«Калужская кровь» Романовых. Часть 1
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №6(340), 2012
«Калужская кровь» Романовых. Часть 1
Игорь Горолевич
член-корреспондент Петровской академии наук и искусств
Калуга
666
«Калужская кровь» Романовых. Часть 1
Три последних поколения венценосцев Романовых

Как-то мне вспомнился известный исторический анекдот: «В одном из либеральных салонов Москвы в 1870-х годах зашел спор о том, много ли русской крови в тогдашнем наследнике престола Александре Александровиче? За разрешением спора обратились к знаменитому историку Сергею Михайловичу Соловьеву, который оказался среди гостей. Соловьев попросил, чтобы ему принесли полстакана красного вина и кувшин с питьевой водой.

Соловьев начал свое объяснение так: «Пусть красное вино будет русской кровью, а вода – немецкой. Петр I женился на немке – Екатерине I…» И историк налил в стакан с красным вином полстакана чистой воды. Затем он продолжал: «Дочь их, Анна, вышла замуж за немца, герцога Голштинского». Соловьев отпил полстакана разбавленного вина и долил его водой. Он повторял эту операцию, упоминая затем браки Петра III с немкой Екатериной II, Павла I с немкой Марией Федоровной, Николая I с немкой Александрой Федоровной, Александра II с немкой Марией Александровной… В результате в стакане осталась почти что чистая вода. Историк поднял стакан: «Вот сколько русской крови в наследнике российского престола!».

Этот наглядный пример известного российского историка подсказал мне идею исследования содержимого того «полстакана красного вина», который был им отождествлен с «русской кровью» царей Дома Романовых на предмет содержания в ней «калужской» крови, начиная с того времени, когда этот «стакан красного вина» был еще полон.

В марте 1613 года состоялось последнее собрание Земского собора, на котором каждый чин, каждый выборный представитель от всех сословий и земель Московского царства подал свое письменное мнение за будущего российского царя.

Народ с радостью признал 16-летнего Михаила Романова правителем. Михаил Федорович Романов закрыл страницу истории Смутного времени в России, и было бы логично за точку отсчета наших исследованиях принять именно это историческое событие. Примем допущение: Михаил Федорович Романов был стопроцентным русским царем и никакого отношения к Калужскому краю не имел.

В сентябре 1624 года Михаил Федорович по настоянию своей матери инокини Марфы женился на княжне Марии Владимировне Долгоруковой, дочери славного представителя калужской земли, боярина и политического деятеля князя Владимира Тимофеевича Долгорукова. Вскоре она скончалась, произведя на свет нежизнеспособного ребенка. Эта была первая, хотя и неудачная, попытка проникновения «калужской» крови в новую царскую династию.

Следующей избранницей царя стала дочь мелкопоместного дворянина из города Мещовска (ныне Калужская область) Лукьяна Стрешнева – Евдокия. Высокий рост, стройная фигура и необычайно красивое лицо выделяли ее среди остальных девушек. 29 января 1626 года Евдокия Лукьяновна Стрешнева сочеталась браком с Михаилом Федоровичем, внеся тем самым в этот чисто русский союз стопроцентную «калужскую» кровь. Всего у царственных супругов было 7 дочерей и 3 сына. Каждый из детей Михаила Федоровича и Евдокии Лукьяновны Романовых получил в «наследство» по 50 процентов «калужской» крови.

В 1645 году, после смерти царя Михаила Федоровича на престол вступил 16-летний Алексей I Михайлович. Государь отличался православным благочестием, милосердием и высокой образованностью. Первые три года, правда, фактическим правителем страны был его воспитатель или «дядька» Борис Иванович Морозов. Он подстроил ситуацию так, что Алексей Михайлович как бы случайно увидал в церкви Марию Ильиничну Милославскую. План был не без корысти. При его реализации Морозов приближал к себе верного человека в лице бедного болховского помещика и медынского воеводы Ильи Даниловича Милославского, имеющего двух дочерей «на выданье». Марию Морозов хотел выдать замуж за молодого царя, а ее сестру Анну он «оставил» для себя.

16 января 1648 года 22-летняя Мария была повенчана с 19-летним царем Алексеем Михайловичем. Через 10 дней после царской свадьбы состоялось венчание боярина Морозова с Анной. Таким образом фаворит породнился с царем, а Милославский стал тестем двух первых людей России. Царь Алексей Михайлович прожил в счастливом супружестве с Марией Ильиничной 21 год. Однако рождение 26 февраля 1669 года 13-го ребенка, дочери Евдокии, стало для царицы роковым.

Скорбь надолго воцарилась в царском тереме. Если дочери Алексея Михайловича и Марии Милославской отличались крепким здоровьем и бьющей через край энергией, то сыновья все как один выходили хворые и отнюдь не «семи пядей во лбу»… Словно какой-то рок висел над мужской половиной их семейства.

Следует упомянуть, что, кроме тесной связи тестя царя Милославского с Калужским краем, все дети Марии Ильиничны от своей бабушки Евдокии Лукьяновны Стрешневой получили в «наследство» по 25 процентов «калужской» крови.

Впрочем, судьба распорядилась так, что из всех детей от брака царя Алексея Михайловича с Марией Ильиничной только Иоанн (будущий царь Иоанн V Алексеевич) имел потомство.

Царь Иоанн V Алексеевич был женат на дочери боярина и воеводы Федора Петровича Салтыкова – Прасковье, ставшей матерью императрицы Анны Иоанновны. Салтыков являлся крупным землевладельцем и вотчинником, унаследовав от отца обширные поместья в Дзержинском, Боровском, Жуковском, Козельском и Тарусском районах современной Калужской области. Таким образом можно считать царицу Прасковью Федоровну (урожденную Салтыкову) стопроцентной представительницей Калужской земли, а ее дочерей, в том числе, императрицу Анну Иоанновну и царевну Екатерину Иоанновну – «наследницами» 62,5 процентов «калужской» крови.

Но вернемся к потерявшему жену Алексею Михайловичу, которому уже исполнилось 40 лет. Он вовсе не собирался оставаться вдовцом до смерти, тем более что интересы государства настоятельно требовали от него увеличения мужского потомства.

Погоревав о своей первой жене, царь Алексей Михайлович вторично женился на очередной русской «Золушке» – дочери небогатого тарусского жильца Кирилла Полиехтовича Нарышкина – Наталье, стопроцентной представительнице Калужской земли. По-европейски воспитанная и образованная Наталья Кирилловна была полной противоположностью степенной и молчаливой почившей царицы. Дрогнуло сердце сорокалетнего вдовца…

Наталья Кирилловна добавила живости и энергии в романовскую кровь – стала матерью величайшего из российских государей Петра I Великого, корни которого тянулись из села Покрова Тростье Тарусского уезда (ныне района Калужской области). Калужская земля с полным правом может считаться духовной родиной Петра I, подарившей ему 75 процентов «калужской» крови.

Даже с таким процентным содержанием «калужской» крови Петр I мог бы по праву считать себя подлинным «представителем» Калужской земли. Но существует версия, по которой, как принято говорить сегодня, «биологическим» отцом Петра I был боярин Тихон Никитич Стрешнев, родственник бабушки Петра I Евдокии Лукьяновны Стрешневой и один из величайших представителей Калужской земли, воспитавший царевича с детских лет и сохранивший ему преданность до конца своей жизни.

Вероятно, эти слухи о Стрешневе как об истинном отце братца Петруши распускала мятежная царевна Софья. Вокруг молодой Натальи Кирилловны Нарышкиной, активно ломающей традиции и заметно оживившей придворную жизнь, с самого ее появления в роли царицы ходили самые невероятные слухи. Шептались, будто первым ее ребенком была дочь, а из династических соображений младенца подменили, и в царскую-де люльку подложили немчонка.

В случае подтверждения достоверности этой версии все результаты изменились бы коренным образом. Так, например, Петр I и его сын царевич Алексей Петрович становились бы обладателями 100 процентов «калужской» крови, что повлекло бы за собой существенные изменения других результатов.

Исходя из отсутствия полной ясности в этом вопросе, принимаем очередное допущение – Петр I является сыном царя Алексея Михайловича (Тишайшего) и Натальи Кирилловны Нарышкиной.

Рано овдовевшая царица Наталья Кирилловна торопилась женить семнадцатилетнего сына. Удачная женитьба решала экономические проблемы, да и общественный статус женатого человека был гораздо выше. А в Кремле шла игра по-крупному, ставка – ни много, ни мало – российский престол! Став женатым человеком, Петр уже не будет нуждаться в опеке старшей сестры – властолюбивой и опасной Софьи. Кроме того, женитьбой мать надеялась остепенить сына, привязать его к семейному очагу, отвлечь от Немецкой слободы с ее «бесовскими» соблазнами…

Находясь под влиянием Стрешнева и по его совету, Наталья Кирилловна искала жену для сына в Мещовске, родом из которого была благочестивая Евдокия Стрешнева, давшая жизнь ее супругу. Она настояла на женитьбе, остановив свой выбор на дочери мещовского дворянина Иллариона Лопухина – Прасковье (стопроцентной представительнице Калужской земли), которая накануне венчания для большего благозвучия изменила свое имя на Евдокию.

«Любовь между ними была изрядная, но продолжалась разве токмо год», а на самом деле, едва отгуляв медовый месяц, новобрачный помчался на Переяславское озеро строить флот, в нем пробудился азарт преобразователя, его грандиозная личность уже заявила о себе. Но так же грандиозны были и его недостатки – и они в первую очередь отозвались на жизни Евдокии. Дальнейший ход событий в семействе Петра I и царицы Евдокии известен. Самодержец все больше и больше отдалялся от своей венценосной супруги, а в 1698 году, после девяти лет супружеской жизни, Евдокию Лопухину в простой крестьянской телеге отвезли в суздальский Покровский монастырь, где после пострига она стала именоваться инокиней Еленой.

Царевича Алексея Петровича, сына Петра I, с детских лет преследовала злая доля, и разлука с матерью была не последним ударом, полученным им от своего отца. Печали в жизни Алексея Петровича было с избытком, тем не менее, в историю России он вошел как последний чисто русский царевич Дома Романовых, притом, имевший 87,5 процентов «калужской» крови.

Мы подошли к тому моменту истории, когда, по мнению Соловьева, прекратилась эпоха «чисто русских» царей на троне Российского государства, и «стакан с красным вином» в вышеописанных наглядных опытах историка стал быстро «бледнеть».


Читать далее   >


28 марта 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1345849
Александр Егоров
268163
Татьяна Алексеева
208630
Яна Титова
197271
Сергей Леонов
194795
Татьяна Минасян
157602
Татьяна Алексеева
128219
Светлана Белоусова
127850
Борис Ходоровский
116721
Сергей Леонов
104559
Виктор Фишман
86674
Павел Ганипровский
84929
Борис Ходоровский
76533
Наталья Матвеева
74120
Павел Виноградов
67503
Валерий Колодяжный
62061
Богдан Виноградов
61924
Наталья Дементьева
61603