Призрачная армия Литвы 1812 года
ВОЙНА
Призрачная армия Литвы 1812 года
Александр Королев
историк
Санкт-Петербург
243
Призрачная армия Литвы 1812 года
Литовские татары из эскадрона Ахматовича. Литография А. де Марбо

Представляющая в 1812 году практические всю Европу Великая армия Наполеона, разумеется, не имела в своем составе национальных частей из народов Российской империи. Но уже в ходе кампании такие части были созданы из уроженцев бывшего Великого княжества Литовского. Правда, особой славы они не снискали.

28 (16-го по старому стилю) июня, т. е. через три дня после перехода границы, передовые части Великой армии вступили в Вильно (Вильнюс). На следующий день произошла первая крупная стычка с отступающей русской армией у Вилькомира, в ходе которой кавалерийский и два пехотных полка под командованием Якова Кульнева успешно прикрыли отход корпуса Петра Витгенштейна. Хорошо огрызнувшись, русская армия оставила территорию нынешней Литвы. А уже 1 июля Наполеон подписал декрет, в котором говорилось о восстановлении Литовского княжества.

Это событие вызвало в Вильно такое ликование и такой патриотический подъем, что 5 июля французский император издал приказ о формировании вооруженных сил Литовского княжества. Предписывалось создать пять пехотных полков,шесть егерских батальонов и четыре кавалерийских полка, которые хотя и не подчинялись польскому командованию, но создавались по польскому образцу, снабжаясь обмундированием и снаряжением из Варшавы. Нумерация этих соединений продолжала нумерацию воинских частей герцогства Варшавского: ведь Польша и Литва входили раньше в одно государство – Речь Посполитую. 

Пехотные полки получили номера с 18-го по 22-й, а кавалерийские – с 17-го по 20-й. 

Формирование полков происходило в следующих населенных пунктах: 18-й пехотный полк в Вильно (полковник А. Ходкевич), 19-й пехотный полк в Расейняй (полковник К. Тезенгауз), 20-й пехотный в Слониме (полковник А. Бишпинг), 21-й пехотный в Белостоке (полковник А. Гелгуд), 22-й пехотный в Минске (полковник С. Чапский), 17-й уланский в Купшкинсе (полковник М. Тышкевич), 18-й уланский в Несвиже (полковник К. Пржездецкий), 19-й уланский в Новогрудеке (полковник К. Раецкий), 20-й уланский в Пинске (полковник К. Обухович).

Набор личного состава шел очень быстро и уже в конце сентября, за исключением 20-го уланского (два эскадрона), все эти полки были полностью сформированы, имея в своем составе три батальона из шести рот в пехоте и по четыре эскадрона из двух рот в кавалерии. Впоследствии литовские полки пополнялись в том числе и дезертирами или перебежчиками из русской армии. Так, известно, что в 18-й пехотный полк поступило 354 дезертира.

Помимо уже перечисленных частей формировались, но так и не были к концу ноября сформированы: 1-й егерский батальон в Минске (полковник Ю. Касаковский), 3-й егерский батальон в Вильно (полковник К. Платер), 3-й гвардейский легкоконный полк (бригадный генерал Конопка), 23-й пехотный полк в Минске (майор Битнер), 21-й конно-егерский полк в Вильно (полковник И. Манюшко формировал полк на собственные средства), конно-артиллерийская рота в Вильно (полковник Р. Тизенгауз формировал роту за собственные средства) и Виленская национальная гвардия (полковник Козельский).

Общая численность вооруженного контингента Литовского княжества в 1812 году составляла порядка 18 500 человек.

В начале кампании литовский отряд бригадного генерала К. Касецкого в составе 18-го уланского полка (346 человек), 22-го пехотного полка (1496 человек), 1-го егерского батальона и части 23-го пехотного полка (347 человек) при поддержке 6-го батальона 46-го линейного полка и двух вюртембергских орудий был направлен к Новосверженю для прикрытия переправы через Неман.

Перед рассветом 31 октября русский отряд генерал-лейтенанта К. О. Ламберта атаковал литовские войска у Новосверженя. Егеря 14-го полка с криками «Ура!» пошли в штыки на строй двух литовских батальонов. Всего лишь один залп из ружей, не причинивший русским особого вреда, успели сделать литовские пехотинцы, после чего были опрокинуты, частично переколоты и обращены в бегство.

Из воспоминаний командира батальона 14-го егерского полка: «Я перебежал через местечко и встал с несколькими взводами на мосту. Все, что туда бежало, встречало смерть. Подоспевшие колонны довершили начатое мною... несколько кирасиров (видимо, имелись ввиду уланы. – Прим. А. К.) шныряли по улицам и попали на штыки».

И далее: «С рассветом мы уже имели 700 человек пленными нижних чинов, более 10 офицеров и одного полковника, а с нашей стороны потеря состояла из одного офицера (командира 8-го взвода поручика Нестерова. – Прим. А. К.), убитого в моем батальоне».

Остатки отряда Касецкого были настигнуты войсками Ламберта у местечка Кайданова 15 ноября. Отход литовских войск к Минску остался прикрывать батальон 46-го линейного полка и остатки 18-го уланского полка. Русские драгуны Житомирского полка сходу атаковали улан, опрокинули и преследовали их до тех пор, пока те не сложили оружие.

В качестве трофеев житомирским драгунам досталось еще одно вюртембергское орудие.

Наблюдая за развитием событий, батальон 46-го линейного полка, свернувшись в каре, выдержал несколько атак и положил оружие только тогда, когда в дело вступили орудия 11-й конно-артиллерийской роты подполковника Апушкина.

Английский лорд Тэрконель, свидетель тех событий, писал: «В двадцати верстах от Кайданова небольшой отряд их (литовцев. – Прим. А. К.) кавалерии был совершенно опрокинут русскими драгунами и уланами (видимо, имеется ввиду Татарский уланский полк – Прим. А. К.), а пехота, видя, что на них собирается ударить кавалерия, в то время как сильно поражала их артиллерия, положила оружие. Последствием сего сражения было около 2600 пленных (в том числе батальон французов), 80 офицеров, 2 пушки и 2 знамени».

Чуть позже, 18 ноября, у Борисова остатки 18-го уланского полка (30–50 человек) и горстка пехотинцев 18-го и 22-го пехотных полков (около 100 человек), находясь в отряде Брониковского, обороняли город и мост совместно с войсками Домбровского. Согласно рапорту полковника Лаффита, уровень дисциплины этих войск «оставлял желать лучшего».

Таким образом, можно сделать вывод, что наспех собранные и обученные, но необстрелянные литовские части ничего не смогли противопоставить силе, обученности и мощи русских регулярных войск.


12 июня 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
256642
Сергей Леонов
166524
Светлана Белоусова
112290
Татьяна Минасян
102678
Сергей Леонов
101128
Борис Ходоровский
98648
Александр Егоров
89598
Виктор Фишман
83052
Борис Ходоровский
73336
Татьяна Алексеева
67439
Павел Ганипровский
67140
Богдан Виноградов
59448
Павел Виноградов
57458
Татьяна Алексеева
53026
Дмитрий Митюрин
50505
Наталья Дементьева
50154
Наталья Матвеева
45274