Штрихи к портрету кисти кардинала Ришелье
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №15(375), 2013
Штрихи к портрету кисти кардинала Ришелье
Аркадий Сушанский
историк, журналист
Санкт-Петербург
676
Штрихи к портрету кисти кардинала Ришелье
Кардинал Ришелье

– Шарлотта Баксон, графиня де Ла Фер, леди Винтер, — произнес он, — ваши злодеяния переполнили меру терпения людей на земле и Бога на небе. Если вы знаете какую-нибудь молитву, прочитайте ее, ибо вы осуждены и умрете. Так в бессмертном романе Александра Дюма-отца описывается казнь миледи Винтер, одного из лучших тайных агентов первого министра Франции Его Высокопреосвященства кардинала де Ришелье. Этот человек считается отцом-основателем французской разведки, контрразведки и тайной полиции. Канадский историк и философ Джон Ральстон Сол именовал Ришелье «отцом современного этнического государства, современной централизованной власти и современной секретной службы».

Арман Жан дю Плесси де Ришелье — герцог, кардинал, первый государственный министр короля, дипломат, военный стратег, теолог, поэт, драматург, памфлетист, основатель Французской академии, национальной газеты и контрразведки, католик и союзник протестантизма, покровитель наук, палач и прочая, прочая, прочая... Спустя сто пятьдесят один год после смерти его могила была осквернена, еще через много десятилетий все, что осталось после погрома — палец, мумифицированная голова и клок волос из бородки, — было дважды торжественно перезахоронено, а в мае 1968 года разбушевавшиеся студенты в клочья изорвали его знаменитый портрет в ректорате Сорбонны. Ему не давали покоя ни при жизни, ни после нее. У нас широкой публике он известен прежде всего по роману «Три мушкетера», одноименному кинофильму да по нескольким переводным произведениям французских романтиков XIX века.

Но романтики Ришелье не любили и не хотели понимать, считая его тираном. А блестящий роман Дюма с описанием занимательных и довольно безобидных интриг имеет с действительной историей, увы, мало общего.

Отец будущего кардинала, Франсуа дю Плесси де Ришелье, был видным государственным деятелем во времена правления Генриха III. Карьера его началась в 1573 году в Польше, куда он вынужден был бежать после неприглядной истории с убийством некоего де Бришетьера. В тот год будущий Генрих III (король Франции), тогда еще герцог Анжуйский, прибыл по приглашению сейма, чтобы занять вакантный польский трон. В Кракове молодому польскому королю был представлен 25-летний французский дворянин Франсуа дю Плесси де Ришелье. Между двумя молодыми соотечественниками установились доверительные отношения, и очень скоро Ришелье становится заметной фигурой при Краковском дворе. Именно он принес королю Польши известие о внезапной смерти в Париже его старшего брата Карла IX. Он же в числе приближенных сопровождал Генриха Анжуйского, тайно бежавшего из Польши в Париж в мае 1574 года.

С воцарением во Франции Генриха III Валуа Франсуа де Ришелье получил должность прево Королевского дома. В 1576 году назначен главным прево Франции, в 1585 году награжден орденом Святого Духа — высшим орденом страны. В эпоху ожесточенных религиозных войн он фактически объединял в одном лице верховного судью, министра юстиции и руководителя секретной службы королевства. С его помощью Генрих III в «день баррикад» сумел благополучно бежать из восставшего Парижа в Блуа. Франсуа де Ришелье стал невольным свидетелем убийства Генриха III домииниканским монахом Жаком Клеманом. Главный прево Франции служил и новому королю — Генриху IV — до самой своей смерти.

Мать Армана, Сюзанна де Ла Порт, была дочерью адвоката Парижского парламента Франсуа де Ла Порта, то есть, в сущности, дочерью буржуа, которому дворянство было пожаловано лишь за выслугу лет.

Арман родился в Париже, в приходе Сент-Эсташ, на улице Булуа. Был младшим сыном в семье. Крестили его только 5 мая 1586 года, через полгода после рождения, — по причине «тщедушного, болезненного» здоровья.

Из свидетельства о крещении в регистрах прихода Святого Евстахия в Париже: «1586, пятый день мая. Был крещен Арман Жан, сын мессира Франсуа дю Плесси, сеньора де Ришелье…члена Государственного совета, прево Королевского дома и Главного прево Франции, и дамы Сюзанны де Ла Порт, его супруги… Младенец был рожден девятого сентября 1585 года».

Крестными отцами Армана были два маршала Франции — Арман де Гонто-Бирон и Жан д’Омон, давшие ему свои имена. Крестной матерью была бабка, Франсуаза де Ришелье, урожденная Рошешуар. Отец Армана умер от лихорадки в возрасте 42 лет. Мать, оставшись вдовой с пятью детьми на руках, вскоре покинула Париж и поселились в родовом поместье покойного мужа в Пуату. Семья испытывала значительные финансовые трудности. Сюзанна была вынуждена даже заложить цепь Ордена Святого Духа.

Через несколько лет Арман возвращается в Париж, где его зачисляют в Наваррский колледж, в котором обучались и Генрих III, и Генрих IV.

Здесь Арман изучал грамматику, искусства и философию. После окончания колледжа он по решению семьи поступает в военную академию. Но внезапно обстоятельства меняются, так как Арман Ришелье должен теперь занять место епископа Люсона, церковного диоцеза, пожалованного семье Ришелье еще Генрихом III. Арман вынужден сменить военный мундир на сутану, так как этот диоцез — единственный источник дохода для семьи. В это время ему 17 лет. Арман со свойственной ему кипучей энергией приступает к изучению теологии.

17 апреля 1607 года кардинал Живри посвящает его в сан епископа Люсонского. Генрих IV лично ходатайствовал за Ришелье перед папой римским.

Арман стал епископом в очень раннем возрасте, что вызвало бурю небылиц и сплетен. Защитил диссертацию в Сорбонне на степень доктора философии по богословию 29 октября 1607 года.

21 декабря 1608 года вступил в должность епископа в Люсоне. Люсонский диоцез был одним из беднейших во Франции. Ришелье приложил огромные усилия, чтобы исправить эту ситуацию. Под его руководством был восстановлен кафедральный собор, отреставрирована резиденция епископа, он лично рассматривает просьбы своей паствы и по мере сил помогает обратившимся к нему. Ко времени его пребывания в Люсоне относится и написание «Наставления христианину», где Ришелье в доступной для народа форме излагает основные аспекты учения, а также «Основы католической веры», «Трактат о совершенствовании христианина», «Об обращении еретиков», «Синодальные ордонансы». В Люсоне состоялась первая встреча Ришелье с отцом Жозефом дю Трамбле, монахом-капуцином (впоследствии он получит прозвище «серый кардинал» и будет играть огромную роль во внутренней и особенно внешней политике Ришелье).

Ришелье стал депутатом Генеральных штатов 1614 года, созванных в Париже, от духовенства. Выступал за укрепление королевской власти. Это было время регентства Марии Медичи. Королева-мать фактически правила вместе со своим фаворитом Кончино Кончини, а Людовик XIII — король — в управлении не участвовал по малолетству. Ришелье активно выступал на заседаниях Штатов, и его деятельность была замечена. Он стал популярным. Правда, самого Армана Штаты разочаровали: по его мнению, они были бесполезны, ведь наказы сословий не были изучены и учтены, а экономические вопросы и вопросы управления государством вообще не решались. Двор и королева-мать были заняты подготовкой брачных союзов: французскую принцессу Елизавету выдавали замуж за испанского наследника, а в жены Людовику XIII прочили испанскую инфанту Анну.

Вскоре Мария Медичи назначила Ришелье духовником Анны Австрийской. Немного позже, в ноябре 1616 года, он стал военным министром. Ришелье был решительно против существовавшего тогда курса правительства, направленного на неравноправный союз с Испанией и пренебрежение национальными интересами Франции, но тогда еще не смел открыто противостоять этому. Финансы государства также находились в плачевном состоянии, существовала угроза очередных мятежей и гражданской войны.

24 апреля 1617 года Кончини убивают. Зарвавшийся фаворит повержен, и король Людовик XIII, который стоял во главе этого заговора, вступает в свои законные права. Епископ Люсонский снят с должности, Людовик не желает видеть кого-либо, связанного с матерью. Ришелье последует за Марией Медичи, которую сослали в замок Блуа. Там он начинает свой самый знаменитый труд — Политическое завещание, которое является учебником по управлению государством.

Вскоре епископ возвращается в Люсон, откуда затем его ссылают в Авиньон в апреле 1618 года. Но вскоре король приказывает ему следовать к Марии Медичи, дабы образумить ее (королева-мать хотела поднять мятеж против собственного сына). Ришелье блестяще справляется с этой миссией. Мир в королевстве восстановлен. Опала с епископа снята. В 1622 году он возведен в сан кардинала Римско-католической церкви. Стал активно появляться при дворе и участвовать в политических интригах. Меж тем положение в государстве оставалось плачевным. Людовику XIII был нужен человек, способный найти выход из тупика, и таким оказался Ришелье. 13 августа 1624 года Арман де Ришелье становится первым министром короля.

Ришелье прилагал все силы для укрепления королевской власти, считая ее неотъемлемым условием политической и экономической стабильности, но тем самым он урезал вольности аристократов, которые не хотели этого терпеть. В народе кардинала тоже не любили, поскольку он был вынужден увеличивать налоги, средства от которых шли на военные нужды. Стараясь быть в курсе всего, что происходит в стране и за ее пределами, Ришелье создал разветвленную сеть шпионов, что тоже не вызывало к нему добрых чувств. Разумеется, ничто человеческое не было ему чуждо: он старался пристроить на хорошие должности своих родственников, а неугодные ему легко могли оказаться в Бастилии. Характерно, что во время вооруженных мятежей тридцатых годов вельможи-заговорщики старались оповестить общественность о том, что выступают исключительно против кардинала и в защиту короля, которого он опутал своими сетями, что слабо соответствовало действительности, и хотя Людовик в приватных беседах любил жаловаться на то, что кардинал навязывает ему свою волю, фактически он этого бы не потерпел.

Еще когда королева-мать обвиняла Ришелье в том, что тот принимает губительные для Франции решения, Людовик резко возражал ей — кардинал лишь исполняет его волю. Ришелье, хороший психолог, постиг эту черту короля; когда обсуждался какой-либо вопрос, он составлял записку с анализом существа дела и предлагал несколько возможных вариантов решений, исподволь подводя короля к единственно правильному, но последнее слово оставлял за ним. Людовик не мог без него обойтись еще и потому, что кардинал в самом деле посвящал заботам о государстве всего себя: он принимал послов, министров, советников, членов основанной им Французской академии, просителей; читал донесения и доносы; проводил совещания; изучал ситуацию на фронтах, куда всегда был готов отправиться лично (прежде духовного, кардинал успел получить светское образование и был весьма сведущ в вопросах военной истории, тактики и стратегии); решал вопросы внешней и внутренней политики, экономики и финансов; он никогда ничего не забывал и всегда все доводил до конца. При этом Ришелье был слабого здоровья, часто страдал от мигреней, гнойных воспалений, не говоря уже о мочекаменной болезни и геморрое; просто удивительно, что в этом хилом теле заключались такая железная воля и великий ум. Кардинал выступал еще и в роли психоаналитика короля, склонного к ипохондрии; они часто переписывались, и Людовик делился с ним своими личными проблемами. Следует иметь в виду, что, хотя король называл Ришелье своим «кузеном», а прощаясь с ним под Ла-Рошелью, плакал и просил беречь себя, кардинал, которого все полагали всесильным, никогда не считал свое положение незыблемым, памятуя о своих предшественниках, отправленных в ссылку или в тюрьму одним росчерком пера.

Во время каждого конфликта, когда враги сплачивались против него и плотным кольцом обступали короля, Ришелье действовал на опережение и сам подавал прошение об отставке — чтобы получить ответ: «Я полностью вам доверяю и не смог бы найти никого, кто служил бы мне лучше вас. Прошу вас не удаляться от дел, иначе они пойдут прахом. Я вижу, что вы ничего не щадите на службе королю и что многие вельможи держат на вас зло, ревнуя ко мне; будьте покойны: я буду защищать вас от кого бы то ни было и никогда не покину». И все же кардинал не полагался на эти уверения и окружал Людовика и его близких шпионами, немедленно доносившими ему обо всем, что говорится и делается при дворе.

Надо заметить, что кардинал де Ришелье первым из властителей Франции к громадной машине государственного управления присоединил могучую пружину, без которой (по его мнению) благоустройство администрации немыслимо. Эта пружина — шпионаж — была доведена им до совершенства. Он содержал на жалованье обоего пола шпионов, агентов, сыщиков. Исследователи писали, что кардинал знал все, что происходило при дворах европейских монархов, как и в самой Франции. «Информационной службой» «человека в красном» руководил упоминавшийся выше монах-капуцин отец Жозеф — Франсуа Леклер дю Трамбле (1577–1638). Получивший два высших образования, знавший латынь и греческий языки, барон дю Трамбле выполнял дипломатические миссии в Англии, Германии, Италии. В 1597 году барон стал капуцином, преподавал в Париже, Бурже, Медоне. При Ришелье отец Жозеф, получивший уважительный титул «Серое Преосвященство», руководил громадной сетью «дипломатических агентов» по всему миру. Орден капуцинов также действовал по всей Европе, миссионеры снабжали отца Жозефа всесторонней информацией «на благо короля и Франции». Ришелье через считаные часы получал отчеты о заседаниях Государственного Совета Испании. Секретная служба обеспечивала его из всех стран Европы информацией, имевшей нередко первостепенное значение. Приходится удивляться, каким образом при тогдашних средствах связи в Париж вовремя доставлялись сведения, которые стремились сохранить в тайне правительства, вообще не поддерживавшие ни дипломатических, ни иных отношений с Францией. Примером может послужить заблаговременно полученное Ришелье известие о принятом в 1628 году решении московского правительства возобновить войну против Польши. Своевременная осведомленность об этом позволила французским дипломатам значительно ускорить заключение в 1629 году Альтмаркского перемирия между Швецией и Польшей, что дало возможность шведскому королю Густаву Адольфу начать успешную войну против германского императора. Это же, в свою очередь, соответствовало главной внешнеполитической цели Ришелье — созданию мощной коалиции против по-прежнему претендовавших на европейскую гегемонию испанских и австрийских Габсбургов.

Еще в первые годы правления Ришелье против него был составлен заговор во главе с братом короля Гастоном Орлеанским. В заговоре участвовали жена Людовика Анна Австрийская, побочные братья короля принцы Вандом, маршал Орнана и граф Шале. Заговорщики хотели похитить Людовика XIII и Ришелье, а в случае неудачи — поднять вооруженное восстание, которому была обещана полная поддержка в Вене и Мадриде. В раскрытии заговора большую роль сыграл один из лучших разведчиков отца Жозефа — Рошфор. Он, вероятно, многим известен по «Трем мушкетерам». Свои знания о Рошфоре Дюма почерпнул из его любопытных «Воспоминаний», но они в действительности были написаны писателем Куртилем де Сандра (который являлся также автором «Мемуаров» д’Артаньяна) и полны выдумок. Рошфор был пажом в доме Ришелье. Его сначала долго испытывали, а потом с целью проверки послали с шифрованным письмом в Англию. Там Рошфора арестовали, но он успел спрятать письмо в седле, и оно не было обнаружено. После этого он стал одним из наиболее доверенных агентов кардинала, ему стали поручать важные дела. Нарядившись капуцином и получив от отца Жозефа подробные инструкции, как подобает вести себя монаху этого ордена, Рошфор отправился в Брюссель. Чтобы сбить со следа шпионов враждебной партии, Рошфор говорил по-французски с сильным валлонским акцентом и при случае не забывал упоминать о своей ненависти к Франции. В Брюсселе мнимый монах сумел вкрасться в доверие к маркизу Лекю, любовнику одной из заговорщиц, герцогини де Шеврез. Вскоре Лекю уже передал услужливому монаху несколько писем для пересылки в Париж. «Таким путем, — сказал Лекю, — вы окажете большую услугу Испании». Рошфор для верности разыграл комедию, уверяя, что не имеет возможности проникнуть во Францию, обманув шпионов кардинала, и уступил лишь тогда, когда Лекю обещал достать ему разрешение на поездку от духовного начальства. На полдороге Рошфора встретил курьер отца Жозефа, который быстро доставил письма в Париж. Депеши оказались зашифрованными, но код был скоро раскрыт, и Ришелье смог познакомиться с планами заговорщиков. После прочтения письма были снова переданы Рошфору, который вручил их адресату — некоему адвокату Лапьерру. За Лапьерром была установлена постоянная слежка. Так вскоре было открыто, что подлинным адресатом был королевский придворный граф де Шале, в отношении которого уже давно росли подозрения. Однако особенно важно было то, что в письмах, доставленных Рошфором, обсуждался вопрос о желательности смерти не только Ришелье, но и самого Людовика XIII. Это позволило потом Ришелье разделаться с заговорщиками как с участниками покушения на священную особу монарха. Ришелье был склонен сразу арестовать и отправить на эшафот графа Шале, но «серый кардинал» настоял на более изощренном методе действий. Стали непрерывно следить за Шале, чтобы открыть остальных заговорщиков, а Рошфор, получивший ответы на привезенные им письма, снова был послан в Брюссель. Шале был далек от мысли, что он опутан сетью агентов кардинала, и спокойно отправил курьера к испанскому королю с предложением заключить тайный договор, о котором уже велись переговоры с испанскими властями во Фландрии. Испанский двор выразил полнейшую готовность удовлетворить все просьбы заговорщиков. Однако на обратном пути из Мадрида курьер был арестован, и Ришелье получил в свои руки доказательства того, что заговорщики, помимо всего прочего, виновны в государственной измене. После того как разведке кардинала удалось распутать все нити заговора, брат короля Гастон Орлеанский, прирожденный предатель, с готовностью выдал своих сообщников. Шале кончил жизнь на эшафоте.

Одним из таких агентов кардинала была и английская графиня Люси Карлейль, отставная любовница герцога Бэкингема. Ревность и жажда мести сделали ее союзницей кардинала Ришелье, и именно она срезала подвески Анны Австрийской с плеча герцога. Эта история подробно описана в «Мемуарах» Франсуа Ларошфуко. Люси родилась в семье Генри Перси, девятого графа Нортумберлендского, одного из богатейших дворян при английском дворе. Дедушкой отца и, следовательно, прадедушкой Люси был тот Анри Перси, который захотел вступить в брак с Анной Болейн незадолго до ее свадьбы с Генрихом VIII. Мать начала выводить Люси в свет, когда та была еще подростком. Она произвела фурор своей красотой, умом и обходительностью, но долго не могла выйти замуж — ее отец, обвиненный в участии в Пороховом заговоре (неудачная попытка группы английских католиков взорвать здание парламента с целью уничтожения симпатизировавшего протестантам и предпринявшего ряд репрессий в отношении католиков короля Якова I), был заточен в Тауэр.

Став искушенной в дворцовых интригах, Люси выходит замуж за престарелого вдовца Джеймса Хея, первого графа Карлейля. При этом графиня Карлейль была любовницей (точнее — одной из лондонских любовниц) герцога Бэкингема. После смерти своего супруга, лорда Хея, графа Карлейля, Люси Карлейль много раз приезжает во Францию, где ее любовь и ревность к герцогу Бэкингему ловко использует кардинал де Ришелье, плетя интриги против Анны Австрийской (в которую он якобы был тайно влюблен и высмеян ею).

Что касается истории с алмазными подвесками, то ее впервые рассказал Франсуа де Ларошфуко. В своих «Мемуарах» он пишет: «...зная, что у герцога Бэкингема существует в Англии давняя связь с графиней Карлейль, кардинал, разъяснив графине, что их чувства сходны и что у них общие интересы, сумел так искусно овладеть надменной и ревнивой душой этой женщины, что она сделалась самым опасным его соглядатаем при герцоге Бэкингеме. Из жажды отомстить ему за неверность и желания стать необходимой кардиналу она не пожалела усилий, чтобы добыть для него бесспорные доказательства в подтверждение его подозрений относительно королевы. Герцог Бэкингем был щеголем и любил великолепие: он прилагал много стараний, чтобы появляться в собраниях отменно одетым. Графиня Карлейль, которой было так важно следить за ним, вскоре заметила, что с некоторых пор он стал носить ранее неизвестные ей алмазные подвески. Она нисколько не сомневалась, что их подарила ему королева, но чтобы окончательно убедиться в этом, как-то на балу улучила время поговорить с герцогом Бэкингемом наедине и срезать у него эти подвески, чтобы послать их кардиналу. Герцог Бэкингем в тот же вечер обнаружил пропажу и, рассудив, что подвески похитила графиня Карлейль, устрашился последствий ее ревности и стал опасаться, как бы она не оказалась способной переправить их кардиналу и тем самым не погубила королеву. Чтобы отвести эту опасность, он немедленно разослал приказ закрыть все гавани Англии и распорядился никого ни под каким видом не выпускать из страны впредь до обозначенного им срока. Тем временем по его повелению были спешно изготовлены другие подвески, точно такие же, как похищенные, и он отправил их королеве, сообщив обо всем происшедшем. Эта предосторожность с закрытием гаваней помешала графине Карлейль осуществить задуманное, и она поняла, что у герцога Бэкингема достаточно времени, чтобы предупредить выполнение ее коварного замысла. Королева, таким образом, избежала мести этой рассвирепевшей женщины, а кардинал лишился верного способа уличить королеву и подтвердить одолевавшие короля сомнения: ведь тот хорошо знал эти подвески, так как сам подарил их королеве».

Вот и вся история, давшая исследователям творчества Александра Дюма право считать, что прототипом Миледи была графиня Карлейль и в ней нет места каким бы то ни было мушкетерам. Впрочем, и без них она достаточно запутанна.

По окончании своих похождений во Франции Люси возвратилась в Англию и посвятила себя тому, что лучше всего умела делать: составлять заговоры против всего и всех. В период гражданского противостояния Люси неоднократно переходила на сторону как короля, так и парламентариев. Это закончилось ее арестом 21 марта 1649 года и заключением в Тауэр, где она пробыла до 25 сентября 1650. Люси умерла от апоплексического удара 5 ноября 1660 г. — в год реставрации монархии в Англии и восшествия на престол Карла II.


16 июня 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661