Охота на ведьм. Часть 1
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №7(341), 2012
Охота на ведьм. Часть 1
Галина Бергер
журналист
Санкт-Петербург
831
Охота на ведьм. Часть 1
Кадр из фильма «Вий»

«– А что, дядько, – сказал молодой овчар с пуговицами, – можно ли узнать по каким-нибудь приметам ведьму?
– Нельзя, – отвечал Дорош. – Никак не узнаешь; хоть все псалтыри перечитай, то не узнаешь.
– Можно, можно, Дорош. Не говори этого, – произнес прежний утешитель. – Уже бог недаром дал всякому особый обычай. Люди, знающие науку, говорят, что у ведьмы есть маленький хвостик.
– Когда стара баба, то и ведьма, – сказал хладнокровно седой козак».
Вы узнали, конечно, диалог из бессмертного «Вия» Гоголя. Николай Васильевич толк в ведьмах знал, не зря же писал о них так часто. Правда, определять ведьм «по хвостам» догадался совсем не он. Когда-то методов, позволяющих понять, кто перед тобой – ведьма или честная женщина, было огромное множество.

ИЗ ПОМОЩНИЦЫ ВО ВРАГА

Давным-давно, когда и христианства еще не было, ведьмы отлично вписывались в представление обывателя о мире – наравне с хлебом, речкой, пшеницей и сменой времен года. Изначально колдуньи вовсе не считались проводниками зла – эта слава за ними закрепилась только в XII веке. Они пользовались славой целительниц, прорицательниц и чародеек, в задачи которых в первую очередь входило изгнание злых духов. Ведьм уважали за ту магическую силу, которой они были наделены. Уважали и, конечно, побаивались. Именно эта сила в конце концов сыграла с ними дурную шутку. Людей пугало могущество колдуний, их способность общаться со стихиями, заглядывать в прошлое и будущее, беседовать с мертвыми и влиять на судьбы людей. Страх постепенно привел к тому, что ведьма из помощницы стала врагом. На ведьм сваливали ответственность за неурожай и засуху, за падеж скота, за болезни и смерти, за безответную любовь и за все на свете.

Способы борьбы со злыми силами не поражали разнообразием. Основным способом, разумеется, было умерщвление. Чародеек и чародеев начали жечь еще в Римской империи. Сжигали колдунов кельты и германцы. Однако у этих народов не жгли всех без разбору, а только тех, кто обвинялся в преступлении. Отправить человека на костер просто за сам факт колдовства было нереально. Да и костер не был единственным возможным исходом – практиковалось и возмещение ущерба. Так, если колдунья обвинялась в порче имущества, она должна была возместить его стоимость и, в большинстве случаев, могла идти на все четыре стороны. Но если возмещение оказывалось невозможным, к примеру, в том случае, когда колдунью обвиняли в смерти человека, то ее приговаривали к смерти. При этом казнь одной колдуньи не бросала тень на ее «товарок». К колдуньям продолжали обращаться за исцелением, за предсказаниями или какой-то иной магической помощью.

Все резко изменилось тогда, когда упрочило свои позиции христианство. Ранние христианские богословы усиленно боролись с языческими богами – их объявляли демонами. Хотя повода для открытого преследования колдунов сначала не было, в своих речах христианские богословы и священнослужители часто клеймили языческих колдунов, обманывающих народ и наживающихся на его несчастьях. Положительные стороны колдовства постепенно уходили на второй план, о чародеях стали думать либо как о приспешниках Дьявола, либо как о шарлатанах, дурящих головы окружающим. Нередки были случаи, когда один и тот же богослов называл колдунов слугами Сатаны, а следом, в той же самой речи, обвинял их во лжи и фокусах.

Настоящая охота на ведьм началась в XII–XIII веках. Толчком к этому, как считается, послужило появление двух сект, выступавших с критикой официальной Церкви – катары и вальденсы. Последователи этих учений поставили под сомнение справедливость церковных догм, открыто осуждали алчных священнослужителей. У обеих сект появилось множество последователей, что не могло не заботить официальную Церковь. Физическое уничтожение катаров продолжалось с 1209 по 1229 год. За 20 лет слуги Церкви утопили в крови те населенные пункты, где жили катары, не щадя никого – ни стариков, ни женщин, ни детей. Однако такую жестокость Церкви надо было как-то объяснить. Например, тем, что вовсе не с несчастными людьми боролись слуги Церкви, а с самим дьяволом, который властвовал над катарами, вкладывая в их души свое учение.

Судебные процессы по делу о колдовстве стремительно входили в моду. Обвинить можно было кого угодно: соседа, который с тобой не поздоровался; девушку, которая отказала в благосклонности; брата или сестру, которым досталась большая часть наследства. Слухов вполне хватало для того, чтобы заработала судебная машина. Заявления потекли рекой, причем большинство из них были анонимными. Судьям вменялось в обязанность проверять, достаточно ли изложенных фактов для предъявления обвинения. Сначала схемы сбора доказательств по делам о колдовстве были такими же нелогичными, как и сами обвинения, но в 1532 году вышел официальный документ «Уголовно-судебное уложение императора Карла V» (Указ «Каролина»), где в статье 44 наконец-то разъяснялось, каких подозрений достаточно для обвинения в колдовстве:

«Если кто-либо вызывается обучить других людей колдовству или угрожает кого-нибудь околдовать и учинит над тем, кому он угрожал, что-либо подобное, а также если кто-либо нарочито общается с колдунами или колдуньями или пользуется подозрительными вещами или колдовскими словами и действиями и о нем идет по этому поводу дурная слава, то сие составляет доброкачественное доказательство колдовства и достаточный повод для применения допроса под пыткой».

В целом понято, что главное тут было – сделать так, чтобы допрос под пыткой был применен. А уж дальше, как гласит статья 45: «Если, как было указано выше, сыщутся и будут приняты в качестве доказательства и признаны доказанными подозрения и улики преступления, в котором обвиняют, но которое обвиняемый отрицает, то, согласно просьбе истца, должно назначить день для производства допроса под пыткой».

Ну, под пытками, сами понимаете, в чем только не признаешься. Так что вдруг оказалось, что ведьм и колдунов вокруг огромное количество. Правда, ведьм больше, чем колдунов, поскольку в колдовстве обычно обвиняли женщин. Женщины в христианском мире считались существами недоразвитыми. Пожалуй, самый знаменитый трактат по демонологии «Молот ведьм» Якова Шпренгера и Генриха Крамера, содержит такую нехитрую сентенцию: «Нет чуда в том, что еретичеством ведовским паче осквернены жены, нежели мужи». Но это не значит, что мужчин совсем не трогали, им тоже доставалось. При этом если ведьм больше было в сельской местности, то колдуны чаще отыскивались в больших городах. В разгар охоты на ведьм не щадили и детей. Известны случаи, когда по обвинению в колдовстве сжигали даже двухлетних детей. В городе Бамберг одновременно сожгли 22 девочек в возрасте от 9 до 13 лет.

ОТМЕТИНА ДЬЯВОЛА

Так какая же она – типичная ведьма? По мнению охотников на ведьм, она должна была отличаться от человека не только умением колдовать, но некоторыми внешними признаками. Нет, речь совсем не о хвосте, а о так называемой «печати дьявола». Эта печать часто могла стать доказательством вины, даже если до ареста ее обладательница вела жизнь мирную, отличалась богобоязненностью, исправно посещала церковь и цыплят соседских не травила. Для того чтобы найти эту отметину, осматривали тело подозреваемой. Когда же нужный объект находился (это могло быть родимое пятно, большая родинка, язвочки), его кололи специальной иглой. Если обвиняемая на боль не реагировала (а такое вполне могло быть, поскольку некоторые изменения кожи сопровождаются утратой чувствительности), то вина была фактически доказана.

Впрочем, не каждая отметина признавалась дьявольским пятном. Существовали и так называемые ведьмины знаки, используемые для кормления злых духов кровью. Под ведьмины знаки подходили различные наросты и бугорки, а также бородавки. Станислав Пшибышевский в книге «Синагога Сатаны» пишет следующее: «Поверхность тела одержимого отмечена и снаружи особыми знаками. Это небольшие, не больше горошины, места кожи нечувствительные, бескровные и безжизненные. Они иногда образуют красные или черные пятна, но редко. Так же редко они отмечены углублением кожи. Большей частью они незаметны снаружи и находятся на половых органах. Часто они находятся на глазных веках, на спине, на груди, а иногда, но редко, они меняют место».

Дмитрий Занков в своей работе «Средневековые ведовские процессы. Раскрыта ли тайна охота на ведьм?» приводит следующие способы «опознания»: «Ведьму узнавали по полету ножа с изображением креста, брошенного через нее. А чтобы выявить всех ведьм в своем приходе, следовало взять в церковь пасхальное яйцо. Правда, любопытный при этом рисковал: если ведьма успеет вырвать и раздавить яйцо, у него должно было разорваться сердце. Принесенные в церковь намазанные салом детские башмачки грозили обездвижить ведьму. Но, пожалуй, самым распространенным оставалось испытание водой. Привязав правую руку ведьмы к левой ноге, а левую руку к правой ноге, колдунью бросали в ближайший водоем. Если она начинала тонуть, значит, невиновна, если же вода не принимала грешницу, то сомнений не оставалось: точно служила Сатане. Было распространено убеждение, что ведьма отличается от остальных людей меньшим весом: недаром же она летает по воздуху. Поэтому нередко обвиненных в колдовстве испытывали взвешиванием».

Не обошла стороной всеобщая истерия по поводу нашествия ведьм и Россию. В «Повести временных лет» есть такие строки: «Больше же всего через жен бесовские волхвования бывают, ибо искони бес женщину прельстил, она же мужчину, потому и в наши дни много волхвуют женщины чародейством, и отравою, и иными бесовскими кознями».

Устав о церковных судах Ярослава содержал «предложения» по поводу наказаний для ведьм: «Если жена будет чародеица, наузница, или волхва, или зелейница, муж, уличив, накажет ее, но не разведется». То есть тут все зависело от мужа и его изобретательности.

Евгений Шацкий в «Охоте на ведьм в России» приводит следующую статистику: «В 1411 году двенадцать колдуний были сожжены во Пскове по подозрению в том, что наслали на город чуму. В 1444 году можайский князь велел сжечь боярыню Марью Мамонову «за волшебство». В 1575 году Грозный сжег в Новгороде 15 колдуний. Несколько колдунов были сожжены по указу его сына Федора Иоанновича. Временно возобновилась «охота на ведьм» при Алексее Михайловиче – с 1647 по 1690 год сохранились сведения о сожжении 16 человек, осужденных за колдовство». Как видите, Россия от Европы не отставала. А последний раз ведьму в России сжигали в XVIII веке.


Читать далее   >


4 марта 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1345849
Александр Егоров
268163
Татьяна Алексеева
208630
Яна Титова
197271
Сергей Леонов
194795
Татьяна Минасян
157602
Татьяна Алексеева
128219
Светлана Белоусова
127850
Борис Ходоровский
116721
Сергей Леонов
104559
Виктор Фишман
86674
Павел Ганипровский
84929
Борис Ходоровский
76533
Наталья Матвеева
74120
Павел Виноградов
67503
Валерий Колодяжный
62061
Богдан Виноградов
61924
Наталья Дементьева
61603