Вечной живой
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №21(355), 2012
Вечной живой
Евгения Назарова
журналист
Москва
774
Вечной живой
Игорь Кваша

Говоря об этом человеке, нельзя не вспомнить его поколение, от которого, увы, сегодня осталось совсем немного. 65 лет назад Игорь Кваша покинул МХАТ имени Горького, прослужив там менее двух лет, и направил все силы на создание «Современника», призванного возродить психологический театр и вернуть на сцену живого человека с его ежедневными переживаниями.

В 1981-м не стало Олега Даля, который, хоть и пришел в театр не со дня основания, стал заметным актером на его сцене и отдал «Современнику» 12 лет жизни. В 1992-м скончался Евгений Евстигнеев, стоявший у истоков новой труппы и сыгравший в «Современнике» 25 ролей. 12 лет назад не стало Олега Ефремова, первого художественного руководителя молодого театра. Все эти люди когда-то были «лицами с обложки» советской культуры. С их уходом медленно, но верно начала закрываться дверь за целым поколением мастеров театра. А недавно их ряды пополнил Игорь Кваша. И страшно то, что той самой пресловутой двери, таким образом, осталось совсем немного до последнего щелчка…

Рука об руку с «Современником»

Незадолго до смерти в интервью одной из газет Игорь Кваша признался, что создание театра с нуля было для него огромной радостью. «Современник», построенный на голом энтузиазме силами молодого талантливого поколения, возник именно в эту эпоху, в конце 50-х, не случайно. Само время требовало его появления: хрущевская «оттепель» позволила творческой мысли развиваться свободно, без прежних рамок жесткой идеологии сталинского режима. А зритель, в свою очередь, оказался готов дышать этим воздухом вместе с новым театром – театром, который говорил на его языке.

Будущие выпускники школы-студии МХАТ 1955 года рано почувствовали, откуда ветер дует. Еще во время учебы они мечтали о создании нового театра – честного и чуткого к своему зрителю, стоящего на одной ступени с самой жизнью и неизмеримо выше художественных штампов прочих эпох.

После окончания школы-студии молодые актеры распределились по разным театрам, но не забыли студенческую мечту. Их пример наглядно демонстрирует нынешнему ленивому поколению, как сильное желание творить и добиваться может свернуть горы. Вымотанные спектаклями и репетициями, бывшие студенты собирались и репетировали «свои» постановки по ночам. 

В качестве дебютной работы «современники» неслучайно выбрали пьесу «Вечно живые» Виктора Розова. Молодежь послевоенных 50-х по-прежнему пыталась осмыслить итоги войны, сориентироваться в мире, который стремительно переходил на мирные рельсы после памятных лет милитаристского кошмара. Эта трагическая история сразу стала визитной карточкой молодого театра, обозначив тем самым планку мастерства и откровенности со зрителем, опускаться ниже которой «Современник» считал себя не в праве. Фильм «Летят журавли», снятый через год на основе пьесы, получил Золотую пальмовую ветвь Каннского фестиваля. 

Спектакль показали в 1956 году на крохотных учебных подмостках на площади Маяковского в полночь. Первые зрители, студенты московских ВУЗов, затаив дыхание, следили за ходом пьесы до 4 часов утра, после чего просто не дали актерам отправиться по домам. Когда «современники» ушли в гримерку, из зала прибежал человек: «Срочно все идите в зал! Там люди отказываются расходиться! Они хотят говорить с вами, обсуждать спектакль!» 

Впрочем, разрешение на легальную деятельность труппа получила только в 1958-м; до этого «Современник» скромно именовался «студией молодых актеров» и рисковал никогда не превратиться в полноценный театр. Дело в том, что сразу после премьерного показа «Вечно живых» на актеров обрушился не только поток восхищения, но и шквал критики. Сторонников искренности на сцене обвиняли в инакомыслии и искаженной оценке событий. Однако билеты на их постановки брали чуть ли не штурмом, и здравый смысл в конце концов восторжествовал: театр развивался и представлял все новые спектакли.

Помимо особого подхода к качеству постановок, «Современник» славился еще и своими внутренними демократическими традициями. Товарищество актеров должно было коллективно решать, какие пьесы стоит включать в репертуар; открыто обсуждалась деятельность Ефремова в качестве художественного руководителя. Для того, чтобы понять, какой дух царил в «Современнике» прошлых лет, достаточно вспомнить одну историю, главными действующими лицами которой стали Игорь Кваша и Валентин Гафт. Когда театр впервые выпустили на гастроли в капстраны – труппа должна была играть в Швеции и Норвегии – обязательным условием поездки стало найти замену двум ведущим актерам. «На Гафта накатала письмо бывшая жена, с которой они давным-давно расстались. Валя снимался в советско-шведском фильме, и она написала: мол, Гафт хочет поехать в Швецию и там остаться, - рассказывал позднее Игорь Владимирович. - Я же оказался невыездным после того, как общался в Париже с Викой Некрасовым. Виктором Платоновичем, который написал первую и самую честную книгу о войне – «В окопах Сталинграда». Мы дружили». Труппе «Современника», которую до этого выпускали только в страны народной демократии, конечно, очень хотелось «сменить обстановку» и посмотреть мир, но цена этой поездки оказалась слишком высокой. Галина Волчек, ставшая к тому времени художественным руководителем театра, собрала актеров и сказала: «Двух наших товарищей не пускают. Давайте вместе решим, что будем делать». «И весь театр проголосовал за то, чтоб никуда не ехать! Все без исключения! – вспоминал Кваша. - Такой был коллектив. Скажу больше. Если б кто-то колебался - вот тогда я бы удивился».

От «Морозко» до Сталина

Будущий народный артист родился 4 февраля 1933 года в Москве. Его отец, Владимир Ильич Кваша, доктор химических наук и заведующий кафедрой МХТИ имени Д. И. Менделеева, с началом войны оказался на фронте и через год пропал без вести. Позже выяснилось, что он погиб в декабре 1942 года под Ленинградом. Восьмилетний Игорь Кваша вместе с матерью Дорой Захаровной был эвакуирован в Сибирь, в город Ленинск-Кузнецкий. Именно там ему довелось исполнить свою первую роль: сказку «Морозко» играли в городском театре и в госпитале перед ранеными. После возвращения в Москву Кваша и не думал бросать театр. Театральная студия в Доме пионеров на улице Стопани вскоре начала занимать его куда больше, чем общеобразовательная школа, а Кваша уже твердо знал, что это его путь. И действительно, в 1951 году в том самом Доме пионеров юного актера приметил преподаватель Школы-студии МХАТ. Кваша к тому моменту подал документы в несколько учебных заведений и даже прошел в Щукинское училище, но окончательный выбор сделал в пользу Школы-студии, которую окончил спустя 4 года. Затем были два года работы в МХАТ имени Горького, а потом в его жизни появился «Современник»…

Игорь Кваша проработал в «Современнике» до самой смерти и все это время был востребованным актером – без «глухих десятилетий» забвения и безработицы. На его счету – более 40 ролей, среди которых Первый министр из «Голого короля» с его знаменитой репликой: «Простите мне мою разнузданность, но вы - великан! Светило!», Лука из пьесы Горького «На дне», по праву считающийся одним из его лучших образов, Гаев из «Вишневого сада» и многие другие. В отличие от многих коллег, Игорь Кваша не покинул «Современник» с уходом Ефремова и продолжил сотрудничать с Галиной Волчек, новым художественным руководителем театра. На сцене «Современника» Кваша смог реализоваться и в качестве режиссера, поставив «Кабалу святош» и «Дни Турбиных» по Булгакову.

Еще одним знаковым спектаклем для Кваши и «Современника» в целом стал «Крутой маршрут» по автобиографической книге Евгении Гинзбург. После показа спектакля в США театр наградили общенациональной премией в области драматического искусства Drama desk award. Впервые за 40 лет существования премии ею был отмечен театр из-за рубежа. По словам самого Кваши, американцы очень эмоционально восприняли спектакль о событиях в сталинских лагерях: «Когда мы играли в Сиэтле, некоторые зрители прилетали из Нью-Йорка. Даже Джейн Фонда приехала и, говорят, прорыдала все второе отделение». Игорь Кваша очень гордился гастролями «Современника» на Бродвее, ведь русский театр – не частый гость на этих знаменитых подмостках. «Ведь это место как государство в государстве, там нельзя арендовать здание – тебя должны принять, - объяснял Игорь Владимирович. - Нас приняли – ведь у американцев существует большая тяга к системе Станиславского».

Кстати, Кваша не только представлял американским зрителям спектакль о сталинских временах, но и сам несколько раз воплощал на экране и сцене образ вождя. «Я с молодых лет интересовался Сталиным – даже собирал рассказы очевидцев о нем, - рассказывал в интервью Игорь Владимирович. - В какой-то момент мне стало казаться, что я его хорошо знаю и понимаю, но полностью понять эту неохватываемую дьявольскую личность, думаю, очень сложно». Несмотря на это, Кваша оказался в роли тирана весьма убедителен, чем в очередной раз доказал свой высокий профессионализм. Ведь сам Игорь Владимирович, по воспоминаниям близких, был человеком абсолютно других личных качеств…

«Я не знаю, как можно отстраняться от чужого горя»

В 2008 году Игорю Кваше присудили сразу две премии: «Хрустальную Турандот» в номинации «За честь и достоинство» и Царскосельскую Художественную премию «За легендарный путь в искусстве и искренность творческого почерка». Конечно, в сравнении со званием народного артиста, которое Кваша получил в 1978 году, или Орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени от 2006 года эти награды, может, выглядят не такими солидными, зато красноречиво говорят о самой сути их обладателя. Честь, достоинство, искренность – не пустые слова и не мишура театральных фестивалей, а столпы, на которых стояла личность этого человека. «Совесть театра» - такой псевдоним придумали Кваше многочисленные поклонники и коллеги.

Наверное, нет ничего удивительного в том, что человек, наделенный такими личными качествами, в конце концов нашел себя в качестве ведущего всем известной программы «Жди меня» и делал эту работу от сердца, делясь состраданием со всеми, кто этого ждал.

«Человек, научивший нас сочувствию», как окрестила Игоря Владимировича пресса, признавался: «Собственно, вести передачу несложно, самое сложное – это нервное напряжение. Невозможно отделить себя от переживаний людей, которые приходят в студию… Есть у меня друг, очень хороший хирург, который всегда мучается вопросом: как не переживать сильно за больных во время операции? Он расстраивался и страдал так, что дело могло кончиться инсультом или инфарктом. Но и я не знаю, как можно отстраняться от чужого горя».

Кажется, потребность помогать людям была у него в крови. Неслучайно одной из последних режиссерских работ Кваши стал спектакль «А вам не хотиться ль под ручку пройтиться?» по мотивам лирики Гумилева, Есенина, Маяковского, поставленный специально для молодых артистов.

Помимо работы в театре, на телевидении и в кино этот неутомимый человек не обделял своим вниманием и радио: с 1970 по 1986 год он записывал цикл поэтических передач, затем участвовал в радиозаписи романов «Белая гвардия» и «Доктор Живаго».

Увлеченная натура

А еще Игорь Владимирович был страстным футбольным болельщиком, занимался конным спортом, увлекался живописью, прекрасно плавал и даже спасал людей. Одного «пловца» он вытащил из подмосковного пруда, другого - из моря. «Я был в Батуми на съемках, - вспоминал Игорь Владимирович. - Но их отменили из-за непогоды. Пришли с киногруппой на пляж, никто не купается. Вдруг вижу - далеко в море кто-то зовет на помощь, рукой машет. И я поплыл. Пока добрался, парень уже ушел под воду. А она во время шторма мутная. Ныряю, ныряю - в конце концов, вытащил за волосы». Помогала откачивать парня жена Игоря Владимировича, Татьяна Семеновна, медик по образованию.

С этой женщиной Игорь Кваша провел вместе больше полувека. Будто знал, встретившись с очаровательной Таней, что это именно «его» женщина. Их познакомила Галина Волчек – почему-то была уверена, что они понравятся друг другу, и потому уговаривала Игоря Владимировича не уезжать из Коктебеля раньше времени. Но Таня отдыхала не одна, а с родителями, к тому же, в Москве ее ждал молодой человек. В этом она честно призналась Кваше и уже приготовилась потерять его навсегда, обидев отказом, но… Когда Татьяна села в поезд и отправилась домой, в столицу, ей на каждой станции приносили телеграмму от Кваши. Сам он встречал ее на вокзале. Курортный роман, начавшийся летом в Коктебеле, закончился тем, что через месяц Кваша сделал возлюбленной предложение, а она ответила: «Давай!»

Несмотря на красивую историю их романа и даже рождение сына Владимира, Татьяна так и не взяла фамилию мужа. Когда-то Игорь Владимирович уговаривал жену «переименоваться», она же поставила условие: «Только если бросишь курить!» Но курить Кваша так и не бросил. Официальной причиной смерти стало легочное сердце, вызванное гнойным бронхитом на фоне хронической обструктивной болезни легких…

Гнев и беспомощность

Однажды у Игоря Кваши спросили в интервью, согласился бы он войти в Комитет по этике. Народный артист ответил однозначным: «Да!», но тут же пояснил: «Только меня бы оттуда быстро выгнали. Потому что я бы не молчал - а скандалы устраивал. Бил в набат. Меня как-то хотели в депутаты затащить. Ответил: «Во-первых, я и в коммунистическую партию не вступал - неужели думаете, что пойду в вашу? А во-вторых, я же буду в Думе орать и скандалить». Агитаторы сразу отстали...»

Обостренное чувство справедливости вообще было постоянным спутником Игоря Владимировича в течение всей жизни, но в последние годы на фоне событий общественной жизни оно раскалилось, как железо в огне. «Я когда-то сказал, что самое ужасное – это гнев и беспомощность. Так вот, именно это я и испытываю сейчас, все время. Гнев и беспомощность», - можно считать, что этими словами Кваша расписался в своем отношении к текущему положению дел в стране. И это были далеко не последние стрелы в адрес властьимущих. Игорь Владимирович постоянно сравнивал современную Россию со сталинской державой. Говорил о том, что вновь видит, как в стране насаждается страх…

Даже будучи уже тяжелобольным человеком, Кваша очень живо отреагировал на события декабря 2011 года и с помощью видеозаписи, размещенной в интернете, обратился ко всем, кто мог и хотел его услышать, с призывом выходить на митинги против фальсификации итогов выборов. 

Игорь Владимирович, столь деликатный в кресле ведущего «Жди меня», на сей раз не ставил перед собой цели «смягчить приговор» и говорил прямо: «Нас принимают за быдло, за стадо, которое можно вести куда угодно и делать с ним что угодно, и власть не очень-то и скрывает свое отношение к нам… Нам надо вспомнить, что мы действительно не бандерлоги, а люди!» Говоря об этом искреннем и верном своим убеждениям человеке, не хочется вновь ворошить подробности той бурной зимы и в сотый раз решать, кто прав, кто виноват. И все же… разве многие из тех, кого мы регулярно видели на экранах центральных телеканалов, осмеливались озвучивать подобную точку зрения?



14 октября 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1305379
Александр Егоров
268097
Татьяна Алексеева
208423
Яна Титова
197174
Сергей Леонов
194772
Татьяна Минасян
157298
Татьяна Алексеева
128140
Светлана Белоусова
127807
Борис Ходоровский
116687
Сергей Леонов
104533
Виктор Фишман
86655
Павел Ганипровский
84858
Борис Ходоровский
76509
Наталья Матвеева
74001
Павел Виноградов
67465
Валерий Колодяжный
61922
Богдан Виноградов
61904
Наталья Дементьева
61574