Диктатура моды
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №13(373), 2013
Диктатура моды
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
540
Диктатура моды
Художник Лансере. «Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе»

Ах, мода, мода! Как только ее не называют! И ветреной, и капризной, и смешной! А она просто меняется вместе с нами и с окружающим нас миром. Бесчисленные бантики, воланчики, фестончики и шлейфы, тончайшие вышивки и кружева, причудливые шляпки и веера, крохотные зонтики и платочки, шелковые подвязки и корсеты — все эти очаровательные женские мелочи канули в Лету, потому что их убил технический прогресс. Попробуйте представить себе женщин в платьях с кринолинами в метро: в вагон смогло бы втиснуться не более десятка, да и эскалаторы пришлось бы расширять! Современным мужчинам, привыкшим к застежкам-молниям, не понять неистового томления возлюбленных наших прапрабабушек, упорно боровшихся с десятками крючочков, пуговок, тесемок, завязок и булавок на своих платьях. У нынешних донжуанов просто нет времени на такие глупости, ведь мы всегда и во всем спешим: жить, любить, перенимать модные новинки, устаревающие буквально на глазах. Современная одежда чрезвычайно рациональна и отвечает запросам нашего торопливого века: куртки, футболки, джинсы, пригодные для поездки на дачу и посещения театра. Все унифицировано, одинаково и оттого безлико. Однако женщины замечают малейшие изменения длины юбок или высоты каблучка, хотя великая модница Коко Шанель со знанием дела утверждала, что «люди увлекаются не модой, а теми немногими, кто ее создает». Действительно, сегодня несколько раскрученных дизайнеров определяют, что будут носить избранные толстосумы и их избранницы. Остальным приходится довольствоваться недорогими подделками. А когда-то мода была делом серьезным, даже государственным, она диктовалась строжайшими указами и определялась личными капризами коронованных модников и модниц...

Роскошь золоченой нищеты

Если вы будете прогуливаться около Михайловского замка в Санкт-Петербурге, то обратите особое внимание на конную статую Петра Великого. У этого памятника есть свой маленький пикантный секрет. Скульптор Франческо Растрелли изобразил Петра, грозно глядящего вдаль, верхом на его любимом коне Лизетте. Называть коней, то есть особ мужского пола, женским именем Лизетта было прихотью Петра, но навсегда останется тайной, по чьей прихоти левая передняя нога бронзовой Лизетты обута в изящную туфельку! Знатоки и любители петербургской старины утверждают, что скульптор так хитро вылепил лошадиную ногу, что с определенного ракурса можно увидеть женскую ножку, и эта прелестная ножка принадлежала не кому-нибудь, а дочери царя-реформатора Елизавете, Лизетте... Так ли это на самом деле, установить невозможно, но думается, что Елизавета Петровна не стала бы возражать против того, чтобы ее ножки увековечили для потомства. Она считала, что у нее очень красивые ноги, но длинные женские юбки не давали возможности их продемонстрировать, поэтому императрица Елизавета Петровна очень любила устраивать маскарады, на которых она появлялась в мужских костюмах, переодеваясь то французским мушкетером, то казацким гетманом, то голландским матросом. Страсть к перевоплощению Елизавета унаследовала от отца, которого можно назвать первым дизайнером, переодевшим всю Россию. Петр Великий вынес модный приговор исконно русской традиционной одежде и втиснул разъевшиеся телеса дворянства в узкие иноземные платья. Когда Елизавета вступила на престол, о длиннополых кафтанах давно забыли, во дворцах безраздельно господствовала французская мода.

25 апреля 1742 года начались коронационные торжества в честь восшествия на престол императрицы Елизаветы Петровны. Они продолжались два месяца: бесконечная череда маскарадов, фейерверков, балов, обедов и ужинов... За это время Елизавета успела надеть костюмы всех стран мира. Правда, об устройстве этого самого мира дочь Петра имела достаточно туманное представление. Она до конца своих дней была уверена, что Англия расположена на материке: такая известная страна не может быть островом! «Ведь в Англию можно проехать по суше, а не плыть на корабле?» — спрашивала государыня, и придворные с ней соглашались. Однако в вопросах моды Елизавета Петровна никогда не ошибалась, тут она задавала тон всей империи. Ее увлечение нарядами и уходом за своей красотой граничило с безумием, однако погоня за увеселениями и поиск новых наслаждений плохо сказывались на внешности. Обычно после вечернего бала государыня ужинала в два или три часа ночи и ложилась спать в семь часов утра. Не удивительно, что на макияж у нее уходило полдня. По свидетельству очевидца, «ежедневно четырех, пяти часов времени и всего русского искусства едва достаточно для того, чтобы придать ее лицу желаемую обольстительность». После долгих часов, проведенных за туалетным столиком в окружении горничных, парикмахеров и портных, императрица отправлялась на бал. Все оставшееся время она управляла Россией.

После восшествия на престол Елизавета никогда не надевала одно и то же платье дважды. А теперь сделаем несложные вычисления: императрица Елизавета Петровна царствовала двадцать лет и один месяц, следовательно, для ежедневного переодевания ей хватило бы 7330 платьев. Однако царица не могла ограничиться такой «малостью». Она обожала танцевать до упаду, вспотев, меняла платье, иногда это приходилось делать по три раза в течение одного бала. Наряды императрицы шились из самых дорогих тканей, отделанных золотым и серебряным шитьем, но «ношеные» платья безжалостно сваливались в гардеробных как ненужный хлам. В 1753 году в Москве разразился пожар, сгорел дворец, в котором находилось четыре тысячи платьев государыни. После смерти Елизаветы осталось пятнадцать тысяч платьев, более сотни кусков французских материй, два сундука шелковых чулок и тысячи пар туфель. Нет сомнения, что это были лучшие образцы парижской моды.

Елизавета хотела быть единственной российской модницей. Она первой скупала «импортные» товары, привозимые иностранными кораблями в Петербургский порт, а все остальные дамы имели право приобрести ненужные ей остатки. Дипломат Бехтеев, посланный в Париж для государственных переговоров, исполнил и другую важнейшую миссию: он купил для Елизаветы шелковые чулки нового фасона. Английский дипломат лорд Гиндфорд лично отбирал ткани светлых тонов, которые особенно нравились императрице, и отправлял их в Россию. Заботясь о пышности своих нарядов, Елизавета не обращала ни малейшего внимания на окружающую ее обстановку. Историк Ключевский писал, что жилые помещения «поражали теснотой, убожеством обстановки, неряшеством: двери не затворялись, в окна дуло; вода текла по стенным обшивкам, комнаты были чрезвычайно сыры; в спальне в печи зияли огромные щели; в небольшой каморе теснилось семнадцать человек прислуги; мебелировка была так скудна, что зеркала, постели, столы и стулья по надобности перевозили из дворца во дворец, даже из Петербурга в Москву, ломали, били и в таком виде расставляли по местам. Елизавета жила и царствовала в золоченой нищете». Суетливая жизнь, непредсказуемые переезды, ночные бдения — все это было не прихотью императрицы: ее гнал страх. В октябре 1741 года дочь Петра Великого совершила государственный переворот. В этот день состоялось самое важное переодевание в ее жизни. Елизавета надела кирасу поверх платья и, возглавив три сотни пьяных гвардейцев, двинулась свергать ненавистную правительницу Анну Леопольдовну. Всю оставшуюся жизнь она боялась, что ее тоже кто-нибудь сбросит с престола...

Ожившая Пандора

Кажется, что нет ничего проще, чем ответить на вопрос, как звали первую женщину, появившуюся на земле. Конечно, большинство ответит: «Ева», а вот древние греки были уверены, что бог Гефест из воды и земли сделал куклу и вдохнул в нее душу. Так появилась прекрасная девушка по имени Пандора. Она была создана по повелению Зевса-громовержца как наказание людям за грехи. Прежде чем отправить Пандору на землю, олимпийцы вручили ей свои божественные дары: красоту, способность обольщать, хитроумный рассудок и любопытство. Афродита подарила Пандоре золотое платье, а Зевс преподнес сосуд, в котором были заперты все человеческие несчастия, и запретил его открывать. Конечно, женское любопытство и запрет что-то делать — это две вещи несовместные. Пандора открыла крышку сосуда и выпустила на волю все мыслимые и немыслимые беды.

Эта древнегреческая легенда имеет самое прямо отношение к моде. Какой-то французский острослов назвал Пандорой куклу, предназначенную для демонстрации новых моделей одежды. В Париже уже выходил первый модный журнал «Галантный Меркурий», но щеголихи всего мира до середины XIX века предпочитали со всех сторон рассматривать восковые куклы, на которых были надеты образцы новых платьев. Ежемесячно из столицы моды в столицы всех европейских держав отправлялись две куклы — большая и малая Пандоры. Гардероб большой Пандоры состоял из нескольких выходных платьев, а малая демонстрировала домашние наряды. У каждой Пандоры был сундучок с полным набором крошечных аксессуаров. Говорят, что даже военные действия прекращались для того, чтобы пропустить кареты, в которых ехали модно одетые куклы. В это очень легко поверить, ведь у воюющих генералов были жены, которые не хотели отставать от моды. Кукол Пандор стали привозить в Россию при Петре Великом. Государь приказал выставлять их на людных площадях, чтобы городские модницы могли ознакомиться с парижскими новинками. Однако в царствование его дочери о таком и подумать было нельзя! Елизавета Петровна не допускала даже мысли, что кто-то посмеет увидеть Пандор раньше нее. Только она могла являться на балы разодетая, нарумяненная и причесанная, как модная кукла.

Императрица Елизавета была ленива: читать ей было скучно, а писать она ненавидела, поэтому редко забивала свою прелестную головку государственными проблемами, но она продумывала каждую деталь, если дело касалось одежды ее придворных, к которым государыня относилась как капризная девочка к своим игрушкам. Государыне захотелось, чтобы гуляющие в загородных резиденциях одевались в наряды, которые гармонировали бы с цветом дворцовых стен. Она разработала фасоны специальных платьев для прогулок в Петергофе и Ораниенбауме. Вот несколько строчек из длиннейшего и подробнейшего указа о том, как надо одеться в торжественные дни в Петергофе: «Иметь платье: дамам кафтаны белые тафтяные, обшлага, опушки зеленые, по борту тонкий позумент серебряный, волосы вверх гладко убраны, ленты зеленые; кавалерам: кафтаны и камзолы белые, у кафтана обшлага маленькие разрезные и воротники зеленые, кто из какой материи пожелает, с накладкою серебряного позумента около петель, чтобы кисточки серебряные, как оные прежде сего у петергофского платья бывали». Одинаково одетые дамы и кавалеры гуляли по парку как живые манекены, становясь частью ландшафтного дизайна, которым императрица любовалась с балкона своего дворца.

Роковые веснушки

Много сил и времени императрица отдавала развитию театрального костюма. Она не брезговала лично обряжать актеров в придуманные ею наряды. Весь секрет заключался в том, что спектакли при дворе разыгрывали воспитанники кадетских корпусов, а женские роли играли самые красивые молодые люди. В 1750 году императрица собственноручно одела кадета Сухопутного шляхетского корпуса Свистунова, игравшего роль девицы Осмельды в трагедии Сумарокова. Лучшим исполнителем женских ролей был кадет Никита Бекетов, обладавший чудесным цветом лица и почти девичьей красотой. Однажды Елизавета Петровна пришла на представление трагедии Сумарокова «Синав и Трувор» и в ожидании начала пьесы прошла за кулисы. Среди пыльных декораций императрица увидела прекрасного юношу, который безмятежно спал. Начальники кадетского корпуса бросились на сцену, чтобы разбудить заснувшего актера, но Елизавета приказала опустить занавес и играть спокойную, убаюкивающую музыку, а сама присела рядом с юным красавцем и долго любовалась его пригожим личиком. Когда Никита Бекетов проснулся, ему объявили, что он произведен в сержанты, а через несколько дней он стал майором. Императрица неоднократно бывала на спектаклях с участием Бекетова и сама одевала его в женское платье. Елизавете было сорок два года, а Никите едва минуло девятнадцать, но, когда женщина обладает большими деньгами или большой властью, разница в возрасте любовников почему-то не чувствуется.

Молодой фаворит, к которому счастье пришло во сне, сменил скромный форменный мундирчик на дорогие камзолы с бриллиантовыми пуговицами, его покои находились рядом со спальней императрицы. «Он возгордился, начал представлять из себя вельможу и принимать других вельмож и старых придворных в халате». За успешные баталии на любовном фронте Бекетов получил чин полковника. Летом 1751 года влюбленные уединились в Петергофе. Бекетов обладал хорошим музыкальным слухом и поэтическим даром, он организовал хор мальчиков, чтобы порадовать царственную подругу песнями во славу их любви. Однако кто-то напел императрице, что Никита увлекается не только хоровым пением, но мальчиками-хористами. Елизавета относилась к содомскому греху с отвращением, но никаких доказательств вины Бекетова не было, и донос не имел последствий. Окончательную точку в романе императрицы и кадета поставила всесильная мода. От солнца на лице Бекетова появились веснушки. Для Никиты это было настоящей трагедией, ведь модным был бледный, ровный, как у куклы, цвет лица. На помощь пришел отставной фаворит Иван Шувалов, который из-за увлечения императрицы смазливым кадетом потерял свое место в царской постели. Шувалов подарил доверчивому юноше баночку чудодейственной мази от веснушек собственного приготовления. Бекетов помазал ею лицо, и оно покрылось прыщами и нарывами. Елизавета так испугалась, что фаворит болен дурной болезнью, что немедленно уехала из Петергофа, запретив Никите следовать за ней. Однако вышедший из моды фаворит получил имение Отрадное в Астраханской области.

Бекетов проспал свое счастье при дворе, но он навсегда остался щеголем и знатоком в амурных делах: «По всей России ходили слухи о его дорогих и экстравагантных нарядах. Не менее широкой известностью пользовались любовные похождения этого редкостного красавца, щедрого кутилы и галантного острослова». Никита Афанасьевич прожил жизнь холостяком, хотя у него были внебрачные дочери. Видимо, горький осадок от императорского романа остался у него навсегда...

Цена одной розы

Современники считали императрицу самой красивой женщиной России, и среди ценителей ее красоты были не только придворные льстецы. Правда, немногочисленные недоброжелатели шептались по углам, что курносый нос, рыжеватые волосы и склонность к полноте портят внешность императрицы, но сама Елизавета соглашалась с теми, кто находил ее верхом совершенства. Однако рыжинка в волосах все же беспокоила Елизавету, и она решила избавиться от досадного недостатка. Несложная косметическая процедура закончилась маленькой женской трагедией. «В один прекрасный день императрице пришла фантазия велеть всем дамам обрить головы. Все ее дамы с плачем повиновались; императрица послала им черные, плохо расчесанные парики, которые они принуждены были носить, пока не отросли волосы. Вслед за этим последовал приказ о бритье волос у всех городских дам высшего света. Это распоряжение было обусловлено вовсе не стремлением ввести новую моду, а тем, что в погоне за красотой Елизавета неудачно покрасила волосы и была вынуждена с ними расстаться. Но при этом она захотела, чтобы и другие дамы разделили с ней печальную участь, чем и был вызван беспрецедентный указ».

Русская пословица «Не родись красивой, а родись счастливой» в царствование Елизаветы Петровны обрела зловещий смысл. Красота могла довести до эшафота, как это случилось с Натальей Федоровной Лопухиной. Все началось с пустяка, с одного маленького цветка. Однажды статс-дама Лопухина явилась на бал с розой в волосах. Прическу Елизаветы Петровны украшала такая же роза. Это была неслыханная дерзость! Все дамы знали, что ни в коем случае нельзя надевать платья модных фасонов и причесываться так же, как государыня. Роза в волосах Лопухиной была дерзким вызовом, призывом к мятежу, попыткой соперничать с самой императрицей. Преступление было немедленно наказано. «В разгар бала Елизавета заставила виновную стать на колени, велела подать ножницы, срезала преступную розу вместе с прядью волос, к которой она была прикреплена, и, закатив виновнице две добрые пощечины, продолжала танцевать. Когда ей сказали, что несчастная Лопухина лишилась чувств, она пожала плечами и сказала: «Ништо ей дуре!». Наталья Федоровна после этого неприятного инцидента перестала появляться на балах, что было замечено зоркой императрицей. Автор романа «Дочь Петра Великого» Казимир Валишевский, рассказавший эту историю, считает, что с этого времени красавица Наталья «была намечена Елизаветой для руки палача». Действительно, императрица не могла вынести всеобщий восторг, который Лопухина вызывала в петербургском обществе: «Толпа вздыхателей, увлеченных фантазией, постоянно окружала красавицу Наталью. С кем она танцевала, кого удостаивала разговором, на кого бросала даже взгляд — тот считал себя счастливейшим из смертных. Молодые люди восхищались ее прелестями, любезностями, приятным и живым разговором, старики также старались ей нравиться. Красавицы замечали пристально, какое платье украшала она».

Если посмотреть на портрет Лопухиной, то по нынешним меркам ее красоту трудно назвать совершенной: вытянутое лицо, тяжелый подбородок, маленькие глазки и толстенькие щечки. Но тут ничего не попишешь: идеал красоты со временем изменился. На свою беду, по канонам елизаветинской эпохи Наталья Федоровна славилась как замечательная красавица, и императрица решила уничтожить соперницу. Предлог нашелся очень скоро. Наталья Федоровна не умела держать язык за зубами, была болтлива и иногда нелестно отзывалась об императрице. Ее сын Иван, подвыпив, тоже любил поразмышлять о судьбах России и о том, что Елизавета Петровна незаконно занимает престол, поскольку она незаконнорожденный ребенок, ведь Петр I и Екатерина не были женаты, когда родилась их дочь Лиза. У Натальи Федоровны был любовник граф Левенвольд, сосланный за какие-то грехи в город Соликамск. Однажды Лопухина узнала, что к месту ссылки возлюбленного отправляется офицер, и попросила передать Левенвольду, «чтобы он не унывал и надеялся бы на лучшие времена». Естественно, эта невинная фраза была немедленно доложена императрице, которая усмотрела в ней попытку государственного переворота. Кроме Лопухиной по этому делу были арестованы еще несколько человек, в том числе ее сын и муж. Под пытками арестованные быстро признались, что умышляли свергнуть императрицу.

Суд, не долго думая, признал преступление доказанным и приговорил Лопухину, ее сына и мужа, а также обер-гофмаршала Бестужева и его жену к жесточайшим казням: вырезать языки и отрубить головы. При восшествии на престол императрица Елизавета отменила смертную казнь, поэтому наказание она смягчила, приказав бить преступников кнутом, вырвать языки, сослать в Сибирь, а имущество конфисковать. Ранним утром 1 сентября 1743 года народ заполнил огромную площадь у здания Двенадцати коллегий. Первой взошла на эшафот Наталья Федоровна, волосы ее были растрепаны, дорогое платье разорвано и испачкано тюремной грязью и кровью. Палач «сорвал небольшую епанчу, покрывавшую ее грудь: стыд и отчаяние овладели Натальей. Смертельная бледность показалась на челе, слезы полились ручьями. Вскоре ее обнажили до пояса на виду у любопытного народа». Несчастная женщина попыталась прикрыть наготу и даже оттолкнула палача, но он схватил бывшую статс-даму и вскинул себе на спину. Второй плач начал сечь ее кнутом из жесткой свиной кожи, заточенной по краям. Страшный вопль огласил площадь. После наказания кнутом палач сильно сдавил горло полумертвой, истекающей кровью женщины и клещами вырвал язык, а потом поднял над головой окровавленный кусок человеческой плоти и закричал: «Кому язык? Дешево продам!». Толпа весело рассмеялась, бесплатное зрелище удалось на славу. Наталье Федоровне сделали перевязку и бросили ее в телегу.

Наталья Федоровна Лопухина провела в ссылке двадцать лет. Последствия изуверской казни были ужасны: она не могла говорить, ела с трудом и не спала лежа, потому что захлебывалась слюной. А началось все с маленькой розы в волосах...

К пятидесяти годам Елизавета Петровна располнела, подурнела и обзавелась болезнями, которыми страдают все, кто смолоду без устали веселится. Слой косметики на лице императрицы становился все толще, и она все больше напоминала ожившую куклу. Русская Пандора открыла запретный ящик и установила в России диктатуру моды. И этой власти бессмысленно сопротивляться...


24 июня 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
107357
Сергей Леонов
94649
Виктор Фишман
76387
Владислав Фирсов
71762
Борис Ходоровский
67847
Богдан Виноградов
54495
Дмитрий Митюрин
43706
Сергей Леонов
38604
Татьяна Алексеева
37633
Роман Данилко
36695
Александр Егоров
33830
Светлана Белоусова
32938
Борис Кронер
32871
Наталья Матвеева
30867
Наталья Дементьева
30377
Феликс Зинько
29823