Закат «Великолепного века»
ЯРКИЙ МИР
Закат «Великолепного века»
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
263
Закат «Великолепного века»
Султан Сулейман и обитательницы его гарема

В силу мусульманских традиций, закрепивших полигамию как наиболее рациональную форму супружеских отношений, легендарный султан Сулейман I Великолепный (1494–1566) имел весьма внушительный гарем. Правда, согласно расходным книгам дворца Топкапы ни о какой тысяче пышногрудых и яснооких гурий речи быть не шло. На имперском балансе за 1552 год числилось 167 штатных жен и наложниц. В гареме его сына и наследника Селима II содержалось всего 72 красавицы. Этот султан предпочитал другой, порицаемый в исламе вид удовольствий.

ЖЕСТОКИЙ ФАТУМ

Путь к султанскому трону тернист и опасен. По воле рока из всех детей Сулеймана Великолепного пережить отца довелось лишь его сыну Селиму.

Жизни первенцев султана Махмуда и Мурада в 1521 году, когда они были еще детьми, забрала чума. Потенциальным правопреемником Сулеймана стал, благополучно переживший повальный мор, его сын Мустафа. Снискавший народную любовь и уважение, он окружил себя сонмом врагов и злопыхателей. В расцвете лет шах-заде пал жертвой политических интриг. Доподлинно неизвестно, существовал ли на самом деле заговор против отца между Мустафой и персидским шахом. Быть может, причиной опалы послужила растущая популярность сына в народе, и Сулейман искренне боялся дворцового переворота. Не исключено, что к лживым наветам приложила руку любимая жена Роксолана (Хюррем — приносящая радость), расчищавшая путь к трону для своих сыновей. Безотносительно причин, побудивших отца обвинить сына в государственной измене, жизнь опального шехзаде закончилась трагически, по приказу Сулеймана в октябре 1553 года Мустафа был казнен, а спустя несколько дней, подобная участь постигла его семилетнего сына.

Поистине любимцем султана был старший сын Мехмет. Первенец Хюррем Хасеки-султан имел все шансы занять трон после смерти отца. Судьба распорядилась иначе, в возрасте 21 года Мехмет скончался от простуды. По другим сведениям, он заразился оспой от наложницы, подосланной к нему первой женой султана черкешенкой Гюльбахар Махидевран-султан, устранившей таким образом соперника своего сына Мустафы.

Малолетний Абдулла, родившийся 1523 году, не дотянул и до трех лет, скончавшись от неизвестной болезни во дворце Топкапы.

Спустя год Роксолана подарила любимому мужу еще одного сына — будущего султана Селима II. Стоит отметить, что Хюррем-султан ежегодно производила на свет по ребенку.

По традиции в 1525 году она родила очередного наследника Баязида, с которым впоследствии возникло немало проблем. Из оставшихся в живых отпрысков Великого Сулеймана реальными претендентами на престол считались лишь двое достойных шехзаде — Селим и Баязид, который успел завоевать авторитет не только в народе, но и среди военнослужащих, прежде всего у янычар.

Родившийся в 1531 году слабый и болезненный Джихангир не мог составить конкуренции старшим братьям. Страдающий врожденным кифозом и еще целым букетом различных заболеваний, последний сын Роксоланы физически не мог встать у руля огромной Османской империи. Он не был тщеславен и не помышлял о безраздельной власти над миром. Его уделом стало изучение наук, поэзия и изобразительное искусство, с особым упорством он постигал каллиграфию. Постоянные, невыносимые боли и регулярный прием наркотических анальгетиков стали причиной прогрессирующей наркозависимости Джихангира, что, впрочем, не помешало ему создать семью.

С детства он испытывал особую привязанность к своему сводному брату Мустафе. Его скоропостижная смерть сильно отразилась как на психическом, так и на физическом состоянии без того патологически больного юноши. По одной из существующих версий скончался Джихангир в 1553 году в Алеппо от передозировки наркотическими средствами, на фоне нервного истощения.

Михримах, родившаяся в 1522 году, была единственной и обожаемой родителями дочерью. Ей прощались все проказы и шалости, любая ее прихоть исполнялась беспрекословно. Она получила блестящее образование, а в 17 лет мать, преследуя свои политические интересы, выдала ее замуж за своего ставленника на посту великого визиря Рустем-пашу. Благодаря обоюдовыгодному браку Роксолана получила возможность через своего зятя получать сведения обо всех тайных государственных решениях, принимаемых на самом высоком уровне.

После смерти Хюррем-султан в 1558 году, вновь обострилась борьба между претендентами на султанский трон.

ЗА МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

Вопреки законам престолонаследования в Османской империи, предусматривающих переход власти к самому старшему члену царствующей династии, Баязид не желал мириться с подобным положением дел. Вследствие чего, отношения между братьями обострились до предела. В стремлении нейтрализовать назревающий конфликт, Сулейман развел их по разным провинциям, Селима отправил наместником в Конью, Баязида — в Амасью. Однако мирное сосуществование двух шах-заде длилось недолго, в 1559 году воинствующий Баязид поднял мятеж против своего старшего брата Селима. В распоряжении обоих наместников находились преданные своему господину, многочисленные войска, поэтому конфронтация между наследниками грозила перерасти в гражданскую войну.

В мае 1559 года состоялась битва под Коньей между армиями Селима и Баязида. Отец не мог оставаться безучастным и принял сторону старшего сына. Объединенные войска Селима и Сулеймана, имея численное превосходство, наголову разбили армию Баязида. Потерпев поражение, младший брат с семьей и остатками своего войска бежал в Персию, находившуюся в то время в состоянии войны с Османской империей. Следуя принципу «Враг моего врага — мой друг», шах Тахмасп I радушно принял знатного беглеца, оказав ему почести, достойные высокородного шехзаде. Сулейман хорошо знал своего младшего отпрыска и не верил, что поражение в битве заставит его отказаться от претензий на престол. Не прошло и месяца, как из Стамбула в Исфахан потянулась вереница гонцов с требованием выдать опального принца. Тахмасп был человеком практичным и не собирался накалять без того напряженные отношения с османским султаном. Однако выдавать столь знатного заложника без материальной компенсации было бы верхом расточительства. Поэтому шах решил начать с глобальных претензий к османам и потребовал вернуть земли в Месопотамии, ранее отвоеванные у персов турками. Получив категорический отказ, Тахмасп решил довольствоваться малым, и выклянчил за Баязида 400 тысяч золотом отступных.

По замыслу Сулеймана Баязида, как предатель своего народа, следовало казнить на персидской земле, но обязательно руками османского палача. 25 сентября 1561 года тетива боевого лука туго стянула шею незадачливого наследника. Участь отца разделили его пятеро детей, самому младшему едва исполнилось три года, его умертвили в Бурсе. С последним вздохом малолетнего сына Баязида, остался лишь один законный претендент на престол — шехзаде Селим.

КОГДА ПРИРОДА ОТДЫХАЕТ НА ДЕТЯХ

После того, как было покончено с последними конкурентами на место главы Османской империи, наследник престола был направлен в провинцию Кютахью, где, занимая почетный государственный пост санджак-бея, предавался праздному времяпрепровождению. Нескончаемые пиры в обществе прекрасных наложниц, где шербет и изысканные вина текли рекой. Селим предавался плотским удовольствиям, сопровождаемыми бурными возлияниями. Немало потворствовал разгульному образу жизни бесшабашного принца его «закадычный друг» португальский еврей Иосиф Наси. Осыпая шехзаде дорогими подарками, попутно не забывая подливать горячительного в его опустевший бокал, прохвост стремился к единственной вожделенной цели — заполучить корону Кипрского королевства.

Вопреки ожиданиям лукавого сына Сиона, его пагубное влияние на наследника было очевидным. Один из венецианских послов в своих донесениях дожу Лоренцо Приули так описывал сложившуюся ситуацию: «Его высочество пьет очень много вина, и время от времени дон Иосиф посылает ему много бутылок вина, а также всяческую изысканную снедь». Откровенное спаивание потенциального правителя одного из сильнейших государств того времени не ускользнуло от всевидящего ока Великого визиря Мехмед-паши Соколлу. В силу своих полномочий он всячески пытался развести этот деструктивный тандем, но в тот период времени все его потуги оказались тщетными. Памятуя об этом далеко нелицеприятном периоде времени в биографии Селима II, в народе за ним надолго закрепилось прозвище Айаш Селим (Пьяница Селим).


11 Июня 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86015
Виктор Фишман
69284
Борис Ходоровский
61614
Богдан Виноградов
48844
Сергей Леонов
35968
Дмитрий Митюрин
35152
Сергей Леонов
32596
Роман Данилко
30503
Светлана Белоусова
17025
Борис Кронер
16680
Дмитрий Митюрин
16612
Татьяна Алексеева
15305
Наталья Матвеева
14989
Александр Путятин
14199
Светлана Белоусова
13686
Наталья Матвеева
13563
Алла Ткалич
12606