. Часть 1
Покушение в Оцу

В 1891 году во время пребывания в японском городе Оцу наследник российского престола Николай Александрович едва не был зарублен местным полицейским. Покушавшийся был, судя по официальной версии, преступником-одиночкой. Известный политик Сергей Витте считал, «что это событие вызвало в душе будущего императора отрицательное отношение к японцам». Действительно, до инцидента в Оцу отношения двух империй были вполне дружелюбными, а вот после него начали стремительно скатываться к конфронтации. Отсюда возникает версия, что не совсем адекватным полицейским манипулировали очень серьезные и влиятельные силы.

СЫН ВЕЛИКОГО БЕЛОГО ЦАРЯ

Согласно укоренившейся в доме Романовых традиции, по достижении совершеннолетия официальный наследник российского престола должен был совершить путешествие за границу. При этом предполагалось, что цесаревич едет не просто мир посмотреть и себя показать, но и для того, чтобы познакомиться с иностранными монархами и политиками, а также определить свои будущие стратегические приоритеты.

Круиз, в который в 1890 году отправился сын Александра III, Николай Александрович, был не совсем обычным, так как его путь пролегал вдали от привычных европейских маршрутов — через Египет, Индию, Вьетнам, Китай, Японию. С другой стороны, имелась здесь и своя логика, поскольку после завершения строительства Транссибирской магистрали Россия медленно, но верно разворачивалась лицом к Востоку…

Впрочем, начальный (сухопутный) этап путешествия пролегал через Южную Европу и завершился в самом крупном порту Австро-Венгрии — Триесте. Именно отсюда вышла русская эскадра, состоявшая из трех крейсеров 1-го ранга — «Память Азова», «Владимир Мономах» и «Адмирал Корнилов».

Сам Николай Александрович находился на «Памяти Азова». Компанию ему составляли еще два «носителя царственной крови» — его родной брат великий князь Георгий Александрович и Георгий, наследный принц греческий.

В свите самой примечательной фигурой был востоковед князь Эспер Эсперович Ухтомский, выполнявший роль гида и летописца. Именно ему принадлежала мысль о том, что: «Мы — русские, будучи по престижу первыми в Азии, добровольно пока уступаем, кому придется, свою историческую роль и завещанную предками миссию главарей Востока». Отправившись в путешествие, Эспер Эсперович собирался не просто увлечь наследника азиатскими делами, но и всерьез скорректировать вектор российской внешней политики…

Восток начался для цесаревича с египетских древностей. Ознакомившись с Александрией, Каиром и пирамидами, Николай и его спутники морским путем проследовали до Индии, пересекли эту страну с востока на запад и побывали на Цейлоне (Шри-Ланка).

Через Сингапур и Яву великий князь проследовал в Бангкок, где встретился с правителем единственного сохранившего независимость государства Индокитая — сиамским (таиландским) королем Чулалонгкорном. После Сайгона Николай Александрович оказался на территории нашего тогдашнего союзника — Франции.

С почетом встречали цесаревича и в Китае, а вот самый неприятный сюрприз ожидал великого князя в Японии.

ЯПОНИЯ ЭПОХИ МЭЙДЗИ

Прошла уже четверть века, с тех пор как Страна восходящего солнца вступила в эпоху Мэйдзи, ознаменовавшуюся демократизацией политической сферы и бурным экономическим ростом. Прогресс в Японии насаждался сверху — самим императором Мутсухито (его часто сравнивали с Петром Великим). При этом значительная часть феодалов была недовольна прозападными реформами и в ряде случаев открыто выступила против правительства. Самым крупным было самурайское восстание, возглавленное Такамори Сайго и вошедшее в историю под названием Юго-Западной войны 1877 года. В битве при Сирояме мятежники потерпели поражение, а их предводитель покончил самоубийством, сделав себе традиционную сеппуку (вспарывание живота, более известное под названием харакири). Однако в Японии еще очень долго ходили слухи, что Сайго жив и готовится вернуться на родину…

Казалось бы, какое все это имеет отношение к России? Выяснилось, что самое непосредственное…

В конце XIX века, определяя внешнеполитические приоритеты, японские политики стояли перед дилеммой — с кем именно и против кого дружить: с Россией против Англии или с Англией против России. Оба варианта имели свои плюсы и минусы, так что принятие того или иного решения могло зависеть от самых малозначительных и достаточно субъективных факторов.

Например, в Англии без особой помпы приняли какого-то японского принца, японцы, в свою очередь, очень скромно приняли герцога Коннорта (шестого сына королевы Виктории), и отношения между двумя странами сразу же охладели. Естественно, в Токио тут же начали подумывать о сближении с Петербургом, поспешив через свое посольство передать Николаю приглашение посетить Страну восходящего солнца. Приглашение было с благодарностью принято, что, конечно же, вызвало со стороны англичан чувство ревности. Через своих агентов они начали распространять слухи, будто цесаревич едет в Японию со шпионскими целями. А затем была выдвинута и вовсе уж фантастическая версия — в свите Николая Александровича находится Такамори Сайго, который сразу же после возвращения на Родину собирается свергнуть правительство и сделать Японию чуть ли не русской колонией. Когда о подобных слухах доложили императору Мутсухито, он пошутил: «Если выяснится, что Сайго жив, я отберу те ордена и медали, которые мои военные получили за Юго-Западную войну».

К сожалению, не все правильно поняли эту шутку…

Впрочем, несмотря на все слухи, начало визита протекало как нельзя лучше: толпы азиатов, с почтением взирающих на сына Великого Белого Царя, приветственные адреса, подарки, парады. Отложив на некоторое время посещение Токио и встречу с императором, Николай Александрович с удовольствием изучал местную экзотику.

28 апреля 1891 года русская эскадра встала на якорь неподалеку от Нагасаки, в городке Инасе. Ночевали цесаревич и его свита, как правило, на кораблях, но периодически предпринимали туристические экскурсии. Японская полиция внимательно и неназойливо отслеживала все их передвижения. Из донесений агентов известно, как именно проводили свой досуг высокие гости. Так, однажды на «Память Азова» были приглашены японские мастера татуировок. Самый опытный из них нанес на плечо цесаревича изображение дракона, получив за работу 25 иен (в пять раз больше обычной таксы). Татуировки сделали себе двое офицеров с «Памяти Азова» (заплатившие 8 иен каждый) и принц Георг (выкроивший из своего «скудного» бюджета всего только 1 иену).

Вечером 3 мая русские веселились с гейшами в ресторане «Волга». Под конец гулянки Николай Александрович уединился с компаньонкой хозяйки — некоей О-Эй, а принц Георг — с гейшей по имени Кику.

Еще один визит к дамам имел место 9 мая во время экскурсии по Киото, но на сей раз, если верить полицейским донесениям, гейши лишь пели и плясали перед цесаревичем, а также восхищались вытатуированным на его плече драконом.

Существует предание, что в окрестностях Киото Николай Александрович посетил отшельника Теракуто. Мудрый старец предрек цесаревичу мученический венец и вечное спасение. Говоря о более близком будущем, Теракуто сообщил ему: «Опасность витает над твоей главой, но смерть отступит, и трость будет сильнее меча, и трость засияет блеском». Предсказание исполнилось 11 мая 1891 года.


Читать далее   >


18 октября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
120570
Владислав Фирсов
105721
Сергей Леонов
96065
Виктор Фишман
78125
Борис Ходоровский
69159
Богдан Виноградов
55559
Дмитрий Митюрин
45140
Татьяна Алексеева
41542
Сергей Леонов
39828
Роман Данилко
37857
Светлана Белоусова
36433
Александр Егоров
35356
Борис Кронер
35198
Наталья Дементьева
34192
Наталья Матвеева
34044
Борис Ходоровский
32669