Иран. Хмельная чаша нам… запрещена!
ЯРКИЙ МИР
Иран. Хмельная чаша нам… запрещена!
Олег Дзюба
журналист
Москва
1790
Иран. Хмельная чаша нам… запрещена!
Портрет имама Хаменеи у дверей общественного туалета может удивить

В мусульманских странах к веселящим зельям относятся по-разному. Никому не приходит в голову оспаривать заветы Пророка Мухаммеда, запретившего правоверным винопитие, но основатель ислама жил в доспиртовую эру и подозревать не мог о грядущем изобретении водки, виски, джина. Потому-то подверженные хмельным соблазнам склонны лукаво объяснять свои слабости тем, что автор Корана о запрете на эти сомнительные плоды цивилизации ни словом не обмолвился. В Иране, однако же, подобное лукавство не проходит...


Часть 1   >


Часть 2   >

ГОЛУБИ — ЖЕРТВЫ АЗАРТА

С антиалкогольными особенностями иранского образа жизни я впервые столкнулся еще в московском самолете. Сосед по ряду кресел перед высадкой из лайнера в Тегеране извлек куртку из верхнего багажного отсека, но так неловко уложил ее на сиденье, что из внутреннего кармана на пол выскользнула плоская бутыль виски. Не заметивший потери иранец потянулся было к выходу. Я тронул его за руку, а когда персидский вариант «рассеянного с улицы Бассейной» оглянулся, то указал ему на утрату. Растеряха зыркнул по сторонам и только убедившись, что никто за ним не следит, торопливо поднял посудину, упрятал ее поглубже в недра одежды и, доверительно подмигнув мне, поднес палец к губам. Сходным жестом он прощально поприветствовал меня после пограничного контроля и затерялся в толпе идущих к зеленому таможенному коридору.

Я проводил его взглядом и подумал, что Раисе Горбачевой, вдохновившей супруга на антиалкогольную кампанию, иранские запреты пришлись бы по душе. Первые их дни красочно описал чрезвычайный и полномочный посол СССР Виноградов: «Немедленно были закрыты все винные лавки, пасдары врывались в гостиницы, громили винные погреба, демонстративно выливая дорогие вина в канавы. Поначалу было установлено, что виски можно покупать в аптеке по рецептам — тем, кому нужно по медицинским соображениям, потом и это отменили. Один сообразительный иранец начал было выпускать безалкогольное «исламское» пиво. Потом и его запретили. Начали появляться сообщения о публичных порках тех, кто был уличен в употреблении спиртных напитков. Запретили их ввоз в страну даже для иностранцев, даже для дипкорпуса. Иностранные дипломаты возмутились, но ничего поделать не смогли, начали сами делать вино примитивными способами у себя в домах, под защитой дипломатическим иммунитетом помещениях. И скоро одной из излюбленных тем при беседах на приемах стал обмен опытом изготовления вин: «Вы берете виноград…» – «Нет, я беру кишмиш — сушеный виноград…» – «Свежий лучше…» – «Не говорите — из кишмиша получается покрепче».

Кроме хмельных радостей под запретом оказались азартные игры, а за компанию с ними под раздачу угодили и голуби! С этим последствием строгости воцарившихся в 1979 году нравов я столкнулся неподалеку от Исфагана, увидев близ дороги глинобитное сооружение в виде конуса, правда, не с заостренным, а с плавно закруглявшимся навершием. Поначалу я решил, что вижу очередную «башню ветров», которыми в докондиционерную эру обзаводился чуть ли не каждый богатый дом, не говоря уже о дворцах. Хитроумная система циркуляции попадавших внутрь воздушных потоков успешно охлаждала их, даря владельцам желанную прохладу. Однако на этот раз на глаза и в объектив попалась «голубиная башня», в которых до недавних времен селили голубей ради их помета, шедшего на удобрение почвы.

Не завидев возле башни ни единой птицы, я справился о причинах их отсутствия и узнал, что воркующие друзья человека пострадали именно за свои способности безошибочно находить дорогу к дому за множество километров. Этот уникальный их дар иранцы исстари использовали, заключая разнообразные пари, при которых голубей уподобляли бегунам на дальние дистанции. Спорщики выпускали птиц одновременно и спешили после этого по домам, где доверенные лица поджидали возвращавшихся голубей, засекая время прилета.

ЦЕНА СОБЛАЗНА — СОРОК ПЛЕТЕЙ

Теперь с голубями полегче; дома их держат без утайки, но башенное поголовье еще не восстановилось… С пивом тоже немного полегчало. К немалому изумлению я встретил в одном из тегеранских ресторанов даже «нулевку» известной всем на просторам СНГ петербургской фирмы. Попробовав ее ради любопытства, я убедился в отсутствии градусов, но все же ощутил легкий аромат солода. Чисто иранское пиво и того лишено. По наивности я заказал его в первый день за обедом, тут же убедившись, что пью самый обыкновенный лимонад. А вот отведать плетки за любое по объему потребление алкоголя иранцы могут и сейчас, правда, уже не публично, а в тюрьме, где специально для этого имеется экзекутор. Случайно разговорившись в Тегеране с бывшей советской соотечественницей, я услышал леденящее душу после признание, что ее собственный муж в первые после бегства шаха месяцы попался под руку пасдарам и схлопотал сорок плетей.

Рубцы после такого нравоучения пришлось лечить с помощью бальзама, которым успешно подторговывает специально для таких диагнозов аптекарь-армянин, хранящий рецепты предков. В их времена пороли еще чаще и по более разнообразным поводам!

Воспоминания же об экзекуции въелось в подкорку так прочно, что когда бывалого, так сказать, «порщика» ночью разбудил племянник, сбивший спьяну уличный киоск, трезвый дядюшка рискнул взять вину на себя. Ему-то мало что угрожало, кроме штрафа, а юного лихача могли запросто отправить под плети. «Молодежь теперь слабовата, не то, что в наши времена, еще сляжет надолго», - сказал по этому поводу знаток антиалкогольных кар, не забыв потом стребовать двойную компенсацию с родителей водителя-неумехи.

Напрашивается вопрос, где же иранский недоросль разжился запретной «огненной» влагой? Вспомним нашу антиалкогольную компанию. Во многих домах и квартирах колыхались от выделающихся при спиртовом брожении газов медицинские перчатки на банках с закваской для самогона. Это покачивание в народе ласково называли «Привет, Миша»! В Иране, судя по долетевшим до меня рассказам, дело обстоит сходным образом. Особенно известен в этом смысле город Шираз, издавна славившийся одноименным сортом винограда и прекрасными сухими винами. Говорят, что ширазцы по сию пору не отказались от потайных винных погребов и не забыли рецептов ширазского варианта кавказской чачи.

ДИСКОТЕЧНОЕ ПОДПОЛЬЕ

Шанс испытать на себе булькающие плоды алкогольной самодеятельности я получил в одном из иранских городов, название которого предпочту сохранить в тайне. Меня занесло туда как раз на Рождество, в честь которого, как известно, у нас позволительно на время распрощаться с тяготами поста. Один из моих коллег по странствию полседовал совету из 165-го рубая Омара Хайама «Хмельная чаша нам хотя запрещена,/ Не обходись и дня без песен и вина». Закулисные и тайные переговоры завершились тем, что нас некоторое время водили по лабиринту старинных улочек, а затем подвели к неприметной двери в глухом тупике. Далее последовали непродолжительный диалог сквозь дверную щель, после которого мы были допущены в скудно освещенный, но довольно просторный зал, где динамики музыкального центра исторгали отнюдь не восточные напевы, а по расставленным вдоль стен тахтам (в Иране это слово означает не подобие дивана, а помост на коротких ножках, устланный коврами), по-восточному сложив ноги, разместились парни и девицы студенческих возрастов.

Одна из моих попутчиц, явно заскучавшая за несколько дней интенсивных осмотров иранских архитектурных прелестей, смело сбросила утепленный плащ и наперекор всем запретам, не допускающим совместных танцев лиц противоположных полов, пустилась в пляс с изящным парнем в красной водолазке. Заразительный их пример напомнил мне поведение публики классического венского бала после команды «Танцуют все». Опасаться было некого, ибо оказались мы на подпольной дискотеке, куда непроверенных и чужих не допускают!

Отпивая по глоточку предложенный мне смуглым пареньком чай, я не обратил сразу внимания послышавшийся откуда-то сбоку говорок на ломаном английском. Я понял, что мне предлагают другой чаек, но покрепче. Откликаться я не стал не столько из-за нежелания нарушать законы чужой страны, сколько из-за сомнений в безвредности напитка для моего порядком уже пострадавшего от возраста здоровья. На память однако же пришла строчка из Маяковского: «Челядь чайники бесшумно подавала». Классик революционной поэзии имел в виду кутеж своего персонажа в петроградском ресторане «Селект» предоктябрьской порой 1917 года, когда в России действовал сухой закон введенный после начала Первой мировой войны… Эпохи и государства меняются, а принципы потаенных «чаепитий» остаются теми же самыми…

Такова уж особенность пуританской (по неприятию привычных на всех континентах развлечений) страны. Желающим отвлечься от строгостей остается выбираться за границу — особенно популярна в этом смысле Турция. В ближнее для Ирана зарубежье публика, располагающая необходимыми для этого средствами, летит и ради концертов эмигрировавших эстрадных звезд. Ведь женский вокал после 1979 года оказался под запретом. Очевидцы вспоминают, что один из лидеров антишахской борьбы объяснял это тем, что женские голоса слишком волнительны для сильного пола, а поэтому ослабляют мужественность!

Фото автора

22 декабря 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720