Чехословацкая дружина русского царя. Часть 1
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №20(432), 2015
Чехословацкая дружина русского царя. Часть 1
Дмитрий Митюрин
историк
Санкт-Петербург
248
Чехословацкая дружина русского царя. Часть 1
Перед освящением знамени Чехословацкой дружины. В центре знаменосец – прапорщик Ярослав Гейдук

19 августа 1914 года, спустя месяц после начала Первой мировой войны, Санкт-Петербург был переименован в Петроград, что, как считают люди суеверные, привело к разного рода бедам, постигшим не только Северную столицу, но и всю Россию. Интересно, что первыми с инициативой о переименовании выступили не русские, а проживавшие на берегах Невы представители чешской диаспоры.

Соответствующий призыв чешского «Вспомогательного общества» был опубликован за месяц до переименования в либеральной газете «Биржевые ведомости». Вспомнив, что многих «русских деятелей и мыслителей XVIII и начала XIX века коробило немецкое название нашей столицы», а также приведя несколько фрагментов из царских указов, в которых столица именовалась «Градом святого Петра», чехи сослались и на то, что именно Петроградом «называют нашу столицу все южные и западные славяне, также червоноруссы». Завершалось письмо призывом: «Пора исправить ошибку предков, пора сбросить последнюю тень немецкой опеки. Мы, чехи, просим общественное управление столицы войти с ходатайством на Высочайшее Имя об утверждении и обязательном впредь употреблении русского названия столицы «Петроград».

Как видим, ходатайство было услышано…

Надо сказать, в своей любви к славянству и России многие чехи неслись впереди русских, хотя и Чехия, и родственная ей Словакия в этот период входили в состав вражеской державы — империи Габсбургов.

Для понимания этого парадокса следует учесть, что после того, как в 1620 году в битве при Белой Горе чехи потеряли остатки своей автономии, Австрийская империя стала для них тюрьмой, из которой очень хотелось бежать обратно на волю.

Никакие достижения в культуре и промышленности не могли заставить австрийцев признать чехов себе ровней, хотя, например, венгров за ровню они считали и в 1867 году даже переименовали империю из Австрийской в Австро-Венгерскую.

Естественно, чехи и словаки с надеждой смотрели в сторону самой авторитетной из славянских держав — России, мечтая обрести с ее помощью независимость.

К началу Первой мировой войны в Российской империи насчитывалось около 100 тысяч чехов, причем около 75 тысяч проживали на территории современной Украины — в Волынской, Киевской и Подольской губерниях, где правительство предоставило им земли для поселения и занятий сельским хозяйством. Почти все они имели российское гражданство, но в политику особо не лезли. Зато из оставшихся 25 тысяч большинство жили в крупнейших городах — Петербурге, Москве, Киеве, Варшаве. Преобладали среди них квалифицированные рабочие и представители интеллигенции, включая инженеров, учителей, директоров гимназий, то есть людей политически грамотных и активных.

В Киеве перед войной имелось семь чешских заводов и две крупные общественные организации — «Чешский комитет» и «Общество Яна Коменского». Существовали еще спортивные «сокольские клубы», члены которых не только занимались гимнастикой, но и воспитывались в духе идей славянофильства и чешского национального возрождения.

Большинство таких политически активных чехов имели австро-венгерское подданство от которого с началом Первой мировой войны отказались.

Уже на третий день войны (21 июля) жившие в Москве чехи организовали демонстрацию, на которой постановили принять российское гражданство и «до последней капли крови бороться за победу славянства».

В Петербурге же «Вспомогательное общество» даже объявило о записи добровольцев в «чешское войско». Такая самодеятельность могла вызвать раздражение властей, и 25 июля объединявший чехов-колонистов Российской империи «Чешский национальный комитет» (ЧНК) начал прощупывать почву на предмет создания собственной национальной армии. В обращении к Николаю II его руководители отмечали, что «на русских чехов падает обязанность отдать свои силы на освобождение нашей родины и быть бок о бок с русскими братьями-богатырями…».

Когда в конце июля Николай II посетил Первопрестольную, принятая им делегация московских чехов представила целый проект возрождения независимого государства, с тем «чтобы засияла независимая и свободная корона Святовацловская в лучах короны Романовской».

В такой формулировке содержался адресованный царю сигнал — корона независимой Чехии должна достаться представителю дома Романовых.

Помимо этого, в проекте снова говорилось о создании национальной воинской части, и уже 30 июля Совет министров России поддержал эту инициативу, приняв решение о формировании Чешской дружины.

Принципы, на которых она создавалась, определялись в приказе военного министра Сухомлинова. Базой формирования определялся Киев как город с политически активной чешской диаспорой и находящийся вблизи многочисленных чешских колоний на Волыни. В зависимости от числа добровольцев дружина должна была состоять минимум из одного батальона, максимум — из двух полков.

Учитывая отсутствие у большинства добровольцев боевой подготовки, командные должности замещались русскими офицерами, по возможности чешского происхождения. Оклады и нормы снабжения определялись исходя из нормативов, существовавших в русской армии.

Кое-что вызывало у дружинников раздражение. Им, например, не нравилось, что в форме отсутствовали какие-либо национальные элементы и в целом она практически полностью копировала форму лейб-гвардии 3-го Стрелкового его величества полка. Не нравилось, что командир дружины полковник Лотоцкий и большая часть унтер-офицеров, которым предстояло обучать добровольцев, раньше служили в дисциплинарных батальонах. Да и вообще, ругань и жесткая уставщина плохо воспринимались людьми, большинство из которых имели высшее или средне специальное образование.

В конце концов после протестов в адрес командования новым командиром назначили полковника Иосифа Созентовича.

Друг к другу, независимо от чина, дружинники обращались «брат», что напоминало об эпохе Гуситских войн, ставших звездным часом чешского оружия.

Все они понимали, что, если попадут в плен как перешедшие на сторону врага бывшие подданные Австро-Венгрии, скорее всего, будут казнены на месте.

Торжественная церемония вручения знамени дружины состоялась 28 сентября 1914 года на Софийской площади Киева. С одной стороны стяг был украшен цветами российского государственного флага, с другой — чешскими бело-красными цветами с вышитой короной святого Вацлава.

Спустя месяц дружина в составе четырех стрелковых и вспомогательной роты (около тысячи человек) прибыла в расположение 3-й армии Юго-Западного фронта.

На фронте в это время бушевало Галицийское сражение, едва не закончившееся разгромом вооруженных сил Австро-Венгрии. 1 ноября дружинники приняли боевое крещение, включившись в преследование отступающего противника. Через день их разведывательный пикет, пытаясь определить местоположение австрийцев, по собственной инициативе переправился через реку Дунаец и занял деревню Биалу, за что бойцы удостоились благодарности командира дивизии.

Но в целом русское командование воздерживалось от того, чтобы бросать чешскую часть в полевые сражения. Ее бойцов предпочитали использовать в качестве фронтовых разведчиков, которые, переодевшись во вражескую форму, проникали в тылы австрийцев.

Военный корреспондент «Русских ведомостей» Каржанский писал: «Зная немецкий язык и быт немецкого и особенно австрийского солдата, горя ненавистью к немцам, чехи и словаки были самыми идеальными разведчиками, каких можно только представить. Не будет малейшим преувеличением сказать, что более или менее правильная и серьезная разведка на австро-германском фронте была у нас только с того времени, когда чехи и словаки появились на фронте».

С другой стороны, сформированная во Франции из чехов рота «Наздар» к тому времени уже почти целиком полегла в сражениях, а путь чешского войска в России только начинался.


Читать далее   >


21 сентября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
92458
Сергей Леонов
90634
Виктор Фишман
74588
Борис Ходоровский
66037
Богдан Виноградов
52813
Дмитрий Митюрин
41640
Сергей Леонов
36907
Роман Данилко
35014
Татьяна Алексеева
30105
Александр Егоров
29469
Борис Кронер
28906
Светлана Белоусова
28699
Наталья Матвеева
26935
Наталья Дементьева
26047
Феликс Зинько
25028