Тайная жизнь Леонардо да Винчи
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №19(327), 2011
Тайная жизнь Леонардо да Винчи
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
611
Тайная жизнь Леонардо да Винчи
Леонардо да Винчи

Художник, скульптор, философ, ученый, инженер – и все это один универсальный человек, гений, о котором можно говорить только в превосходных степенях. Однако человеческая жизнь не может состоять только из работы, творчества и подвигов, пусть даже величайших. Триумфаторы должны возвращаться домой. У Леонардо да Винчи никогда не было ни семьи, ни своего дома, он не стал ни мужем, ни отцом, и, судя по всему, не обзавелся даже друзьями. Одиночество Леонардо сравнимо только с его гениальностью...

Птичка в клетке

Необычайная разносторонность натуры незаконнорожденного сына юриста Пьеро да Винчи и крестьянки Катерины обнаружилась еще в раннем возрасте. Леонардо с легкостью овладевал знаниями, ему не нужно было целыми днями, не разгибая спины, сидеть над книгами, чтобы научиться рисовать, читать, вычислять и слагать стихи. У мальчишки, которого природа щедро одарила множеством талантов, оставалось достаточно времени для того, чтобы стать великолепным пловцом, заправским наездником и ловким фехтовальщиком. Леонардо отлично справлялся и с простой крестьянской работой: косил траву и рубил дрова. В 14 лет он навсегда покинул родную деревню Винчи и переехал во Флоренцию, чтобы стать учеником в мастерской художника Вероккьо, а уже в 20 лет он был провозглашен Мастером.

Во Флоренции ценили не только неподражаемое искусство молодого художника, но и божественное совершенство его облика: «он был высок, строен, прекрасен лицом и необыкновенной физической силы, обворожителен в обращении с людьми, хороший оратор, веселый и приветливый. Он и в предметах, его окружающих, любил красоту, носил с удовольствием блестящие одежды и ценил утонченные удовольствия». Леонардо считался самым красивым мужчиной Флоренции, и самым сильным, ведь он с легкостью гнул подковы. Волшебник – такое прозвище придумали флорентийки, очарованные его многочисленными достоинствами. В самом деле, он преображал все, к чему прикасался, сочинял такую зажигательную музыку для танцев, что усидеть на месте было просто не возможно, его серенады были так сладострастны, что темпераментные итальянки открывали объятия, забыв о своих грозных мужьях. Да Винчи был непременным участником всех балов, концертов и маскарадов. Он являлся в сопровождении друзей, которые окружали его как оправа драгоценный бриллиант.

8 апреля 1476 года по городу разнесла весть, что да Винчи и три его приятеля арестованы, их обвиняют в развратных действиях. Леонардо с детства не мог видеть птиц, сидящих в клетках, он покупал крылатых арестантов и выпускал на свободу. И вдруг сам попал в тюрьму. В то время никого не удивляли загримированные и переодетые в женское платье мужчины, которые прогуливались по городским садам, нежно обнимая друг друга. В высшем свете к противоестественному сожительству относились терпимо, но согласно судебному кодексу оно считалось тяжким преступлением, за которое полагалась смертная казнь. Во Флоренции существовала своего рода полиция нравов, которая состояла из нескольких офицеров «тьмы и святой обители». Блюстители закона не гонялись за преступниками по темным закоулкам, для выявления грешников на улице был установлен специальный ящик, называвшийся «уста истины». Каждый добропорядочный гражданин мог опустить туда анонимное заявление, в котором уличал нарушителя законов природы. Обвиняемого арестовывали, сажали в тюрьму, а далее он сам должен был представить суду оправдывающие его обстоятельства, иначе несчастного ожидал костер на городской площади и вечные муки в адском пламени. Такая незавидная участь грозила Леонардо и трем его друзьям. В «устах истины» была найдена записка, в которой сообщалось, что семнадцатилетний натурщик Якопо Сальтарелли, позировавший в мастерской художника Верокко, был изнасилован. Сам Якопо показаний дать не мог, поскольку он был умственно отсталым. «Я рисовал божество в виде мальчика, а оно заперло меня в тюрьму», ‒ записал Леонардо в своем дневнике.

9 апреля 1476 года на первом заседании суда все подозреваемые были оправданы, но их оставили под стражей до окончательного разбирательства. Содержание в тюрьме не прошло для Леонардо бесследно, он стал страдать клаустрофобией, боязнью закрытых помещений. Видимо, неслучайно первым изобретением гения стало устройство для выламывания металлических прутьев из окон, пригодное и «для того, чтобы открыть тюрьму изнутри». К счастью, двери тюрьмы не пришлось взламывать, они распахнулись сами. 7 июля 1476 года обвинения были сняты полностью. Однако горький привкус от этой неприятной истории остался. Леонардо знал, что большинство горожан считает, что суд так благожелательно отнесся к подозреваемым, потому что один из них принадлежал к влиятельному роду Медичи.

В 1481 году Леонардо решает покинуть Флоренцию, поговаривали, что из-за разочарования в любовных отношениях. Сохранилась записка, в которой да Винчи выражает желание начать новую жизнь вдали от родных мест. После строк, написанных рукой Леонардо, сделана приписка другим почерком: «Леонардо, мой Леонардо, почему такая печаль? Зачем мучить себя напрасной любовью». И далее ответ да Винчи: «Не презирай меня, так как я не беден. Бедность лишь для тех, кто имеет великие желания. Где я обрету покой? Вскоре ты узнаешь». Кто же пренебрег чувствами Леонардо? Ответить на этот вопрос невозможно. Сохранившиеся манускрипты – это дневники ума, а не сердца. Гениальный любитель «из всего делать тайну», окутывать мысли и поступки «туманом сообщницы ночи» не оставил никаких прямых свидетельств о своей интимной жизни.

«Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает»

Через тридцать лет после смерти Леонардо да Винчи был опубликован монументальный труд Джорджо Вазари « Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих», из этого источника можно почерпнуть сведения о важнейших событиях в жизни мастера. В биографии есть упоминание о приезде в Милан французского короля Людовика XII: «В связи с этим дано было Леонардо поручение изготовить какую-нибудь диковинную вещь, и он соорудил льва, который мог делать несколько шагов, после чего у него раскрывалась грудь и являлась внутренность, наполненная лилиями. В Милане же принял он на воспитание миланца Салаино».

Кто же этот таинственный Салаино, встреча с которым не менее важна, чем приезд французского короля? Леонардо отметил это важное в его жизни событие, сделав запись в рабочей тетради: «В 1490 году в день Святой Марии явился мне Джакомо; ему 10 лет». Сын сапожника Джакомо Каприотти с юного возраста пользовался среди миланцев дурной репутацией, и к десяти годам наглый воришка и неисправимый лгун получил прозвище Салаино, что означает Дьяволенок. Этот Дьяволенок и повстречался с Леонардо да Винчи вечером 22 июля 1490 года, но, оказалось, что ему явился дьявол, который преследовал его 25 лет.

Сорокалетний холостяк Леонардо привел в свой дом грациозного красивого мальчишку с пышной шевелюрой, заказал для него четыре рубашки, пару штанов и плащ, а Салаино тут же украл кошелек с деньгами, которые были приготовлены для того, чтобы заплатить за обновки. Записи о других проделках Дьяволенка напоминают полицейские протоколы:

«7 сентября украл пряжку стоимостью 22 сольди у Марко, живущего у меня. Пряжка эта была серебряной, и украл он ее из моего кабинета. После того как Марко долго искал ее, она была найдена в сундуке Джакомо»

«26 января 1491 год, находясь у сеньора Галеаццо для управления данным им праздником, я придумал для некоторых людей костюмы дикарей. Когда эти люди сняли платье, чтобы примерить костюмы, Джакомо ловко стибрил кошелек одного из них и вытащил все деньги – 2 лиры 4 сольди».

«Когда я получил в подарок турецкую шкуру, чтобы сделать из нее пару сапог, Джакомо через месяц украл ее у меня и продал за 20 сольди. Как он мне сам признался, на эти деньги купил анисовых конфет».

Несмотря на невыносимый нрав Салаино, Леонардо стал его учителем и покровителем, он баловал и потакал дьявольским прихотям мальчишки. Со временем Дьяволенок превратился в заправского щеголя. Сохранилась опись его вещей, которые перед поездкой были упакованы в дорожный чемодан. В багаже бывшего оборванца находились: «Туника, зашнурованная на французский лад, серая фламандская туника, накидка герцога Чезаре Борджиа, выполненная на французский лад, принадлежащая теперь Салаино». Любимый ученик мастера был дьявольски красив и в богатых одеждах, и без них. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на картину Леонардо да Винчи «Иоанн Креститель». Евангелие гласит, что Иоанн Креститель, предсказавшим пришествие Мессии, жил в пустыне, носил нищенскую одежду из верблюжьей шерсти, подпоясанную кожаным ремнем, питался диким медом и акридами, то есть саранчой. Леонардо изобразил изнеженного, не знающего лишений юношу. Его длинные, вьющиеся кольцами волосы придают фигуре утонченную женоподобность, холеная рука указывает в небеса, а в глазах есть что-то дьявольское. Глядя на такого Иоанна Крестителя, трудно себе представить, что он ел насекомых, а к его великолепному телу прикасалась грубая ткань. Натурщиком для «Святой Иоанн Креститель» был порочный Салаино, и этот факт многое объясняет. Сегодня буквально весь просвещенный мир помешан на загадочной улыбке Моны Лизы, но посмотрите на улыбку Иоанна Крестителя. Какую тайну хранит она? Может быть, во вздернутых уголках припухлых губ таится секрет отношений Леонардо и его Дьяволенка?

Среди малоизвестных публике работ да Винчи есть рисунок «Ангел во плоти», который считается наброском к картине «Иоанн Креститель». В XIX веке он вместе с другими одиннадцатью эротическими рисунками да Винчи находился в коллекции английских королей. По свидетельству британского искусствоведа Брайана Сьюэлла, однажды собрание рисунков осмотрел некий «известный немецкий эксперт», и через некоторое время стало известно, что все рисунки исчезли и каким-то неведомым путем попали в Германию. Только в 1991 году Карло Педретти, исследователь творчества Леонардо, уговорил владельца коллекции, имя которого осталось неизвестным, представить «Ангела во плоти» на выставке в Тоскане.

Портерное сходство «Ангела» с Дьяволенком несомненно, тот же разворот корпуса, рука, указующая на небесные сферы, но эрегированный член заставляет задуматься о земных утехах и об отношениях художника и его модели.

Единственная женщина или любимая картина 

Однако не будем торопиться и делать однозначные заключения о природе дьявольской страсти Леонардо да Винчи. Известно, что его рукописи можно прочесть только с помощью зеркала, так как он писал левой рукой справа налево. Образ жизни и поступки мастера были также необычны, как и его манера письма, а волшебное зеркало, которое помогло бы их разгадать, еще не найдено. Его характеру была свойственна парадоксальная двойственность. Обычно да Винчи с энтузиазмом брался за новую работу, но скоро охладевал к ней, и годами не мог закончить заказ, доводя своих работодателей до отчаяния. Чаще всего Леонардо пребывал в спокойном и умиротворенном состоянии духа, избегал споров и вражды, но во время ученой дискуссии он становился таким нетерпимым и злобным, что казалось, мог разорвать на куски своих оппонентов. Да Винчи обожал комфорт и роскошь, но призывал людей к умеренности во всех ее проявлениях: «Если хочешь остаться здоровым, то уделяй внимание следующим правилам: никогда не ешь без аппетита и ешь только то, что легко усваивается. То, что ты глотаешь, хорошо обслюнявливай, а пищу готовь хорошо и неприхотливо. За столом сиди прямо и после еды не ложись спать. С вином обходись заботливо: пей часто, но мало, никогда не вставай из-за стола с пустым желудком». Да Винчи любил животных, особенно лошадей, и был убежденным вегетарианцем, который «переполненный страхом спрашивал: почему природа разрешает жить ее существам за счет смерти их друзей», он не хотел, чтобы его тело стало «могильником для других животных, футляром, где происходит разложение». Однако когда речь шла о смерти людей, даже очень близких ему, он проявлял удивительное спокойствие, граничащее с безразличием.

Перед плотским грехом Леонардо испытывал величайший страх, утверждая, что «кто не может удержать в узде все свои желания, связанные с распутством, тот уподобляется животным», а к физической стороне любви относился с отвращением: «Процесс совокупления и части тела, которые при этом используются, настолько отталкивающие и безобразные, что чувственные наслаждения, гримасы и эмоции совокупляющихся не могут быть связаны с чем-то прекрасным». Леонардо считал, что любовные желания не приносит людям радости: «Причиной несчастий являются разнообразные удовольствия. Если ты должен предаваться удовольствиям, то знай, что они содержат в себе то, что приведет тебя к мучениям и раскаянию».

Единственной женщиной, которую любил Леонардо, была Мона Лиза. Так, по крайней мере, думали некоторые поклонники его искусства, утверждавшие, что «Джоконда» – это больше, чем портрет, это «песнь торжествующей любви», которую мог пропеть только художник, влюбленный в изображаемую женщину. Поэт Долльфюс даже написал стихотворное признание в любви от имени Леонардо:

«Пусть зимы лютые ряд зим суровых сменят,
В твоей улыбке – вечная весна!
О смерть, приди! Я жду тебя спокойно.
Весь мир свой внутренний я в этот образ влил:
Я подвиг совершил вполне ее достойно,
Я обессмертил ту, кого, как жизнь, любил».

Ангел и Дьяволенок

Леонардески ‒ так называют учеников великого мастера. Как планеты вокруг Солнца, они вращались вокруг своего блистательного Учителя, светясь в лучах его славы. Салаино был непременной частью леонардовской вселенной, однако через шестнадцать лет после их первой встречи все изменилось. Зимой 1506 года Леонардо гостил в загородном доме семьи Мельци, и познакомился там с пятнадцатилетним сыном хозяев. «Мессир Франческо» ‒ уважительно обращался к нему Леонардо, ведь юноша принадлежал к богатой знатной аристократической семье. Фраченко Мельци, ангельски прекрасный и благовоспитанный юноша, был полной противоположностью Салаино. Дьяволенок сразу почувствовал опасность и стал противиться тому, чтобы Франческо был принят в число учеников. Салаиано угрожал Леонардо, что лишит его своей любви и покинет учителя, а да Винчи призывал к перемирию: «не войну я предлагаю тебе, потому что сдаюсь». Салаино так и не смог стать настоящим художником, хотя Леонардо сам подправлял его картины. Дьяволенок мог существовать только в тени своего учителя, и он был вынужден смириться с тем, что Фраческо Мельци удостоился звания леонардески.

В 1506 году началась судебная тяжба, которая прекрасно характеризует отношения Леонардо с его родственниками. Пьеро да Винчи, отец великого мастера, умер в 1504 году, не оставив завещания. Сводные братья решили, что Леонардо как незаконнорожденный сын не имеет права на наследство. В 1507 году скончался дядя Леонардо да Винчи, который не забыл упомянуть в своем завещании любимого племенника. В этой ситуации сводные братья Леонардо прибегли уже не к судебному крючкотворству, они пошли на преступление, подделав завещание. Да Винчи подал в суд на своих родственников, а одному из своих малопочтенных братьев он написал такое письмо: «Мой дражайший брат! Я узнал, что ты стал наследником; вполне понятно, что это доставило тебе немало удовольствия. Я всегда считал тебя благоразумным человеком, поэтому убежден, что ты отдаешь себе отчет в том, что приобрел опасного врага, который будет бороться с тобой со всей яростью до победного конца, каковой может наступить только после твоей смерти». Дело о наследствах отца и дяди Леонардо выиграл.

Леонардески... Они были его настоящей семьей, но мальчики вырастали и уходили в самостоятельную жизнь. В 1516 году да Винчи дал Салаино денег и разрешил построить дом на винограднике, который был подарен ему одним из меценатов. Теперь «мессир Франческо» в леонардовской вселенной стал ближайшей к нему планетой. Верный друг и талантливый ученик относился к учителю как к родному отцу, а забота и участие были нужны Леонардо как никогда, ведь здоровье мастера сильно пошатнулось. Записи, сделанные в рабочей тетради за 1515 год, пестрят замечаниями о том, что ему надо постоянно тепло укрываться и следует купить себе жакет из меха. Видимо, Леонардо страдал от ревматизма или «зародышей чумной болезни», так тогда называли малярию. С автопортрета, написанного да Винчи в это время, смотрит дряхлый старец, лицо которого избороздили глубокие морщины. А ведь гению было около 65 лет! В начале октября 1517 года Леонардо да Винчи посетил секретарь кардинала Арагонского Антонио де Бейтис. Известный путешественник записал в своем дневнике, что от Леонардо уже не следует ожидать прекрасных живописных полотен, ибо его правая рука парализована: «Он очень хорошо распоряжается своими учениками из Милана, которые превосходно работают под его руководством. И хотя у мастера больше нет возможности с нежностью наносить цвет, он старается рисовать и контролировать работу других». Да Винчи тяжело переживал свою беспомощность и не хотел с ней смириться: «Железо ржавеет, если его не используют, а стоячая вода станет нечистой и от холода превратиться в лед. Аналогичным образом безделье ослабляет силу духа». Мессир Франческо стал правой рукой Леонардо, мастерство Мельци было столь виртуозно, что его манеру письма нельзя было отличить от кисти великого учителя. Сегодня уже никто не сможет определить, какие мазки краски на последних полотнах Леонардо нанесены рукой великого художника, а какие ‒ его преданным учеником.

Наследие и наследники

В 25 апреле 1519 года Леонардо да Винчи решил составить завещание. В нем он не забыл никого, даже сводных братьев, с которыми судился. В духовной говорится: «В благодарность за услуги и расположение завещатель дарует мессиру Франческо Мельци все и каждую из книг, которые находятся в его, завещателя, собственности и другие принадлежности и рисунки, относящиеся к его искусству и занятиям в качестве художника».

Леонардо да Винчи умер 2 мая 1519 года, мессир Франческо немедленно известил об этом печальном событии его сводного брата: «Я принял на себя обязанность сообщить Вам о смерти Вашего брата, мастера Леонардо. Для меня он был буквально во всем лучшим отцом и потому у меня не хватает слов, чтобы выразить скорбь, которую вызывает во мне его смерть. До конца дней моих, пока мое тело не будет погребено в земле, я буду чувствовать ее. Он ежедневно дарил мне свои теплейшие и преданнейшие чувства. Его утрата для всех нас является огромной, ибо не во власти природы возвратить нам такого человека, как он».

Салаино тоже получил свою долю наследства Леонардо. Мастер завещал ему портрет «Моны Лизы» и половину виноградника. До сих пор остается неясным, почему да Винчи не отдал картину заказчику, флорентийскому торговцу шелком Франческо дель Джакомо, ведь это его жена Лиза изображена на портрете. Салаино построил дом, женился на девушке по имени Бьянка, и все бы было хорошо, но скверный задиристый характер сыграл с ним плохую штуку. Через пять лет после смерти своего покровителя Дьяволенок был убит в драке...

После смерти мастера мессир Франческо почти не занимался живописью, посвятив себя систематизации и сохранению наследия своего великого учителя. Он разобрал огромный ворох разрозненных бумаг и соединил отдельные записи Леонардо в единый манускрипт ‒ «Трактат о живописи». Во многом благодаря усилиям Франческо Мельци леонардовские мысли, открытия и предвидения стали известны и доступны человечеству. Как жаль, что, пытаясь разгадать какие-то таинственные «коды да Винчи», мы не прислушиваемся к его страшным предвидениям, которые он и не думал зашифровывать: «В своем коварстве люди не знают границ. Большую часть гигантских лесных массивов в мире они втаптывают в землю, и если они когда-нибудь пресытятся, то только тогда, когда они удовлетворят свою жажду смерти, боли, бедствия, испуга и страха. Даже в своих безграничных прихотях они стремятся попасть на небо. Но здесь, на земле, под землей и в воде, не остается ничего, чтобы они не смогли откопать, разрушить и преследовать».

Пока Франческо Мельци был жив, не затерялась ни одна записка, ни один набросок, ни одна из картин, которых касалась рука Леонардо. Мессир Франческо скончался в 1568 году. Для его наследников весь этот старый хлам не представлял никакого интереса, и они принялись распродавать архив да Винчи по частям. Из-за глупости и жадности этих людей часть великого наследия была утрачена безвозвратно.

Дьяволенок Салаино завещал «Мону Лизу» своим сестрам, которые жили в Милане. Однако каким-то сверхъестественным способом картина переместилась во Францию и оказалась в коллекции короля Франциска I. И тут начинаются странные истории, которые всегда происходили с «Моной Лизой». Кстати, одной из них в этом году исполнится 100 лет. В августе 1911 года самая известная в мире картина была украдена из Лувра...


4 сентября 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999