Самарканд-41
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №7(445), 2016
Самарканд-41
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
618
Самарканд-41
Гур-Эмир («Гробница эмира») — мавзолей Тамерлана (Амира Тимура), его наставника Мир Сайид Барака

Начиная с первых дней мая 1941 года древний Самарканд гудел, словно растревоженный улей. По городу, особенно по старой его части, перекатывались две волны странных слухов, взаимно дополнявших друг друга.

Первая волна касалась работ, которые проводила экспедиция Академии наук Узбекистана в мавзолее Гур-Эмир, где находились захоронения грозного завоевателя Тимура и некоторых из его приближенных и наследников. Никто в городе так и не знал толком, что именно ищут ученые мужи в старых могилах.

Одни говорили, будто за пятьсот с лишним лет своего существования фундамент мавзолея сильно обветшал и нуждается в ремонте, а для этого, мол, нужно сначала вскрыть гробницы. Другие утверждали, будто в захоронениях оказались неизвестные рукописи Алишера Навои, 500-летие со дня рождения которого как раз собирались широко отмечать, и потому, мол, ради интересов науки Москва распорядилась поднять мраморные надгробия. Третьи уверяли шепотом, что истинная причина — в сокровищах. Дескать, под гробницей эмира расположено огромное тайное подземелье, в котором Тимур еще при жизни спрятал самые богатые свои трофеи, и теперь, мол, власти хотят достать их и пустить в хозяйственный оборот.

Вторая волна слухов вращалась вокруг фигур трех седобородых аксакалов, которые появлялись то в одной, то в другой чайхане старого города. Как утверждали, эти старцы садились неспешно за дастархан, заказывали по чайнику кок-чая, затем доставали из хурджуна старинную книгу в потертом кожаном переплете и принимались поочередно читать нараспев из середины некую притчу.

В этой притче якобы шла речь о событиях из времен Тимура, а также последующих веков.

Пожалуй, имеет смысл рассказать подробнее о том, что же запомнилось простым посетителям из прочитанного седобородыми мудрецами.

Якобы Тимур в последние годы своей жизни много размышлял о том, куда потекут события в созданной им империи после его смерти; с этого места начиналось чтение в каждой чайхане, которую посетили старики.

Эмир опасался, говорилось далее, что найдутся безумцы, которые попытаются осквернить его прах, не осознавая, что вместе с его останками в могиле упокоится уснувший дух войны.

Тимур, как известно, возводил свою родословную к самому Чингисхану и считал великого кагана образцом для подражания. Знал Тимур и о том, что Чингисхан завещал похоронить его после смерти в степи, а затем прогнать над могилой табуны лошадей, чтобы те вытоптали все вокруг, дабы в последующем никто и никогда не смог бы найти его прах. Но сам Тимур не мог воспользоваться этим способом, ибо в его владениях уже господствовала мусульманская традиция траурного обряда, согласно которой правоверных хоронили в гробницах.

И все же Тимур нашел неподкупных «стражей», способных защищать его будущую усыпальницу вплоть до Страшного суда.

Одним из наиболее близких к нему людей был его духовный наставник, сейид (то есть потомок пророка Мухаммеда) Барака. Это был высокообразованный человек, овладевший всей античной премудростью. Кроме того, Барака был ясновидящим. Он умел творить чудеса и поддерживал невидимую связь с тем миром, куда нет ходу простым смертным. Люди верили, что Барака может летом сковывать реку льдом, а зимой одним лишь взглядом выращивать на лозе виноград. Этот святой умел также раздваиваться, одновременно показываясь в двух и даже трех разных местах. Говорили также, что Барака знает некое слово, произнеся которое он делает неприступной любую, пускай даже ветхую обитель.

В марте 1403 года неожиданно умер в 29-летнем возрасте любимый внук Тимура Махмуд Султан, которого эмир собирался объявить своим наследником. Тимур построил для погребения внука величественную гробницу Гур-Эмир, рассчитывая, что со временем и сам упокоится в ней. Когда заложили фундамент, Барака произнес над ним оберегающее заклинание, завершив его тем самым словом, которое было ему сообщено свыше. А в скором времени, в 1404 году, будто выполнив свое предназначение в жизни, Барака и сам ушел в мир иной.

Тимур понял, что и его смертный час близок. Он распорядился похоронить Бараку во временной гробнице, но позднее, когда уйдет из жизни и он сам, перенести прах святого сейида в Гур-Эмир. Тимур был уверен, что не только магическое заклятье, но и бессмертный дух Бараки будет защищать гробницу от чужих.

Предчувствие не обмануло грозного эмира, говорилось далее в старинной книге. 18 февраля 1405 года он скончался близ города Отрара во время похода в Китай.

Но даже двух неусыпных «стражей» гробницы Тимуру, очевидно, показалось при жизни мало. Он завещал своему сыну Шахруху и своему внуку Улугбеку найти чудодейственный нефритовый трон и изготовить из него надгробие, которое установить в Гур-Эмире над его могилой.

Среди потомков Чингисхана было широко известно предание о темно-зеленом нефритовом камне.

Изначально огромная нефритовая глыба покоилась во дворце китайского императора и почиталась как священная реликвия. Чингисхан завладел ею и увез в свою ставку, но распорядиться сокровищем не успел.

После смерти «сотрясателя вселенной» камень оказался у его старшего сына Чагатая, который правил землями, включавшими Мавераннахр. Один из потомков Чагатая перенес свою столицу в город Карши и велел высечь из нефритовой глыбы трон. Китайский император неоднократно пытался выкупить эту реликвию у монголов, давая за нее огромные богатства, значительно превосходившие стоимость нефрита, но монголы почему-то так и не согласились на эту вроде бы выгодную для них сделку.

Тимур, очевидно, со слов своих наставников, знал о чудодейственной силе камня и стремился завладеть им.

Но когда он захватил Карши, то во дворце правителя трона не оказалось, тот исчез неведомо куда, и никто из пленников не мог навести на след.

По распоряжению Тимура его воины перерыли весь город и окрестности, но трона так и не нашли. И все же Тимур завещал своим наследникам найти нефритовый трон и сделать из него надгробие, которое установить затем в его усыпальнице.

Вскоре после смерти Тимура монголы вновь отбили Карши и правили там до 1425 года, пока город не взял приступом внук Тимура Улугбек. Войдя во дворец бежавшего монгольского правителя, Улугбек сразу же увидел в главном зале нефритовый трон.

Реликвию везли в Самарканд на катках. Впереди двигались специальные отряды, которые тщательно выравнивали дорогу.

Лучшие самаркандские мастера изготовили из трона отполированное надгробие прямоугольной формы и выгравировали на нем арабской вязью изречение, подобающее случаю.

Так у гробницы Тамерлана появился третий «страж».

После смерти Тимура его огромная империя распалась на две части, одной из которых правил Улугбек, покровительствовавший наукам и сам являвшийся известным астрономом. Но в Самарканде было неспокойно. В 1449 году Улугбек был убит и обезглавлен в результате заговора, формально руководимого его родным сыном. Осколки империи продолжали дробиться на еще меньшие части. Не прекращались внутренние распри и войны, нашествия кочевников, бунты и пожары.

Но долгое время никто не осмеливался тревожить покой грозного завоевателя, несмотря на упорные слухи об огромных богатствах, якобы скрытых под гробницей Гур-Эмир, что значит «могила эмира». Даже самые бесшабашные расхитители гробниц боялись страшного заклятья, которое якобы обрушится на головы тех, кто посмеет проникнуть под могильные плиты.

Но однажды вечный сон Железного Хромца все-таки был нарушен.

Вопреки распространенному мнению, первыми потревожили покой Тимура вовсе не советские археологи, а воины персидского правителя Надиршаха (1688–1747), который разграбил также империю Великих Моголов, Бухарское и Хорезмское ханства и ряд других государств и которого придворные льстецы называли «Государем Мира». В Дели, например, воины Надиршаха буквально выламывали из стен дворцов двери, богато украшенные золотом и драгоценными камнями.

Повальному грабежу подвергся и Самарканд. По некоторым сведениям, Надиршах планировал вскрыть гробницу Тимура, считая, что в подземельях Гур-Эмира таятся несметные сокровища. А для начала он велел везти в свою столицу Мешхед нефритовую плиту, о чудодейственной силе которой был наслышан. Надиршах высокомерно утверждал: «Ныне мир, подобно шару, вертится в моей руке. Некто сделал себе гробницу из нефрита, мы же выделываем себе одну кольчугу из стали, другую из красного золота, осыпанного драгоценностями. Мы сделаем из нефрита пол и облицовку стены одного из святых зданий в нашей столице».

По другой версии, Надиршах полагал, что знаменитая нефритовая плита имеет внутри тайник, в котором еще китайскими императорами были спрятаны самые отборные алмазы из индийских копей. Недаром же китайцы хотели выкупить трон за баснословные деньги.

Иными словами, персидский властелин был полон решимости поживиться за счет Гур-Эмира.

Но по мере того, как нефритовое надгробие приближалось к Мешхеду, Надиршаха охватывало все большее смятение. Его самаркандский наместник слал сообщения, что по ночам над Гур-Эмиром наблюдается таинственное свечение. Однажды во сне к Надиршаху явился дух Бараки и предупредил о страшной каре за допущенное кощунство.

Наутро Надиршах собрал придворных магов и астрологов и потребовал, чтобы те разъяснили ему ночной кошмар.

Как известно, астрологи и маги, кормившиеся возле восточных владык, преследовали в своей массе одну цель: угодить своими гороскопами властелину и получить очередную награду. Когда Надиршах грабил соседние страны и вывозил оттуда святыни, якобы тоже защищенные древними заклятьями, астрологи дружным хором твердили о благоприятном расположении звезд. Однако теперь, едва заслышав о явлении духа Бараки, астрологи дрожащими голосами объявили шаху, что плиту следует вернуть на место.

Показательно, что Надиршах, который, в принципе, обращал мало внимания на советы своих прорицателей, тут же распорядился «везти нефритовый камень обратно в Самарканд от стоянки к стоянке и поместить на свое место, как было раньше».

Однако в точности «как было раньше» сделать не удалось. На одном из поворотов камень неожиданно сорвался с катков, искалечив нескольких рабов, и ударился о гранитную скалу. При этом плита треснула, вдобавок от нее откололось четыре куска, один из которых так и не смогли найти.

Поврежденное надгробие все же довезли до Самарканда и установили в Гур-Эмире. Но избежать возмездия персидскому завоевателю так и не удалось.

Вскоре его счастливая звезда закатилась. Он стал терпеть неудачи, а еще через некоторое время погиб загадочным образом. Его нашли пронзенным копьем в покоях, которые тройным кольцом охраняла испытанная стража.

В гробнице Тимура заключена частица беспощадного духа войны, говорилось далее в книге. Стоит открыть гробницу, и этот дух вырвется на волю, и тогда мир будет повергнут в пучину горя, страданий и крови.

Посетители чайханы принимались спорить. Тем временем старики исчезали неведомо куда вместе со своей книгой. Никто, даже из тех, кто лично видел их, не мог толком вспомнить их лица. Просто три седобородых аксакала в тюбетейках и длинных белых рубахах.

Слухи постепенно докатились и до европейской части города, но носили уже иной характер. В них фигурировало имя известного самаркандского инженера Мауэра. Вообще-то, Мауэр прославился своим уникальным проектом, по которому в 1932 году на площади Регистан был выпрямлен сильно наклонившийся и уже находившийся под угрозой падения правый передний минарет медресе Улугбека.

Но сейчас говорили о его опытах, которые он проводил над могилой Улугбека еще в 1925 году. В тот период Мауэр утверждал, что в ходе исследований приборы зафиксировали наличие в могиле «парамагнитного тела, видимо остатков гроба, а может, и других предметов».

Мауэр даже сумел увлечь своими выводами известного в Средней Азии историка Массона, который в 1929 году подал в Совнарком Узбекистана записку, предлагая вскрыть могилу.

Но в дальнейшем и Мауэр, и Массон с удивительным единодушием отстранились вдруг от этого дела. Мауэр, например, стал утверждать, что он ошибочно истолковал показания приборов. Напомним, это был знающий, опытный инженер.

Слухи утверждали, что в действительности обоих энтузиастов заставили отречься от их идеи.

Но времена изменились, и старой записке Массона дали ход. По тем же слухам, это случилось потому, что в Москве решили, будто в гробнице могла находиться знаменитая сабля Тимура, приносившая военную удачу полководцу. И вот сейчас, мол, когда Гитлер захватил уже всю Европу, эта сабля еще могла сослужить службу.

А то, что газеты пишут насчет рукописей Алишера Навои, — просто отговорка для легковерных. Ведь хорошо известно, что Навои родился в 1441 году, когда Тимур, как и его сын Шахрух, давно уже лежали в могиле. Когда же хоронили Улугбека, то Навои был 8-летним мальчуганом. О каких рукописях могла идти речь!

Ясно, что могилу вскрывают ради чудодейственной сабли!

А еще по всему Самарканду — и в махаллях, и в новых кварталах — говорили о том, что иногда по ночам над Гур-Эмиром на короткое время появляется таинственное свечение.

Стало известно, что 5 июня вскрыли гробницу Шахруха, а 17-го — Улугбека.

Затем приступили к захоронению Тимура…

Молва утверждала, что проведению работ сопутствовали странные события, словно направляемые всемогущей волей. В помещении гробницы сам по себе гас, а затем включался свет, но электрик экспедиции так и не мог понять, в чем причина этих переключений. Вдруг ни с того ни с сего отказывала лебедка. Рабочие внезапно испытывали приступы удушья, им слышались голоса…

Так или иначе, но работы продвигались.

Пронесся слух, что перед тем, как начали убирать нефритовое надгробие, перед руководителями экспедиции появились те самые три старика со своей книгой. Аксакалы якобы сообщили ученым о сути древней притчи и предупредили их о возможных страшных последствиях, если работы будут продолжены. Эти страшные последствия, добавили они, раскрыв книгу и указывая на выделенные строчки, наступят в течение 48 часов после вскрытия гробницы. (Напомним, что разговор происходил 17 июня.)

Они говорили так убедительно, что руководитель экспедиции профессор Кары-Ниязов засомневался и уже раздумывал над тем, чтобы остановить работы и сообщить об этой встрече в столицу.

Но тут книгу взял член экспедиции писатель Садриддин Айни, знаток древних рукописей и манускриптов. Полистав ее, он сообщил, что в действительности эта книга издана в прошлом веке и, по сути, является сборником исторических рассказов, в которые могли быть включены и вымышленные детали. Причем грозное предупреждение вписано в книгу на полях от руки, то есть сделано еще позже, чем была выпущена книга. Ничего магического тут нет.

Услышав о том, что книга не является древней, Кары-Ниязов успокоился и распорядился продолжать работы.

И тут ученые заметили, что старики пропали неведомо куда, причем никто не мог даже вспомнить, в какую сторону они направились. Вместе с ними пропала и книга, которую последним держал в руках Айни.

Участники экспедиции вернулись внутрь мавзолея.

В тот же день убрали нефритовое надгробие, затем оказавшуюся под ним мраморную плиту. Выяснилось, однако, что под ней лежит вторая мраморная плита, а под той — третья. Работа затягивалась.

Наконец, 20 июня череп Тимура был извлечен на свет. На этот раз приступ удушья почувствовали все, кто находился в подземелье. Приступ был такой сильный, что у многих потемнело в глазах.

Так утверждала молва.

До нападения Гитлера на нашу страну оставалось меньше двух суток…


15 марта 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88938
Виктор Фишман
71175
Сергей Леонов
63948
Борис Ходоровский
63287
Богдан Виноградов
50253
Дмитрий Митюрин
37947
Сергей Леонов
34178
Роман Данилко
31948
Борис Кронер
21626
Светлана Белоусова
20247
Наталья Матвеева
19518
Светлана Белоусова
19386
Дмитрий Митюрин
18201
Татьяна Алексеева
17984
Татьяна Алексеева
17453
Наталья Матвеева
16771