Загадочный кардинал Ришелье
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №1(465), 2017
Загадочный кардинал Ришелье
Наталья Матвеева
журналист
Санкт-Петербург
2669
Загадочный кардинал Ришелье
«Кардинал Ришелье и его Совет». Художник Джузеппе Синьорини

О кардинале Ришелье большинство россиян знает лишь по советскому телефильму «Д’Артаньян и три мушкетера». В этом фильме, снятом по мотивам романа Александра Дюма-отца, Ришелье представлен как злодей и интриган. Но среди историков до сих пор нет согласия в оценке политической деятельности Ришелье. А блестящий роман Дюма с описанием занимательных и довольно безобидных интриг имеет с действительной историей мало общего.

Власть

Арман-Жан дю Плеси, герцог де Ришелье (1585–1642), — всемогущий кардинал, 18 лет державший в своих руках политику Франции. Его деятельность по-разному оценивали современники и потомки. Ришелье определил направление развития государства на 150 лет. Созданная им система рухнула лишь во время Французской революции. Во время пребывания в Париже при виде статуи кардинала Ришелье Петр I сказал: «Великий человек! Если бы ты был жив, я дал бы тебе половину своего царства, чтобы ты научил меня благоразумно управлять остальной половиной».

Будущий великий кардинал родился 9 сентября 1585 года. По одной из версий, он появился на свет непосредственно в Париже, по другой — в фамильном замке Ришелье. В девять лет его отдали в знаменитый Наваррский коллеж, известный строгостью системы обучения, где и обнаружилось его сильное стремление к лидерству всегда и во всем. Спустя шесть лет, к моменту окончания учебы, он получил довольно приличное образование, знал латынь, испанский и итальянский языки и научился ничего не забывать и ничего никому не прощать. А современники писали, что уже тогда «от пронизывающего взгляда его серых глаз становилось не по себе даже пожилым мэтрам коллежа». Ришелье готовился к карьере военного. Но основным источником материальных благ семьи был бенефиций епархии в районе Ла-Рошели, дарованный Плесси еще Генрихом III в 1516 году. Но для того чтобы сохранить его, кто-то из семьи должен был принять монашеский сан. А в 1606 году средний брат ушел в монастырь, отказавшись от епископства в Люсоне. Единственное, что могло сохранить семье контроль над епархией, — это вступление юного Арман-Жана в духовное звание. Поскольку он был слишком молод, чтобы принять сан, ему требовалось благословение Папы Римского Павла V. Отправившись к папе в Рим аббатом, он поначалу скрыл от папы Павла V свой слишком юный возраст, а после церемонии покаялся. Вывод папы был таков: «Справедливо, чтобы молодой человек, обнаруживший мудрость, превосходящую его возраст, был повышен досрочно». 17 апреля 1607 года Арман-Жан дю Плесси принял имя Ришелье и сан епископа Люсонского. Церковная карьера в то время была очень престижной и ценилась выше светской. Жан Ришелье, в возрасте 22 лет ставший настоятелем монастыря в Люсоне, на месте некогда процветавшего аббатства нашел лишь руины — печальную память о Религиозных войнах. Но молодой епископ не падал духом. Сан епископа давал возможность появиться при королевском дворе, которой Ришелье не замедлил воспользоваться. Очень скоро он совершенно очаровал своим умом, эрудицией и красноречием короля Генриха IV. Генрих называл Ришелье не иначе как «мой епископ». Но столь стремительное возвышение провинциального епископа не понравилось некоторым влиятельным особам, и Ришелье пришлось покинуть столицу. В Люсоне, не довольствуясь только епископскими обязанностями, он столь усердно пополнял свои и без того обширные знания, что стал страдать ужасными головными болями, мучившими его потом всю жизнь. Из провинции Ришелье внимательно следил за событиями в столице. Несмотря на ряд постигших его неудач при попытке выдвинуться, епископ не оставлял надежд на политическую карьеру, делая при этом ставку на Генриха IV. Однако случилось непредвиденное: 14 мая 1610 года король был убит фанатиком Равальяком. Новому королю Людовику XIII было всего девять лет, и власть оказалась в руках королевы Марии Медичи и ее фаворита Кончино Кончини. За семь лет они сумели разрушить все, что было создано Генрихом IV. Покинув свое добровольное изгнание, епископ Люсонский прибыл в Париж. И тогда Ришелье переходит к самым решительным действиям. Работа в составе Генеральных штатов (собрания трех сословий королевства) сделала скромного епископа фигурой государственного масштаба и вызвала пристальное внимание регентши. Как следствие, вскоре после свадьбы Людовика и Анны Австрийской он уже духовник юной королевы. А в 1616 году — государственный секретарь по иностранным и военным делам и советник Марии Медичи, которую вскоре сделает орудием своего неистового честолюбия. На государственном посту он действует вполне успешно, удивляя современников нововведениями и явно выделяясь среди членов правительства энергией, умом и работоспособностью. Но спустя год Мария Медичи теряет власть и удаляется с юным королем из Парижа, вместе с ней двор покидает более не нужный Ришелье. Начинается время опалы, болезней, страха перед Бастилией и эшафотом. В изгнании Ришелье занимался литературой и богословием в совершенном уединении.

Во Франции между тем пылают пожары восстаний. Возвышение новых фаворитов, которые хотят только брать и не могут ничего дать, вызывало бурное возмущение аристократии. Провинции, подстрекаемые принцами Конде, Суассоном и Буиольоном, бунтуют против короля. Королева-мать присоединяется к этому дружному хору противников молодого монарха, и Людовик XIII, не в силах противостоять нажиму, был вынужден идти на уступки. Мария Медичи добивается возвращения в Париж, откуда она была выслана. О том же мечтает и Ришелье, стремясь к продолжению политической карьеры.

14 декабря 1621 года внезапно скончался королевский фаворит Альбер де Люинь, достигший титула коннетабля. Это событие имело большое значение для епископа Люсонского, ибо Мария Медичи давно желала отблагодарить его кардинальским титулом, но этому противодействовал де Люинь. Теперь эта главная помеха отпала. В 1622 году королева-мать соглашается примириться с сыном, но с одним условием — епископ Люсонский, так много для нее значивший, должен стать кардиналом. Опять все приходится начинать сначала. Что ж, ни терпения, ни хитрости Ришелье не занимать. Унизительные заискивания перед ничтожествами, шпионаж за покровителями, взлеты и падения, фальшивая дружба с врагами и сознательные измены друзьям, наконец, безденежье все-таки даруют ему в тридцать семь лет пурпурную мантию и шляпу кардинала. А через два года пост первого министра Людовика XIII.

Женщины

Первому министру Франции, едва исполнилось сорок лет. По мнению современников, он был хорош собой: алое кардинальское облачение оттеняло бледность узкого лица, обрамленного черной, ниспадающей густыми локонами шевелюрой; высокий, мощный лоб, чуть приподнятые брови, длинный, с горбинкой тонкий нос, волевой рот… Пронзительный, всепроникающий взгляд больших серых глаз придавал лицу Ришелье суровое и, как отмечали современники, вместе с тем приветливое выражение. Чаще всего в этом взгляде читались ясность и спокойствие уверенного в себе человека. Глаза его вообще обладали некоей завораживающей силой, особенно действующей на женщин…

Личная жизнь Ришелье была вполне благопристойной. Кардинал умел не афишировать своих связей, хотя ему приписывали немало побед над женскими сердцами. Ловеласом он не был, но и дамского общества не избегал. Вернее всего, он его попросту презирал. Исключение составляла его мать, которую он всю жизнь считал образцом добродетели, впрочем, в тот век всеобщей развращенности нравов она и в самом деле представляла исключение. По большей части он беззастенчиво использовал женщин в своих политических интересах, как это было с Марией Медичи или супругой маршала д’Анкра. До сих пор осталось тайной, питал ли он какие-то романтические чувства к жене короля Анне Австрийской, ведь она считалась первой красавицей Европы.

Остались лишь легенды и записки светских сплетников. Существует легенда о том, что кардинал де Ришилье любил Анну Австрийскую всю жизнь. Писатель Рафаэль Сабатини пишет: «Вскоре после того, как Анна стала королевой Франции, ее всей душой полюбил кардинал Ришелье. С девичьей беспечностью она поощряла его ухаживания, дразнила, а потом выставила воздыхателя на посмешище. Этого гордый дух кардинала простить не смог. Ришелье возненавидел Анну и мстительно преследовал ее. Какова бы ни была причина, сам этот факт не подлежит сомнению».

Об отношениях с дамами светский сплетник Таллеман де Рео писал: «Кардинал Ришелье платил женщинам за их услуги не больше, чем художникам за их работы».

В годы юности, когда он еще не был кардиналом, две дамы — маркиза де Несль и графиня де Полиньяк не поделили его внимание и устроили дамскую дуэль на шпагах. В галантный век дуэль на шпагах среди дам не была редкостью. К счастью, никто не пострадал, дамы дрались до первой крови.

Соперницы за сердце кардинала

Знаменитой фавориткой кардинала, которой посвящали стихи и пьесы, стала Марион де Лорм. За ней ухаживал Сен-Мар — фаворит короля Людовика XIII. Есть две версии, согласно одной из них, король ревновал своего приближенного. По другой версии, король питал к юноше только «платоническую слабость», ему было просто интересно в обществе веселого молодого друга.

Кардинал лишь оказал королю услугу, обратив внимание на соперницу короля. Говорили, что Марион приходила на свидания к Ришелье в мужском костюме и ее принимали за посыльного. Госпожа де Лорм была моложе кардинала на 26 лет.

Вскоре фаворитка утратила осторожность и начала хвалиться вниманием кардинала. О внешности Марион мнения современников расходятся: одна называли ее «прекраснейшей дамой XVII века», другие сочли ее слишком худощавой.

Виктор Гюго посвятил пьесу Марион де Лорм, где он создал трагичный романтический образ бесприданницы, которая ступила на путь куртизанки, но роскошь не принесла ей счастья. Марион решилась оставить порочный свет ради любви, но интриги мешали обрести счастье. Фигура кардинала остается в пьесе «за кадром».

Пылкий влюбленный Сен-Мар стал заговорщиком против Ришелье. Предполагают, что в заговоре Сен-Мара была и романтическая причина соперничества с кардиналом. Сен-Мар ревновал Марион и решил отомстить Ришелье. Заговор оказался неудачным, юношу арестовали за предательство и казнили в Лионе на мрачной площади Теро в 1642 году. Мстительный кардинал заплатил 100 экю неопытному палачу, который отрубил осужденному голову только со второй попытки.

Говорили, что Марион тяжело перенесла смерть Сен-Мара, она год провела в уединении и молитвах за упокой его души.

Есть версия, что соперником кардинала за внимание Марион стал и герцог Бэкингем. За знакомство с Марион герцог заплатил своему поверенному 25 000 экю.

В придворных интригах после смерти Ришелье она заняла сторону королевы Анны, но не приняла политику Мазарини. Госпожа де Лорм умерла в возрасте 44 лет. Есть несколько версий ее кончины. Говорили, что она ошиблась с дозировкой лекарства, которое принимала, чтобы предотвратить беременность. По другой версии, ее отравили агенты кардинала Мазарини. Также появились слухи, что Марион опасалась заключения в Бастилию, поэтому инсценировала собственную смерть и бежала в Англию с любовником-авантюристом. Потом она трижды выходила замуж и умерла в возрасте ста лет.

Позднее стали говорить, что кардинал Ришелье ввел моду представлять своих юных любовниц в свете как племянниц, которых потом выдавал замуж. По легенде, одну свою «племянницу» он выдал замуж за герцога Энгиенского, на пышной свадьбе присутствовал король и фаворитка Марион де Лорм.

Король осуждал «грех» мадам д’Эгильон, но за фаворитку вступилась королева Анна, заметив, что в таком грехе вина двоих. «Король ведет себя очень странно. Он защищает кардинала и во всем хулит его племянницу. Назвав ее бесстыдной женщиной, он выразил свое недовольство тем, что она осмелилась появиться в церкви Святого Евстахия в тот момент, когда я слушала там проповедь», — публично возмущалась Анна.

Есть утверждения, будто Мадам д’Эгильон оказалась очень ревнивой, светский сплетник описал историю пытки расправы над соперницей мадам де Шольн: «Самый большой скандал разразился, когда кардинал увлекся мадам де Шольн. На дороге из Сен-Дени шестеро офицеров морского полка бросили в лицо мадам де Шольн две бутылки с чернилами, но она успела увернуться, и бутылки ударились о дверцу ее кареты. Бутылки были стеклянные. Осколки стекла должны были порезать лицо, а чернила — залить порезы. На лице остались бы темно-синие шрамы, вывести которые невозможно. Мадам де Шольн не осмелилась жаловаться. Все считают, что офицеры получили приказ напугать ее: герцогиня д’Эгильон не хотела, чтобы кому-нибудь другому было так же хорошо с ее дядей, как и ей самой». Мадам Шольн получила от кардинала компенсацию — поместье с годовой рентой.

Ришелье и д’Эгильон были вместе 17 лет, до самой смерти кардинала. Ришилье скончался в возрасте 57 лет. Верная д’Эгильон была рядом с ним. Кардинал оставил «племяннице» в наследство богатое состояние.

Кошки кардинала

Кардинал Ришелье обожал кошек и содержал их у себя во дворце в большом количестве. Кошки Ришелье были единственными живыми существами, разделявшими короткие часы его досуга и искренне к нему привязанными. История сохранила имена кошек, принадлежавших Ришелье. Самой любимой была белоснежная кошка по имени Мириам. Еще одной любимицей была Сумиз, что в переводе означает «особа легкого поведения». В честь своего детища, газеты с одноименным название La Gazette, была таким же именем названа трехцветная кошечка Газетта. Кот с именем Mounard le Fougueax обладал донкихотским характером и был очень раздражительным. Хорошим охотником на крыс был кот по кличке Людовик Жестокий. Именно Ришелье стал одним из первых в Европе владельцев кошек ангорской породы. Ему привез такую кошечку из Анкары его друг Николь — Клод Фарби де Пейрешем, ученый и политик, много путешествовавший по Турции. Ангорскую кошку звали Mimi-Paillon. Кот, привезенный из Британии, звался Фелимор (Felimare), он был похож на тигра. Придворные и дипломаты знали об увлечении Ришелье кошками и преподносили ему их в качестве подарка. Из Польши привезли для него кошку, которую звали Лодовиска (Ludoviska). Кошечка с именем Рубин (Rubis sur L'Ongle) была истинной леди. Она прославилась тем, что была очень капризна и никогда не оставляла в блюдечке ни капельки молока. Еще одну пушистую подругу кардинала звали Серполетта (Serpolet).

Серая парочка котов, которая любила спать, переплетясь в узел, звалась Приам и Тисба. Еще одна парочка котов была рождена в парике драматурга Ракана, поэтому их звали Racan (Ракан) и Перрюк (Парик). Легенда говорит о том, что Ракан, собираясь в гости к кардиналу, надел парик и не заметил спящих там котят, обнаружены они были только в доме Ришелье.

Самым знаменитым котом Ришелье был черный кот Люцифер, названный по имени падшего ангела. Это было время охоты на ведьм, которых Ришелье преследовал безжалостно. В это же время Ришелье подписал хартию Сотни. Сотня была ассоциацией французских джентльменов, которым дали титулы и землю в Новой Франции в Новом Свете.

«Кто знает, — пишет современный историк Черкасов, — быть может, кардинал, не чуждый мистики, прослышал, что кошки заряжают человека какой-то неведомой (космической или биологической, как сказали бы мы сейчас) энергией, в которой он так нуждался для поддержания сил. Во всяком случае, Ришелье относился к своим кошкам с редкой привязанностью и даже любовью, которой не удостаивал никого из людей». Так-то оно так, но кошки отличаются и еще одной удивительной способностью. Любя человека, с которым их связала судьба, они способны облегчать ему течение многих болезней, что могут засвидетельствовать специалисты, посвятившие себя изучению кошачьего племени. Кардинал не отличался крепким здоровьем. С юных лет его преследовала хворь, проявлявшаяся в воспалении суставов, головных болях и слабости, на недели, а порою и месяцы приковывавшей Ришелье к постели. Все старания ученых медиков оказывались тщетными. Облегчали страдания лишь тишина, полутьма, прохладная повязка на лбу и кошачья «терапия».

Смерть кардинала Ришелье

В последние месяцы жизни Ришелье на него было совершено несколько покушений, после которых король настоял, чтобы у кардинала появилась своя личная охрана. Со временем она разрослась до целого полка. И сегодня все, кто там служил, известны как гвардейцы кардинала. Причем жалованье гвардейцам Ришелье платил из собственных средств и вовремя, к огромной зависти мушкетеров, которым зарплату часто задерживали. Однако кардиналу удалось умереть своей смертью, причем на смертном одре он дал будущему Людовику XIV пять советов о том, как управлять страной. Осенью 1642 года Ришелье посетил целебные воды в Бурбон-Ланси, ибо здоровье его, подточенное многолетним нервным напряжением, таяло на глазах. Даже будучи больным, кардинал до последнего дня по несколько часов диктовал приказы армиям, дипломатические инструкции, распоряжения губернаторам различных провинций. 28 ноября наступило резкое ухудшение. Врачи ставят еще один диагноз: гнойный плеврит. Кровопускание не дало результата, лишь до предела ослабило больного. Кардинал временами теряет сознание, но, придя в себя, пытается еще работать. В эти дни рядом с ним неотлучно находится его «племянница» герцогиня д’Эгильон. 2 декабря умирающего навещает Людовик XIII. «Вот мы и прощаемся, — слабым голосом говорит Ришелье. — Покидая ваше величество, я утешаю себя тем, что оставляю ваше королевство на высшей ступени славы и небывалого влияния, в то время как все ваши враги повержены и унижены. Единственно, о чем я осмеливаюсь просить ваше величество за мои труды и мою службу, — это продолжать удостаивать вашим покровительством и вашим благоволением моих племянников и родных. Я дам им свое благословение лишь при условии, что они никогда не нарушат своей верности и послушания и будут преданы вам до конца». Затем Ришелье своим единственным преемником называет кардинала Мазарини. Людовик XIII обещает выполнить все просьбы умирающего и покидает его. На следующий день король наносит еще один, последний визит Ришелье. В течение часа они беседуют с глазу на глаз. Людовик XIII вышел из комнаты умирающего чем-то очень взволнованный. Правда, кое-кто из свидетелей утверждал, что король был в веселом расположении духа.

Ришелье умер в Париже 5 декабря 1642 года, не дожив до триумфа в Рокруа и сломленный многочисленными болезнями. Ришелье был похоронен в церкви на территории Сорбонны в память о поддержке, оказанной университету его высокопреосвященством кардиналом.

Известные высказывания кардинала Ришелье

* Разум должен быть универсальным правилом и руководством: все следует делать согласно разуму, не поддаваясь влиянию эмоций.
* Опыт показывает, что тот, кто заблаговременно обдумывает замыслы будущих предприятий, способен действовать стремительно, когда наступает время их осуществить.
* Выполняйте любое дело так, как если бы от него зависело все ваше будущее.
* В хорошо устроенном государстве должно быть больше искусных ремесленников, чем мэтров свободных искусств.
* Нужные государству солдаты лучше воспитываются в грубости невежества, чем в утонченностях науки.
* Никогда не пишите никаких писем и никогда не уничтожайте их.
* Если во время разбора обыкновенных дел суд требует бесспорных доказательств, то совсем иначе ему следует подходить к делам, касающимся государства: в таких случаях то, что вытекает из основательных догадок, должно иногда приниматься за ясные доказательства.
* Чтобы ввести в заблуждение противника, обман позволителен; всякий вправе использовать против своих врагов любые средства.
* Умение обманывать — наука королей.
* В государственных делах самое главное — секретность.
* Чтобы управлять государством, нужно поменьше говорить и побольше слушать.
* Если бы народ слишком благоденствовал, было бы невозможно удержать его в границах своих обязанностей.
* Кто не умеет скрывать свои мысли, не умеет и управлять.


3 января 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791