КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №5(495), 2018
Место преступления — школа
Яна Титова
журналист
Санкт-Петербург
75
Место преступления — школа
Легализованную торговлю оружием в США часто называют среди причин школьных трагедий

После того как всего за неделю в двух российских школах случились кровавые нападения старшеклассников на учителей и других учеников, многие люди оказались на грани паники. Кто-то ищет виноватых в трагедиях, кто-то пытается понять, как избежать их повторения, кто-то просто боится отпускать собственных детей в школу. И никто не понимает, как такое вообще могло произойти. Почему самые обычные с виду подростки, не вызывающие ни у кого подозрений, внезапно превращаются в жестоких садистов?

Пермская трагедия

На первый взгляд оба эти случая действительно выглядели полной неожиданностью. 15 января этого года в пермскую школу № 127 вошли двое парней — один из них, пятнадцатилетний Александр Буслидзе, учился в ней в девятом классе, а другой, шестнадцатилетний Лев Биджаков, недавно ее окончил. Оба прошли в кабинет труда, где в тот момент занимались четвероклассники, и там один из подростков напал с ножом на учительницу Наталью Шагулину, а другой, тоже размахивая ножом, загородил собой выход, не давая ученикам убежать и позвать на помощь. Тех детей, кто все-таки пытался прорваться к двери, он тоже бил ножом, но несколько школьников сумели выскользнуть из класса и выбежали на улицу, а потом бросились в соседний дом, где находился торговый центр, и рассказали обо всем первым попавшимся им на пути взрослым. Кто-то из этих людей вызвал полицию, а вскоре звонки в полицейский участок стали поступать и из школы.

К тому времени, когда до места преступления добрались полицейские, напавшие на детей и учителя подростки уже дрались друг с другом. Наталья Шагулина и один из четвероклассников, десятилетний мальчик, были тяжело ранены в шею, еще одиннадцать детей получили не очень серьезные повреждения. Подростки, видя, что за ними приехали, попытались добить друг друга, но полицейские растащили их в разные стороны и отобрали у них ножи. Сейчас оба парня арестованы и против них возбуждено уголовное дело. А наиболее пострадавшие при нападении учительница с учеником находятся в больнице. Несмотря на тяжелое состояние, сейчас их жизнь вне опасности.

Сразу после ареста нападавших и эвакуации из школы учащихся местные СМИ опубликовали информацию о том, что в 127-й школе «просто» случилась драка между двумя старшеклассниками, которые напали друг на друга с ножами и которых пытались разнять учителя и другие ученики. Однако учащиеся 4-го «Б», в котором все это происходило, рассказывали совсем другую версию: что двое парней ворвались к ним на урок труда и сначала пытались убить преподавательницу, а потом друг друга. Позже выяснилось, что один из дравшихся с ножом парней уже не учится в этой школе и, следовательно, не мог попасть туда законным путем: на входе в школу установлен турникет, пропускающий только тех детей, у которых есть специальные пропуска. Появилась версия, по которой выпускник 127-й школы сказал девушке-охраннику, дежурившей на входе, что забыл пропуск дома. У нее это не вызвало никаких подозрений, и она впустила его. Но еще чуть позже, к вечеру 15 января, новостные сайты уже писали о том, что выпускник прошел в школьное здание через запасной выход, открытый его подельником, у которого был пропуск учащегося.

Мотивы подростков тоже поначалу были неясны. Другие ученики говорили, что выпускник хотел отомстить учительнице, с которой у него были конфликты, когда он еще учился в школе. Потом кто-то предположил, что парней обидела запись на сайте школы «С Новым годом, псы!» — поздравление с наступившим годом Собаки по восточному календарю. А потом начались рассказы о том, что на самом деле Лев Биджаков и раньше, во время учебы в школе, вел себя крайне агрессивно, дрался с другими учениками, чаще всего нападая на тех, кто младше и слабее. Родители других детей жаловались на него и даже требовали, чтобы его перевели в другую школу, но по закону для этого не было никаких оснований. Отец одного из его бывших одноклассников заявил, что у Биджакова были какие-то проблемы с психикой, и позже выяснилось, что этот парень действительно некоторое время наблюдался у психиатра. В шестом классе, после многочисленных жалоб, родители забрали его на домашнее обучение, но затем он снова вернулся в школу и с тех пор вел себя более-менее спокойно и даже как-то заторможенно. А после школы пошел учиться в Пермский политехнический колледж, и там преподаватели вскоре заподозрили, что он употребляет наркотики: Лев нередко приходил на занятия в невменяемом состоянии, а один раз упал в обморок, после чего заявил, что выпил слишком много слабоалкогольных напитков.

А еще следователи выяснили, что у Биджакова была страница в социальной сети «Вконтакте» и он был подписан на паблики, посвященные оружию, агрессивным компьютерным играм и трагедии в американской школе «Колумбайн», которая произошла 20 апреля 1999 года в штате Колорадо. Тогда двое учившихся там старшеклассников — Эрик Харрис и Дилан Клиболд — ворвались в нее с ружьями, автоматическим пистолетом и взрывчаткой и открыли стрельбу по другим школьникам, после чего застрелились сами. Тогда погибли 13 детей и подростков и были ранены 37. Убийцы же, как выяснилось, давно планировали это нападение и обсуждали его в Интернете. В общем, Биджаков и Буслидзе вели себя точно так же, как эти двое американцев. И как вскоре выяснилось, так действовали не они одни…

А вскоре в Улан-Удэ

Через четыре дня после нападения на школу в Перми, 19 января, в такой же опасности оказались учащиеся 5-й школы поселка Сосновый Бор в пригороде Улан-Удэ. Девятиклассник по имени Антон Бичевин разбил в одном из кабинетов, где сидели на уроке младшеклассники, бутылки с зажигательной смесью и набросился на запаниковавших детей с топором. Его попыталась остановить завуч, получившая в результате тяжелые ранения, а кроме нее пострадали еще пятеро детей. У одной девочки был отрублен палец, второй напавший на них подросток рассек щеку.

Зажигательная смесь загорелась, и в школе сработала пожарная сигнализация, но ученики и учителя не сразу отреагировали на это — как потом рассказала одна из девочек, у них и раньше часто кто-то баловался с сигнализацией, включая ее просто так. К счастью, детям, находившимся в охваченном огнем классе, удалось выбежать и поднять шум, и все остальные школьники и учителя успели вовремя эвакуироваться из школы. Бичевин же после того, как ударил нескольких детей топором, достал нож и принялся наносить им удары самому себе.

От огня и угарного газа никто из находившихся в школе людей не пострадал. В больнице оказались только те жертвы Антона Бичевина, которых он покалечил топором, а также он сам — в довольно тяжелом состоянии. Его одноклассники и учителя поначалу были в шоке от случившегося и говорили, что никак не ожидали такого от тихого и замкнутого в себе парня. Позже пошли слухи о том, что у Бичевина были конфликты с другими учащимися и что он хотел отомстить за это всей школе. А потом выяснилось, что у него были двое сообщников, тоже учившихся в 5-й школе, которые вместе с ним заранее запланировали это нападение, приготовили бутылки с горючей смесью и спрятали эти бутылки и топор в одном из классов.

Этих сообщников задержали в тот же день. И тогда же стало известно, что они с Бичевиным увлекались анимэ-сериалом, в котором было множество сцен жестокой расправы над персонажами. А еще — много читали в Интернете о нападении в школе «Колумбайн».

Подражателей много

Эти два случая — не единственные в России попытки школьников повторить преступление в «Колумбайне». То же самое, например, пытался сделать в сентябре прошлого года и девятиклассник по имени Михаил, учившийся в школе № 1 поселка Ивантеевка под Москвой. Он вбежал в свой класс с пистолетом и большим ножом и стал стрелять в потолок, угрожая убить всех присутствующих. Потом его сестра рассказала следствию, что Михаил враждовал с одноклассниками и грозился покончить с собой, из-за чего родители показали его психиатру. Но опасным подростка никто не посчитал, и он продолжил ходить в школу, вынашивать планы мести другим ученикам и изучать во всех подробностях случай в «Колумбайне».

Были и другие подобные попытки свести счеты со своей школой по примеру американцев, а кроме того, множество российских школьников, если верить их записям в Интернете, хотели бы устроить подобную бойню. Все в той же сети «Вконтакте» существует несколько групп, посвященных школе «Колумбайн», где подростки обсуждали эту трагедию, восхищались развязавшими ее Харрисом и Клиболдом и мечтали «продолжить их дело». Все эти разговоры велись в открытом доступе, но администрацию соцсети это абсолютно не волновало. «Вконтакте» вообще очень редко удаляет призывы к совершению преступлений, даже если речь идет об убийстве, а на жалобы других пользователей этой сети каждый раз приходит стандартная отписка о том, что удалять записи и закрывать группы нельзя, так как это нарушает свободу слова.

Сейчас, после случившегося в Перми и Улан-Удэ, некоторые группы поклонников убийц из «Колумбайна» руководство соцсети «Вконтакте» все-таки закрыло. Но далеко не все — несколько таких групп по-прежнему пользуются «свободой слова». Кроме восхвалений в адрес Харриса и Клиболда, некоторые подписанные на эти группы подростки еще и вывешивают на своих страницах фашистские лозунги, призывают убивать приезжих, людей других национальностей или вообще всех без разбора. Парнями, пытавшимися убить детей и учителей в двух последних случаях, подписчики таких групп тоже вовсю восхищаются и при этом сожалеют, что им не удалось довести дело до конца.

За океаном их еще больше

Бойней в школе «Колумбайн» восхищаются и многие американские подростки. Они тоже пишут в сети хвалебные комментарии в адрес устроивших этот кошмар старшеклассников и порой пытаются сделать то же самое в своих школах. Несмотря на то, что в американских школах почти всегда имеются металлодетекторы и пронести туда оружие весьма непросто, в США такое происходит по нескольку раз в год.

На самом деле трагедия в «Колумбайне» даже не является самым массовым школьным убийством. Гораздо раньше в США были случаи, когда ворвавшиеся в школы или университеты психопаты убивали еще больше людей. Так было, например, в 1927 году в начальной школе «Бат», расположенной в городке с таким же названием в штате Мичиган, — тогда жертвами убийцы стали 38 детей и шестеро взрослых. И позже, в 1966 году, когда маньяк, получивший прозвище Техасский снайпер, застрелил 16 человек в Техасском университете в городе Остин. Подобные трагедии случались и уже после колумбайнской бойни — в Виргинском политехническом институте в 2007 году и в школе «Сэнди-Хук» в штате Коннектикут в 2012-м. Однако во всех этих случаях стрельбу и взрывы в школах или вузах открывали взрослые люди, а не школьники. Возможно, как раз поэтому кумирами современных неуравновешенных подростков стали именно убийцы из школы «Колумбайн» — такие же, как и они, старшеклассники.

С больной головы на здоровую

В чем же причина таких нападений и можно ли их предотвратить? Об этом психологи, педагоги и общественные деятели размышляют уже многие годы, но безрезультатно. Противники легализации оружия или сторонники ограничения его оборота в США после каждой такой трагедии заявляют, что этого можно было бы избежать, если бы преступник не мог достать пистолет или взрывчатку. Сторонники свободной продажи оружия возражают на это, что преступник все равно сумеет нелегально приобрести пистолет или нападет на беззащитных людей с кухонным ножом и что, если у кого-то из его потенциальных жертв будет оружие, его можно будет остановить.

В тех случаях, когда на школьников нападают выпускники, уже не учащиеся в ней, или вовсе посторонние люди, поднимается шум о необходимости ужесточить охрану на входе в здание школы и не пускать туда никого, кроме имеющих пропуск учеников. Но сделать это практически нереально, потому что дети и подростки в любом случае будут время от времени забывать пропуска, а если охранник не пустит их на занятия и с ними что-то случится на улице, отвечать за это будет школьное руководство, так что на такие меры никто не пойдет. Тем более что они не помогут, если на детей решит напасть тот, кто сам учится в этой школе.

Много разговоров ведется о том, что старшеклассники становятся излишне агрессивными из-за компьютерных игр или жестоких фильмов, но способов оградить их от всего этого никто до сих пор не придумал. Так же как и от общения в Интернете, где они могут собираться в компании и сначала фантазировать о расправе над другими учениками, а потом осуществлять эти фантазии.

Кроме компьютерных «стрелялок» и кино с жестокими сценами, в школьных нападениях любят винить «наше жестокое общество» или «наше сумасшедшие время». А сторонники либеральных взглядов, которые как-то слишком часто становятся не на сторону жертвы, а на сторону преступника, делают главными виновными трагедий самих убитых или пострадавших. После каждого нападения в школе под новостями об этом появляется множество комментариев о том, что «бедных мальчиков» довели те, в кого они стреляли и кого пытались зарубить топором, — другие дети, по мнению таких комментаторов, затравили их, а учителя специально их шпыняли и занижали им оценки. Выглядят эти выгораживания пятнадцати- или шестнадцатилетних преступников особенно цинично, когда те нападают на совсем маленьких учеников начальной школы, как это было в двух последних случаях. Но для «правозащитников» «маленькими детьми» почему-то являются только размахивающие ножами или топорами старшеклассники.

А после нападений в Перми и Улан-Удэ у многих сетевых «экспертов» появился еще один «обвиняемый», на которого они тоже решили повесить ответственность за случившееся. Им оказалась… Русская православная церковь. А точнее, те священники и учителя, которые преподают в школах «Основы православной культуры» в рамках предмета «Основы религиозных культур и светской этики». По мнению «либеральной общественности», раз после введения в школах этого предмета там по-прежнему остаются агрессивные подростки, значит изучение религии никому не нужно и даже вредит подрастающему поколению.

Абсурдность этого утверждения становится видна, если посмотреть статистику, касающуюся количества школьников, выбравших для изучения тот или иной модуль ОРКСЭ. «Основы православной культуры» изучают около 20 процентов всех учащихся, а все остальные основы религиозных культур — не больше двух-трех процентов. Подавляющее же большинство родителей школьников выбирают для своих детей модуль «Основы светской этики», так что о религии они из школьных уроков никакой информации не получают. Так что Русская православная церковь не смогла бы повлиять на них при всем желании. Просто ее сейчас принято выставлять причиной любых имеющихся в стране проблем.

– Отсутствие логики у антиклерикалов становится все более удручающим, — сказал по этому поводу писатель Павел Ганипровский. — Послушать их, так православным становится каждый, кто посещает уроки ОПК. То, что ученики на них лишь знакомятся с православной культурой — даже не с самой церковью, — до них как-то не доходит. Но знать что-то и следовать чему-то — совершенно разные вещи. Могу лишь высказать глубокое убеждение, что, если бы напавшие на школы подростки регулярно ходили в храм, исповедовались и причащались, они бы просто не смогли совершить эти преступления. За такими поступками всегда стоит отрицание идеи Бога — и в до сих пор достаточно религиозных Соединенных Штатах, и у нас, в России, которая только начала заново воцерковляться.

Без профилактики никак

Ответ на вопрос, как же защитить детей от старшеклассников, решивших повторить преступления убийц из «Колумбайна», пытаются также найти психологи и психиатры. Многие из них сходятся в том, что такое желание возникает только у людей с психическими отклонениями и что предотвратить нападения в таких случаях можно, если вовремя эти отклонения выявить и начать лечить.

– Все ищут предлог для убийства — на кого он так обиделся? А ни на кого! И никто его не доводил. Мальчик сошел с ума. Этого что, совсем никто-никто не понял? — комментирует психотерапевт Евгения Белякова случай в Ивантеевке. — Если бы хоть кто-нибудь из окружающих забил тревогу вовремя, по крайней мере, жертв бы не было. Бывают убийства дикие, нелепые, когда убивают всех, кто под руку попадется. Почему? Потому что человек сошел с ума. Поэтому необходима профилактика психических расстройств и заболеваний. Необходимы передачи и программы, объясняющие, что такое норма и что такое патология психики. И это должна быть не разовая акция, а целая система. Если бы те силы и средства, которые были брошены на борьбу с курением, бросили на ликвидацию безграмотности в этой первостепенной, важнейшей области, сколь многих трагедий можно было избежать! Самое страшное, что в связи с общей психологической безграмотностью никому в голову не приходит, что никакими разговорами (с самым крутым мудрецом на свете) вы биохимию мозга не измените. Биохимия меняется только «химией». Это значит, что надо принимать препараты. А многие ли готовы идти к психиатру и глотать таблетки?..

Можно сказать, что к этому вообще никто не готов. В том числе и родители подростков — даже тех, у кого специалисты все-таки выявили проблемы, — редко до конца понимают, что их ребенок может оказаться опасным для окружающих и для себя. Результат — новые нападения, новые жертвы…


19 Февраля 2018


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292