Школа работала всю блокаду
ВОЙНА
Школа работала всю блокаду
Ольга Патренкина
журналист
Санкт-Петербург
251
Школа работала всю блокаду
Впереди у этих школьников была блокада

8 сентября 1941 года замкнулось блокадное кольцо вокруг Ленинграда. Под стук метронома, вой сирен, грохот разрывов вражеских бомб и снарядов потянулись дни и ночи блокады. Но в этом аду город жил и боролся. В том числе стихами Ахматовой и Берггольц, Седьмой симфонией Шостаковича и… пятерками в ученических тетрадках. В годы войны в ленинградских школах следовали призыву: «Каждая пятерка — снайперский выстрел по врагу».

Почти 400 тысяч маленьких жителей Ленинграда наравне со взрослыми оказались заложниками фашистских амбиций. Большинство из них — школьного возраста. Согласно решению руководства города, осенью 1941 года в суровых блокадных условиях они все-таки отправились учиться.

За парты дети сели чуть позже обычного: в конце октября — учащиеся 1–6 классов, с 3 ноября — старшеклассники. О том, через что им пришлось пройти, расскажем на примере одной из проработавших всю войну ленинградских школ — 110-й.

НЕМЕЦКИЙ — ЯЗЫК ВРАГА

К лету 1941 года она располагалась на двух площадках — в Парголово и на Костромском пр., 50/52.

В парголовской школе училось более 600 детей, работало 20 учителей, в том числе лучшая учительница района Екатерина Васильевна Лукашевич. Она преподавала физику и немецкий язык, добиваясь 100%-ной успеваемости. В ее характеристике отмечено, что «к своей работе она относилась добросовестно, уроки проводит живо, наглядно». Но в ходе блокады следы ее затерялись. Неизвестны и судьбы многих других педагогов: преподавателя литературы А. Н. Измайловой, математики — Л. Л. Маркиной, ИЗО — М. Н. Деклау и т. д. Наверняка многие из них погибли от тягот блокады. Но были и особые обстоятельства.

Так, например, в документах преподавателя немецкого языка Эмилии Ивановны Фишлер значится еврейская национальность. Однако имя, фамилия и факт работы в 1930-х годах в школе Ново-Парголовской колонии указывают, что и сама она была уроженкой этого немецкого поселения. Со времен Петра I существование немецкой диаспоры в Петербурге (Ленинграде) и близ него сильно зависело от внешнеполитических факторов. Ее численность резко сократилась в Первую мировую; члены диаспоры попали в число «социально опасных лиц» в Великую Отечественную. Десятки тысяч лиц немецкой и финской национальностей были депортированы из Ленинграда и его пригородных районов на основании секретного постановления военного совета Ленинградского фронта № 196. Из Парголово была выслана, видимо, и Фишлер, а также некоторые из ее товарищей по профессии.

Другие коллеги Эмилии Ивановны оказались востребованы на фронте. Кадры переводчиков черпали в основном в школах, где среди языков активнее всего преподавали немецкий. Готовили разведчиков и диверсантов для заброски в тыл врага, переводили военные документы, участвовали в допросах пленных.

Советские учебные программы разрабатывались на основе уже имевшихся гимназических. До революции, помимо классических (латынь, греческий), изучали также и «новые» языки — немецкий и французский. Немецкий пригодился больше: экономические связи, установившиеся между Германией и СССР с 1920-х годов, как раз предполагали знание языка партнера.

Также считалось, что именно Германия станет следующей страной-плацдармом на пути мировой революции: коммунисты Германии до 1933 года представляли собой мощную и влиятельную партию. И подготовка «воинов-интернационалистов», знающих немецкий язык, для помощи восставшим пролетариям выглядела вполне оправданной. Но после прихода Гитлера к власти пришло осознание, что, возможно, мы станем противниками. Что ж, язык врага знать тоже необходимо.

После исчерпания языковых кадров (и по причине депортации преподавателей, и по причине мобилизации на фронт) немецкий в 110-й школе какое-то время не преподавался вообще, а в 1943/1944 учебном году его заменили на французский. Еще живы были учителя, получившие образование в дореволюционную эпоху.

НА ГОРОДСКОЙ ОКРАИНЕ

В этот период почти в три раза уменьшилось количество учеников — до 240 человек. Выбывшие были либо эвакуированы по знаменитой Дороге жизни через Ладогу, либо погибли от холода, голода и бомбежек.

Взрослые, как могли, оберегали и спасали оставшихся в осаде детей, понимая, что оберегают и спасают будущее страны. О героизме педагогов школы № 110 говорит внушительный список награжденных в годы войны медалью «За оборону Ленинграда». Среди них заведующая учебной частью Ольга Францевна Жирон, учитель химии и естествознания с 34-летним стажем. В течение 1941/1942 учебного года она работала по выявлению беспризорников, устраивала ребятишек в детский дом, воинские части, сама обмывала детей; 13 детей благодаря ее неусыпным заботам были спасены от гибели.

Медали получали и дети: Нина Белозерова, Фира Берлин, Вера Боброва, Клавдия Круглова, Ванда Шишмолина и другие. Несмотря на истощение и слабое здоровье, ребята после школьных занятий добровольно трудились в колхозе «Красный Партизан», работали на полях вместо ушедших на фронт колхозников. Исполняя постановление исполкома Ленгорсовета от 27 июня 1941 года «О привлечении граждан к трудовой повинности в Ленинграде, Пушкине, Колпине, Петергофе и Кронштадте», строили оборонительные сооружения вокруг и внутри города, рыли траншеи. При этом успевали хорошо учиться.

Положение учащихся парголовской школы, расположенной в северном пригороде Ленинграда, было чуть легче, чем у тех, кто оказался в центре окруженного города. За помощь в колхозе давали картофель; овощи также выращивали и на собственном небольшом участке земли (27 соток) рядом со школой.

К тому же с северной стороны Ленинграда линия фронта была не очень напряженной. «От этой школы до окопов вражьих» было около 30 километров по прямой. Здесь в районе деревни Васкелово стояли не немецкие, а финские войска — союзники Гитлера, не желавшие без надобности рисковать жизнью солдат. Кроме того, они не располагали тяжелой артиллерией и пикировщиками, а потому их артиллерийские снаряды реже долетали до территории Парголово.

СУРОВЫЕ БУДНИ

Окраинную позицию занимала и вторая площадка 110-й школы на Костромском проспекте. До войны школа была смешанная, в ней учились и девочки, и мальчики. Так, родом из этого предвоенного 10-го класса и Михаил Иванов, художник известной ленфильмовской кинокартины «Блокада».

В блокаду, следуя решению Сталина о поддержании дисциплины и правильному проведению учебно-воспитательной работы, школа была предназначена только для обучения девочек.

Как и везде, не хватало учителей. Многие из них вынуждены были совмещать преподавание далеких друг от друга предметов — физики и литературы, математики и химии. Как и везде, тающая на глазах наполняемость классов. Посещение школы считалось обязательным, но в условиях военного времени обеспечить его было невозможно. За прогулы никого не наказывали, но с проблемой боролись. Чтобы собрать детей в школу, учителя ходили по домам, делились едой, теплой одеждой и обувью.

Питанием поддерживала и школа. Были организованы горячие завтраки. И хотя в самые трудные месяцы блокады это мог быть только суп, где «крупинка за крупинкой гоняется с дубинкой» (так горько шутили в те годы сами школьники), но это тоже давало силы жить и учиться. Как и праздники, проводимые совместно со школами для мальчиков. В памяти очевидцев — в первую очередь новогодняя елка, которая прошла в страшное время последних дней 1941-го.

Война отложила еще один отпечаток на жизнь школ. У каждой из них была своя шефская воинская часть. В 110-ю также приходили бойцы, зачитывали сводки с фронтов, проводили политинформации и митинги протеста против преступлений фашизма или приуроченные к крупным победам наших войск, помогали в организации и функционировании кружков военной и технической направленности для девочек.

Школы были связаны и с госпиталями, «куда готовились лучшие подарки и лучшие выступления». Дети помогали ухаживать за тяжелоранеными, убирали помещения, писали под диктовку бойцов письма родным.

После снятия блокады Ленинграда жизнь 110-й школы стала постепенно возвращаться в нормальное мирное русло. Выросло количество учеников и учителей, многие из которых вернулись с фронта, — Дмитрий Андреевич Телятников, Елена Марковна Максименко и др. Самые трудные для города и страны моменты были пережиты, а самоотверженная работа ленинградских педагогов, а также стойкость и мужество их воспитанников вписали одну из самых героических и славных страниц в историю советской школы.


1 сентября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87746
Виктор Фишман
70229
Борис Ходоровский
62475
Богдан Виноградов
49707
Сергей Леонов
47913
Дмитрий Митюрин
36632
Сергей Леонов
33441
Роман Данилко
31233
Борис Кронер
19061
Светлана Белоусова
18807
Дмитрий Митюрин
17455
Светлана Белоусова
17350
Татьяна Алексеева
16906
Наталья Матвеева
16158
Наталья Матвеева
16097
Александр Путятин
14809
Татьяна Алексеева
14623