Приют, который построил принц
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №15(375), 2013
Приют, который построил принц
Александр Обухов
член-корреспондент Петровской академии наук
Луга
406
Приют, который построил принц
Хороводная игра в Лужском приюте принца Ольденбургского

Сегодня слова «благотворительность» и «меценатство» мы слышим очень часто. Но восточный мудрец заметил: «От одного слова «халва» во рту сладко не станет». О благотворительности чаще всего только говорят, выдавая за нее покупку каких-нибудь «яиц Фаберже», якобы для Отечества, а на самом деле для придания блеска собственному имиджу. При этом многие бизнесмены заявляют, что и рады бы творить благие дела, да государство никак не принимает закон о благотворительности, который позволял бы «благотворителям» иметь соответствующие финансовые льготы.

Позвольте, так о благотворительности или о льготном режиме для бизнеса тут идет речь? Ведь благотворительность подразумевает под собой не дела ради корысти и наживы, а выделение средств по зову сердца и души на нужды общества или конкретного человека.

А возможно ли такое в действительности? Да, возможно, и далеко ходить не надо — не дальше Лангиной горы в городе Луге. Здесь в начале XX века Александром Петровичем Ольденбургским был открыт известный во всей России того времени детский приют. Но прежде чем говорить об Александре Петровиче, генерале от инфантерии, принадлежавшем к военной и интеллектуальной элите русского общества, следует рассказать о самой династии Ольденбургских, о том, как и почему их родиной стала Россия.

Принцы Ольденбургские являлись потомками генерал-фельдмаршала русской службы Георга-Людвига Голштинского, приходившегося двоюродным дядей императору Петру III, свергнутому Екатериной Великой. Однако на этом их родство с русской правящей династией не закончилось. Вмешался «его величество случай», который еще теснее связал династии Ольденбургских и Романовых.

Один из сыновей генерал-фельдмаршала Георг Ольденбургский стал мужем четвертой по счету дочери Павла I Екатерины, названной в честь венценосной бабушки. Любимая сестра Александра I, которую за красоту и недюжинные умственные способности современники называли «красой России», отвергла предложение Наполеона Бонапарта о замужестве, заявив, что скорее выйдет за последнего русского истопника, чем за тирана.

Выходить за истопника не пришлось, так как к ней посватался дальний родственник Георг Ольденбургский, человек чистой и возвышенной души, воспитанный в понятиях долга и чести. Рассерженный Наполеон одним броском двух дивизий захватил маленькое княжество Ольденбургское. В ответ Александр I назначил своего зятя генерал-губернатором Новгородской, Тверской и Ярославской губерний, превосходивших по своим размерам даже Францию. В 1810 году Екатерина Павловна родила первенца, названного в честь брата Александром, а в 1812-м появился еще один сын — Петр. В том же году она стала вдовой. Не буду рассказывать о всех перипетиях жизни этой незаурядной женщины. Отмечу лишь, что жизнь ее закончилась в 1819 году, когда она была королевой княжества Вюртембергского.

Юных принцев Ольденбургских, ее детей от первого брака, воспитывали после смерти матери немецкие родственники. В 1829-м случилось несчастье — внезапно умер Александр. В конце 1830 года Николай I вызвал восемнадцатилетнего племянника Петра в Россию и зачислил его в Преображенский полк. Так Петр Георгиевич вернулся на свою родину (он родился в Ярославле) и стал начинателем благотворительной деятельности семейства Ольденбургских.

С 1889-го до начала 30-х годов XX века на Литейном проспекте в Петербурге — Ленинграде стоял памятник «Просвещенному благотворителю П.Г. Ольденбургскому» (по данным петербургского краеведа Сергея Глезерова, группа скульпторов воссоздала утраченный памятник, используя сохранившиеся фотографии). За какие же заслуги Петру Георгиевичу был воздвигнут монумент?

Для одного лишь перечисления должностей и обязанностей, которые принц взвалил на себя, потребуется немало места. Это и членство в Совете военных учебных заведений, и работа в «Ведомстве императрицы Марии», и попечительство петербургских гимназий. А еще создание в 1835 году Училища правоведения, разместившегося в знаменитом Мраморном дворце принцев Ольденбургских, что на Марсовом поле. Деньги на училище Петр Ольденбургский выручил от продажи в казну самой главной драгоценности семьи — Аничкова дворца, принадлежавшего его матери. Кстати сказать, в храме при училище хранились знамена егерского батальона, на формирование которого в 1812 году Екатерина Павловна выделила колоссальную по тем временам сумму — пятьсот тысяч рублей. Петру Георгиевичу было с кого брать пример.

Из стен Училища правоведения, основанного принцем, вышли не только известные юристы и политические деятели, но и выдающиеся деятели культуры, например, Петр Ильич Чайковский, Александр Николаевич Серов, Алексей Николаевич Апухтин и Алексей Жемчужников — один из создателей «бессмертного» Козьмы Пруткова.

Спустя некоторое время Петр Ольденбургский стал членом Петербургского опекунского совета, а в 1841 году был выбран президентом Вольного экономического общества. В 1846-м принц учредил на свои средства в Песках, на 5-й Рождественской улице, приют для обездоленных детей. В связи с тем, что число воспитанников росло, Петр Георгиевич испросил у императора ссуду в 60 тысяч рублей с рассрочкой на 37 лет для приобретения нового дома под приют. Такое место было найдено в расположении 12-й роты Измайловского полка и первым получило название приюта имени Петра Георгиевича Ольденбургского.

Эстафету благотворительности, если можно так выразиться, принял от отца Александр Петрович Ольденбургский. Главной его заслугой перед градом на Неве является открытие в 1890 году на собственные средства Института экспериментальной медицины. Затем последовало основание в начале 1900-х годов Лужского отделения детского приюта. Эта идея возникла у Александра Ольденбургского благодаря знакомству с учением о внегородской школе, выдвинутым Эдмоном Демоленом. Согласно «демоленовскому плану», ученики должны были жить в небольших интернатах, которые представляли бы собой единую семью учителей и учащихся. Александр Ольденбургский, являвшийся в то время попечителем приюта имени Петра Георгиевича Ольденбургского, настолько проникся этой мыслью, что обратился в Лужское городское управление с просьбой выделить землю под создание такой школы. Рассмотрев просьбу, городское управление Луги посчитало возможным выделить 56 десятин на благое дело. Так открылся приют принца Ольденбургского в Луге. Занятия в классах здесь чередовались с работой на ферме, в саду и огороде, походами в лес за грибами и ягодами. Вот как описывал жизнь воспитанников известный ученый Сергей Павлович Глазенап: «Хотя официально Лужское реальное училище считается отделением петербургского приюта принца Ольденбургского, но фактически оно представляет огромное заведение на 300 живущих в трех зданиях детей с полным составом педагогического персонала реального училища… Преимущества внегородского пребывания руководители интерната использовали вполне; местность выбрана очень удачно: на высоком сухом берегу Луги расположен обширный (до 50 десятин) парк; в нем разбросаны постройки училища, красивая просторная светлая церковь, три жилых корпуса и около двадцати разных построек; здесь и оранжереи, и музей естественно-исторический, и физический кабинет. Особенно богато обставлены сад, огород и ферма».

К сожалению, время не пощадило ни сам приют, ни имени его создателя. И только сейчас, когда чуть-чуть проклевываются ростки милосердия, из забвения встают имена принцев Ольденбургских, своими делами доказавших, что благотворительность — это не красивое слово, а смысл жизни честного человека, которого не испортило богатство.


15 июня 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
90011
Сергей Леонов
72086
Виктор Фишман
72083
Борис Ходоровский
64105
Богдан Виноградов
51063
Дмитрий Митюрин
39145
Сергей Леонов
34982
Роман Данилко
32950
Борис Кронер
23636
Светлана Белоусова
22009
Наталья Матвеева
21768
Светлана Белоусова
21729
Александр Егоров
21324
Татьяна Алексеева
20907
Дмитрий Митюрин
19056