Непокоренные доты Киева
ВОЙНА
«СМ-Украина»
Непокоренные доты Киева
Сергей Петров
журналист
Киев
303
Непокоренные доты Киева
Немецкий полевой штаб возле захваченного дота Киевского укрепрайона

Оборонительные рубежи на подступах к столице Украины начали возводить задолго до Великой Отечественной войны. Еще в Гражданскую, в 1919-м, белый генерал Май-Маевский опасался идти со своей армией на Киев без данных о Киевском укрепрайоне (КиУРе). В известном и любимом отечественными телезрителями фильме «Адъютант его превосходительства» прообраз того деникинского генерала — Владимир Зенонович Ковалевский доказывал начальнику контрразведки полковнику Щукину, что «без карт (24 листа) Киевского укрепрайона мы уложим под стенами Киева целую армию».

«МАСШТАБЫ ПОДЗЕМСТРОЯ»

Два десятилетия спустя в справедливости этих слов убедились и бонзы немецкого вермахта. Так, генерал Бутлар говорил, что попытки прорыва 85-километрового рубежа оборонительных сооружений возле Киева стоили «утраты времени для подготовки и проведения наступления на Москву — это содействовало его провалу». А начальник Генштаба вермахта генерал Гальдер вообще назвал «бои за Киев... крупной стратегической ошибкой»!

Действительно, в этих боях полегло 100 тысяч солдат и офицеров непобедимого III рейха, а также потерянный в осаде столицы Украины 71 день перечеркнул план «молниеносной войны на Востоке». Немецкое командование вынуждено было отказаться от попыток взять Киев «в лоб» и направило основные силы группы армий «Юг» в обход неприступных подземных коммуникаций КиУРа.

Ведь даже сегодняшних инженеров и военных специалистов, которые осматривали доты на окраинах Киева, поражают масштабы работ «Подземдорстроя» и их качество.

В близлежащем от стотлицы селе Белогородка находится знаменитая 3-этажная долговременная огневая точка № 402 с длинными галереями. Неудивительно, что этот дот послужил «натурой» для первого фильма ужасов независимой Украины (на самом деле повторение голливудского аналога) в стиле Хичкока «Штольня».

Уже после Гражданской войны в 1924–1937 годах при дополнительном проектировании и дооборудовании Киевского укрепрайона использовались естественные элементы топографии, включая труднодоступное правобережье Днепра и... древние оборонительные сооружения». КиУР охватывал город полукольцом с севера и запада на рубеже реки Ирпень, с юга — в районе сел Вита-Почтовая и Круглик — по так называемым «Змиевым валам». В высокие древние холмы — до 10 метров, а иногда и более — врезались дзоты (дерево-земляные огневое точки).

ГОД 1941-Й

По состоянию на 1 июня 1941 года в КиУРе было построено 217 долговременных сооружений, из них командных пунктов — 13, пулеметных дотов — 183, артиллерийских — 21. Здесь были оборудованы отдельные бетонированные площадки под орудия и пулеметы, углубленные укрытия для танков.

С началом Великой Отечественной, дабы привести в боевую готовность все имеющиеся укрепления, командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос 24 июня 1941 года приказал сформировать части укрепрайона и подготовить его рубежи для частей «полевого заполнения». Эту работу поручили коменданту КиУРа полковнику Г. С. Чернову. Всего было сформировано пять отдельных пулеметных батальонов из прибывших «запасников»: 26-й, 193-й и 161-й направлялись непосредственно в доты, а 2-й и 1-й стрелково-пулеметные батальоны заняли промежутки между дотами и выполняли функции охраны и разведки.

Протяженность 1-й, внешней линии обороны КиУра составляла 123 км — от нынешнего Киевского водохранилища и до хутора Мрыги, неподалеку от элитного поселка Конча-Заспа.

Уже 30 июня 1941 года на строительстве 1-й линии КиУРа трудились более 50 тысяч человек, а через три дня — 160 тысяч. Несмотря на бомбежки и обстрелы, киевляне перевыполняли нормы выработки и, как результат, к началу августа соорудили 1650 дзотов, вырыли более 230 км противотанковых рвов и окопов. Так обозначился рубеж обороны Киева в 55 км от Днепра по реке Ирпень до Белогородки, через населенные пункты Вита-Почтовая, Лесники, Мрыги, и далее левым флангом он упирался опять в Днепр.

На 5–10 км вглубь от рубежа было вырыто около 30 километров противотанковых рвов, более 15 км эскарпов (противотанковых препятствий в виде отвесной стенки на скате или склоне высоты, обращенной к противнику), сооружено 750 дзотов, заложено около 15 км минных полей.

Первая линия обороны КиУРа усилиями киевлян и военных подразделений строителей была в основном завершена к 8 июля 1941 года.

А двумя днями ранее, 6 июля, в связи с угрозой захвата Киева, был создан штаб обороны столицы Украины. Военспецы, входящие в его состав, разработали план строительства дополнительных оборонительных сооружений на ближних подступах к городу, в тылу КиУРа, — в расчете на круговую оборону в условиях полного окружения города!

В соответствии с планом в течение июля киевляне подготовили 2-ю и 3-ю линии КиУРа; 2-я линия проходила от Днепра в районе Вышгорода в направлении на Пущу-Водицу, Беличи, Никольскую Борщаговку, Пост-Волынский, Чоколовку, Голосеевский лес, 3-я линия обороны пролегала непосредственно на окраине города. Сам Киев был разбит на три сектора обороны, в каждом из них был создан свой штаб...

ХРОНИКА ОБОРОНЫ

Для захвата Киева командование группы армий «Юг» выдвинуло 3-й моторизованный корпус в составе двух танковых и двух моторизованных дивизий и 10 пехотных дивизий 6-й армии генерала Рейхенау.

9 июля 1941 года танковые части вермахта захватили Житомир и в ночь на 10 июля вышли по Житомирскому шоссе к Ирпеню.

Так началась битва за Киев. 11–14 июля войска КиУРа отбили все атаки врага, стремившегося переправиться через Ирпень в районе Житомирского шоссе по мосту. 30 июля враг возобновил наступление и 11 августа вплотную подступил к 1-й линии обороны на рубеже Белогородка — Тарасовка — Вита-Почтовая — Лесники, блокировав несколько дотов.

Тогда-то и стало известно об их боеспособности. Так, 16 воинов гарнизона дота № 205 под командованием лейтенанта Л. Л. Ветрова из 28-го отдельного пулеметного батальона, находясь в окружении 10 суток, с 5 по 15 августа 1941 года, не имея связи, воевали в одиночку. Воины дали клятву не сдавать свой дот врагу. Ни артиллерийско-пулеметный огонь, ни гранаты врага, ни отсутствие продуктов питания не смогли поколебать мужество защитников, помощь к которым пришла в результате контрнаступления 15 августа.

ПОЧЕМУ ЖЕ КИЕВ БЫЛ СДАН ВРАГУ?

Для лучшего управления частями КиУРа 4 августа была создана 37-я армия во главе с А. А. Власовым. В те же дни Верховное главнокомандование РККА издало приказ: «Киев не сдавать!» Дата вышеупомянутого приказа была выбрана не случайно: как раз на 8 августа 1941-го Гитлер назначил военный парад на центральной киевской улице (зная это, практически все здания Крещатика были заминированы отступающими советскими частями, а затем подорваны!), а на 9 августа — праздничный вечер...

А Сталин по этому поводу говорил: «Потеряй мы Киев, и немцу откроется путь на Харьков и Донбасс. Там наш уголь, наши заводы — за них держаться!» Все батальоны на подступах к Киеву и в самом городе сражались храбро, даже отчаянно... Но силы были неравными.

В газете «Правда» 22. сентября 1941 года била напечатана следующая сводка от Советского информбюро: «В течение 21 сентября наши войска вели бои с противником на всем фронте. После многодневных ожесточенных боев наши войска оставили Киев».

Об этом же объявила «Главная квартира фюрера» 20 сентября 1941 года в своем информационном сообщении: «Верховное командование немецких Вооруженных сил сообщает: «После отважного прорыва сильных укреплений на западном берегу Днепра наши войска вошли в Киев. Над цитаделью Киева с сегодняшнего утра развевается немецкое знамя».

Немецкое информбюро отметило в своем сообщении о «сильных укреплениях» к западу от Киева — за этой фразой скрывалось то сопротивление, которое оказали вермахту красноармейцы, засевшие в дотах оборонительных рубежей КиУРа.

Эти отважные молодые солдаты были воспитаны предвоенными годами, которые невозможно представить без песни «Если завтра война», без одноименного пропагандистского фильма, в котором «весь советский народ» призывался быть готовым к войне с врагом — с намеком на Германию... И значок ГТО был обязательным символом «настоящего мужчины».

Неудивительно, что Киев готовили к долговременной обороне. Витрины магазинов города были заложены мешками с песком, из таких же мешков поперек улиц были нагромождены баррикады с узкими проездами для трамваев. Повсюду висели плакаты «Превратим Киев во второй Царицын!» (тогдашний Сталинград), даже накануне сдачи города — 16 сентября расклеивали лозунги «Киев был и останется советским!» (Тут нужно заметить: накануне наступления на Берлин советских войск 20 апреля 1945 года, приуроченного ко дню рождения Гитлера, берлинцы тоже наклеивали аналогичное плакаты). А 17 сентября 1941 года на Крещатике из громкоговорителей раздавалось: «Говорит Киев, говорит Киев! Родина, ты слышишь?! Киев есть и будет советским!»

ВИНА КИРПОНОСА

Главной задачей красноармейцев, оборонявших Киев, было недопустить врага к переправам через Днепр. Выход к ним танков вермахта означал перелом в войне за Украину. Вот почему Власов для своих частей на фронте в 55 километров придал максимальную мобильность. Они перебрасывались специальными транспортными колоннами, железнодорожными составами, даже городским транспортом — трамваи доставляли боеприпасы и людей почти к самой линии фронта.

Лифты высотных домов использовались наблюдателями-зенитчиками. Свой командный пункт Власов устроил на открытой пдощадке бывшей гостиницы «Прага» на Владимирской улице. В то время как Кирпонос со своим штабом «сидел» к востоку от Киева — в Броварах.

Не обладавший стратегическим мышлением Михаил Кирпонос «прозевал» фланговый маневр вермахта, командование которого решило окружить весь Юго-Западн«й фронт. 23 августа частям вермахта удалось обойти КиУР с севера и достичь Днепра в районе села Окуниново. На следующий день враг занял весь западный берег Ирпеня, образовав сплошной фронт осады Киева, а 8 сентября 1941 года I танковая группа противника прорвала стык левого фланга Юго-Западного фронта с Южным фронтом и форсировала Днепр северо-западнее Кременчуга.

Поняв, что вермахт замыкает двойное кольцо окружения, 12 сентября генерал-полковник Кирпонос послал телеграмму Сталину с просьбой об «отводе войск из Киева». А Иосиф Виссарионович, полагая, что в распоряжении командующего Киевским особым военным округом находится около 700 тысяч человек, запретил ему «сдавать Киев» и ответил: «Перестань, наконец, заниматься поиском рубежей для отступления, ищи пути для сопротивления». Сталин потребовал не только «удержать город любой ценой», но и «отбросить танковые дивизии врага назад».

Однако немецкие танковые дивизии из района Кременчуга начали громить тыл Юго-Западного фронта, и Кирпонос... растерялся. С его подачи уже военный совет фронта высказался за отход войск. Разрешение било получено в ночь на 18 сентября 1941 года, через пять дней после того, как части вермахта перерезали последнюю железную дорогу, связывавшую Киев с востоком страны.

КИЕВСКИЙ «КОТЕЛ»

Генерал Кирпонос вместе со штабом и военным советом Юго-Западного фронта выехал на восток страны, но 20 сентября 1941 года их колонна попала в окружение в Шумейковом урочище неподалеку от Лохвицы (Полтавская область). Там Кирпонос вместе со штабистами был убит...

Но даже если предположить, что им бы удалось прорвать окружение и добраться до «своих», наверняка Кирпоносу, как командующему войсками фронта, попавшими в «котел» окружения, непоздоровилось бы от Сталина!

Последним уходил из Киева со своим штабом генерал Власов. Он приказал саперам 19 сентября 1941 года «взорвать мосты» через Днепр и, как ни странно, добрался до линии фронта с остатками своей армии. Андрея Андреевича Власова вызвали «на ковер» к Сталину, где он подробно изложил причины «падения Киева» и образования киевского «котла». Вождь поверил боевому генералу и доверил ему командование 20-й армией, прикрывавшей Москву.

А тем временем отступавшие части РККА шли по маршруту Борисполь — Барышевка. Солдаты, машины, кони слились в одну гигантскую колонну. Вермахту удалось расчленить эту массу на группы: в 40–50 километрах к югу от Киева сражались остатки 26-й армии, в 20–30 км на юго-восток от Пирятина — остатки 5-й и 21-й армий и штаб фронта, а в 10–15 км на северо-восток от Киева — остатки 7-й армии. Бойцы этих групп продержались до 21–23 сентября... По свидетельству многих очевидцев, пирятинская группа, в которую входил штаб фронта, начала распадаться на мелкие отряды и группки уже 20 сентября — поэтому и не было общего руководства фронтом.

По случаю оккупации Киева митрополит Андрей Шептицкий писал в послании к Гитлеру: «Ваша Эксцеленция! Как глава Украинской греко-католической церкви, я передаю Вашей Эксцеленции мои сердечные поздравления по случаю овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре — Киевом!

Видим в Вас непобедимого полководца непобедимой и славной немецкой армии. Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет гарантом мира для Вашей Эксцеленции, германской армии и немецкого народа.

С личным уважением, Андрей, граф Шептицкий, митрополит».

НЕ СЛОЖИВШИЕ ОРУЖИЯ

Однако войска вермахта в столице Украины увидели не только «тихих маленьких украинцев» — подобные еще во Львове встречали их хлебом-солью на украинских вышитых «рушничках». Еще не сложили оружия преданные присяге воины, которые, несмотря на явный перевес немецких сил, отказались признавать власть фашистстких оккупантов. Прежде всего это относится к личному составу дотов, которые сочли приказ «оставить Киев» преступным!

Так, дот № 205 лейтенанта Ветрова был назван «малой крепостью», и его бойцы сопротивлялись врагу до последнего, дот № 201 у села Вита-Почтовая был назван «Непокоренным»: его защитники отстреливались до конца декабря 1941 года, пока последний солдат не умер от голода, ран и холода, но не сдался в плен — немцы за отказ замуровали дот.

Доты № 102 и 103 опорного пункта «Мрыги» были подорваны гарнизонами, также не пожелавшими сдаваться в плен врагу. Дот № 127, который ныне оказался в живописном озере возле села Ходосивка, был трое суток в полном окружении, но его личный состав вел огонь по врагу, пока почти полностью не погиб...

Известно, что дот № 131 в селе Кременище, гарнизоном которого командовал лейтенант Якунин, после четырехсуточных боев в полном окружении за отказ «прекратить сопротивление» был сожжен из огнеметного танка, так как пробить бронебойными снарядами этот дот с бронеколпаком было невозможно. Точно так же за нежелание сдаваться были похоронены под обломками дота № 178 его воины после взрыва заряда, заложенного немецкими саперами.

Вечная память героям!

К ВОПРОСУ О ПАМЯТИ ПАВШИХ

Как правило, туристов интересуют доты-гиганты — № 402 на окраине Белогородки с нависающими массивными глыбами над рекой Ирпень и № 205 в районе села Юриевка (дот лейтенанта Петрова).

К сожалению, ныне доты КиУРа больше интересуют «мародеров истории», чем самих историков. Так, на доте № 581, оказавшемся теперь в Киевском водохранилище, срезан бронеколпак. В металлолом сданы памятные таблички у дотов № 481 в Гостомеле и № 582 за селом Лютеж.

Говорят, «мертвые сраму не имут»... Но в селе Горенка хозяева местного кафе, приватизировавшие расположенный рядом пляж, лучшего места для туалетов не нашли, как вблизи... соседнего дота. Запущен был и дот № 402 в Белгородке, обезображена табличка на доте № 477 у Житомирской трассы.

Большинство дотов Киевского укрепрайона, которые находятся вблизи сел, превратились в свалки мусора. «Неприступный» дот № 201 у села Вита-Почтовая ныне служит хлевом. А один из дотов в районе аэродрома Чайка местные чиновники разрешили использовать в качестве полигона для подрыва найденных снарядов времен войны.

На юго-западе от села Мощун сохранился еще полуразрушенный дот № 506, а в 700 метрах от него в подлеске «простоя» дот № 504 с уцелевшим бронеколпаком — командный пункт 3-й роты отдельного пулеметного батальона войск КиУРа.


16 Июня 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86015
Виктор Фишман
69284
Борис Ходоровский
61614
Богдан Виноградов
48844
Сергей Леонов
35968
Дмитрий Митюрин
35152
Сергей Леонов
32596
Роман Данилко
30503
Светлана Белоусова
17025
Борис Кронер
16680
Дмитрий Митюрин
16612
Татьяна Алексеева
15305
Наталья Матвеева
14989
Александр Путятин
14199
Светлана Белоусова
13686
Наталья Матвеева
13563
Алла Ткалич
12606