Уильям Уокер – президент «банановой республики»
ЯРКИЙ МИР
Уильям Уокер – президент «банановой республики»
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
1773
Уильям Уокер – президент «банановой республики»
Перед смертью Уильям Уокер представлялся как президент Никарагуа

Обдумывая сюжет книги о вымышленной южно-американской стране Анчурия, писатель Уильям Портер узнал о судьбе Уильяма Уокера. «Теперь я знаю, на кого будут похожи мои герои Билли Кьоу, Клэнси и Дикки Малони», – решил тот, кто стал классиком под псевдонимом О. Генри. Так появился роман «Короли и капуста», где вместо королей были президенты, а вместо капусты – бананы, точнее, «банановые республики».

Он родился 8 мая 1824 года в добропорядочной американской семьи, предки которой приехали в Новый Свет из Шотландии. 

В возрасте 15 лет Билли окончил Нашвиллский университет, где изучал юриспруденцию. Затем год изучал медицину в Эдинбургском и Гейдельбергском университетах. Несколько месяцев занимался врачебной деятельностью в Филадельфии, после чего переехал в Новый Орлеан. В 1850 году казался в Калифорнии, где работал в газете. Потом его потянуло Сан-Франциско, а затем в Мэрисвиле, где он стал практикующим адвокатом. Уже само разнообразие профессий и перемена мест жительства говорит о широте его натуры и жажде необычного.

Да это и не удивительно. Смолоду Уильям увлекался романами Вальтера Скотта и поэмами Байрона. В то же время он обладал непреклонной волей, умом и талантом. Революция 1848 года, идеи немецких философов-материалистов Карла Маркса и Людвига Фейербаха, а также французского левого радикала Луи Блана произвели на молодого человека большое впечатление. Он хотел походить на итальянского полководца, революционера и политического деятеля Джузеппе Гарибальди, боровшегося за независимость Республики Риу-Гранди от Бразилии и за объединение родной Италии.

На родине Уильям примкнул к аболиционистам, выступавшим за отмену рабства, увлекся журналистикой и даже стал одним из издателей газеты либерального толка «Нью-Орлеан кресент». В своей газете он печатал стихи Уолта Уитмена, а стихотворение о капитане выучил наизусть:

О капитан! Мой капитан! Рейс трудный завершен,
Все бури выдержал корабль, увенчан славой он.
Уж близок порт, я слышу звон, народ глядит, ликуя,
Как неуклонно наш корабль взрезает килем струи.
Но сердце! Сердце! Сердце!
Как кровь течет ручьем
На палубе, где капитан
Уснул последним сном!..

Собственные статьи Уокера были так задиристы, что автору пришлось три раза драться на дуэлях, причем дважды он был ранен.

Расправить крылья Уильяму помогла любовь. Его избранницей стала Элен Мартин. Из-за перенесенной в детстве болезни она потеряла слух и дар речи, но была обаятельна, умна и дружелюбна. Ее благосклонности добивались многие завидные женихи. Невзрачный, невысокого роста и не обладавший особой красотой Уокер проявил в любви свойственное ему упорство, освоил язык жестов и всякую свободную минуту стремился быть возле Элен. Уже назначили свадьбу, но она не состоялась из-за внезапной тяжелой болезни и смерти невесты.

Этот удар сильно повлиял на характер и мировоззрение Уильяма: он сделался мрачным мизантропом – человеком, ненавидящим людей и чуждающегося их. Теперь он считал интересы рабовладельцев законными и вполне естественными. Уокер увлекся теорией «предопределения судьбы» – доктриной о мессианской роли англосаксов на всем Американском континенте от Аляски до мыса Горн. Он принимал активное участие в политических дебатах южан по поводу покупки или аннексии Кубы, создания карибской рабовладельческой империи от Мексики до Колумбии.

В голове Уокера возник план покорить какую-нибудь южно-американскую республику, объявить ее независимым американским государством и провозгласить себя президентом с диктаторскими полномочиями. Такую идею подсказал ему, скорее всего, план графа Гастона де Рауссе-Бульбона по колонизации Соноры (1852).

15 октября 1853 года Уокер отплыл из Сан-Франциско с отрядом наемников для захвата мексиканской территории. Он высадился в Нижней Калифорнии (самом северном штате Мексики, расположенном на севере полуострова Калифорния) и 18 января 1854 года объявил ее вместе с соседним штатом Сонорой независимой республикой – под своим, разумеется, управлением.

Понимая, что противостоять регулярной мексиканской армии ему не с чем, Уокер переместил свою столицу из Ла-Паса в Энсенаду. Между тем слухи о его успехе дошли до Сан-Франциско. Газеты и журналы Калифорнии рукоплескали своему герою. Судья Лотт в «Пионере» писал, что «Репутация флибустьера больше не предполагает занятия пиратством... Ныне флибустьер – пионер прогресса... Если эти территории вскоре не станут частью США... то какая-нибудь другая страна, сильнее, чем Мексика, захватит их». Сотни новых добровольцев хлынули в Нижнюю Калифорнию в отряд Уокера.

Однако из-за начавшегося голода и нападений мексиканцев новый глава Нижней Калифорнии вскоре вынужден был оставить это предприятие и вернуться к своей журналистской деятельности в Калифорнии.

Первая неудача не обескуражила настойчивого авантюриста. Он решил попытать счастья в Никарагуа, используя гражданскую войну, которая шла в этой стране. К тому же одна из враждующих фракций обратилась к американскому авантюристу за помощью.

Уокер заручился финансовой поддержкой компании Корнелиуса Вандербильта – одного из богатейших и успешнейших предпринимателей США XIX столетия. Этот магнат, владелец огромной пароходной компании, намеревался построить судоходный канал между Атлантическим и Тихим океанами именно в Никарагуа. Кроме того, Уокер вступил в сговор с Чарльзом Морганом и Корнелиусом Гаррисоном – представителями компании Вандербильта (на тот момент отсутствовавшего в США), предложив выделить ему 20 тысяч долларов и поддержать свержение правительства Никарагуа. В качестве политического «отката» он обещал пересмотреть старое, невыгодное для компании Вандербильта соглашение с Никарагуа и заключить новый договор с той же компанией, но уже без участия их босса. Мог ли авантюрист поступить иначе?!

Морган и Гаррисон согласились и предоставили Уокеру пароход компании, на котором 4 мая 1855 года он с 56 последователями отправился в Никарагуа якобы с целью поддержки либеральных сил республики.

Легионеры Уокера именовались «колонистами», им были обещаны значительные земельные наделы. 13 октября 1855 отряд захватил Гранаду – столицу противоборствующей фракции.

Осенью 1855 года эта «армия» насчитывала 1,5 тысячи  прекрасно обученных и вооруженных бойцов. Пароходы магната Вандербильта подвозили все необходимое. После окончания гражданской войны президентом Никарагуа стал Патрисио Ривас, хотя реальной властью обладал Уокер, использовавший президента как марионетку.

20 мая 1856 года новое правительство Никарагуа было официально признано американским президентом Франклином Пирсом, который одобрил попытки «возродить» страну. А в июне уже сам Уокер официально стал президентом этой «банановой республики», которую в шутку стали называть «Уокерагуа».

22 сентября 1856 года с целью улучшить финансовое положение и заручиться поддержкой рабовладельческих штатов США президент-авантюрист отменил закон о запрете рабства.

Собственные успехи настолько вскружили ему голову, что он рассорился со своими спонсорами. А магнат Вандербильт не прощал измены. Поставки продовольствия и вооружения прекратились. Кроме того, магнат добился отмены признания американским правительством правящего в Никарагуа режима. При финансовой поддержке магната коалиция государств Центральной Америки – Коста-Рики, Гватемалы, Гондураса и Сальвадора – под руководством Коста-Рики начала войну  против Уокера. «Армия» Уокера продержалась до 1 мая 1857 года, после чего он с остатками своего войска отступил к побережью и сдался командующему американским флотом.

Его репатриировали в США. Авантюрист опять не понес никакого наказания, более того, повсеместно его встречали как героя.

Через три года неугомонный Уокер организовал новую экспедицию в Гондурас. Эта страна постоянно конфликтовала с соседними государствами Центральной Америки и сама была истерзана гражданскими войнами между консерваторами и либералами.

Во главе сотни колонистов Уокер захватил город-порт Трухильо. В конфликт вмешалась Великобритания, и в гавань Трухильо вошел военный английский бриг. Силы оказались неравными. Капитан английского брига Салмон, обладавший большими полномочиями, обвинил Уокера в нарушении международных договоренностей, потребовал немедленно сложить оружие, освободить таможню и другие портовые сооружения.

С другой стороны, к городу Трухильо приближались части правительственных войск Гондураса. Уокеру ничего не оставалось, как сдаться англичанам. При этом он выговорил условие, что его вместе с его отрядом отправят на родину.

Однако капитан Салмон не сдержал своего слова (видимо, у него был тайный приказ покончить с авантюристом раз и навсегда!), выдав пленников. И авантюриста приговорили к смертной казни.

12 сентября 1860 года Уильяма Уокера поставили у стены форта, который совсем недавно он так успешно захватил.

Легенда передает такой разговор между осужденным и начальником расстрельной команды.

– Назовите свое имя, – потребовал офицер.

– Президент Никарагуа, – ответил авантюрист по-испански.

– Наденьте черную повязку на глаза или повернитесь лицом к стене, – приказал офицер.

Вместо этого Уокер сам громко скомандовал взводу: «Пли!»


22 января 2021


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105010
Сергей Леонов
94224
Виктор Фишман
76200
Владислав Фирсов
69414
Борис Ходоровский
67502
Богдан Виноградов
54114
Дмитрий Митюрин
43363
Сергей Леонов
38277
Татьяна Алексеева
37017
Роман Данилко
36484
Александр Егоров
33309
Светлана Белоусова
32608
Борис Кронер
32337
Наталья Матвеева
30363
Наталья Дементьева
30169
Феликс Зинько
29598