ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №10(396), 2014
Дела и сны генерала Ал-Сиси
Петр Люкимсон
журналист
Израиль
433
Дела и сны генерала Ал-Сиси
© РИА Новости, Файед Эль-Гезири

В мае 2014 года в Египте состоятся президентские выборы. Судя по всему, за пост лидера самой большой страны арабского мира будут бороться несколько кандидатов, однако все прекрасно понимают, что альтернативные выборы нужны исключительно для протокола. Мало кто сомневается, что новым президентом Египта станет фельдмаршал Абдель Аль-Фаттах Халил Ал-Сиси. Чтобы понять, какие перемены могут произойти на берегах Нила и в мировой политике после его официального избрания, стоит чуть пристальнее вглядеться в биографию и саму личность этого, безусловно, незаурядного и неоднозначного человека.

«ОДИН И ТОТ ЖЕ СОН МНЕ ПОВТОРЯТЬСЯ СТАЛ…»

В декабре 2013 года египетский журналист Магди Джалад разместил в Интернете аудиозапись интервью с Абдель Аль-Фаттахом Ал-Сиси, в ходе которого в числе прочего генерал рассказал о трех «странных» сновидениях, приснившихся ему много лет назад.

В первом из этих снов он был маленьким мальчиком, которого вдруг захотел повидать павший от рук фанатика президент Египта Анвар Садат.

– Знаешь ли ты, – сказал во сне Садат маленькому Ал-Сиси, – что настанет день и ты тоже станешь президентом Египта.

– Да, я знаю, что рано или поздно я стану президентом Египта!

Во втором сне Ал-Сиси увидел себя сказочным богатырем, стоящим на берегу Нила. На плече его был огромный меч с выгравированной на нем золотом надписью «Нет Бога, кроме Аллаха!».

Наконец, в третьем сне он обнаружил у себя на запястье дорогие часы «Омега» и услышал голос: «Просыпайся! Близится твое время!»

Египетские СМИ утверждали, что Джалад разместил запись доверительной беседы с Ал-Сиси без ведома и даже вопреки воле последнего. Однако верится в это с трудом. Скорее, наоборот: независимо от того, были ли такие сновидения у Ал-Сиси или нет, речь о блестящем пропагандистском трюке.

Хотя со времен библейского Иосифа прошло больше трех тысячелетий, с той поры мало что изменилось, и снам в Египте по-прежнему придают особое значение.

Смысл всех трех снов настолько прозрачен, что для их истолкования Иосиф не нужен: предназначение Ал-Сиси – стать президентом Египта, это предопределено свыше, это – воля Аллаха, да хранит Он верных Ему.

В то же время каждый из трех снов, безусловно, симптоматичен и несет собственный подтекст.

В первом из них Ал-Сиси изображен (и так он, видимо, себя и позиционирует) не как наследник Хусни Мубарака или Гамаля-Абделя Насера, как это представляют некоторые обозреватели, а именно как продолжатель линии Анвара Садата, то есть президента, с которым у египтян ассоциируется период относительного экономического подъема и превращения Египта в одного из важнейших игроков на мировой политической арене.

Второй сон призван подчеркнуть, что, несмотря на стремление превратить Египет в развитое современное государство, Ал-Сиси будет настоящим «стражем ислама», сохранив верность традиционным религиозным ценностям.

Наконец, третий сон говорит не только о том, что часы истории показывают «время Ал-Сиси», но и о том, что никто лучше него с обязанностями президента не справится: швейцарские часы «Омега» считаются в Египте символом точности и совершенства.

В сущности, о своих претензиях на пост главы Египта Ал-Сиси заявил уже через пару дней после того, как был свергнут президент Хусни Мубарак. Тогда генерал вдруг впервые появился на публике в штатском костюме, напоминающем костюм Мубарака, и те, кто умеет читать между строк, мгновенно поняли этот намек.

Сейчас Ал-Сиси продолжает позиционировать себя как «политика нового типа», вся жизнь которого проходит на виду у народа и которому нечего скрывать от нации. Он охотно дает интервью, часто появляется на экране телевизора, выступает перед публикой, навещает раненых солдат и участвует в похоронах жертв терактов. Свою кампанию в качестве кандидата в президенты он начал с того, что в обычном тренировочном костюме обежал утром престижный квартал Каира, где живет с семьей, и здоровался за руку с каждым встречным.

Вместе с тем весь жизненный путь Ал-Сиси свидетельствует о том, что он является прежде всего мастером закулисной политической интриги, чуждым каких-либо сантиментов и тщательно просчитывающим каждый свой очередной ход…

«СТАЕ НУЖЕН НОВЫЙ ВОЖАК!»

Ал-Сиси появился на свет в 1954 году в Каире, в семье, которая лишь недавно переехала в столицу из провинции и потому сохраняла традиционный для глубинки уклад жизни. Когда в октябре 1973 года, в самый святой для евреев праздник – Судный день, Египет и Сирия напали на Израиль, Ал-Сиси было 19 лет. К тому времени он уже был курсантом военного училища, но каким-то чудом избежал призыва. В результате будущий генерал окончил военное училище в 1977 году, став, таким образом, представителем первого поколения египетских офицеров, не переживших «травмы Октябрьской войны 1973 года», на финише которой израильские танки остановились в 100 километрах от Каира.

Судьба явно благоволила молодому офицеру. Он продолжил учебу в военных академиях Египта, Великобритании и США и в итоге получил назначение на пост военного атташе в Саудовской Аравии – важнейшего стратегического союзника Египта. Связи, приобретенные им в высших кругах этого королевства, несомненно, играют огромную роль и сегодня, и мы к ним еще вернемся.

Затем Ал-Сиси назначается командующим Северным армейским округом, дальше – главнокомандующим сухопутных сил и в результате становится самым молодым членом Высшего военного совета Египта и главой военной разведки. Карьера, безусловно, блестящая, но не более того.

Подлинный взлет Ал-Сиси к вершине военной и политической власти страны начался 12 августа 2012 года, когда новоиспеченный президент Египта Мухаммад Мурси объявил на пресс-конференции, что… предложил министру обороны и председателю Высшего военного совета фельдмаршалу Тантауи отправиться на пенсию, назначив на его место самого молодого из членов совета – генерала Ал-Сиси.

Запад мгновенно признал в Ал-Сиси «своего человека» и приветствовал это назначение, однако для большинства журналистов-международников оно выглядело более чем странным.

Мурси сам находился в то время на посту президента всего полтора месяца. До этого он многие годы провел в тюрьме и оппозиции, а потому у него в руках не было и не могло быть еще реальных рычагов власти в стране. Зато у Тантауи такие рычаги, безусловно, имелись, и потому у всех, кто разбирался в перипетиях египетской политики, тогда возникло ощущение, что «моська» съела «льва».

Однако постепенно туман рассеялся, и стало ясно, что Тантауи стал жертвой заговора группы относительно молодых высших офицеров египетской армии, давших «старому льву» недвусмысленно понять, что лучшее, что он может сделать, – это добровольно уступить место «молодежи».

Фельдмаршалу Тантауи в то время было 76 лет. Возможно, он и сам уже подумывал об уходе на покой и потому с легкостью согласился не поднимать шума, не оказывать сопротивления, а уйти с поста в обмен на солидную пенсию. Таким образом, в стране, по сути дела, произошел тихий военный переворот, и Мухаммаду Мурси не оставалось ничего другого, как принять решение Военного совета и выдать его за свое.

Решение это, надо заметить, было с энтузиазмом встречено в народе. На улицах египетских городов заговорили о том, какой Мурси «крутой мужик», раз он приступил к обновлению всей системы власти в стране. Однако на самом деле отставка Мухаммада Хусейна Тантауи означала лишь то, что Мурси стал заложником новой правящей верхушки армии, хотя, возможно, до поры он и сам этого не понимал.

Возглавив Министерство обороны, генерал Ал-Сиси стал одного за другим убирать еще остававшихся на своих постах «героев Октябрьской войны». В частности, он убедил вслед за Тантауи «добровольно» подать в отставку главнокомандующего армией генерала Саами Анана и назначил на этот пост своего старого друга Садки Субхи.

Пока Ал-Сиси «наводил порядок» в армии, президент Мурси, избранный от «Братьев-мусульман», слишком всерьез отнесся к своим обязанностям и начал проводить в стране преобразования в соответствии с идеологией своей партии. В том смысле, что начал вести ее по пути исламизации, стремясь укрепить население прежде всего в вопросах веры. Как ни странно, религиозное рвение не привело к ожидаемому экономическому росту. Даже обильных ссуд, выданных правительству Мурси Турцией, оказалось недостаточно, чтобы накормить народ и хоть как-то улучшить ситуацию в национальной экономике.

Более того – цены на продукты питания росли; вместе с ними росли преступность и безработица; на местах процветали взяточничество, произвол и коррупция. Страна на глазах погружалась в хаос, в то время как правительство Мурси раздирали внутренние противоречия и оно было не в состоянии принять ни одного действенного решения и тем более провести его в жизнь. Египет, на протяжении десятилетий управлявшийся одной партией, оказался явно не готов к многопартийной системе.

Таким образом, недовольство правлением Мурси нарастало и в итоге переросло в полное разочарование. Египтяне начали откровенно ностальгировать по временам Мубарака, по сильному, решительному лидеру, способному вернуть гражданам ощущение безопасности, а стране – экономическую и политическую стабильность. Они называли такого потенциального лидера «истинным президентом», подразумевая, что Мурси оказался «неистинным», «фальшивым».

Эпоха Мухаммада Мурси заканчивалась. Часы истории начали отстукивать «время Ал-Сиси».

«ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ, БОЕВЫЕ ДРУЗЬЯ…»

Одновременно с падением рейтинга популярности Мухаммада Мурси нарастала и напряженность в его отношениях с армейской верхушкой, считающей себя подлинным хозяином Египта. Ал-Сиси и его соратники, будучи светскими, или, если угодно, «умеренными», мусульманами, никак не могли принять курс нового президента на исламизацию. Когда же Мурси попытался вмешаться в дела армии и провести несколько собственных назначений, в Военном совете поняли, что дальше так продолжаться не может.

В начале лета 2013 года в Египте снова начались «народные волнения». Армия и полиция, с одной стороны, взяли под опеку все дипломатические миссии в Каире, чтобы не пострадал ни один иностранный дипломат, а с другой – позволяли толпе выражать свое недовольство. Армейские вертолеты разбрасывали над головами демонстрантов флажки с изображением национального флага. Молодежь пела песни о том, что она хочет «настоящего президента», «героя», который укажет нации путь к счастью и «будет выше всех людей». Последний куплет невольно заставлял вспомнить древние египетские фрески, где фараон всегда изображался великаном, а его поданные – крохотными карликами.

3 июля 2013 года все было кончено.

Мухаммада Мурси постигла судьба Хусни Мубарака, Мухаммада Тантауи и всех прочих. Председатель Высшего военного совета генерал Ал-Сиси назначил временным президентом Египта Адли Мансура. Тот в ответ произвел его в фельдмаршалы.

Это был уже третий государственный переворот в Египте в течение трех лет. В результате к власти пришли фактически те же силы, которые управляли страной при Мубараке.

Все это невольно вызывало аналогию с некоторыми республиками бывшего СССР, где также после краткосрочного правления различных демократических сил к власти на долгое время вернулись, по сути дела, бывшие коммунистические лидеры этих стран. Причем не исключено, что и на постсоветском пространстве, и в Египте все так и задумывалось: после провала политиков, не имеющих никакого опыта управления, к руководству страной должны были вернуться те, кто знал, как это делается.

Сразу после переворота Ал-Сиси, кстати, поспешил объявить, что он ни в коем случае не собирается устанавливать в стране диктатуру. Напротив, он видит задачу армии в том, чтобы обеспечить в стране проведение демократических выборов нового президента.

При этом Ал-Сиси сначала подчеркнул, что сам на эту роль не претендует, но затем (видимо, вспомнив о своих давних снах) добавил: «Если, конечно, этого не захочет народ».

Рейтинг популярности Ал-Сиси после этих заявлений взлетел очень высоко. В одно мгновение он стал главным национальным героем, а значки, футболки и календари с его портретом можно было найти в любом магазинчике.

А спустя еще некоторое время «народ захотел» видеть Ал-Сиси на посту президента.

Народ продемонстрировал это желание в ходе референдума, когда большинство египтян высказались за отмену конституции, принятой по инициативе Мухаммада Мурси, и за ее новый вариант, одним из авторов которого был Ал-Сиси.

В стране начался сбор подписей в поддержку выдвижения фельдмаршала на пост президента. Затем выдвинуть свою кандидатуру на этот пост от Ал-Сиси потребовал и Высший военный совет. И 6 февраля 2014 года Абд аль-Фаттах Ал-Сиси заявил, что у него не остается никакого другого выхода, как выполнить волю народа Египта и выдвинуть свою кандидатуру на пост президента.

26 марта Ал-Сиси окончательно объявил об уходе с поста министра обороны и выставлении своей кандидатуры на президентских выборах, которые, судя по всему, должны состояться 26 мая.

Сразу после этого заявления в Каире и ряде других городов страны произошли столкновения между сторонниками «Братьев-мусульман», с одной стороны, и сторонниками Ал-Сиси и полиции, с другой. Вслед за этим в Интернете и на стенах домов стали появляться насмешки и оскорбления в адрес ведущего кандидата в президенты.

Надо заметить, что к этому времени Абдель Ал-Сиси успел записать в свой актив несколько существенных достижений.

Первое из них заключалось в том, что с помощью ссуды (а вернее, безвозмездной помощи в один миллиард долларов), полученной от давних друзей из Саудовской Аравии, ему удалось остановить спад экономики.

Кроме того, как уже говорилось, в период правления Мурси страна погрузилась в хаос, а Синайский полуостров, этот центр туристической индустрии Египта (а туризм является для Египта одним из основных источников доходов), превратился в вотчину различных террористических организаций и бедуинских банд. Ситуация осложнялась тем, что, согласно мирному договору между Израилем и Египтом, Синай был объявлен демилитаризованной зоной. Однако война с террором была и в интересах Израиля, и потому Иерусалим не только дал разрешение Ал-Сиси ввести воинские подразделения на полуостров, но и начал тесно координировать с Каиром антитеррористическую деятельность. С 1967 года египетская армия не действовала в столь непосредственной близости от израильской границы, в какой она действует сегодня.

Террористы попытались отвечать ударом на удар; в итоге теракты стали один за другим следовать не только на Синае, но и в других районах страны, включая столицу. Но Ал-Сиси ясно выразил свою позицию по данному вопросу на похоронах погибших в теракте 25 египетских полицейских.

«Мы не испугались. Напротив, это злодеяние укрепляет нашу решимость покончить с террором. Мы знаем, что если умрем в этой битве, то предстанем перед Аллахом как мученики-шахиды», – заявил он, использовав, как легко заметить, риторику исламских террористов против них самих.

КУРС – НА РОССИЮ

Как наверняка помнит читатель, нынешняя администрация США, в немалой степени стоявшая за победой «Братьев-мусульман» на выборах в Египте, объявила совершенный Ал-Сиси переворот незаконным и пригрозила лишить эту страну своей военной и экономической помощи. Израиль попытался использовать свое влияние в Вашингтоне, с тем чтобы убедить Белый дом продолжить помогать Египту. «Ал-Сиси борется с террором и совершает позитивные преобразования в стране. В этой ситуации его надо не лишать поддержки, а, наоборот, усилить ее!» – заявляли израильтяне в беседах с американцами, но их мнение явно игнорировали. Да и отношения между Израилем и США сегодня уже далеко не те, что прежде, причем с каждым месяцем отчуждение между странами растет.

В этой ситуации Ал-Сиси и решил пойти по стопам Гамаля Абделя Насера и снова развернуть Египет лицом к России. С этой точки зрения его февральский визит в Москву был, безусловно, историческим событием. Но те, кто считает, что речь идет о полном восстановлении прежних отношений между Египтом и Россией, заблуждаются.

Ал-Сиси отнюдь не собирается рвать связи с американцами, да и США не намерены полностью лишать его помощи. Поэтому он, как и нынешнее руководство Израиля, будет лавировать между Москвой и Вашингтоном, одновременно проводя самостоятельную политику. Вместе с тем образ Насера тоже пригодился для «раскручивания» Ал-Сиси: выяснилось, что в детстве он однажды и в самом деле встретился с президентом Египта – только не с Садатом, а с Насером. Симпатичный малыш так понравился полковнику, что он взял его на руки и сфотографировался. Как нетрудно догадаться, эта фотография тоже нашла применение в ходе предвыборной президентской кампании.

Сейчас Ал-Сиси явно строит ось Египет – Израиль – Саудовская Аравия, к которой, вероятнее всего, скоро подключится и Иордания, а затем и другие арабские страны, готовые рассматривать Израиль в качестве союзника. В результате на Ближнем Востоке возникнет новый мощный военно-политический блок, не считаться с которым будет невозможно.

Тем временем на Западе все чаще обвиняют Ал-Сиси в том, что он занимается политическими репрессиями и посягает на свободу слова. Обвинения эти отнюдь не безосновательны. В течение последних месяцев Ал-Сиси отправил на скамью подсудимых не только экс-президента Мурси, но и многих других активистов «Братьев-мусульман», объявив эту организацию (и было за что!) «террористической».

В тюрьме среди прочих оказался и духовный лидер «братьев» шейх Мухаммад Бадия, а известие о том, что свыше 500 сторонников «Братьев-мусульман» приговорены к смертной казни,повергло в шок многих не только в Египте, но и на Западе.

Выходящие в Египте газеты цензурируются, а, к примеру, популярному египетскому комику Басаму Юсуфу запрещено появляться на экране телевизора – просто из опасения, что он начнет делать на Ал-Сиси такие же злые пародии, какие в свое время делал на Мурси.

Между тем время президентских выборов в Египте приближается, победа Ал-Сиси на них неотвратима, и самое время задаться вопросом: каким же он видит будущее своей страны?

«ЛИСТАЯ СТАРУЮ ТЕТРАДЬ…»

В поисках ответа на этот вопрос стоит обратиться к курсовой работе, написанной Ал-Сиси в 2006 году перед выпуском из Пенсильванского военного колледжа. Название работы симптоматично: «Демократия на Ближнем Востоке».

В ней будущий фельдмаршал доказывает, что механический перенос западных моделей демократии на Восток невозможен: иная ментальность, иной уровень благосостояния масс, религиозности, образования и т. д. Более того, такой перенос может привести к угрозе безопасности государства и его граждан и приходу к власти исламских радикалов, что крайне нежелательно со всех точек зрения. Но и отказать религии в ее роли в восточных обществах автор курсовой работы явно не готов.

В связи с этим он предпочитает слово «умеренность». Для Востока, с его точки зрения, подходит «умеренная», «контролируемая» демократия, которая может расширяться по мере повышения экономического благосостояния и уровня развития общества. Ислам, по его мнению, тоже должен быть «умеренным», то есть определять моральные устои общества, но не перерастать в фанатизм и фундаментализм. Подтверждение верности этим своим идеям Ал-Сиси черпал в эпохе Арабского халифата времен пророка Мухаммеда и в периоде «исламского ренессанса», когда мусульманские страны во всех областях намного опережали Европу в своем развитии.

О том, насколько жизнеспособна и прогрессивна такая концепция, пусть судит читатель. Однако стоит заметить, что мысли Ал-Сиси о неприменимости западных моделей демократии на Востоке уже подтвердились и в том же Египте, и в Ливии, и в Йемене, и в Ираке. Идеи немедленной демократизации исламского мира, о которых президент Барак Обама разглагольствовал в 2009 году, явно потерпели крах.

В то же время в наши дни Восток явно снова горит зарею новой, и фельдмаршал Абд Аль-Фаттах Ал-Сиси, безусловно, один из провозвестников этой «зари». Но вот что за новый день последует за этой зарей, сегодня не может сказать никто.


10 Мая 2014

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
82561
Виктор Фишман
66759
Борис Ходоровский
58323
Богдан Виноградов
45795
Дмитрий Митюрин
30577
Сергей Леонов
30373
Роман Данилко
27566
Дмитрий Митюрин
13652
Светлана Белоусова
12896
Татьяна Алексеева
12497
Александр Путятин
12470
Сергей Леонов
12199
Наталья Матвеева
11979