Французский Алжир. Террор против террора
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №18(430), 2015
Французский Алжир. Террор против террора
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
155
Французский Алжир. Террор против террора
Улицы алжирской столицы под контролем легионеров

Военный конфликт между французской колониальной администрацией и вооруженными группировками, выступавшими за независимость Алжира, стал одним из знаковых событий середины минувшего века и сыграл важнейшую роль в судьбе Франции.

Это было запутанное военно-политическое противостояние, характеризовавшееся партизанскими действиями, жесткими контрмерами и терактами в городах. Дополнительную остроту конфликту придавал тот факт, что по действовавшему законодательству территория Алжира являлась неотъемлемой частью Франции, и определенные круги французского общества воспринимали эти события как мятеж и угрозу территориальной целостности страны.

Франция вторглась в Алжир, бывший одним из центров средиземноморского пиратства, в 1830 году. Специально для завоевания страны 9 марта 1831-го был создан Французский иностранный легион со штаб-квартирой в Сиди-Бель Аббесе. Спустя четыре года покорение Алжира завершилось. Территорию страны разделили на три заморских департамента — Алжир, Оран и Константину. С этого момента в течение более чем столетия детям во французских школах твердили: Алжир — неотъемлемая часть Франции.

Согласно принятому в 1865 году Кодексу поведения, алжирцы оставались субъектами мусульманского законодательства, могли быть призваны в вооруженные силы Франции, а также имели право подать запрос на получение французского гражданства. На деле же последнее было крайне затруднительно.

К середине ХХ века его имели примерно 13 процентов коренного населения. Остальные являлись гражданами Французского Союза и не могли занимать высокие государственные посты в ряде правительственных учреждений.

На территории Алжира проживало около миллиона французских колонистов (франкоалжирцы, колоны, пье-нуары — «черноногие»), которым принадлежало 40 процентов обрабатываемых земель. Это были самые плодородные территории страны. Социальное неравенство между колонами и местным населением проявлялось и в оплате труда. Алжирцы получали меньшую зарплату, чем пье-нуары, даже на одинаковой работе.

Тем не менее колоны и местное население долгое время жили в мире. Колоны были консервативны, считали себя строителями современного Алжира и относились к этой земле как к своей родине. Многие из них действительно родились и прожили здесь всю жизнь. Можно сказать, что Алжир был переселенческой колонией при сохранении туземного большинства.

Французы не стали уничтожать традиционный институт старейшин. В их армии существовали алжирские подразделения — тиральеры, гумы, таборы, спаги, — сражавшиеся за Францию в многочисленных вооруженных конфликтах.

Ситуация начала меняться после окончания Первой мировой войны. Обнародованные в 1918 году президентом США Вильсоном «14 пунктов» дали толчок к началу дискуссии в кругах алжирских интеллектуалов — улемов по вопросу предоставления стране автономии и определенного самоуправления. В 1926 году было основано национально-революционное движение «Североафриканская звезда», ставившее своей целью улучшение условий труда рабочих во всех французских колониях Северной Африки. Движение просуществовало до 1929 года и было распущено по настоянию французских властей. В 1938 году Ферхат Аббас создал Алжирский народный союз, переименованный позднее в Манифест алжирского народа.

В период Второй мировой войны требования автономии усилились. 8 мая 1945 года по случаю завершения войны в Европе в Сетифе состоялась массовая демонстрация. В ходе шествия полицейский застрелил одного из участников, 26-летнего Бузида Сааля, несшего алжирский флаг. Убийство демонстранта стало толчком к массовым беспорядкам, охватившим многие населенные пункты. В них погибло 102 европейца.

Колоны и французская армия ответили на беспорядки кровавой резней с применением танков, артиллерии и авиации. Репрессии продолжались несколько месяцев. По данным американского посольства, погибло 45 тысяч человек. Акция возмездия по своей жестокости не уступала зверствам нацистов. Перед расстрелом жертв заставляли рыть себе могилы, группы заключенных связывали цепями и давили гусеницами танков, грудным детям разбивали головы, бросая на камни. Трупов было так много, что их просто не успевали хоронить, поэтому бросали в колодцы, сбрасывали в пропасти в горах Кабилии, сжигали в печах.

Восстание было подавлено. Французское правительство продолжало игнорировать даже самые скромные требования местного населения. К тому же против реформ выступали колоны.

Алжирцы не забыли унижений, продолжив борьбу за свои права. В 1946 году Манифест алжирского народа был преобразован в Демократический союз Алжирского манифеста.

В 1947-м была создана секретная организация (ОС), сделавшая ставку на вооруженную борьбу. В 1953-м ОС объединяется с вооруженными группами Демократического союза Алжирского манифеста. Руководство этими силами осуществляется из зарубежных центров, находившихся на территории Туниса и Египта. Всю территорию Алжира поделили на шесть военных округов — вилайя. Каждый возглавлял свой главнокомандующий, имевший определенную свободу действий.

1 ноября 1954 года был создан Фронт национального освобождения (ФНО), ставивший своей целью достижение независимости страны путем вооруженного восстания.

В тот же день отряды алжирских повстанцев развернули боевые действия, атаковав ряд французских объектов. Первым актом стало убийство партизанами французских детей в школьном автобусе близ города Бон. Командующий частями ФНО Мохаммед Саид (бывший солдат СС) был полон решимости пролить реки крови.

Момент для начала восстания был выбран удачно. Всего за полгода до этого Франция потерпела сокрушительное поражение в Индокитае, в сражении при Дьен Бьен Фу. Наиболее боеспособные подразделения французской армии и Иностранного легиона все еще находились в Юго-Восточной Азии, ожидая эвакуации. В то же время и сам ФНО был слаб. Его военные силы насчитывали не более 800 бойцов, которым не хватало оружия.

Первоначальные акции ФНО и ответные действия французских частей носили локальный характер. Партизаны нападали на армейские конвои, небольшие гарнизоны и посты, разрушали инфраструктуру противника. Вели они и идеологическую войну: детям запрещалось посещать французские школы, простых жителей заставляли отказываться от употребления алкоголя и табака, вынуждая тем самым подчиняться нормам шариата, а заодно нанося удар по определенному сектору французской экономики. Подозреваемых в сотрудничестве с врагом жестоко убивали.

Настоящая война развернулась в августе 1955-го, когда повстанцы совершили массовое убийство мирного населения (123 человека, включая 71 европейца) в городе Филиппвиль (ныне Скикда). Ответная реакция французских властей была такой же, как и десятилетие назад. Число убитых алжирцев снова перевалило за несколько тысяч.

В 1956 году положение ФНО несколько улучшилось. Независимость получили соседние французские колонии Тунис и Марокко, на территории которых сразу же появились лагеря подготовки партизан. В августе того же года было завершено формирование Армии национального освобождения, вооруженного крыла ФНО: теперь она получила тактическую структуру — воинские звания и подразделения.

В свою очередь, французы противопоставили партизанскому движению тактику квадрильяжа. Вся территория Алжира была разделена на районы (квадраты), каждый из которых был закреплен за определенным подразделением, отвечавшим за местную безопасность. В целом во французской армии четко выделялись два типа подразделений: элитные соединения парашютистов Иностранного легиона и все остальные, контролировавшие ситуацию на выделенной им территории.

Несомненно, главными противниками партизан ФНО были парашютисты Иностранного легиона, осуществлявшие активные наступательные действия. Для проведения спецопераций в июне 1955 года был сформирован 1-й, а в декабре 1955-го — 2-й парашютный полки. Эти соединения укомплектовали первоклассными бойцами. Значительную часть в них составляли немцы, бывшие солдаты диверсионно-штурмовых подразделений генерала Курта Штудента. Они имели богатый боевой опыт — бесстрашия и жестокости по отношению к противнику им было не занимать.

Для борьбы с партизанами штаб легионеров и французская контрразведка разработали безжалостную и безотказную тактику «полос изоляции» — превращение зон проникновения бойцов ФНО в запретные территории.

В этих районах населению немедленно приказывали покинуть дома, ликвидировали доставку продовольствия и систему здравоохранения. Легионеры получали право без предупреждения открывать огонь на поражение по каждому, кто после определенного часа оказывался в запретной зоне, и охотно этим пользовались. В конце 1956 года командование 2-го парашютного полка рапортовало о ликвидации 1440 вооруженных партизан. Впрочем, на склады было доставлено всего 140 единиц трофейного оружия. Вскоре стало ясно, что приведенные данные не соответствуют действительности. К убитым в бою партизанам парашютисты приписали и гражданских лиц, погибших при невыясненных обстоятельствах.

В ответ ФНО развернул широкомасштабную кампанию террора в столице Алжира. Почти ежедневно на городских улицах взрывались бомбы, гибли колоны и мирные алжирцы. Теракты оказались эффективным оружием, вызвав серьезную озабоченность французского правительства. В январе 1957 года в городе началась крупная забастовка, приуроченная к обсуждению алжирского вопроса в ООН.

Ответом на террор алжирских боевиков стало создание ряда организаций французских расистов и ультраколонистов, ставивших своей целью физическую ликвидацию наиболее активных борцов за независимость. Одной из таких организаций была «Красная рука», распространившая свою деятельность на территорию Западной Европы.

20 мая 1957 года в гавани Танжера боевики «Красной руки» взорвали шхуну, совершавшую рейсы по Средиземноморью. На ее борту перевозили различные грузы повстанцам и дезертиров из Иностранного легиона. Капитан шхуны Моррис, случайно не пострадавший от взрыва, был взорван в своей машине 3 мая 1959 года во Франкфурте-на-Майне. 5 ноября 1958-го в Бонне, недалеко от тунисского посольства, был расстрелян в своей машине алжирский представитель адвокат Амедлан Аит-Ахсене.

Для прекращения волны городского терроризма французское командование подготовило контртеррористическую операцию «Битва за Алжир». В город была введена 10-я парашютная дивизия генерала Массю, получившего чрезвычайные полномочия. В ее состав входил 1-й парашютный полк Иностранного легиона под командованием полковника Жанпьера, сыгравший главную роль в установлении порядка в городе.

Спецоперация легионеров получила название «Шампань». Парашютисты под руководством майора Фольке методично окружали кварталы, проводили обыски и массовые аресты. С помощью полиции и секретных агентов был составлен полный список жителей города. Все арабы без удостоверений личности считались бунтовщиками. Подозреваемых в принадлежности или симпатиях к ФНО арестовывали и допрашивали в камерах пыток. Сотни людей прошли через мучения на вилле «Сусини», где 1-й парашютный полк организовал собственную тюрьму. Парашютисты в масках избивали алжирцев и сочувствовавших им французов, а также представителей прессы, критиковавших методы проведения операции. Арестованных топили в ваннах, морили голодом, пытали электрическим током. Жертвами облав и пыток стало 2500 человек.

Генерал Массю не скрывал своих методов допросов. Он даже подверг себя пыткам электрическим током, доказывая, что его воздействие не имеет долговременных отрицательных последствий. Его примеру последовали многие офицеры и унтер-офицеры. Даже капеллан дивизии Делларю горячо защищал пытки, утверждая что «не бывает чистой войны; иногда это борьба двух добрых сил, а иногда двух злых». Все это напоминало идеологию какого-то средневекового ордена крестоносцев, вызвав резко негативную реакцию со стороны парижской интеллигенции.

Но несмотря на жестокость, подобные методы дознания доказали свою эффективность и вскоре появились в других соединениях легиона. Парашютистам удалось захватить в плен Ясефа Саада — руководителя ФНО в Алжире. После трехдневных пыток на вилле «Сусини» Саад выдал всех своих сообщников. В руки легионеров попала масса ценных документов, медикаменты, оружие и деньги. Удар, нанесенный ФНО, был сокрушительным — вооруженные акции в городе прекратились.

После установления порядка в городе парашютисты Иностранного легиона сконцентрировались на поиске и уничтожении партизан в отдаленных районах страны. Впервые в истории войн в Алжире для переброски подразделений широко использовались вертолеты; концепция аэромобильности была впоследствии проанализирована американскими военными и десятилетие спустя нашла применение во Въетнамской войне. Забрасываемые с помощью вертолетов десантные группы действовали эффективно, но их победы в большинстве своем носили тактический характер. ФНО старался избегать крупных сражений, действуя мелкими группами.

Наряду с боевыми операциями французы проводили и широкую агитацию среди местного населения. В 1957 году были созданы Специальные административные секции, осуществлявшие вербовку населения на борьбу против ФНО. Эти же подразделения занимались вербовкой местных добровольцев в отряды ополчения, так называемые харки, оборонявшие свои селения от партизан. Французским спецслужбам неоднократно удавалось подбрасывать противнику дезинформацию о якобы имевшем место предательстве отдельных командиров и активистов движения, провоцируя кровавые внутренние разборки и способствуя ослаблению партизанского движения. В течение 1957 года французским властям удалось разгромить основные силы партизан в крупных городах страны, но до полной победы было еще далеко.

Командиры десантных подразделений требовали от высшего командования подкреплений и новых вертолетов, но денег, как всегда, не хватало. Правда, средства быстро нашлись на строительство линии оборонительных укреплений, так называемой «линии Мориса», протянувшейся вдоль границы с Тунисом на 300 километров от морского побережья до Тебессы. Она состояла из колючей проволоки под высоким напряжением, минных полей, радарных станций, густо расположенных военных постов и должна была препятствовать получению партизанами военной помощи из Туниса. Однако те перерезали проволоку и обходили линию с юга.

В январе 1958 года французский патруль попал в засаду на границе с Тунисом и понес большие потери. Примерно в это же время возле тунисского селения Сакиет-Сиди-Юсеф было сбито три самолета ВВС Франции. Разведка сообщила, что в одной из приграничных деревень находится большой склад оружия.

3 февраля французская авиация нанесла бомбовый удар по деревне, в результате которого погибло 70 мирных жителей. Следствием этого авианалета стал кризис во франко-тунисских отношениях, получивший большой международный резонанс. Вопрос о бомбардировке предполагалось обсудить на специальном заседании Совета Безопасности ООН. В связи с этим правительство Франции приняло решение согласиться на предложенные США и Великобританией посреднические услуги. Французскому премьеру Феликсу Гайяру была предложена идея создания в Северной Африке оборонительного пакта с американо-британским участием. Однако этот ход был расценен рядом правых депутатов как предательство. В итоге 15 апреля 1958 года кабинет министров подал в отставку.

А тем временем ФНО предпринял новые попытки прорыва линии оборонительных укреплений. Партизан вытесняют из горных укрытий, замуровывают пещеры, блокируют пути снабжения. Все операции хорошо скоординированы: вначале снайперский огонь, потом минометный обстрел, атака вертолетов и штурм пехоты, вооруженной гранатометами и огнеметами. В общей сложности за первую половину 1958 года ФНО потерял убитыми и ранеными 23 тысячи человек, но так и не смог прорвать укрепления.

Определенные успехи были у движения на дипломатическом поприще, когда алжирская бойня обсуждалась мировым сообществом. Однако ФНО не смогло сорвать референдум в Алжире по вопросу новой конституции. Попытки движения развернуть террор на территории самой Франции были быстро пресечены полицией.

В Алжире колоны с раздражением следили за кризисом в метрополии. Масла в огонь подлило сообщение об убийстве партизанами трех пленных французских солдат. Проходившая в тот же день в Алжире демонстрация переросла в массовые беспорядки. Вскоре после этого генерал Массю и еще тринадцать высших офицеров французского спецназа создают Комитет общественной безопасности во главе с генералом Раулем Саланом. Комитет требует принять новую конституцию и сделать премьер-министром генерала Шарля де Голля. Фактически это был путч. В случае отказа от выполнения их требований мятежные генералы планировали высадить парашютный десант в Париже.

Де Голль оказался приемлемой для всех сторон фигурой. В течение нескольких лет он находился в тени и не был причастен к решениям правительства по индокитайской и алжирской проблемам. Ультраправые считали, что боевой генерал не допустит «сдачи Алжира», а все остальные верили, что он сможет вывести страну из затяжного политического кризиса.

15 мая 1958 года информационные агентства распространили воззвание де Голля, в котором он сообщил о готовности взять на себя ответственность за судьбу страны. Генерал обратился к мятежникам с требованием подчиниться. 27 мая правительство Пфлимлена подает в отставку. Президент Франции Рене Коти, обратившись к Национальному собранию, требует избрания премьером де Голля и передачи ему чрезвычайных полномочий для формирования правительства и пересмотра конституции. 1 июня 1958-го генерала де Голля утвердили на посту премьер-министра.

Вскоре он совершает поездку в Алжир, где заявляет колонам о полной поддержке их действий. Французские власти разворачивают кампанию по принудительному переселению жителей ряда районов страны в так называемые «лагеря перегруппировки». Жизненные условия в них, как правило, были неудовлетворительными. Это не прибавило алжирцам симпатий к французам, но в то же время лишило повстанцев возможности рекрутирования в свои ряды новобранцев и получения продовольствия.

Осенью де Голль обнародовал пятилетний план экономического развития Алжира («план Константины») и в угоду ультраправым пообещал крупное военное наступление на силы партизан. Вдобавок премьер-министр выдвинул инициативу так называемого «мира храбрых», предусматривавшего амнистию для повстанцев, добровольно сложивших оружие.

Кредит доверия де Голлю был очень большим. 28 сентября 1958 года завершилась двенадцатилетняя история 4-й республики. Французский народ поддержал проект конституции, предложенный де Голлем.

24 декабря его избирают президентом страны, а 8 января 1959 года происходит торжественная инаугурация.

В феврале 1959-го начинается обещанное наступление французских войск на позиции партизан. Генерал Морис Шалль — новый командующий — подготовил свой план действий, предусматривавший проведение серии операций в разных районах страны до весны 1960 года с целью разгрома основных сил партизан и их баз.

Спустя всего месяц после начала наступления командование ФНО приказало своим силам рассредоточиться и действовать небольшими боевыми группами. По данным советских исследователей, в 1959 году ФНО потерял убитыми около половины командного состава.

К 1960 году французская армия, по существу, одержала военную победу в Алжире. Мобильные группы легионеров патрулировали обширные территории страны, практически не встречая сопротивления противника. Впрочем, окончательное решение алжирского вопроса оставалось за политиками, которые еще не сказали своего слова...


22 августа 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88938
Виктор Фишман
71175
Сергей Леонов
63948
Борис Ходоровский
63287
Богдан Виноградов
50253
Дмитрий Митюрин
37947
Сергей Леонов
34178
Роман Данилко
31948
Борис Кронер
21626
Светлана Белоусова
20247
Наталья Матвеева
19518
Светлана Белоусова
19386
Дмитрий Митюрин
18201
Татьяна Алексеева
17984
Татьяна Алексеева
17453
Наталья Матвеева
16771