Юбилей самой громкой отставки
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №18(534), 2019
Юбилей самой громкой отставки
Татьяна Алексеева
журналист
1043
Юбилей самой громкой отставки
Ричард Никсон

45 лет назад в США произошло в прямом смысле слова беспрецедентное событие: глава государства сам (!), по собственной воле (!) подал в отставку со своего президентского поста. Ни до, ни после этого ни один американский президент не расстался с властью добровольно, как бы этого ни требовал народ и в каких бы преступлениях его ни обвиняли. Да и в других странах это огромная редкость.

Кто же мог заставить человека, стоящего во главе могущественного государства, выпустить власть из рук? На первый взгляд это кажется нереальным: что бы ни совершил обладающий большой властью политик, у него есть возможность выкрутиться, замять скандал или вообще проигнорировать предъявленные ему обвинения. И тем не менее 37-му президенту США Ричарду Никсону выкрутиться не удалось. Ему не дали этого сделать журналисты — сотрудники самых разных газет, журналов, радиостанций и телеканалов, доказавшие, что в мире есть кое-что посильнее государственной власти. Собственно, после этого средства массовой информации сами стали называться властью — четвертой.

Ночная смена «водопроводчиков»

Начался этот грандиозный скандал 17 июня 1972 года, когда в Америке полным ходом шла подготовка к президентским выборам, которые должны были состояться в декабре этого года. Главным кандидатом в президенты то время был республиканец Ричард Милхауз Никсон, «отбывающий» свой первый президентский срок. Мало кто сомневался, что его переизберут, — политика Никсона нравилась большинству американцев. Под его руководством Штаты ушли из Вьетнама, оставив эту войну местным, заметно улучшили отношения с Китаем и СССР, американские астронавты высадились на Луну, была проведена экономическая реформа, благодаря которой в стране замедлилась инфляция. Но, как выяснилось позже, в своем успехе на выборах сомневался сам Никсон и его ближайшее окружение.

Соперником Ричарда Никсона, кандидатом в президенты от партии демократов, был Джордж Стэнли Макговерн. Его предвыборный штаб работал в одном из зданий архитектурного комплекса «Уотергейт», название которого сейчас известно всему миру. В ночь на 17 июня охранник этого здания, служившего отелем и офисным центром, заскучал на своем посту и решил совершить внеплановый обход его этажей. И больше в ту ночь ему не было скучно — во время своей прогулки он неожиданно наткнулся на пятерых мужчин, одетых в форму сантехников, которые толкались возле одного из офисов и сразу показались ему подозрительными. Если бы в здании требовались какие-нибудь сантехнические работы, охранник знал бы, что туда придут водопроводчики, но ему об этом никто не сообщил. И хотя странные визитеры стали уверять его, что ему просто забыли сказать о них, он посчитал их грабителями и вызвал полицию.

Дальше незваные гости «Уотергейта» стали вести себя еще более подозрительно: когда за ними приехали полицейские, все пятеро дружно признались, что они действительно воры, собиравшиеся ограбить офисы, и предъявили отмычки, благодаря которым они попали внутрь. Полицейские в такую готовность облегчить им работу не поверили: где это видано, чтобы грабители сразу сознавались в своих преступлениях? Проще было поверить в то, что они назвались ворами, чтобы скрыть какую-то более серьезную вину.

Обыск фальшивых сантехников показал, что стражи порядка не ошиблись: грабителями они тоже были ненастоящими. Кроме отмычек у них были с собой еще кое-какие вещи, с которыми воры обычно на дело не ходят, — фотоаппараты, микрофоны и другое оборудование для звукозаписи и несколько записных книжек с чьими-то телефонами. Мало того, у них еще и изъяли большую сумму денег — 5300 долларов — хотя ничего украсть в офисах они не успели. Причем деньги при ближайшем рассмотрении оказались еще более подозрительными: это были 53 купюры по 100 долларов, и их номера шли подряд. На сдачу в магазине такое не получишь!

Поймана эта пятерка была рядом с дверью в офис, снятый предвыборным штабом демократов, и замок этой двери оказался взломан. Так что вывод напрашивался сам собой — лжеводопроводчики собирались забраться туда, чтобы установить подслушивающие устройства и сфотографировать хранившиеся там документы, за что уже получили щедрый аванс. И как показало дальнейшее расследование, именно так все и было.

Два года следствия

В штаб-квартире демократов обнаружили несколько «жучков», часть из которых не работала — по всей видимости, «сантехники» должны были заменить их новыми. В записных книжках, которые были у арестованных, нашлись телефоны нескольких политиков-республиканцев, приближенных к Ричарду Никсону, а деньги, как оказалось, были переведены им предвыборным штабом самого Никсона. И хотя президент отрицал свою причастность к этому делу и до последнего момента пытался выставить взломщиков обычными ворами, в это не верили даже его единомышленники-республиканцы, не говоря уже о демократах.

Случившееся не помешало Никсону все-таки выиграть выборы, так как в первые месяцы результаты расследования широко не афишировались. Но отсидеть в президентском кресле весь второй срок ему не удалось. В январе 1973 года лжеводопроводчики и лжеворы предстали перед судом, и это дело получило очень широкую огласку. Расследование, которым руководил заместитель главы ФБР Марк Фелт, показало, что президент был очень большим любителем подслушивать: во многих помещениях Белого дома, включая и Овальный кабинет, где велись самые важные переговоры, были найдены жучки, а у самого Никсона нашлась целая коллекция звукозаписей его разговоров с другими политиками.

Президент поначалу заявлял, что все эти записи делались просто для истории, но в это сложно было поверить, особенно если учесть, что часть из них оказалась стертой — судя по всему, Никсон или кто-то из его доверенных лиц попытался уничтожить улики, но не успел полностью избавиться от всех записей. А когда следователи прослушали все уцелевшие кассеты, там нашлось еще много любопытной информации. На одной из записей Никсон говорил с главой президентской администрации Бобом Холдменом об уотергейтском скандале и о том, как замять это дело, а на других обсуждались дела, связанные со взятками, которые президент получал от разных чиновников.

Параллельно со следователями этим делом занялись и журналисты. Двое сотрудников газеты «Вашингтон пост», Боб Вудворт и Карл Бернстайн, провели собственное расследование и сумели узнать еще о нескольких случаях коррупции, связанных с Ричардом Никсоном. И не только с ним — как оказалось, многие другие политики-республиканцы во время его пребывания на посту президента тоже не брезговали взятками и шантажом.

Всего по итогам расследования этого скандала на скамью подсудимых сели 21 человек, включая пятерых «сантехников», хотя на самом деле в нем было больше 40 фигурантов. Многим чиновникам, уличенным в злоупотреблении своим положением, удалось «отмазаться» от суда — они или сами подали в отставку, или были уволены. Они остались на свободе, но их политическая карьера на этом закончилась.

Пятеро поддельных водопроводчиков долгое время пытались взять всю вину на себя и отрицали, что пробрались в отель по заданию президентской администрации. Но расследование продолжалось, и вскоре стало известно, что они делают это вовсе не бескорыстно: им обещали за это заплатить, и они даже успели получить часть обещанного. Четверо из этой компании — два кубинца и два американца — были жителями Майами, а пятый, их предводитель, оказался бывшим сотрудником ЦРУ Джеймсом Маккордом, который теперь занимал должность начальника службы безопасности Комитета по переизбранию президента. Он-то и нанял четырех своих помощников, и когда дело дошло до суда, попытался убедить всех в том, что президентская администрация подозревала Джорджа Макговерна в симпатиях к коммунистам. Однако судьи не посчитали страх перед коммунистами достаточно уважительной причиной для того, чтобы подслушивать чужие разговоры. Тем более что чем дальше заходило расследование, тем яснее становилось, что причина была совершенно в другом: ведь Никсон прослушивал не только штаб Макговерна, но еще и множество других политиков.

В конечном итоге все пятеро, а также еще один причастный к этому делу человек, бывший фэбээровец Гордон Лидди, получили за взлом чужого кабинета небольшие тюремные сроки, по нескольку месяцев. Меньше повезло консультанту Белого дома Говарду Ханту — следователи и журналисты выяснили, что именно он организовал прослушивание в «Уотергейте» и в других местах. Ему дали почти два года тюрьмы. А начальник предвыборного штаба Никсона Боб Холдмен отсидел полтора года. Еще худо пришлось советнику президента по внутренней политике Джону Эрлихману и генеральному прокурору США Ричарду Клейндинсту. Они подали в отставку еще до суда, но им это не помогло — оба также были приговорены к тюремному заключению.

Не выгнали, а сам ушел

Главный же участник скандала, Никсон, боролся за свое «место под солнцем» до последнего. Если поначалу он пытался оправдываться, объясняя ведение звукозаписей разными «уважительными» причинами, то потом, видя, что ему никто не верит, вообще перестал как-либо комментировать происходящее. Это ему тоже не помогло: Палата представителей США потребовала, чтобы он предоставил следствию все имеющиеся у него пленки с записью разговоров других политиков. Никсон попытался проигнорировать и это требование, заявив, что он сам — глава исполнительной власти в стране, а значит, другие представители этой власти не имеют права ничего ему приказывать. Но на стороне Палаты представителей выступил Верховный суд Штатов, объявивший, что даже у президента в данном случае нет права не подчиняться ее приказам.

В результате Никсон расстался с остальными кассетами — до сих пор поговаривают, что не со всеми, — и записанные на них разговоры тоже стали известны сначала прокуратуре, а потом благодаря журналистам и всем «простым смертным». Скандал разгорался все сильнее, к обвинениям в адрес президента подключалось все больше средств массовой информации и влиятельных политиков, и в конце концов Палата представителей США начала подготовку к процедуре импичмента.

К этому моменту Ричарда Никсона отказывались поддерживать даже самые консервативные республиканцы — всем это было просто-напросто невыгодно. 37-й президент США стремительно несся к тому, чтобы стать первым президентом в мире, которого вся страна в едином порыве лишит власти. Входить в историю таким образом ему страшно не хотелось, и он решил, что раз уж ему все равно светит потерять свой пост, будет лучше уйти с него самому, не дожидаясь, пока это сделают его соотечественники. Менее скандальным это событие все равно бы уже не стало, но все же так Никсон не доставил бы народу удовольствия выгнать его с поста президента.

9 августа 1974 года Ричард Милхауз Никсон объявил, что уходит в отставку. Заключение по его импичменту к тому времени уже было готово и передано в Сенат США, но в силу этот документ еще не вступил. Так что формально ни тогда, ни после этого ни один американский президент так и не был лишен своих полномочий при помощи импичмента. Хотя, если бы Никсон не ушел сам, это, без сомнения, случилось бы в тот же день.

После Ричарда Никсона исполняющим обязанности президента стал вице-президент США, республиканец Джеральд Форд. До конца президентского срока оставалось всего полтора года, и вице-президент надеялся, что пребывание на этом посту поможет ему выиграть следующие выборы и побыть главой государства еще минимум четыре года. Чтобы сразу заручиться всеобщей любовью, Форд решил показать всем, что он — полная противоположность своему опальному предшественнику, и первым же своим президентским указом помиловал Никсона «за все, что тот мог совершить». Но Форд просчитался. В тот момент американцы жаждали крови уже не обладающего властью бывшего главы, надеялись, что он предстанет перед судом и сядет в тюрьму — а новый президент своим милосердием разрушил эти мечты. Так что Джеральда Форда в США сразу невзлюбили, и на следующих выборах большинство проголосовали не за него, а за его соперника Джимми Картера.

Есть ли жизнь после отставки?

Никсон же прожил после своей отставки еще 20 лет. Поначалу он слег с воспалением вен, но потом поправился и, к своему удивлению, обнаружил, что существует жизнь после президентства. Через год опальный политик попытался вернуться в публичную жизнь и дал несколько интервью телеведущему Дэвиду Фросту. Заработав на этих интервью приличную сумму, бывший глава США стал ездить вместе с женой Тельмой по другим странам, встречаясь с местными политиками и рассказывая им, что он сожалеет о своих «художествах» во время президентства. Правда, некоторые европейские политики отказывались общаться с ним.

В 1978 году он выпустил книгу «Мемуары Ричарда Никсона», которая быстро стала бестселлером. Через год Джимми Картер пригласил его в Белый дом на встречу с вице-премьером Китая Дэном Сяопином — Картеру ужасно не хотелось этого делать, но китайский гость сказал ему, что, если Никсона не будет на приеме в его честь, он сам посетит его в его доме в Калифорнии. Позже Ричард Никсон еще раз встретился с Дэном в Пекине.

Во время президентских выборов 1980 года Ричард Никсон снова оказался в гуще событий. За пост главы государства в этот раз соперничали демократ Джимми Картер и республиканец Рональд Рейган, и Никсон стал активно поддерживать товарища по партии. Теперь у него был имидж умудренного опытом специалиста, пребывающего над схваткой двух менее опытных политиков и дающего одному из них советы, как наставник ученику. За шесть лет страсти вокруг уотергейтского скандала поутихли, так что помощь Никсона Рейгану не повредила, а возможно, даже помогла, потому что именно он победил на выборах. Никсон, во всяком случае, потом не раз утверждал, что Рейган стал президентом именно благодаря ему.

После этого Ричард Никсон еще раз посетил СССР, побывал в Египте и в нескольких европейских странах. Он продолжал давать интервью, комментировать разные важные события и как будто бы забыл о том громком скандале, из-за которого лишился власти.

В 1994 году, незадолго до смерти, Никсон основал в Вашингтоне организацию политологов «Центр нацио­нальных интересов США», которая существует до сих пор. Так что сейчас этого президента в Америке вспоминают не только как любителя подслушивать чужие разговоры, но и как общественного деятеля.

Точно ли виновен?

Несмотря на то что большинство людей во всем мире были уверены в виновности Ричарда Никсона в слежке за своими политическими противниками, у некоторых его причастность к этому делу поначалу все же вызывала сомнения. Сам он до конца жизни так и не признал свою вину в уотергейтском скандале, хотя после того, как его помиловал Джеральд Форд, это ему уже ничем не грозило, а спустя много лет после этого случая такое признание и вовсе ни на что не повлияло бы. Тем не менее Никсон признавал лишь то, что звукозапись велась в Овальном кабинете, но отрицал свою причастность к установке других «жучков», и это невольно наводило на мысли, что он и правда мог не иметь к ним отношения.

В 2004 году, через 30 лет после ухода Ричарда Никсона в отставку и через 10 лет после его смерти, интерес к уотергейтскому делу вспыхнул с новой силой. Еще один бывший сотрудник Белого дома по имени Джеб Стюарт Магрудер объявил, что у него есть кое-какая новая информация, касающаяся этого давнего скандала. Во времена Никсона он был одним из его помощников, но в деле фигурировал только как свидетель, поскольку не было никаких доказательств и даже просто подозрений, что он был к нему причастен. Позже Магрудер вышел в отставку, а потом и вовсе ушел из политики и стал священником пресвитерианской церкви. Теперь же он рассказал в интервью телеканалу PBS, что лично, собственными ушами слышал, как Ричард Никсон требовал по телефону от тогдашнего генерального прокурора США Джона Н. Митчелла, чтобы тот установил подслушивающие устройства в штабе Макговерна, и давал указания, как именно это сделать.

Этого разговора не было среди тех многочисленных записей, которые Никсон так не хотел предъявлять суду, но он вполне мог находиться на одном из стертых участков пленки. Такой вывод напрашивается сразу: подобный разговор был бы самым серьезным компроматом против президента, поэтому вполне логично, что его он уничтожил в первую очередь. Однако никаких других свидетельств, кроме слов Макгрудера о том, что этот разговор имел место, не было, так что считать его рассказ доказательством виновности Никсона тоже неправильно. Тем более что этот рассказ прозвучал спустя целых 30 лет после события, и это также не может не вызвать сомнений в его правдивости. Это, впрочем, можно объяснить тем, что сначала бывший помощник президента опасался за свою политическую карьеру, а после отставки — за то, что его привлекут к суду как соучастника и как свидетеля, дававшего ложные показания. Только после того, как прошел срок давности по таким преступлениям и большинство участников скандала, включая Никсона, умерли, Макгрудер смог рассказать обо всем, ничем не рискуя, — что он и сделал. Но нельзя сбрасывать со счетов и тот вариант, что в 2004 году этому человеку, давно ушедшему из публичной жизни, могло захотеться снова оказаться в центре внимания. 30-летие уотергейтского скандала, когда СМИ вновь вспоминали те давние события, было бы прекрасным поводом для этого. Ради привлечения внимания Макгрудер мог и рассказать правду, которую скрывал, и придумать несуществующий разговор — проверить его слова в те время все равно уже было невозможно.

Тем не менее, хотя стопроцентных доказательств причастности Ричарда Никсона к прослушке в Уотергейте нет, сейчас сомневающихся в этом уже не осталось.

Без особых последствий

После разоблачения Никсона и его соратников всему миру казалось, что теперь в политике начнется новая эпоха — без «жучков» в телефонах и прочих нечестных методов борьбы за власть. А как иначе? Кто бы решился после такого скандала подслушать чужой разговор и попробовать шантажировать своего оппонента, зная, что об этом может стать известно и что журналисты не дадут замять это дело? Но как показала дальнейшая жизнь, те, кто так думал, были слишком наивны. Люди, добившиеся серьезной власти, оказались неспособными отказаться от шпионажа за политическими противниками и любыми потенциальными конкурентами. Если они и сделали какие-то выводы из событий 1972—1974 годов, то это были выводы о том, что шпионить надо осторожнее, прилагая все усилия, чтобы не попасться.

А в последние годы всем и вовсе стало ясно, что, даже если высокопоставленных политиков уличат в незаконных действиях, им не составит труда «отмазаться» от любых обвинений. Именно так было в 2005 году с Джорджем Бушем-младшим, когда оказалось, что американские спецслужбы с его согласия прослушивали телефоны и читали электронную почту огромного числа людей, от политиков до простых граждан, не имеющих вообще никакого влияния в стране. Шуму по этому поводу тоже поднялось немало, но последствия для тогдашнего президента США были гораздо менее серьезными, чем для Ричарда Никсона. Точнее, их практически не было. Буш заявил, что прослушивание осуществлялось в рамках борьбы с терроризмом, и напугал свой народ взрывами на каждом углу, если тайна личной переписки будет сохраняться. В результате его не только не попросили с поста президента, но еще и стали благодарить за защиту. А еще все последующие американские президенты получили роскошное оправдание для любой своей нелегальной деятельности: им теперь тоже достаточно сказать, что это делается, чтобы спасти страну от теракта.

Хотя теперь им, в общем-то, и не нужно оправдываться. Ситуации, когда представители власти нарушают закон, уже не вызывают такого возмущения, как 45 лет назад. К этому все давно привыкли.

9 Августа 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85166
Виктор Фишман
68591
Борис Ходоровский
60974
Богдан Виноградов
48007
Дмитрий Митюрин
34114
Сергей Леонов
32059
Сергей Леонов
31626
Роман Данилко
29919
Светлана Белоусова
16313
Дмитрий Митюрин
16009
Борис Кронер
15313
Татьяна Алексеева
14474
Наталья Матвеева
14178
Александр Путятин
13936
Наталья Матвеева
12385
Светлана Белоусова
11867
Алла Ткалич
11655