Театр изобретателя Котельникова
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №7(393), 2014
Театр изобретателя Котельникова
Геннадий Черненко
писатель
Санкт-Петербург
965
Театр изобретателя Котельникова
Глеб Евгеньевич Котельников с семьёй

Глеб Евгеньевич Котельников известен как изобретатель авиационного ранцевого парашюта. В октябре 1911 года он подал патентную заявку на свой спасительный ранец. Об истории этого изобретения написано немало. Но далеко не все знают, что Котельников был не только изобретателем, но и талантливым драматическим актером.

Весной 1910-го Глеб Евгеньевич Котельников наконец оставил опостылевшую ему службу акцизного чиновника на юге России и вместе с женой Юлией Васильевной приехал в Петербург. Он давно мечтал о профессиональной сцене. Самодеятельность его уже не устраивала. В столице же, как он надеялся, ему удастся стать настоящим драматическим артистом, пробиться в профессиональный театр, посвятить себя любимому делу.

И сделать это удалось. Сначала он начал выступать под псевдонимом Глебов-Котельников в каком-то летнем театрике в Стрельне, под Петербургом. А осенью был принят в драматическую труппу Народного дома. Этот театр тогда отсчитывал уже десятый год своего существования. Он был открыт в конце 1900-го «Попечительством о народной трезвости», организацией, заботившейся о просвещении простого люда и отвлечении его от пагубных привычек с помощью театров, народных домов, общественных читален.

Петербургский Народный дом размещался в огромном здании. Нынешним петербуржцам оно хорошо знакомо. Долгое время его занимал кинотеатр «Великан», а теперь здесь «Мюзик-холл». Одновременно в Народном доме собиралось восемь – десять тысяч зрителей. За год его посещало около двух миллионов человек. Он стал любимым театром и местом отдыха трудового населения столицы. «Зритель, живший на Петербургской стороне, – писал в своей книге «Путь к сцене» известный актер Воронов, – так любил драму Народного дома, что ставил ее выше всех театров Петербурга».

И Народный дом этого заслуживал. В труппе было немало замечательных артистов. Спектакли шли разнообразные – развлекательные и классические. По воскресеньям давали один за другим три-четыре представления. В театральной программе имя Глебова-Котельникова появилось впервые 3 ноября 1910 года. В тот день на подмостках Василеостровского театра, также принадлежавшего «Попечительству о народной трезвости», силами артистов Народного дома была поставлена драма Гославского «Расплата». Глебов-Котельников исполнял в ней роль помещика Омшарина. Дебют оказался успешным. А за месяц до дебюта произошло событие, которое к театру не имело никакого отношения, но сыгравшее в жизни Котельникова важнейшую роль. В начале сентября 1910 года на Комендантском поле состоялись первые соревнования русских авиаторов, Всероссийский праздник воздухоплавания. Были среди его участников знаменитые летчики, такие как Михаил Ефимов и Сергей Уточкин, но большинство составляли малоизвестные и даже совсем неизвестные авиаторы. Летали они, конечно, без парашютов. Парашюта для летчиков тогда еще не существовало. На трибунах, сооруженных вдоль летного поля, собиралось множество зрителей. В свободное от спектаклей время Котельников тоже спешил смотреть полеты.

…Шла уже третья неделя авиа­ционных состязаний. Вечером 24 сентября в воздух поднялся на «Фармане» капитан Лев Мациевич. Когда он пролетал почти над центром летного поля, аэроплан вдруг качнулся и будто переломился пополам. Фигурка авиатора выпала из машины и полетела вниз, обгоняя беспорядочно падавшую машину. «Нет слов, способных выразить тот ужас, что охватил всех нас», – писал очевидец катастрофы. В тот вечер Котельников также был на Комендантском и видел падение и страшную смерть капитана Мациевича. «Гибель молодого летчика, – рассказывал он, – глубоко потрясла меня. Я решил во что бы то ни стало построить прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности».

Работа над парашютом шла параллельно с актерской. Зимой спектакли ставились на сценах Народного дома и Василеостровского театра. Летом – в театре Таврического сада. Спектакли менялись часто. Котельников играл в комедиях Шекспира и Островского, в трагедиях Шиллера. Отзывы в прессе об игре Глебова-Котельникова были весьма лестными для него. «С аншлагом прошла «Мария Стюарт» на подмостках Таврического сада, – писал рецензент в петербургской газете «Обозрение театров». – Г. Глебов-Котельников, имевший смелость взяться за роль графа Лейстера, считающуюся коронной, вышел победителем из принятого на себя испытания». Другой театральный критик был еще красноречивее: «По гриму, жестам, силе речи, интонациям хитрый Лейстер в игре г. Глебова-Котельникова был интересен и достоин внимания».

Наибольшего успеха Глеб Евгеньевич достигал в героических ролях классического репертуара. Хорошо сложенный, красивый под гримом, он и по внешнему виду весьма подходил к роли героев.

В течение 1911 года Котельников сыграл в восьмидесяти спектаклях и одновременно упорно работал над разрешением непростой изобретательской задачи. Он пришел к мысли, что авиационный парашют должен находиться всегда при летчике, быть готовым к действию в любую минуту, раскрываться самим авиатором, покинувшим самолет, а не вытаскивать пилота из машины, как многие тогда считали. Котельников решил уложить купол и стропы парашюта в ранец.

Принципы устройства парашюта были найдены, но впереди Котельникова ждали мытарства, борьба с чиновниками, недоверие и скептицизм. Испытания показали, что парашют его действует надежно, но никто не спешил применить спасительный ранец в авиации. И это несмотря на огромное количество воздушных катастроф. К 1913 году в мире погибло уже более 240 авиаторов.

Сцены Котельников не оставлял. Более того, актерская работа пробудила в нем интерес к драматургии. Он начал писать пьесы и сочинять музыку, оправдывая старую истину, что талантливый человек талантлив во многом. В 1912 году Глеб Евгеньевич написал приключенческую пьесу на сюжет одного из романов Майн Рида. В течение 1913 года и первой половины 1914-го из-под его пера вышло семнадцать драматических произведений. Всего же Котельниковым было написано более двадцати пьес, оперетта, комическая опера, восемь романсов и несколько песен.

Егго театральную деятель ность прервала лишь Первая мировая война. Он ушел на фронт, в автомобильные войска. Лишь много позже дошла до него весть, что его парашют во время войны использовался – правда, не в авиации, а на привязных наблюдательных аэростатах – и спас жизнь не одному воздухоплавателю.

Глеб Евгеньевич скучал по сцене. Но в феврале 1917 года, когда он был отозван в Петроград, в автороту, расквартированную в Новом Петергофе, ему снова удалось выйти на сцену самодеятельного театра. В нем Котельников был и актером, и режиссером. Тогда силами артистов-любителей в Петергофском парке была поставлена трагедия Софокла «Царь Эдип», в которой Глеб Евгеньевич исполнил роль слепого прорицателя Тирезия.

О его актерской работе в 1920-е годы сведений сохранилось немного. Известно, например, что в начале сентября 1922-го он поставил в Петрограде комедию Дьяченко «Гувернер» и сам играл в ней. Весной 1923 года поставил свой любимый спектакль, знаменитую комедию Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского», выступив там в заглавной роли.

Однако случайные, эпизодические роли не приносили ему большого удовлетворения. Летом 1927 года Котельников писал сыну Анатолию: «Отдых для меня составит, скорее, то нравственное состояние, которое дает мне любимая работа, если я ее получу». Он имел в виду работу в хорошем профессиональном театре.

Приближалась десятая годовщина Октябрьской революции. Театральные коллективы Ленинграда, разумеется, планировали отметить знаменательный юбилей. Академический театр оперы и балета готовил к постановке героико-батальное представление «Штурм Перекопа». В этом оперно-драматическом спектакле были заняты почти семьдесят актеров, не считая артистов хора и балета. Среди них такие выдающиеся мастера сцены, как народные артисты Юрьев (исполнявший роль Врангеля) и певец Ершов. Роль начдива Блюхера играл Вивьен. Котельников был приглашен для участия в этом спектакле на роль епископа Вениамина.

Премьера спектакля состоялась 7 ноября 1927 года и прошла с огромным успехом. Глеб Евгеньевич писал сыну в Москву. «В общем постановка эффектная и даже грандиозная для тех, кто не видел нардомской «Осады Севастополя». Вот что было безумно хорошо, так это музыка Шапорина в исполнении усиленного духового оркестра! Есть места, положительно достигающие Вагнера!»

Героическое представление «Штурм Перекопа» было последним спектаклем с участием Котельникова. На этом его театральная деятельность завершилась. Теперь он мог отдать все силы второму.

Он разработал несколько типов парашютов. Кроме того, благодаря своему призванию – изобретательству – получил несколько патентов на изобретения в других областях техники. А любовь к театру продолжилась в его сыне, Анатолии Глебовиче Глебове, ставшем известным драматургом и писателем.


1 апреля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
90090
Сергей Леонов
72840
Виктор Фишман
72167
Борис Ходоровский
64168
Богдан Виноградов
51123
Дмитрий Митюрин
39211
Сергей Леонов
35046
Роман Данилко
33025
Борис Кронер
23782
Светлана Белоусова
22148
Наталья Матвеева
21975
Светлана Белоусова
21941
Александр Егоров
21639
Татьяна Алексеева
21102
Дмитрий Митюрин
19122