Чехословацкая дружина русского царя. Часть 2
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №20(432), 2015
Чехословацкая дружина русского царя. Часть 2
Дмитрий Митюрин
историк
Санкт-Петербург
221
Чехословацкая дружина русского царя. Часть 2
Допрос чеха-военнопленного в русском штабе

Пока воины Чехословацкой дружины совершали свои подвиги на фронте, чешское национальное движение в России консолидировалось и обрастало организационными структурами, из которых в дальнейшем вылупились государственные структуры будущей Чехословацкой республики.


Часть 1   >

Для ухода за ранеными дружинниками и обеспечения их семей, был создан Фонд Чешской дружины, в который представители диаспоры отчисляли специальный «военный налог», сумма которого варьировалась исходя из их доходов в пределах от 50 копеек до 200 рублей. С учетом разовых пожертвований в год набегало до 30 тысяч рублей.

Еще одним источником доходов стала организованная крупным предпринимателем Йиндржишеком фабрика по производству повозок для нужд армии, где трудилось около 150 пленных чехов-военнослужащих австрийской армии, ранее содержавшихся в Дарницком лагере под Киевом.

7 марта 1915 года в Москве был образован Союз чешских обществ России, к которому через два месяца подключились и представители словацкой диаспоры. Но решающую роль играл созданный во Франции Чешский национальный совет во главе с профессором Томашем Масариком. Его члены ратовали за образование после войны независимого государства Чехословакия, предусмотрительно не педалируя вопрос о том, будет ли это государство республикой или монархией во главе с представителем дома Романовых.

На фронте между тем дела шли своим чередом. Командование разрешило пополнить дружину еще 240 добровольцами из числа военнопленных, которые, в противовес первым бойцам, стали именоваться «новодружинниками».

Под воздействием антигабсбургской агитации на русскую сторону перебегало все больше чехов и словаков. 20 марта 1915 года в плен сдались 27 офицеров и 1452 нижних чина из 8-го ополченского Пражского полка. Чуть позже произошел другой случай массового перехода трех батальонов 28-го пехотного полка, известных под прозвищем «пражских детей» (1100 нижних чинов и 28 офицеров). Аналогичным образом поступали целые подразделения 18, 21, 28-го ополченского, 36, 88 и 98-го полков.

Один из чешских офицеров-перебежчиков, подавая заявление в дружину, писал: «Я перешел с целой австрийской ротой в плен к русским, где и выдал властям план расположения целой австрийской армии этого участка, причем в Чехии конфисковали все мое имущество, и за русофильство был приговорен к смертной казни мой отец, а 14 апреля 1915 года был расстрелян».

Австрийские власти отыгрывались на семьях перебежчиков. Чешские полки фактически расформировывались, распределяясь среди австрийских и венгерских подразделений. 2 мая, после Горлицкого прорыва, обстановка на фронте резко ухудшилась, и началось великое отступление русской армии. Чешская дружина потеряла в этих боях около 300 человек, зато получила вместо не слишком популярного полковника Созентовича нового командира — подполковника Вячеслава Троянова.

К 40 годам он имел за плечами опыт Русско-японской войны. В марте 1915 года был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени, после того как возглавил лихую контратаку Севского пехотного полка, в ходе которой было захвачено более 500 солдат и офицеров противника.

Троянов быстро завоевал уважение дружинников благодаря отваге и заботе об их нуждах.

Большой популярностью среди чехословаков пользовался и командир 44-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Сергей Добротин. Они называли его «отец Жижка», поскольку, подобно чешскому национальному герою, он был одноглазым.

Осенью 1915 года, когда фронт стабилизировался, дружину отвели на отдых и пополнение. К декабрю существующее соединение удалось развернуть в полк двухбатальонного состава, получивший, разумеется, имя Яна Гуса.

К апрелю 1916 года батальоны, в свою очередь, увеличились до размеров полка и объединились в Чехословацкую стрелковую бригаду под командованием все того же подполковника Троянова. Неофициально полкам были присвоены имена святого Вацлава и святых Кирилла и Мефодия.

К августу 1916 года бригада насчитывала около восьми тысяч солдат и офицеров, более половины из которых сражались на фронте, а остальные находились на отдыхе или обучении.

Пополнением и формированием занималась существовавшая при штабе Киевского военного округа комиссия под руководством русского генерала чешского происхождения Червинки. Любопытно, что заниматься формированием чешских национальных частей ему предлагали еще в 1870-х годах в период обострения отношений между двумя империями. Но тогда дело ограничилось только проектами.

Специальные команды чехов занимались агитацией. Иногда, узнав, что во вражеских окопах сидят их соотечественники, они выходили к ним со словами: «Мы — чехи! Убейте нас, если сможете!» Как правило, это срабатывало.

Отдельные команды занимались прослушиванием телефонных переговоров противника. И конечно же, особую роль продолжала играть разведка.

Именно на этой ниве более всего отличился Карел Вашатко, ставший рекордсменом русской армии по количеству георгиевских наград (офицерский орден Святого Георгия 4-й степени, солдатский Георгиевский крест 4-й степени с лавровой ветвью, Георгиевские кресты 1, 2, 3 и 4-й степеней, Георгиевские медали 2, 3 и 4-й степеней, Георгиевское оружие). А такие награды давались исключительно за мужество, проявленное на поле сражения.

Окончив философский факультет Пражского университета, он приехал в Россию весной 1912 года, в 30-летнем возрасте. Работал управляющим в имении своего дяди на Волыни. В Чехословацкой дружине служил с самого ее формирования.

После очередного разведывательного поиска в феврале 1915 года вместе с товарищами был награжден солдатским Георгием 4-й степени «за геройство во время разведок на Дунайце, когда во время разведки, будучи окружены неприятелем, пробились в штыки и присоединились к своему подразделению».

Вторично эту же награду вместе с чином младшего унтер-офицера он получил за организацию перехода «пражских детей» на сторону русских. Разведывательный взвод под его командованием получил название «железной компании» и действовал в составе разных подразделений, что и объясняет факт двойного вручения одной и той же награды.

Более высокую степень Георгия Вашатко получил за то, что «железная компания», пробравшись в деревню, окружила здание школы, разоружив и пленив 28 солдат и двоих офицеров.

По-военному лаконичны, но весьма красноречивы составленные на него представления к наградам. «Во время разведки с 12 на 13 июля 1915 года у деревни Майдо-Иловецкий вместе с тремя разведчиками захватил в плен 32 солдат из 3-го пехотного полка».

«Во время разведки на участке 3-го батальона 73-го пехотного Крымского полка ночью с 26 на 27 сентября 1915 года пленил неприятельский патруль».

«Обнаружил неприятельский патруль, обойдя который напал в окопе и пленил двух солдат с полным вооружением и гранатами».

Последний из этих эпизодов его боевой товарищ описывал несколько по-иному. «Когда мы ночью подходили к позиции, где должны были быть русские, нас остановил оклик двух солдат. Вашатко шел впереди и, думая, что это русские, отвечал им по-русски. Приближается к ним во тьме и узнает, что это два мадьяра, которые нацелились ему в грудь штыками. Вашатко не потерял своего спокойствия и храбрости. Быстрым движением он схватил каждой рукой по винтовке неприятеля и сильным рывком вырвал их у солдат. Остальное было секундным делом, неприятель стал нашей добычей».

Окончив в июне 1916 года офицерские курсы, Вашатко получил чин прапорщика, а в декабре принял православие, получив новое имя — Кирилл.

Казалось, впереди его ждала блестящая карьера. Да и общие перспективы Чехословацкой бригады выглядели весьма привлекательно.

К концу 1916 года общее количество чешских добровольцев в российской армии достигало 20 тысяч. Февральскую революцию большинство дружинников встретили с одобрением, хотя персонально к свергнутому Николаю II никаких претензий не имели.

По сравнению с личной судьбой царя более важным представлялась то, что Россия должна была превратиться в демократическое государство, лидеры которого с полным пониманием воспримут идею Чехословацкой республики.

Этой надеждой проникнуто обращение дружинников к Временному правительству: «Приветствуем доблестных спасителей Родины. Преклоняемся перед величием духа вождей, осуществивших величайший в истории человечества подвиг переустройства государства, вырвавший у немцев, заклятых врагов славянства, последнюю надежду на победу...»

Затем высказывались пожелания: «1) признать за чехословаками права союзного и дружественного России народа и права на государственную самостоятельность; 2) освободить из плена всех славян; 3) подтвердить право образовать Чешское войско; 4) представителем народа в вопросах международных считать профессора Масарика, во внутренних — Союз».

Как показали дальнейшие события, у лидеров Временного правительства оказалось слишком много забот, чтобы проникаться еще и идеями чехословацкой государственности. Однако полноценное национальное войско в России действительно будет создано, войдя в историю под названием Чехословацкого легиона. Его действия сыграют не последнюю роль в развертывании полноценной Гражданской войны, а на смену тем, кто стоял у истоков дружины, придут совсем другие люди…

Полковник Троянов погибнет весной 1918 года в схватке с пошедшими за большевиками солдатами. Вашатко тоже дослужится до полковника и умрет от ран осенью 1919 года в омском госпитале.

А большинство легионеров, поставив Россию на уши, пробьются во Владивосток и через Америку вернутся на свою обретшую независимость родину.


23 сентября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
92458
Сергей Леонов
90634
Виктор Фишман
74588
Борис Ходоровский
66037
Богдан Виноградов
52813
Дмитрий Митюрин
41640
Сергей Леонов
36907
Роман Данилко
35014
Татьяна Алексеева
30105
Александр Егоров
29469
Борис Кронер
28906
Светлана Белоусова
28699
Наталья Матвеева
26935
Наталья Дементьева
26047
Феликс Зинько
25028