С кого Мастер писал сатану?
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №15(479), 2017
С кого Мастер писал сатану?
Борис Кронер
журналист
Санкт-Петербург
162
С кого Мастер писал сатану?
Уильям Буллит – прототип Воланда?

«Мастер и Маргарита» — самый известный роман Михаила Булгакова. Работа над ним началась в конце 1920-х годов и продолжалась вплоть до смерти писателя. Популярности роману добавили всевозможные запреты на его публикацию. Впервые советские читатели смогли познакомиться с «Мастером и Маргаритой» в конце 1960-х, да и то в сокращенном журнальном варианте. Без купюр книга в СССР увидела свет только в 1973 году. С романом связано множество тайн. Одна из них — кто послужил прототипом одного из центральных героев, Воланда? Понятно, что это олицетворение сатаны. Но возможно, был у него и реальный прототип. Более того, этот же человек послужил «натурщиком» и для другого великого романиста XX века — Фрэнсиса Скотта Фицджеральда.

СОСЕДИ ПО ДОМУ И ЛИТЕРАТУРНЫЕ НЕДРУГИ

Булгаков во всех своих произведениях тщательно выписывал персонажи, и практически всегда у его героев имелся реальный прототип. Даже кот Бегемот списан с Флюшки. В доме Булгакова и его второй жены Любови Белозерской жило такое прожорливое существо — правда, серого цвета. Следуя традициям мистического романа, писатель перекрасил животное.

На страницах «Мастера и Маргариты» живут своей жизнью и соседи автора по знаменитой «нехорошей квартире», в которую сейчас водят экскурсии. Разлившая масло Аннушка в жизни носила то же имя, а фамилия ее была Горячева. В председателе товарищества дома 302-бис Никаноре Ивановиче Босом легко узнаваем реальный управдом по фамилии Сакизи — крымский татарин, которого, как и многих москвичей, «испортил квартирный вопрос».

Ну а коллег по литературному цеху Булгаков изобразил сплошь отрицательными героями. Прообразом критика Латунского стал основатель Российской ассоциации пролетарских писателей Леопольд Авербах, племянник Якова Свердлова и шурин Генриха Ягоды. Биография у Авербаха была бурной. Он пытался сделать революцию в Германии, возвращал в СССР с острова Капри Максима Горького и вместе с «буревестником революции» редактировал сборник, посвященный героическому труду на строительстве Беломоро-Балтийского канала. После разгрома РАПП покаялся, был послан на перевоспитание на «Уралмаш», где возглавлял парторганизацию. Закончил Авербах плохо: в 1937-м его арестовали, а затем расстреляли. Впрочем, характеристики Булгакова в неопубликованном тогда романе на приговор «тройки» не повлияли.

Председателю МАССОЛИТа Михаилу Берлиозу подарил свою внешность, любимую шляпу «пирожком» и воинствующий атеизм пролетарский поэт Демьян Бедный. В Иване Бездомном несложно опознать Александра Безыменского. Популярный в 20-е годы комсомольский поэт обругал булгаковские «Дни Турбиных» и написал пародию на эту пьесу под названием «Выстрел», вот и получил от Мастера нелицеприятные характеристики. Ссора Бездомного с поэтом Рюхиным в клинике профессора Стравинского была навеяна реальными отношениями Безыменского и Владимира Маяковского. Страдания самого Рюхина по поводу незаслуженной известности Пушкина — своеобразное наказание от Булгакова за фамильярность Владимира Владимировича в отношении великого русского поэта.

В образе Маргариты легко узнается третья жена писателя Елена, которой мы обязаны появлением окончательной версии романа. Она свела воедино многие черновые записи и отредактировала его уже после смерти мужа. Многие фразы, вложенные в уста Мастера, Булгаков говорил своей возлюбленной в реальной жизни. Прототипом же мужа Маргариты стал супруг Елены военачальник Евгений Шиловский.

МЕФИСТОФЕЛЬ, СТАЛИН, БУЛЛИТ

О прототипе Иешуа Га-Ноцри и упоминать нет необходимости. Куда сложнее вопрос с его антагонистом — Воландом. «Ни на какую ногу он не хромал, росту был ни маленького, ни громадного… По виду — лет сорока с лишним. Рот какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет». Под такое описание таинственного незнакомца, появившегося в летний день на Патриарших прудах, подходит едва ли не каждый пятый москвич.

Сам Булгаков в одном из своих писем решительно отрицал, что у Воланда вообще был прототип. Тем не менее многочисленные булгаковеды ищут его на протяжении десятилетий. Первым в голову приходит Мефистофель, тем более что в качестве эпиграфа к своему роману писатель взял строчку из Гёте: «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Шпага и берет, копыта и подковы также перекочевали к мессиру от Мефистофеля. Только у Булгакова внешние атрибуты приобретают иную трактовку: тем самым он подчеркивал разницу между своим Воландом и Мефистофелем.

По мнению драматурга Эдварда Радзинского, прообразом Воланда является Сталин. Эту гипотезу высказывали и многие критики сразу же после публикации булгаковского романа на рубеже между «оттепелью» и застоем. Об отношениях Булгакова с вождем написаны тома исследований. Только, пожалуй, стоит принять утверждение критика Владимира Лакшина: «Трудно представить себе что-либо более далекое от природы искусства, чем подобная трактовка». Именно так было охарактеризовано желание сделать прототипом Воланда «лучшего друга советских физкультурников». Да и писателей.

Интересную версию выстроили литературоведы, которые в качестве исходной точки выбрали бал у Воланда. Эту сцену навеял Булгакову реальный прием в американском посольстве в Спасо-Хаусе. Такое название закрепилось за особняком Второва, где до сих пор располагается резиденция главы американского дипломатического представительства. С первым послом США в Москве Уильямом Буллитом писатель был хорошо знаком.

Американский дипломат, так же как и Сталин, был большим поклонником «Дней Турбиных», приходил на этот спектакль много раз и пригласил автора на закрытое мероприятие, куда пожаловали представители тогдашней советской элиты. В «благодарность» Булгаков придал своему Воланду многие черты реального Буллита. Необычные костюмы, низкий голос, театральное поведение выделяли первого посла США в СССР среди тогдашних москвичей.

ПЕРЕГОВОРЫ, КОТОРЫЕ НЕ ПОТРЯСЛИ МИР

Впервые в Москву Буллит попал в 1917-м. Получив неплохое наследство от отца, Уильям в ту пору жил в свое удовольствие. Окончил престижный Йельский университет, прослушал несколько курсов в Гарварде и отправился в Европу военным корреспондентом «Нью-Йорк Таймс». В этом качестве и попал в революционную Россию. Буллит был дружен с Джоном Ридом, написавшим знаменитые «10 дней, которые потрясли мир». Хотя и не разделял убеждения писателя-коммуниста, но с энтузиазмом воспринял революцию в России.

После окончания Первой мировой войны Буллит вернулся на родину и получил престижную должность в Госдепартаменте. В американском внешнеполитическом ведомстве бывший журналист отвечал за страны Центральной Европы. Знание российских реалий повлияло на дальнейшую карьеру. Госсекретарь США Роберт Лансинг отправил своего подчиненного наводить мосты с большевиками. Вести мирные переговоры, а заодно изучать политическую и экономическую обстановку.

С этой миссией Буллит, как он сам полагал, справился. В столице советской России американский дипломат встретился с Лениным. В ходе переговоров он сумел добиться от большевистского правительства признания новых государств, возникших на обломках Российской империи. Не только Финляндии, Польши, Латвии, Литвы и Эстонии, но и многих образований, получивших независимость только в начале 1990-х годов. Да еще и республик, возникших на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Нынешние руководители Госдепа могут о таком только мечтать.

Кроме того, Буллит получил на руки документы, в которых содержались обязательства Советской России демобилизовать армию, амнистировать политических заключенных и выплатить часть долгов царского правительства. Это означало фактически прекращение Гражданской войны и экономической блокады со стороны Запада. Добравшись до Хельсинки, Буллит телеграфировал в Вашингтон о результатах переговоров… и неожиданно для себя не получил восторженных отзывов. Более того, руководители американского внешнеполитического ведомства просто отказались подписывать какие-либо соглашения с советской Россией. В Госдепе посчитали, что большевики долго у власти не продержатся, а подписание договора с ними означало бы признание легитимности нового режима.

Буллит разочаровался в руководителях американской дипломатии и подал в отставку. Он уехал на Средиземное море, благо полученное наследство было немаленьким и позволяло продолжать жить в свое удовольствие. Уильям окунулся в богемную жизнь.

КАК ФИЦДЖЕРАЛЬД ОПЕРЕДИЛ БУЛГАКОВА

В 1924 году Буллит женился на журналистке Луизе Брайант. Вдова Джона Рида, умершего в Москве от тифа и похороненного у Кремлевской стены за четыре года до этого, а также любовница Юджина О’Нила была особой экзальтированной. Она ввела экс-дипломата в круг тусовавшейся в Старом Свете американской богемы. В Париже друзьями супружеской четы были Гертруда Стайн, Эрнест Хемингуэй, Френсис Скотт Фицджеральд. Под влиянием такой компании сам Буллит написал и даже издал свой единственный роман «Это не сделано».

Вряд ли Уильям вошел бы в историю американской литературы с этим произведением. Только задолго до Булгакова его в своем романе «Ночь нежна» вывел Фицджеральд. Богемная жизнь закончилась для супружеской четы скверно. Луиза периодически пропадала из дома, а Уильям после длительных поисков обнаруживал свою супругу в прокуренных барах в весьма сомнительной компании.

Пытаясь спасти брак, Буллит обратился к Зигмунду Фрейду. Он был знаком со знаменитым психоаналитиком, которому в ту пору исполнилось 75. Помочь сохранить семью Фрейду не удалось, но ученый неожиданно стал соавтором американского дипломата и несостоявшегося литератора. Буллит признался, что работает над книгой о Версальском договоре, героями которой должны были стать Ленин, Вудро Вильсон, Ллойд Джордж, Жорж Клемансо.

Узнав об этом, Фрейд просто загорелся идеей написать главу об американском президенте. Буллит на это резонно заметил, что подобная глава окажется важнее всей книги. В результате договорились о соавторстве, результатом которого стал практически научный труд «Томас Вудро Вильсон. 28-й президент США. Психологическое исследование». Он был завершен через десять лет после встречи Буллита и Фрейда в Берлине.

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ В РОССИЮ

В начале 1930-х годов в США завершилась великая депрессия. Начался подъем в промышленности, оживилась внешняя политика и даже возобновились контакты с советской Россией. Президент США Франклин Делано Рузвельт, который был знаком с Буллитом, снова направил его в Москву с тайной миссией. Советским руководителям нужно было послать сигнал: в случае переизбрания Рузвельта США признают СССР. Так и произошло.

В ноябре 1933 года были установлены дипломатические отношения, но СССР обязался прекратить деятельность Коминтерна на территории США и урегулировать вопрос о долгах царской России. В декабре Буллит вручил свои верительные грамоты и стал первым американским послом в СССР. В этом качестве он встречался с представителями высшего эшелона новой власти и оставил интересные воспоминания. Безусловно, психологические портреты членов ЦК ВКП(б) навеяны знакомством с Фрейдом и его трудами.

«Сталин, скорее, жилистый, чем могучий. Интересные глаза, маленькие, пронзительные и постоянно улыбчивые. Усы настолько плотно скрывают рот, что трудно увидеть, на кого он похож, когда смеется… В обществе Ленина сразу ощущал, что находишься перед великим человеком. В обществе Сталина чувствовал, что разговариваю с жилистым цыганом, культура и эмоции которого мне непонятны, поскольку ни с чем подобным не приходилось иметь дела», — отметил Буллит. Естественно, такая характеристика была опубликована позднее, чем «Мастер и Маргарита».

Переговоры с тогдашним наркомом иностранных дел Максимом Литвиновым о выплате долга шли ни шатко ни валко. С каждым днем становилось все очевиднее, что СССР вовсе не намерен выполнять условия подписанного с США соглашения. Посол не унывал, а пробовал найти нужные связи для выхода на самого Сталина. Буллит обучал красных кавалеристов играть в поло, а депутатов Моссовета — в бейсбол. До хоккея и американского футбола дело не дошло.

Наконец, 22 апреля 1935 года в посольском особняке в Спасо-Хаусе был устроен тот самый бал, который увековечил на страницах своего романа Булгаков. В дневнике жены писателя сохранилось описание обстановки: ужин с блюдами из козлятины и медвежатины, тюльпаны из Голландии, красное французское вино, шампанское, икра. Среди гостей — советская военная, партийная и интеллектуальная элита. После дегустации, несмотря на обильную закуску, многие утратили бдительность. Маршал Михаил Тухачевский танцевал лезгинку, а маршал Александр Егоров затеял игру с медвежонком.

Через несколько месяцев в Москве начались первые политические процессы, фигурантами которых были и гости американского посла. Летом того же года в Москве прошел VII конгресс Коминтерна, что было прямым нарушением договоренностей между США и СССР. Буллит составил дипломатическую ноту, но его мнение, как и мнение американского правительства, никого не интересовало. После этого первый посол США в Москве подал в отставку. Прошение было удовлетворено, и с Россией Уильям попрощался навсегда. Вряд ли он предполагал, что останется в ней в качестве мессира Воланда.

СЮЖЕТ ДЛЯ ФРАНЦУЗСКОГО РОМАНА

Между тем дальнейшая жизнь Буллита вполне могла стать сюжетом для романа. Из Москвы Буллит был направлен в Париж. Хотя с Рузвельтом у него к тому времени образовались явные разногласия по вопросам внешней политики США, но президент не забывал старых друзей. В столицу Франции новый американский посол попал накануне Второй мировой войны. В марте 1938 года Гитлер аннексировал Австрию, и Буллиту пришлось спасать своего друга Фрейда.

В фашистской Германии книги ученого сжигали на костре, но сам Фрейд словно не замечал нависшей над ним опасности. Только после того, как в его квартире прошли обыски, Зигмунд согласился покинуть родную Вену. Чтобы помочь другу бежать, Буллит подключил все свои дипломатические связи. Помог не только Госдеп США, но и греческая и датская принцесса Мари Бонапарт, большая поклонница психоанализа. В июне 1938-го Фрейд прибыл в Париж, откуда был переправлен в Лондон.

Когда Гитлер напал на Францию, правительство страны через посла США обратилось к Рузвельту с просьбой о любой военной помощи. Ответом стал отказ. Америка не захотела нарушать объявленный нейтралитет. После того как стало очевидным падение Парижа, Буллиту предложили покинуть посольство. Он отказался. Переправив сотрудников и их семьи в Бордо, Уильям остался в столице. После того как французский кабинет министров покинул город, Буллит принял на себя функции главы администрации Парижа. Фактически несколько дней он был мэром французской столицы и в этом качестве провел переговоры с командованием вермахта о бескровной сдаче города.

Вернувшись в США, Буллит стал активно агитировать за скорейшее вступление Америки в войну против Гитлера. Это уже раздражало Рузвельта, который баллотировался на третий срок. Когда Германия напала на СССР, первый американский посол в Москве призвал власти своей страны помочь в отражении агрессии, несмотря на все идеологические противоречия. Предлагал использовать его знания и опыт. Вместо этого Уильяма отправили в командировку по странам Ближнего Востока и Азии. Именно там застало нашего героя известие о Перл-Харборе.

Америка вступила во Вторую мировую войну, и Буллит рвался в действующую армию. Ему отказали. Некоторые биографы Уильяма утверждают, что на решение отправиться воевать оказали влияние результаты выборов мэра Филадельфии. Буллит баллотировался на них в качестве претендента на эту должность — и проиграл.

Отчаявшись получить повестку в американскую армию, бывший посол в Париже обратился к Шарлю де Голлю. Тот зачислил его в ряды «Свободной Франции» и присвоил звание майора. Буллит участвовал в освобождении Тулона, Марселя и других городов средиземноморского побережья, где совсем недавно наслаждался беспечной богемной жизнью. В начале 1945-го после ранения он попал в госпиталь, с тех пор неизменно ходил с тростью — как и булгаковский герой. Покинуть ряды действующей армии майор Буллит отказался и капитуляцию Германии встретил уже подполковником.

…Президент Рузвельт, наивно веривший, что сумеет переиграть Сталина в большой дипломатической игре, умер, не дождавшись победы над Гитлером. И практически сразу же началась холодная война, которую в беседах со своим другом предсказывал Буллит. Слишком хорошо он знал советские реалии и советского вождя, чтобы понимать: никакой дружбы между СССР и США даже после победы над общим врагом быть не может.

Несмотря на тяжелые болезни, в последние годы жизни Буллит занимался журналистикой, писал мемуары. Умер он в Париже в 1967 году, когда в журнале «Москва» завершалась публикация «Мастера и Маргариты». Практически никто не распознал в таинственном Воланде тогда уже мало кому известного в СССР американского дипломата и журналиста. И уж точно никто не проводил параллели между прототипами героев романов Булгакова и Фицджеральда.


18 июня 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88938
Виктор Фишман
71175
Сергей Леонов
63948
Борис Ходоровский
63287
Богдан Виноградов
50253
Дмитрий Митюрин
37947
Сергей Леонов
34178
Роман Данилко
31948
Борис Кронер
21626
Светлана Белоусова
20247
Наталья Матвеева
19518
Светлана Белоусова
19386
Дмитрий Митюрин
18201
Татьяна Алексеева
17984
Татьяна Алексеева
17453
Наталья Матвеева
16771