Сербский орден для Ленина
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №7(367), 2013
Сербский орден для Ленина
Сергей Косяченко
журналист
Хабаровск
166
Сербский орден для Ленина
А.Н. Ленин с Калмыком. Русский музей. Неизвестный художник

Енисейский казак, полусотник Посник Иванов сын по прозванию Губарь, мужчиной был жестким, службу нес правильно и ни своим казакам, ни врагам спуску не давал. Со всех драл по три шкуры, но и своей спины не жалел, за что и уважали его как подчиненные, так и начальство. В «Книге ясачного сбора Енисейского острога» за 1635 год отмечается, что «Посничко с товарыщи взяли у тунгусково князца Горнуля и его роду 8011 соболей с хвостами». Вот таким умопомрачительно большим ясаком, захваченным только за один год у одного тунгусского рода, поклонился царю Посник Иванов. Известен казачий полусотник также как основатель городов Вилюйска, Верхоянска и Зашиверска, открыватель реки Индигирки, верховьев реки Яны и народа юкагиров. За дальние походы и невиданный ясак, приведение под государеву руку новых племен и постройку казачьих острожков на реке Лене казак был жалован грамотой от государя Михаила Федоровича на сибирское дворянство и имением в Вологодской губернии. А фамилия ему дарована была Ленин, что означает дословно «именитый человек, отличившийся на реке Лене». Как известно, в те давние допетровские времена фамилии имели только представители «благородного» сословия, а простолюдинам присваивались только в исключительных случаях в виде награды. Так с середины ХVII века и служили дворяне Ленины – кто по гражданской линии, кто по военной, а некоторые вообще променяли сушу на море. Вологодское поместье, доставшееся первому Ленину за приращение России Сибирью, перешло его потомкам. Первый из потомков, известный историкам, – внук Посника Никифор Александрович Ленин, который владел имением в Вологодском уезде с 1659-го по 1688 год. А сын его Алексей Никифорович Ленин участвовал в Азовском походе Петра I в 1696 году.

В запасниках Русского музея хранится картина неизвестного художника: «А. Н. Ленин с калмыком». Родной брат Алексея Никифоровича Илья получил от «Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича» жалованную грамоту на поместье, состоявшее в Вологодском и Кинешемском уездах, «в 1707 году февраля в 1-й день». По архивным данным на начало ХХ века роду Лениных принадлежали следующие земли: 750 десятин земли в Вологодской губернии, 780 десятин – в Ярославском уезде, 115 десятин – в Рыбинском уезде Ярославской губернии и 28 десятин – в Кирилловском уезде Новгородской губернии. Но все-таки как Владимир Ильич Ульянов превратился в Ленина? В 1900 году Владимир Ильич только что вернулся из ссылки и собирался за границу. Он подал прошение на имя псковского губернатора о выдаче ему загранпаспорта. Паспорт нужен был позарез, а уверенности в том, что его выдадут, из-за политической неблагонадежности, видимо, не было. Надежда Константиновна Крупская достала ему паспорт через свою знакомую Ольгу Николаевну, которая работала в Смоленской вечерней школе для рабочих вместе с Крупской и поддерживала с ней хорошие отношения. Братья Ольги, тайный советник Сергей Николаевич Ленин и действительный статский советник Николай Николаевич, «ради благого дела» взяли на время документ у своего престарелого и больного батюшки, отставного коллежского секретаря Николая Егоровича, жившего в вологодской глубинке и лежащего при смерти. Дата рождения была подчищена и исправлена, правда, паспорт для выезда за рубеж не понадобился, но пригодился годом позже. В 1901 году в Штутгарте Владимир Ильич издал книгу «Развитие капитализма в России», а перед ее выходом в издательстве от автора потребовали удостоверение личности. Так на обложке книги начинающего экономиста Ульянова впервые появился литературный псевдоним «Н. Ленин». В 1919 году помощь русских интеллигентов Лениных вождю Октябрьской революции была оценена «по заслугам»: Сергей Николаевич был расстрелян в Пошехонье как «классовый враг», вскоре умерла от оспы и его сестра – «крестная мать» Владимира Ильича Ульянова-Ленина Ольга Ленина. Николай Николаевич умер от тифа в пошехонской тюрьме, куда попал как «вольный хлебопашец», не выполнивший норму продразверстки (он, как и брат, хозяйствовал на выделенном ему крестьянами участке своей бывшей земли). Мой рассказ будет о родственнике Николая Егоровича, уступившего поневоле свой паспорт руководителю мирового пролетариата. Его единственная сохранившаяся фотография сделана в 1898 году: Анатолий Ленин тогда был выпускником Морского кадетского корпуса. Здесь ему лет двадцать или около того. Анатолий Васильевич Ленин родился 13 марта 1877 года. Прадед и дед Ленина были морскими офицерами, служили на Балтике и вышли в отставку в небольших чинах. В фонде морского корпуса архива военно-морского флота сохранилось дело воспитанника Анатолия Ленина. В нем имеется прошение, которое 28 января 1891 года жена губернского секретаря Вера Васильевна Ленина подала начальнику морского училища (так в то время назывался морской корпус). Она просила разрешения держать вступительный экзамен своему сыну Анатолию, внуку отставного капитан-лейтенанта, «имеющему непреодолимое желание служить во флоте». Место написания помечено так: «Нижний Новгород, дом Булычева». В кратких сведениях об отце, губернском секретаре Василии Сергеевиче Ленине, имеющихся в деле, сказано, что он отставной гусарский корнет, женат на дочери купца 2-й гильдии Вере Васильевне Булычевой. Исследователи творчества Максима Горького считают Василия Булычева одним из прототипов Егора Булычева в известной пьесе. Василий Булычев стал купцом первой гильдии, гласным нижегородской городской думы, был награжден четырьмя золотыми медалями «за усердие». Он владел имением в Костромской губернии, каменной лавкой на Нижегородской ярмарке, двумя каменными домами в Нижнем, в одном из которых и родился его внук Анатолий. Выдержав вступительный экзамен, 30 августа 1891 года Анатолий Ленин поступил в морской корпус кадетом, а 15 сентября 1898 года состоялся выпуск. Среди его однокашников выпуска 1898 года было немало офицеров, оставивших заметный след в истории Российского флота: Г. К. Старк, контр-адмирал, один из видных руководителей белого флота на Волге и Дальнем Востоке; А.М. Косинский, капитан 1 ранга, написавший лучшую книгу о Моонзундском сражении на Балтике в октябре 1917 года, участником которого он был; А.В. Развозов, контр-адмирал, последний командующий Балтийским флотом перед Октябрьским переворотом; М.А. Беренс, контр-адмирал, командующий русской эскадрой в Бизерте; Н.Н. Матусевич, вице-адмирал советского флота, известный гидрограф. Вместе с Лениным в 1898 году мичманские погоны получил... корабельный гардемарин Владимир Ульянов, такие вот совпадения! Служба мичмана Ленина началась в севастопольском 33-м флотском экипаже, но не на кораблях, а «помощником заведывающего обучением новобранцев». Анатолий на корабли Черноморского флота попал в марте 1899 года. В мае 1902 года мичман Ленин на мореходной канонерской лодке «Донец» совершил поход к турецким берегам, за что среди прочих офицеров был удостоен «ордена и знаков отличия турецкого ордена Османие 4-й степени». В апреле 1903 года мичман Ленин производится в лейтенанты. В июне того же года высочайшим приказом «лейтенант Ленин зачисляется в запас флота». Что стояло за этой явно экстренной мерой, выяснить не удалось. Следующий чин он получит только через 13 лет, когда его однокашники будут уже капитанами 1 ранга. Смею предположить, зная будущие похождения бравого лейтенанта, что в этом случае не обошлось без женщины и какой-то скандальной истории. 1 марта 1904 года Ленин был призван из запаса в связи с начавшейся Русско-японской войной. Его назначили в Ревельский 13-й экипаж Балтийского флота и направили вахтенным начальником на эскадренный броненосец «Сисой Великий». В составе эскадры адмирала Рождественского корабль примет участие в Цусимском сражении, а по окончании его, полузатопленный и разбитый, попытается выброситься на камни острова Цусима, но пойдет ко дну, немного недотянув до берега. Остатки экипажа подберут японцы, но Анатолия Ленина не будет на броненосце – не судьба.

6 сентября 1904 года командующий эскадрой контр-адмирал Зиновий Петрович Рожественский подает рапорт управляющему морским министерством вице-адмиралу Авелану, в котором сообщает, что «31 августа сего года с эскадренного броненосца «Сисой Великий» бежал лейтенант Анатолий Ленин (13 экипажа)». Вслед за этим капитан 1 ранга Клапье де Колонг 8 сентября отправляет из Ревеля в Санкт-Петербург, в главный морской штаб телеграмму, в которой сообщает об этом происшествии: «Лейтенант Ленин с 31 августа находится в отлучке неизвестно где, о чем донесено управляющему морским министерством 5 сентября». Начало дела сулило нашему Ленину много неприятностей. Статья 128 Военно-морского устава о наказаниях признавала побегом в военное время «самовольное отсутствие... от команды или от места своего служения, продолжавшееся долее трех дней». А статья 130 этого же Устава предусматривала за побег в военное время исключение офицера из службы с лишением чинов. Именно об этом и просил в своем рапорте командующий эскадрой. Однако розыск объявлять не пришлось. Телеграммой, отправленной 14 сентября из Ревеля, сообщается, что лейтенант Ленин «съехал 31 августа и явился вечером 5 сентября». В деле Ленина, сохранившемся в архиве Военно-морского флота в Санкт-Петербурге, имеется сообщение капитана 2 ранга Зилоти, что лейтенант Анатолий Ленин «выманил обещанием жениться у киевской мещанки Богуславской 1600 рублей», а от командира броненосца – заявление, что «лейтенант Ленин – алкоголик» и, стало быть, жениться не может.

Не думаю, что молодой офицер таким образом пытался бежать от войны – человеком он был лично храбрым, о чем свидетельствуют последующие события его жизни. Он отлично представлял, что увольнение со службы с лишением чинов – позор, с каким жить в обществе будет просто невозможно! Скорее всего, вновь замешана женщина (а возможно, и не одна), с которой необходимо было решить какие-то свои проблемы, особенно важные накануне похода, из которого можно было и не вернуться. Анатолий, скорее всего, отлучился с броненосца, договорившись с сослуживцами. Ведь в деле отсутствует рапорт командира корабля о происшествии. Следовательно, командование броненосца знало о самоволке и сознательно закрывало глаза на отсутствие Ленина. Вполне может быть, что офицер «съехал» с броненосца гораздо ранее 31 числа, просто именно тогда об этом узнало командование. Похоже, что товарищи покрывали самовольную отлучку лейтенанта, но кто-то донес командующему эскадрой. Ленину, над которым нависла угроза позора, неожиданно повезло. В дело вмешался генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович, предложивший компромисс: лейтенант увольняется по прошению на высочайшее имя, но с так называемым реверсом, на что Зиновий Рожественский нехотя согласился. И 16 сентября 1904 года лейтенант Ленин подает прошение на имя императора об увольнении от службы в связи с «расстроенным здоровьем» и предоставлением «установленного законом реверса»: «Я, нижеподписавшийся, даю сей реверс в том, что в случае увольнения меня от службы никаких денежных пособий просить не буду». 20 сентября 1904 года высочайшим приказом он увольняется в отставку. Эта отставка «с душком» не раз напомнит о себе своими последствиями.

Как только Анатолий намеревался сделать в жизни решительный шаг, тут же следовал запрос в Главный Морской штаб: «Соблаговолите сообщить причину отставки, о коей совершенно умалчивается в приказе об увольнении». Так было, когда он в ноябре 1904 года, еще оставаясь в Ревеле, вознамерился жениться на дочери купца Киршгофа, и когда в марте 1906 года, находясь в Риме, обратился в российское консульство с просьбой о принятии на службу. Ответы, несмотря на упреждающие слезные письменные просьбы Анатолия Ленина «не отказать в благоприятном ответе», ставили крест на мечтах отставного лейтенанта и о женитьбе, и о дипломатической карьере.

Дальнейшие события жизни неудачливого офицера до начала Мировой войны мне неизвестны, за исключением одного, но какого! В марте 1912 года вышла граммофонная пластинка с записью романса «Забыты нежные лобзанья», ставшая вмиг очень популярной, выражаясь по-современному – супершлягером. Как это ни удивительно, автором слов и музыки является наш герой. Исполняла романс ослепительно красивая женщина – великая русская певица Анастасия Дмитриевна Вяльцева. Если будет уместно сравнение, по масштабу творчества и популярности Анастасия Дмитриевна была фигурой на уровне нашей Людмилы Зыкиной. На гастроли прима-звезда выезжала в собственном, сделанном на заказ в Бельгии салон-вагоне, позже облюбованном адмиралом Колчаком, а затем перешедшем по наследству к маршалу Блюхеру. Сегодня салон-вагон Вяльцевой украшает собой один из хабаровских музеев под псевдонимом «штабной вагон Блюхера».

Ленин посвятил романс ей. Сочинять не буду, не знаю, был ли Анатолий Ленин близко знаком с Анастасией Вяльцевой, были ли у него какие-либо отношения с адресатом своего романса или любовь была лишь платонической – сведений об этом не сохранилось. Данный романс остался единственным музыкальным произведением поэта и композитора Ленина:

«Забыты нежные лобзанья,
Уснула страсть, прошла любовь,
И радость нового свиданья
Уж не волнует больше кровь.
На сердце гнет немых страданий;
Счастливых дней не воротить,
Нет сладких грез, былых мечтаний,
Напрасно верить и любить.
Так ветер всю красу наряда
С деревьев осенью сорвет
И по тропам унылым сада
Сухие листья разнесет.
Их далеко разгонит вьюга,
Кружа над мерзлою землей,
Навек разделит друг от друга,
Покрывши снежной пеленой…»

29 июля 1914 года в дунайской акватории Белграда прозвучали первые залпы Первой мировой войны – корабли австро-венгерской флотилии обстреляли сербскую столицу. Сербия обратилась к России за военной помощью. Она просила доставить стрелковое оружие, в котором ощущалась острая нужда, послать специалистов-минеров и минно-торпедное оружие для борьбы с речными силами противника, а также инженерные подразделения для устройства переправ через Дунай и его притоки. Просьба Сербии была удовлетворена. И уже через четыре дня русский император своим указом создает в России для оказания военной помощи Сербии по Дунаю «Экспедицию особого назначения» во главе с капитаном 1-го ранга, впоследствии адмиралом, флигель-адъютантом Михаилом Михайловичем Веселкиным. По воспоминаниям современников, он был человеком энергичным и неглупым, умевшим выпить и пожить, большим весельчаком и хорошим рассказчиком анекдотов, вместе с тем отличным командиром и лично храбрым человеком. Его знал и любил государь.

В состав экспедиции входили отряд боевых и транспортных судов, отряд заграждений, отряд защиты «Железных Ворот», инженерный отряд, различные береговые подразделения и даже одна подводная лодка.

30 сентября экспедиция двинулась в путь в составе 7 колесных пароходов и 16 барж. На пароходы были установлены 75- и 47-миллиметровые орудия. Караван вез 32 814 ящиков с патронами, 322 ящика со снарядами, 214 бухт колючей проволоки, 12 500 пудов угля, 1700 пудов сена, 99 бочек кислоты, 467 – минерального масла, 426 – ядовитого бензина и 67 бочек спирта. В Сербию было доставлено два шестидюймовых орудия с 1000 снарядов и 13 000 снарядов для полевой артиллерии. Кроме того, на баржах находились 753 артиллерийские лошади-тяжеловозы и большое количество материала для постройки понтонных мостов. Небольшим колесным пароходом «Граф Игнатьев», вооруженным с началом войны двумя 75-мм пушками, командовал вновь призванный из запаса лейтенант Ленин. В архиве Военно-морского флота сохранился наградной лист на присвоение ему за боевые отличия чина старшего лейтенанта. Командир отряда капитан 1 ранга Семенов рапортует: «Состоя командиром вооруженного парохода «Граф Игнатьев», в течение 1914 и 1915 годов успешно конвоировал транспорты в Сербию и обратно, причем благодаря своей энергии, бдительности и знанию дела провел их 45 раз, неоднократно предупреждая попытки взрыва караванов и отражая атаки неприятельских аэропланов. Кроме того, бдительно охранял устье Дуная, что дало возможность выполнить землечерпательные работы по углублению Потаповского канала – так транспорты, подымаясь вверх по Дунаю, имели возможность миновать нейтральные воды Румынии, где зачастую появлялись неприятельские подводные лодки…». Здесь же имеется резолюция начальника экспедиции Веселкина: «Усердно ходатайствую о награждении чином этого блестящего офицера».

И 30 июля 1916 года Анатолию Васильевичу Ленину был заслуженно присвоен чин старшего лейтенанта. Боевые отличия отважного боевого офицера Ленина на Дунае этим не ограничивались: в апреле 1915 года он получил орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом и в том же году удостоился сербских боевых наград: ордена Святого Саввы 4-й степени и Косовской медали. Экспедиция действовала на Дунае до осени 1915 года, когда она оказалась разделенной на несколько частей. Одна часть под командованием Веселкина оставалась до начала 1918 года в низовьях Дуная, небольшую часть захватила Болгария, вступившая в войну, а еще часть оказалась интернирована Румынией. Оставшиеся в Сербии чины экспедиции участвовали в героической обороне Белграда. Пароход «Граф Игнатьев» сумел протоками прорваться в Черное море. В ноябре 1916 года старший лейтенант Ленин был назначен командиром «авиационного крейсера», или «гидрокрейсера» «Румыния», вооруженного помимо орудий тремя гидроаэропланами и состоявшего в воздушной дивизии Черноморского флота.

Командир гидрокрейсера «Румыния», военный моряк Ленин 7 января 1918 года приказом Центрофлота за № 24 был откомандирован в распоряжение 2-го балтийского экипажа как «подавший рапорт об увольнении в отставку» еще в конце декабря 1917-го.

В Гражданской войне Анатолий Ленин участвовал на стороне белого движения, служил на своем старом вооруженном колесном пароходе «Граф Игнатьев». Одно время «Граф» оставался одним из всего шести белогвардейских боевых единиц под Андреевским флагом. Пароход высаживал десанты, поддерживал огнем пехоту и кавалерию. За успешное командование и отличие по службе старший лейтенант Ленин получил чин капитана 2-го ранга. Именно с таким чином Ленин указан в одном из списков русских беженцев в Константинополе, обнаруженном в государственном архиве Российской Федерации, куда списки попали из захваченного в 1945 году в Праге русского зарубежного исторического архива. С этим же чином он временно прикомандировался к французскому флоту.

Но жить с прежней фамилией, испачканной, по его мнению, Владимиром Ильичем, Анатолий Ленин больше не хотел и переделал ее на французский манер. Впоследствии, уже в Париже, даже в телефонном справочнике его фамилия выглядела как Le Nine. Об эмигрантской жизни капитана 2-го ранга Ленина в Париже известно совсем мало. Борис Георгиевич Старк, сын контр-адмирала Старка, однокашника Анатолия Васильевича Ленина по Морскому корпусу, вернулся в Россию и стал священником в одном из приходов Ярославля. Он рассказывал писателю-маринисту Николаю Черкашину, что мальчиком называл Ленина «дядя-конфетка». Бывший офицер Российского Императорского флота торговал в Париже с лотка конфетами и каждый раз, приходя в гости к родителям маленького Бори, угощал его конфетой.

Анатолий Васильевич так и не женился и потомков не оставил. Хотя род Лениных, конечно, не пресекся. Сейчас в Вологде, Никольске, Ярославле и Котласе, а так же в Сыктывкаре, Смоленске, Москве, Санкт-Петербурге живет немало прямых и «боковых» потомков удалого енисейского казака Посника. Некоторые сохранили эту громкую фамилию, некоторые поменяли. А сам капитан 2-го ранга Ленин обрел последнее пристанище на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа…


19 марта 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820