Забытый провидец Григорий Петров
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №7(367), 2013
Забытый провидец Григорий Петров
Александр Обухов
член-корреспондент Петровской академии наук
Луга
109
Забытый провидец Григорий Петров
Петров в различные периоды своей жизни

Библейская истина гласит: «Нет пророка в своем отечестве». История России, да и не только нашей страны, подтверждает печальную мудрость этих слов. Если бы какому-либо мало-мальски образованному жителю Санкт-Петербурга в начале XX столетия сказали, что имя проповедника, блистательного публициста и народного трибуна Григория Спиридоновича Петрова спустя несколько десятков лет никто и не вспомнит, то он только рассмеялся бы в ответ. Но время делает настоящие кульбиты. Уходят в небытие не только люди, но и государства, и цивилизации…

Сегодня о Григории Петрове у нас знает лишь узкий круг историков, специализирующихся на изучении русской общественно-политической мысли конца XIX – начала XX столетий. А вот в таких странах, как Болгария, Сербия, Турция и Финляндия, его биографию изучают, о нем написаны десятки статей и книг. Самое же интересное заключается в следующем: в наше «компьютерное» время книги самого Григория Петрова продолжают издаваться на многих европейских языках. С чего бы это? Для того чтобы разобраться в таком феномене, надо хотя бы вкратце проследить непростой жизненный путь этого мыслителя.

Григорий Петров родился в 1866 году в Ямбурге (ныне город Кингисепп Ленинградской области) в крестьянской семье, переехавшей в город. Ямбург в конце XIX – начале XX века считался одним из беднейших городов Петербургской губернии, где главным доходом обывателей была сдача домов внаем расквартированным войскам. Что же касается отца героя этого повествования, то Спиридон Петров «выбился в люди» и стал кабатчиком. Максим Горький, хорошо знавший Григория Петрова, описывая в письме Антону Чехову свои впечатления от проповедей, которые тот произносил, все удивлялся истокам его нравственности. «Откуда эта сила духа, – писал Горький, – ведь он сын кабатчика, и в детстве, кроме матерщины ничего не слыхал и никого, кроме пьяных, не видел?» Так уж получилось, что Спиридон Петров, видя нежелание сына пойти по его стопам, отдал Гришу на обучение в Нарвскую гимназию со словами: «А что? Глядишь, и господином станет».

Окончив с отличием Нарвскую гимназию, Григорий выбрал духовную стезю и поступил в Санкт-Петербургскую духовную семинарию, а затем и в Духовную академию, которую закончил в 1891 году. С этого времени началась его преподавательская деятельность в различных петербургских гимназиях, Пажеском корпусе, Александровском лицее, Политехническом институте и Михайловском артиллерийском училище. В последнем из перечисленных учебных заведений в 1893 году Григорий Спиридонович получил место законоучителя и настоятеля церкви.

Священническую деятельность он успешно сочетал с лекциями на евангельские темы. Его выступлениями заслушивались люди абсолютно противоположных взглядов: министр финансов Сергей Витте и пролетарский писатель Максим Горький, известный русский философ Василий Розанов и публицист Владимир Немирович-Данченко. Всех их подкупала искренность призывов Григория Петрова вернуться к изначальным евангельским идеалам, очистить народную жизнь от пьянства, косности, невежества и нищеты. Можно сказать, что в своих лекциях он касался всех областей жизни современного общества, подвергая их резкой критике с точки зрения праведной жизни. Слух о том, что в Петербурге появился такой выдающийся оратор, не боящийся говорить о гноящихся социальных язвах, разнесся по всей столице. На лекции в Михайловское артиллерийское училище и Политехнический институт ринулись даже те, кто относился к религиозным вопросам индифферентно.

Упомянутый философ Василий Розанов в одной из своих статей писал: «Еще немного лет назад Русь в свободный час сидела по трактирам, горланила пьяные песни. А теперь? Народ бежит сюда… второй час стоит. Не присядет. Не волнуется, не ропщет. И это чтобы услышать несколько поучительных слов, – вовсе не поразительных, – слов обыкновенных. А все почему? Он (Петров) имел мужество убрать из своих тем, из своих оборотов речи все «интеллигентное», все сколько-нибудь затруднительное для понимания».

Вскоре все то, о чем религиозный просветитель говорил в своих лекциях, нашло отражение на страницах его книг, таких как «По стопам Христа», «К свету!», «Божьи работники», «Зерна добра». Ну а в 1898 году вышел фундаментальный труд «Евангелие как основа жизни», выдержавший более двадцати изданий и переведенный на многие языки. Тот же Максим Горький так охарактеризовал эту книгу: «В ней много души, ясно и глубоко верующей души… Ее написал поп и так написал, как вообще попы не пишут».

Вот эта «непохожесть» и проповедь социальных перемен, совпавшая по времени с событиями русской революции 1905–1907 годов, отразились на дальнейшей судьбе Петрова. Его занесли в негласный список «неблагонадежных», несмотря на то, что он являлся депутатом Государственной думы по списку Конституционно-демократической партии, в 1907 году отправили на три месяца «на клиросное послушание» в Иоанно-Богословский Череменецкий монастырь Лужского уезда. Проводы опального священника вылились в Санкт-Петербурге в грандиозную манифестацию.

В 1908 году Петров был лишен сана, и с этого времени его основной сферой деятельности стала публицистика. Почти каждый номер газеты «Русское слово» периода 1908–1917 годов содержит его статьи на различные темы российской жизни. Получив запрет на проживание в Санкт-Петербурге и Москве, публицист исколесил всю Россию от западных до восточных границ. Путевые впечатления становились основой очерков, рассказов и лекций в провинциальных городах.

Подолгу жил Григорий Спиридонович в Финляндии, входившей в то время в состав Российской империи. На основе впечатлений финского периода жизни им были сделаны литературные наброски, впоследствии переработанные в книгу «В стране белых лилий», воспевшую трудолюбие народа этой маленькой страны. В ней Петров предрек Финляндии цветущее будущее и заявил, что она станет для России образцом для подражания. Но на пороге замаячил 1917 год.

Петров приветствовал Февральскую революцию, а вот с Октябрем ему оказалось не по пути. Семья литератора, как и тысячи петербургских семей, двинулась на юг. Сын Григория Спиридоновича, с благословения отца, служил в Добровольческой армии и погиб под Керчью в мае 1919 года. Сам же глава семейства помогал Белому движению единственным доступным ему способом: читал публичные лекции в Ростове-на-Дону в пользу Комитета помощи чинам Добровольческой армии.

В 1920 году Григорий Петров добрался до Константинополя в трюме парохода, битком набитого беженцами. Затем начались скитания. Сначала это был лагерь в Галлиполи, затем – Триест, а потом жизнь в Сербии и Болгарии. Резко отмежевавшись от монархистов (в них он видел причину событий, приведших к Гражданской войне), Петров занялся тем делом, которое оставил в России, то есть читал лекции на русском, болгарском и сербском языках. Всего за период 1921–23 годов им было прочитано более 1500 лекций, вызвавших необычайный подъем у всех, кто их слушал. Популярность выступлений пламенного оратора объяснялась тем же, чем и в России. Он говорил, что любовь к своей стране должна быть действенной, призывал к тому, чтобы каждый становился «созидателем жизни», отмечал социальные язвы и указывал путь к их излечению. Вот тогда, на завершающем этапе своей жизни, им и была закончена книга «В стране белых лилий». Она сразу же разошлась большим тиражом в Сербии. В Болгарии книга издавалась 14 раз и была рекомендована в качестве учебного пособия, с которым должен ознакомиться каждый гражданин. В 1928 году издание было переведено на турецкий язык. «Отец турок» Кемаль Ататюрк был в восторге от книги. Дело кончилось тем, что и в Турции она была включена в программу учебных заведений. Востоковеды считают, что в этой стране второй по значимости книгой после Корана является творение Петрова.

На русском языке книга впервые была издана в 2004-м под названием «Финляндия – страна белых лилий». Что же такое содержит эта книга, оказавшая значительное влияние на мировоззрение людей различных социальных уровней и конфессиональной принадлежности?

Ее квинтэссенция заключается в следующей мысли автора: подъем любой страны не может осуществиться без осознания всеми личной ответственности за будущее своей страны.

Что же касается России, то еще на заре XX века Григорий Петров писал: «Старая Россия со старыми порядками, со старой русской ленью, русской распущенностью и косностью изжила себя. Грядущая Россия требует общенародной работы, общенародного ученья, перевоспитания всей страны и самой бодрой, кипучей напряженной работы всех и каждого, кто хочет сам жить полной жизнью, и чтобы Россия проявила свои силы и дарования во всем блеске и во всей красоте».

А может и нам, вслед за народами других стран, стоит прислушаться к простым истинам русского мыслителя, доносящимся из прошлого?


8 марта 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87746
Виктор Фишман
70229
Борис Ходоровский
62475
Богдан Виноградов
49707
Сергей Леонов
47913
Дмитрий Митюрин
36632
Сергей Леонов
33441
Роман Данилко
31233
Борис Кронер
19061
Светлана Белоусова
18807
Дмитрий Митюрин
17455
Светлана Белоусова
17350
Татьяна Алексеева
16906
Наталья Матвеева
16158
Наталья Матвеева
16097
Александр Путятин
14809
Татьяна Алексеева
14623