КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №16(532), 2019
Ингерманландские войны
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
2788
Ингерманландские войны
Бойцы Северо-Ингерманландского полка

Летом 1918 года, потерпев поражение в Гражданской войне, тысячи красных финнов покинули свою родину. Многие из них, подобно Тойво Антикайнену, мечтали рассчитаться за поражение. И такая возможность представилась, когда белые националисты, подобные Юрье Эльфенгрену, решили за счет России расширить границы «Великой Финляндии».

 По тропинке за Маннергеймом

 Юрье Эльфингрен родился в поселке Кармила близ Сортавалы 8 сентября 1889 года в семье полковника финских территориальных войск, шведа по национальности. Поскольку Финляндия имела в Российской империи широкую автономию, во внешних войнах личный состав этих войск участвовал только на добровольной основе.

Но, как и Маннергейму (тоже, кстати, финскому шведу), провинциальные рамки были тесны для молодого честолюбца, и он отправился в Петербург, где прошел через три кадетских корпуса – 1-й, Морской и Александровский. Затем было Николаевское кавалерийское училище, по окончании которого Эльфенгрен, как один из лучших выпускников, получил назначение в кирасиры ее величества.

В Первую мировую удостоился ордена Св. Георгия 4-й степени за лихую кавалерийскую разведку. А потом закружились революционные вихри…

Эльфенгрен организовывал заговор против императрицы, участвовал в корниловском мятеже и сражался против большевиков в Крыму в рядах татарских сепаратистов.

В начале 1918 года он вернулся в Финляндию и как командир 1-го Карельского полка принял участие в боях против красных. Две самые значимые свои победы он одержал в районе сел Раасули (Орехово) и Рауту (Сосново), завершив кампанию в апреле 1918-го взятием Терийоки (Зеленогорск). Правительство Свинхувуда назначило его пограничным комендантом и начальником Выборгского и Пограничного округов шюцкора. Однако уже в сентябре 1918-го амбиции Эльфенгрена стали беспокоить местные власти, и его выдворили в отставку, присвоив, впрочем, чин подполковника.

 Путь настоящего коммуниста

 Тойво Антикайнен родился 8 июня 1898 года в рабочем квартале Хельсинки – Сернесе в семье обойщика. Учась в школе, вступил в детский кружок, представлявший собой нечто вроде пионерской организации. В 16 лет из пионеров перешел в комсомольцы, став членом Социалистического союза рабочей молодежи, а еще через год оказался в рядах социал-демократической партии Финляндии.

После провозглашения в Суоми советской власти был избран секретарем рабочей организации Хельсинки, которая фактически управляла городом.

Неясно, впрочем, участвовал ли он непосредственно в боях против белых или же занимался канцелярской работой.

Так или иначе, после победы белых Тойво оказался в советской России. В этот период, воздерживаясь от заключения двухсторонних договоров, советское и финское правительства по факту исходили из того, что граница между двумя государствами проходит по линии, ранее отделявшей Великое княжество Финляндское от остальной территории Российской империи. Но два фактора создавали предпосылки для дальнейших конфликтов. Ленинское правительство хотело бы по новой прокрутить пролетарскую революцию в Суоми. А по другую сторону границы многие грезили «Великой Финляндией» с включением в нее территорий, населенных «соплеменниками». Речь прежде всего шла о Карелии, где белые финны создали из местных сепаратистов так называемое Олонецкое правительство.      

Большевики направили против сепаратистов группировку, костяк которой составил 1-й стрелковый полк красных финнов. Антикайен командовал в этом полку пулеметной командой.

В июле 1919-го последовала Видлицкая операция, после которой большевикам удалось ликвидировать Олонецкую республику. Но к тому времени сторонники «Великой Финляндии» уже затеяли новый проект, главную роль в котором довелось сыграть Эльфингрену.

 Республика с ноготок

 Значительную часть сельского населения Петроградской губернии составляли ингерманландцы – потомки финнов, переселенных в XVII веке шведскими властями на отвоеванные у русских приневские земли. Революция и образование независимых «соплеменных» Эстонии и Финляндии дало толчок дремавшему в них сепаратизму.

9 июля 1919 года в Рауту сформировался Временный комитет Северной Ингрии, приступивший к созданию независимой республики. У нового государства площадью примерно 30 квадратных километров появились свой герб, гимн, флаг, почтовые марки, наградная система. Но главной задачей было создание армии.

Кандидатура Эльфенгрена на пост главкома выглядела почти идеальной и военное министерство Суоми дало добро, надеясь, что амбициозный офицер проведет успешную «гибридную операцию» по расширению Великой Финляндии.

На вооружение Северо-Ингерманландского полка выделили патроны, около 500 винтовок и восемь пулеметов.

26 июля (через день после вступления в должность) Эльфенгрен пошел в наступление, продвинулся на несколько километров, но к началу августа вернулся на исходные позиции.

Противостоящие красные части также состояли в основном из ингерманландцев, которые плоховато воспринимали идею «освобождения». Что не удивительно: новых бойцов набралось всего пару сотен, и при этом были расстреляны десятки пленных красноармейцев и местных активистов.

Но самое главное – на фоне происходящей в Париже конференции по переделу Европы финское правительство предпочло дистанцироваться от идеи Ингерманландской республики.

К осени страсти поутихли, Эльфенгрен вернулся на прежнюю должность и 21 октября развернул новое наступление. На сей раз оно было скоординировано с действиями Северо-Западной армии генерала Юденича, которая атаковала Петроград с запада – от эстонской границы.

Разработанная Эльфенгреном операция предусматривала обход с двух сторон Лемболовского озера, затем общий удар по станции Грузино и далее продвижение к Токсово с финальным актом – водружением ингерманландского знамени на Понтусовой горе (названа так в честь шведского полководца Понтуса Делагарди, отбившего Карельский перешеек во время Ливонской войны у России).

Поначалу все шло успешно. Северо-Ингерманландский полк обрастал новыми добровольцами, красные отступали. На станцию Грузино бойцы Эльфенгрена ворвались, когда подошел эшелон с отрядом рабочих Шлиссельбургского порохового завода. Попав при выгрузке под огонь неприятеля, они запаниковали. Размахивавший маузером комиссар 55-й дивизии Иустин Жук был сражен пулей, но перед гибелью успел водворить хоть какой-то порядок. Закрепиться в Грузино ингерманландцы так и не сумели. Их передовые отряды до Токсова вроде бы доходили, но флаг на Понтусовой горе водрузить не сумели.

С прибытием новых красных отрядов Эльфенгрен скомандовал отступление. Поражением закончился и более масштабный поход Юденича, армия которого, в идеале, действительно могла взять Петроград, а не просто водрузить флаг на его дальней окраине.

В этой ситуации шансов выжить у Ингерманландской республики не оставалось.

Окончательную черту под проектом подвел подписанный 14 октября 1920 года в Тарту мирный договор между советской Россией и Финляндией. 6 декабря перед строем Северо-Ингерманландского полка флаг республики был спущен с флагштока, после чего бойцы и примкнувшие к ним беженцы пересекли границу с Финляндией.

 Лыжный поход

 Идея «Великой Финляндии» реанимировалась в октябре 1921 года, когда в Восточной Карелии началось антибольшевистское восстание.

Силы повстанцев насчитывали около 5–6 тысяч бойцов, причем примерно каждый десятый из них являлся добровольцем, прибывшим из Суоми. Мобильные партизанские отряды, действовавшие на лыжах и хорошо знавшие все лесные тропы, успешно теснили красноармейские части. И тогда противника решили бить его же оружием…

Сформированной Антикайненом ударной группе предстояло на лыжах пройти по тылам белых от станции Массельской к деревне Кимасозеро, уничтожив по пути неприятельские штабы и заготовленные белыми склады с продовольствием и боеприпасами.

В отряд, насчитывавший 136 бойцов, набирались исключительно добровольцы, каждый из которых, помимо отменной физической подготовки, должен был обладать еще и «политической сознательностью».

7 января 1922 года поездом отряд прибыл на станцию Массельская, после чего совершил 70-километровый лыжный марш до деревни Паданы. Бойцы были одеты в специальное теплое обмундирование (шлемы, полушубки, ватные штаны, валенки, белые халаты, теплое белье) и вооружены новенькими автоматами Федорова. Продукты питания – консервы, сахар и сало – каждый брал без ограничений, и только шоколад и спирт выдавались строго по норме. Все бойцы были финнами либо карелами, а их возраст колебался в пределах от 22 до 26 лет.

Дальнейший путь отряда пролегал уже по вражеской территории, изобилуя стычками с мелкими патрулями противника. Самым ярким эпизодом стала атака села Кимасозеро, где располагался штаб мятежников. Полной внезапности здесь не получилось. В деревне зазвенели колокола к заутрене, и Тойво ошибочно решил, что его бойцов обнаружили.

На полной скорости съехав на лыжах с горы, курсанты в считаные минуты заполнили улицы Кимасозера. Бой занял менее получаса. Некоторые белые пытались отстреливаться, но большинство из них сразу же обратились в бегство. Сорок шесть человек попали в плен, девять погибли. Со стороны курсантов не было ни одного убитого.

Чтобы лишить неприятеля базы на будущее, курсанты сожгли часть строений, после чего двинулись к деревне Барышнаволок, где находилось около 300 повстанцев. Исход штурма также решила внезапность, хотя белым приходилось сражаться с немногочисленным и измученным долгим переходом противником.

Эпилогом 1100-километрового лыжного рейда стало участие красных курсантов во взятии Ухты – столицы мятежного края.

 Сражаясь до конца

 Борьбу с красными Эльфенгрен продолжал в альянсе с Савинковым, белорусскими националистами, британской и польской разведками.

В 1925 году он пересек границу по румынскому паспорту и был арестован в Твери чекистами. Расстреляли его в ночь с 9 на 10 июня 1927 года в числе 20 других ранее арестованных контрреволюционеров.

Приговор, вынесенный «постановлением ОГПУ», юридическим нормам не соответствовал, но позиционировался как ответ на убийство русским эмигрантом советского полпереда в Польше Петра Войкова…

Антикайнен в этот период тоже ходил подпольными тропами – как организатор финского коммунистического подполья, – пока 6 ноября 1934 года не был арестован полицией в деревне Кирконуме.

Процесс над ним был достаточно резонансным и закончился приговором к пожизненной каторге. Пока он сидел, в Советском Союзе о рейде на Кимасозеро сняли фильм «За советскую Родину!», где его роль сыграл популярный киноактер Олег Жаков.

На свободу Антикайнен вышел в мае 1940 года вследствие неафишируемых советско-финских договоренностей.

В начале Великой Отечественной в качестве представителя Коминтерна занялся деятельностью, связанной с организацией партизанско-диверсионных отрядов и пропагандистской борьбой против неприятеля.

4 октября 1941 года самолет, на котором он летел, разбился в авиакатастрофе, причины которой остались неизвестными.

22 Июля 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
82462
Виктор Фишман
66755
Борис Ходоровский
58315
Богдан Виноградов
45795
Дмитрий Митюрин
30574
Сергей Леонов
30369
Роман Данилко
27563
Дмитрий Митюрин
13648
Светлана Белоусова
12894
Татьяна Алексеева
12496
Александр Путятин
12467
Сергей Леонов
12159
Наталья Матвеева
11976