КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №4(494), 2018
Слава и позор «Наргенской республики»
Николай Шипилов
журналист
Санкт-Петербург
299
Слава и позор «Наргенской республики»
Жители новоявленной «Наргенской республики»

Что такое революция? По-обывательски — смена старого новым. Но каким именно новым? Если обратиться к нашей истории, можно с уверенностью сказать: любым. Народу русскому, как известно, пределы не поставлены. И одно из лучших доказательств данного тезиса — революционные события прошлого века. О том, что происходило в столице рухнувшей империи, Петрограде, мы знаем довольно хорошо. С провинцией же дело обстоит хуже, даже если речь идет не о самых отдаленных местностях.

Пример — Таллин, который век назад все знали как Ревель. Какие только партии, какие политические течения не пытались перестроить жизнь Эстляндской губернии на свой лад! Неразбериха творилась полная, и разобраться в происходящем оказывались не в состоянии не только не привыкшие к новому ритму жизни обыватели. Те, кто стоял (или тешил себя надеждой, что стоит?) у власти, не успевали не то что осмыслить, но даже отследить перемены. При этом законопослушание зачастую приносило больше вреда, чем пользы. А потому, чтобы хоть как-то упорядочить жизнь, некоторые граждане, не помышлявшие раньше о власти, решали: пора брать власть в свои руки. И тогда случалось всякое…

Настоящих анархистов осенью 1917-го в Эстонии было немало. Причина очевидна — далеко не все матросы Балтфлота, квартировавшие в Ревеле и на близких к городу островах, поддерживали большевиков. Многим куда ближе была система взглядов, предполагающая отсутствие любой «принудиловки» и власти человека над человеком. Оно было понятно: люди, уставшие от войны и палочной дисциплины, давно забывшие, что такое семейный очаг и тепло детских рук, легко попадались на агитацию анархистов, призывавших к «разлюли-малине». Обещания бесплатного получения всего, чего пожелает душа, подогревались раздачей бутылей с первачом, что еще более распаляло «революционный» дух безвылазно сидевших на островах матросов.

Оставалось лишь перейти от слов к делу. И оно случилось…

Пришедшее в концу ноября сообщение о том, что на крошечном, площадью чуть более 16 квадратных километров, островке Нарген образовалась «Советская республика матросов и строителей», поначалу не обеспокоила никого — мало ли что начудили полупьяные матросы. Протрезвеют — и приступят к прохождению дальнейшей службы. Однако прошла неделя, и ревельские власти, получив ультиматум Совнаркома новоявленной «Наргенской республики», всерьез призадумались. Квартировавший на самом близком к городу острове гарнизон был невелик, однако настолько хорошо вооружен, что артиллерийский обстрел, который матросы обещали устроить в случае невыполнения их требований, разнес бы не меньше чем половину Ревеля.

К тому же жители нового «независимого государства» требовали, по существу, не так и много — продовольствия, спиртного и женщин в количестве, достаточном для обеспечения «всем необходимым» 90 революционных матросов. Ну и еще с десяток заключенных ревельского централа для расчистки дорожек, ставших непроходимыми после первых же обильных снегопадов.

Словом, ультиматум было решено принять, а тем, кому предстояло доставить на Нарген все требуемое, давалось еще и «особое» поручение: точно, до мельчайших деталей, разведать, что творится на острове и на основании данной информации доложить, чего следует ожидать в ближайшей и отдаленной перспективе.

Встретившись с курьерами, гражданские островитяне рассказали, что всех местных баб, независимо от возраста и внешних данных, изнасиловали, а мужиков подчистую ограбили, да вдобавок обложили какими-то «революционными контрибуциями».

Это было вполне ожидаемо.

Но имелась и другая информация, вызывавшая серьезные опасения. Руководители «Советской республики матросов и строителей» явно рассчитывали на длительное существование своего государства. По крайней мере, об этом свидетельствовал состав его правительства, в которое входили народные комиссары: по военным и внутренним делам, труда, финансов, здравоохранения и даже образования.

Судя по заявлениям членов данного правительства, они были заняты разработкой нормативно-правовой основы организации госуправления. К Новому году, обещали члены наргенского кабмина, данный «основополагающий документ» будет утвержден и начнет действовать на всей территории островного мини-государства.

А возглавлял вновь образованную советскую республику некто Степан Петриченко, являвшийся до избрания председателем островного Совнаркома старшим писарем линкора «Петропавловск»…

Почему правнук Степана Петриченко, который сейчас периодически появляется с комментариями на интернет-форумах, не называет своего имени, а выступает строго под псевдонимом, сказать трудно. Однако этот человек раз за разом повторяет, что его прадед анархистом не был. Сочувствовал — да. Признавал данную форму социального устройства — безусловно. Но не более того.

Историки называют главу «Наргенской республики» анархо-коммунистом, что само по себе звучит, конечно, странновато… Впрочем, в те смутные годы встречалось и не такое. А настоящий анархист в семье Петриченко таки был — брат главы самопровозглашенного островного государства. Вот только до Ревеля революционная судьба его, судя по всему, так и не довела.

Степан же, призванный в армию в 1913-м, был, как человек грамотный, закончивший двухклассное училище, зачислен старшим писарем на линкор «Петропавловск», стоявший осенью 1917-го на ревельском рейде. На Наргене в то время проводились работы по укреплению форта, и квартировавшие там матросы должны были, пока не случилось серьезной заварухи, помогать военной строительной команде. Не трудно догадаться, что подобные занятия были им совсем не в радость. А тут как раз до них докатились слухи о союзнических мирных переговорах, согласно которым большинство территорий Эстляндской, Курляндской и Лифляндской губерний, а также Великого княжества Финляндского должны были превратиться в германские протектораты либо войти в состав Германии.

Недовольные матросы, и без того проникшиеся анархическими идеями, заговорили о трусости и предательстве большевиков, о том, что «русские не сдаются», и о свободе, которой достоин каждый, проливавший кровь на фронтах Первой мировой.

О том, как реагировали на эти настроения офицеры, в источниках не сказано ни слова. Но, даже если активность нижних чинов была им не по нутру, повлиять на ситуацию они были не в состоянии. Оставалось лишь наблюдать, как единогласно избрав председателем вновь образованной островной советской республики своего старшего писаря, матросы подняли красно-черный анархистский флаг и принялись вводить на Наргене свои порядки…

К слову, Петриченко обещал гражданам, что, согласно новой конституции, принудительные работы будут отменены навсегда, в их «свободной стране» начнет действовать система распределения «каждому по потребностям», что обеспечит им «светлое будущее».

Правда, не только ввести в действие, но даже закончить составление данного документа он не успел. При приближении к Ревелю германских войск наргенский гарнизон, имевший, между прочим, подавляющее огневое превосходство над противником, боя не принял, укреплений и орудий не взорвал и бежал, прихватив запасы спиртного, в Гельсингфорс, а оттуда — в Кронштадт.

На острове осталась лишь пара сотен до смерти запуганных местных жителей да несколько десятков мертвецки пьяных и потому нетранспортабельных граждан «Советской республики матросов и строителей»…

Насколько болезненно переживал Степан Петриченко провал своих планов, неизвестно. Но амбиций точно не растерял. Именно он возглавил Кронштадтское восстание в марте 1921 года.

Впрочем, это уже совсем другая, более поздняя история. А Ревель, как и вся Эстония, вскоре забыв о курьезном островном государстве, переключился на новые проблемы. Жизнь продолжалась…


18 Февраля 2018


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292