Резня в Тегеране
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №4(520), 2019
Резня в Тегеране
Борис Кронер
журналист
Санкт-Петербург
1081
Резня в Тегеране
Заключение Туркманчайского мирного договора

Разобранная еще в начале XIX века на цитаты пьеса Александра Грибоедова «Горе от ума» до сих пор не сходит со сцен российских театров. Да и цитаты не потеряли актуальности. Этот драматургический шедевр остался единственным литературным наследием классика. В 20-е годы позапрошлого века Грибоедов, благополучно избежавший наказания по делу декабристов, полностью посвятил себя дипломатической деятельности и 190 лет назад, 11 февраля (н. с.) 1829 года, был убит при нападении разъяренной толпы на российское посольство в Персии. Обстоятельства, которые привели к резне в Тегеране, до сих пор вызывают споры.

Редактор Туркманчайского трактата

В годы русско-персидской войны 1826–1828 годов Грибоедов служил при штабе генерала Ивана Паскевича. Он не раз рисковал жизнью, участвуя в боях. Однажды даже был направлен в ставку командующего персидскими войсками с предложением о немедленном заключении перемирия. Такая миссия таила смертельную опасность. Как дипломат и знаток иностранных языков, Грибоедов участвовал в подготовке Туркманчайского мирного договора. 

Соглашение было подписано в феврале 1828 года в селении Туркманчай близ Тавриза (на современных картах этот иранский город именуют Тебризом). Со стороны России договор подписал генерал Паскевич, со стороны Персии – принц Аббас-Мирза. Подписанное соглашение было крайне невыгодным для Тегерана. Договор подтверждал территориальные приобретения России, зафиксированные в Гюлистанском мирном договоре 1813 года. В состав империи вошли тогда земли современных Азербайджана и Армении. Зафиксированная в Туркманчае линия раздела между Россией и Персией и по сей день является государственной границей между Азербайджаном и Арменией с одной стороны и Ираном с другой. 

Одновременно с мирным договором был подписан и торговый. Российские купцы получали право свободной торговли на всей территории Ирана, а российский военный флот – право свободного плавания в Каспийском море для защиты торговых интересов. Судебные дела между российскими и персидскими подданными могли рассматриваться судьями, назначенными шахом, но обязательно в присутствии представителей российской дипломатической миссии. 

Это обстоятельство имело особое значение для проживавших в Персии армян. Ведь Туркманчайский трактат обязал не препятствовать переселению христиан из мусульманского государства в православную Российскую империю. Достаточно было обратиться в дипломатическую миссию, чтобы получить такую возможность. Кроме того, мирный договор предполагал выплату Персией контрибуции в размере 20 миллионов рублей серебром. По тем временам гигантская сумма. 

Окончательную редакцию договора составил Грибоедов, и эта работа была высоко оценена в Санкт-Петербурге. Жители столицы были извещены о заключении мира с Персией пушечным выстрелом с Петропавловской крепости 14 марта 1828 года. Трактат о мире был привезен из Тегерана автором «Горя от ума». На приеме у императора некогда опальному поэту вручили орден Анны второй степени с алмазами и четыре тысячи червонцев, которые Александр тут же отдал своей матери Настасье Федоровне. После кратковременного пребывания в столице Грибоедов, уже не мечтавший о литературной славе своего бывшего коллеги и тезки Пушкина, получил назначение полномочным министром в Персию для обеспечения выполнения условий договора. 

Черная роза Тифлиса

Меньше всего Грибоедов хотел возвращаться в Персию. Он мечтал о назначении в Западную Европу, но в Санкт-Петербурге хорошо помнили и «Горе от ума», и дело декабристов. Путь Грибоедова снова лежал в Тегеран, где ему предстояло на практике проводить внешнюю политику государства Российского. По дороге в Персию Грибоедов женился на дочери своего друга грузинского поэта и общественного деятеля Александра Чавчавадзе. 

Грибоедов пользовался большим успехом у женщин и отвечал им взаимностью. Часто дело доходило до дуэлей с отвергнутыми поклонниками красавиц. О женитьбе опальный литератор и успешно продвигавшийся по карьерной лестнице дипломат не помышлял. Пока не увидел 15-летнюю княжну Нину Чавчавадзе. Он знал ее с детства, даже давал девочке уроки музыки в Тифлисе. Увидев грациозную брюнетку, которую он назвал Голубкой Мурильо и Черной розой Тифлиса, поэт потерял голову. Последовало предложение руки и сердца, которое было принято. 

В Сионском соборе Тифлиса 22 августа 1828 года состоялось венчание. В церковной книге сохранилась запись: «Полномочный министр в Персии Его Императорского Величества статский советник и кавалер Александр Сергеевич Грибоедов вступил в законный брак с девицею Ниною, дочерью генерал-майора князя Александра Чавчавадзева…» Жениху было 33, невесте не исполнилось и 16. 

После свадьбы чета Грибоедовых провела несколько дней в имении Чавчавадзе в Кахетии, а затем отправилась в Персию. Не желая подвергать Нину опасностям, Грибоедов оставил жену в Тавризе, где располагалась резиденция полномочного представителя Российской империи в Персии. В Тегеран на представление шаху он отправился в сопровождении своих сотрудников под охраной трех с половиной десятков казаков. 

Нельзя сказать, что подбирался состав дипломатической миссии из числа профессионалов. Это в своей тогда запрещенной к показу на сценах комедии Грибоедов гневно восклицал: «Ну как не порадеть родному человечку!» В число помощников он вынужден был включить многочисленных родственников и знакомых самого князя Чавчавадзе, а также друзей тестя. 

С позиции силы

Сам Грибоедов еще в Санкт-Петербурге сформулировал для себя принципы дипломатической работы в Персии: «На словах и в переписке не сохранять тона умеренности – персияне его причтут к бессилию. Угрожать им бунтом за бунт. Угрожать, что возьмем все их провинции в Южном Азербайджане». При этом он намеревался действовать строго в соответствии с обычаями и традициями мусульманской страны. Да только гладко было на бумаге. Сотрудники миссии вели себя в персидских городах как завоеватели в покоренной стране. 

В городе Кавзине, пока Грибоедов был на устроенном в его честь приеме, один из сотрудников миссии в сопровождении казаков заявился в дом знатного сановника, ведущего свой род от пророка Магомета. По информации, которую получили в российской миссии, в его доме жила немка-колонистка, вывезенная из Тифлиса. Персу было предъявлено требование выдать ее, а после отказа представителя местной знати вытащили из дома и приказали избить палками. 

При этом никого не заинтересовал тот факт, что иностранка уже долгое время жила в гареме и родила потомку Магомета двоих детей. Дело едва не дошло до бунта, который сумел пресечь Грибоедов. Когда женщину доставили к нему для беседы, российский посланник задал всего один вопрос: хочет ли она вернуться в Тифлис. После отказа ее благополучно доставили в дом мужа и принесли тому извинения. 

В Тегеране сотрудники российского посольства также не отличались примерным поведением: пьянки, драки на улицах, ночные оргии с женщинами «с низкой социальной ответственностью». Даже законопослушные и соблюдающие все исламские традиции жительницы персидской столицы не чувствовали себя в безопасности. Напряжение нарастало с каждым днем. 

Очередной взрыв недовольства персидской общественности вызвала реакция на вручение Грибоедову даров от шаха. Тот прислал российскому послу в ранге министра прекрасную лошадь с золотой уздечкой и наградил орденом Льва и Солнца I степени. Не забыл шах и о других сотрудниках миссии. По дипломатическому этикету полагалось преподнести ответные дары. Только обоз, в котором их должны были привезти в Тегеран, вовремя в персидскую столицу не прибыл. В полном соответствии с российскими традициями. 

Подобные просчеты российских дипломатов вызывали недовольство персов. В Тегеране все чаще звучали голоса о непомерной контрибуции. Вдохновителем антироссийской кампании был Аллаяр-хан, близкий родственник правителя Персии Фетх-Али-шаха. Активно подогревали протестные настроения и мусульманские священнослужители. 

Армянский вопрос 

Катализатором, который привел к резне в российском посольстве в Тегеране, стал пункт Туркманчайского трактата о свободном переезде армян из Персии в Российскую империю. Сам Грибоедов считал его одним из важнейших в заключенном соглашении и вел активную работу в этом направлении. Благодаря деятельности российского дипломата около сорока тысяч армян сумели покинуть Персию. 

Всем переселенцам предоставлялись большие льготы, включая освобождение от воинской повинности и налогов, а также выплата денежного пособия за счет полученной от персов по Туркманчайскому трактату контрибуции. Как подчеркивал Грибоедов, среди переселенцев преобладали ремесленники и хлебопашцы. Этот контингент, как отмечал дипломат, «гораздо полезнее наших грузинских армян, не приносящих никакой пользы казне». В Тифлисе в то время именно армяне составляли большинство населения. 

Вот только свободных земель на Кавказе и в ту пору не было. Переселенцев селили на территориях, где уже давно жили азербайджанцы, исповедующие ислам. Это неминуемо приводило к конфликтам, которые не урегулированы до сих пор. Многие историки (особенно в Азербайджане и Иране) считают, что на Грибоедова огромное влияние оказал его друг Шамир Мелик-Бегляров. Ему принадлежит проект создания армянского государства на землях, которые азербайджанцы считали (и до сих пор считают) исконно своими. Проект этот был обнародован уже после гибели Грибоедова, в 1847 году. К этому времени во многом благодаря деятельности российского посланника в Тегеране национальный состав населения Кавказа изменился. 

Последняя капля

Объявив о праве любого армянина принять российское подданство и покинуть Персию, Грибоедов поставил себя в трудное положение. Ведь трагические события, которые затем назвали резней в Тегеране, начались с того, что в здании посольства оказались две армянки из гарема Аллаяр-хана. Хотели ли они покинуть Персию, сегодня уже не узнать. Обе имели детей от влиятельного персидского мужа и не жаловались на условия содержания в гареме. В российское посольство женщин, возможно, привели против их воли. 

А вот Мирза-Якуб попросил убежища и покровительства сам. Его история заслуживает отдельного рассказа. Родился Якуб в Эривани, как тогда называли современный Ереван, и происходил из знатного армянского рода Маркарянцев. Начальное образование получил в армянском монастыре, а затем отправился для продолжения учебы в Тифлис. По дороге в Грузию на караван напал персидский отряд, и Якуб, которому в ту пору и двадцати не исполнилось, попал в плен. 

Армянского юношу оскопили и отправили в шахский дворец в Тегеран. Там Якуб изучил не только персидский и арабский языки, но и бухгалтерский учет, а затем сделал блистательную карьеру, став шахским казначеем. При этом он успешно вел и собственный бизнес, пользуясь связями с армянскими купцами. Основал фирму, которая снабжала весь шахский двор и гарем. Вся бухгалтерская отчетность была в руках, а точнее, в голове Мирзы-Якуба. Сейчас его наверняка объявили бы хранителем государственных секретов и запретили выезд из любого государства, будь то Иран или Россия, Великобритания или США. 

Тем не менее Мирза-Якуб пришел в российскую миссию и потребовал встречи с Грибоедовым. Тот поначалу отказал визитеру в российском покровительстве, но шахский казначей настаивал на соблюдении своих прав. Ничего не оставалось делать, как укрыть высокопоставленного просителя. В окружении шаха такое решение вызвало взрыв бешенства. 

Российское посольство с утра 11 февраля 1829 года окружили толпы людей, требовавших сатисфакции. В Тегеране объявили, что Мирза-Якуб обокрал шахскую казну, а жен Аллаяр-хана удерживают за посольским забором вопреки их воле. В качестве компромисса российские дипломаты согласились их отпустить, но было уже поздно. Разъяренную толпу никто не мог остановить. В жестокой резне погибли все сотрудники дипломатической миссии, за исключением Ивана Мальцова. Его спрятал в соседнем доме перс, у которого российский дипломат квартировал и которому оказывал некоторые услуги. 

Погибшего в здании посольства Грибоедова опознали только по кисти руки, простреленной на дуэли. Похоронили казаков и сотрудников миссии на кладбище рядом с армянской церковью в Тегеране. Тело Александра Сергеевича переправили в Тифлис. 

Скорбный путь на Мтацминду

В пушкинском «Путешествии в Арзарум» описан эпизод, когда на кавказской дороге автор встретил арбу: «Кого вы везете?» – «Грибоеда». Этот диалог очень хорошо вписывался в советские учебники, в которых император Николай I представал в качестве злобного преследователя носителей прогрессивных идей. Выходило, что и Грибоедова он послал в Тегеран на верную смерть. 

Современные историки утверждают, что траурная церемония прошла с соответствующей помпой. На границе гроб с телом погибшего дипломата встречал батальон Тифлисского полка. При огромном стечении народа Грибоедова отпели в том же Сионском соборе, где он венчался, и похоронили на горе Мтацминда. Безутешная Нина установила на могиле памятник с эпитафией: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя!» 

После трагических событий она потеряла сына, которого успела окрестить в честь мужа Александром. Младенец прожил всего один день. Княжна Грибоедова-Чавчавадзе так и не сняла траур до конца своей жизни, хотя претендентов на руку молодой вдовы хватало. Нина пережила мужа на 28 лет. Она умерла в 1857 году от холеры и погребена рядом со своим любимым.

В наши дни в независимой Грузии был поднят вопрос о перезахоронении останков российского поэта и дипломата. В 2007 году председатель комитета и юридическим вопросам грузинского парламента Георгий Бакерия заявил: «Грибоедов был гениальным поэтом и выдающимся деятелем на дипломатической службе своей страны, Российской империи. Он никогда не был грузинским деятелем. Ему не место в пантеоне писателей и общественных деятелей Грузии на Мтацминдской горе в Тбилиси». 

Правда, большинство грузинских политиков, памятуя о добровольном присоединении своей страны к Российской империи, этот призыв не поддержали. Ведь, если бы не покровительство соседа, сегодня вообще о независимой Грузии речь не шла. 

Шах откупился «Шахом»

Узнав о трагедии в Тегеране, российское правительство оказалось в затруднении. С одной стороны, произошедшее требовало жесткой реакции вплоть до начала новой войны. С другой – в это время шла война с Турцией. Дипломатов и военных не могла не тревожить перспектива объединения двух мусульманских стран в антироссийскую коалицию. Во внешнеполитическом ведомстве вспомнили о том, что в 1802 году в Бомбее в случайной драке был убит персидский посол. Британцы, владевшие тогда Индией, уладили конфликт, прислав в Тегеран щедрые подарки. 

В Санкт-Петербурге решили ограничиться обещанием шаха наказать виновных и ждали миссию, которую возглавлял 16-летний Хосров-Мирза, седьмой сын Аббас-Мирзы. Его, напомним, по Туркманчайскому трактату, российские власти признавали потенциальным правителем Персии. Юноша привез письмо с извинениями и алмаз «Шах» весом 88,7 карата, который до сих пор составляет гордость Алмазного фонда Московского Кремля. После этого Николай I заявил, что придает вечному забвению злополучное тегеранское происшествие. 

Осмелевший внук шаха заговорил с российским императором о возможных территориальных уступках. Персидские власти продолжали мечтать о возвращении земель, утраченных после подписания Туркманчайского трактата. Ответ последовал жесткий: «Благодарите Бога, что моими войсками предводительствовал не Ермолов! Иначе они бы уже непременно был в Тегеране». 

Правда, как установил в 1923 году востоковед Владимир Минорский, русское правительство не требовало платы за пролитую кровь, а лишь просило прислать посольство с извинениями и наказать виновных. После визита и извинений Хосрова-Мирзы император Николай I простил Персии остаток контрибуции и передал его дипломатической миссии столь богатые дары от русской короны, что для их перевозки потребовалось 16 конных повозок. Главной причиной снисхождения императора, проявленного к Персии, стал ее нейтралитет во время русско-турецкой войны 1828–1829 годов.

Версия о британском следе

В советских учебниках виновниками резни в Тегеране объявляли не только окружение персидского шаха и мусульманских священнослужителей, но и британских дипломатов. Они, мол, через свои спецслужбы проводили серьезную работу, чтобы вновь натравить персов на россиян. Новая война была на руку британцам. Впервые эта версия была опубликована еще в 1829 году в газете «Московские ведомости» через несколько месяцев после трагической гибели Грибоедова. 

Хотя тогдашний министр иностранных дел Карл Нессельроде обвинял в непрофессионализме самого посла в ранге министра. «Несмотря на несколько лет, проведенных в Тавризе, он плохо узнал и плохо оценил народ, с которым имел дело», – указывал он в записке, направленной Александру Бенкендорфу. Единственным, кто взял дипломатические заслуги Грибоедова под защиту, в 1828 году был генерал Паскевич. 

Что касается версии с британским следом, известно, например, что сам Грибоедов дружил со своим английским коллегой Джоном Маклеодом. Версию же о подстрекательстве со стороны британцев стали активно распространять уже советские историки. Такая позиция полностью соответствовала сталинской внешней политике. Отношения между большевистской Россией и Великобританией фактически были разорваны. 

К столетию со дня трагической гибели Грибоедова вышел роман Юрия Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара», повествующий о последних годах жизни российского поэта и дипломата. Сталин высоко оценил «Смерть Вазир-Мухтара». Ведь в тыняновской версии именно британский дипкорпус в Персии оказался повинным в смерти Грибоедова. 

Роман много раз переиздавали и несколько раз экранизировали. Версия о британском следе в тегеранской резне стала восприниматься как истина в последней инстанции. Хотя до сих пор поле для исследователей трагедии остается. По-разному эти события трактуют в Армении и Азербайджане, России и Великобритании, Иране и США. Особенно после того, как уже в 70-е годы прошлого века американское посольство в Тегеране было захвачено стражами исламской революции.


24 Февраля 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84099
Виктор Фишман
67358
Борис Ходоровский
59744
Богдан Виноградов
46843
Дмитрий Митюрин
32293
Сергей Леонов
31346
Роман Данилко
28888
Сергей Леонов
23632
Светлана Белоусова
15024
Дмитрий Митюрин
14776
Александр Путятин
13348
Татьяна Алексеева
13105
Наталья Матвеева
12867
Борис Кронер
12242
Наталья Матвеева
10880
Наталья Матвеева
10678
Алла Ткалич
10275
Светлана Белоусова
9870