Медаль за город Прагу
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №11(423), 2015
Медаль за город Прагу
Дмитрий Митюрин
журналист
Санкт-Петербург
193
Медаль за город Прагу
Советские солдаты на мосту через Влтаву

Операция по освобождению Праги завершилась уже после капитуляции фашисткой Германии и помимо чисто военного имела целый ряд любопытных политических аспектов, в которых удивительным образом преломились как события, приведшие ко Второй мировой войне, так и сложные, болезненные вопросы, связанные с балансом сил в послевоенной Европе.

СЛАВЯНСКИЙ ПРОТЕКТОРАТ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

Чехословакия возникла после Первой мировой войны на руинах Австро-Венгерской империи Габсбургов и, как видно по ее названию, состояла из двух стран, населенных братскими славянскими народами, но имевших разные традиции государственности. Чехия в Средние века была независимым королевством, затем попала в орбиту влияния Габсбургского дома, а в 1620 году утратила остатки самостоятельности. Словакия же независимости вообще никогда не имела, являясь своего рода разменной монетой в борьбе между могущественными соседями.

В Первую мировую войну чехи и словаки симпатизировали Антанте и, будучи призваны в австро-венгерскую армию, охотно сдавались в плен либо переходили на сторону неприятеля. В России из таких пленных и перебежчиков даже сформировали Чехословацкий корпус, который сыграл заметную роль в событиях Гражданской войны и после множества самых неожиданных политических виражей вернулся в 1920 году на свою уже обретшую независимость родину.

Родина встретила легионеров как героев, совершивших боевые подвиги, сравнимые с подвигами гонявших всю Европу гуситов, а на сознании самих бойцов пережитые в России приключения отразились таким образом, что многие из них стали поклонниками большевистской России. Однако во внешней политике Чехословакия ориентировалась прежде всего на Францию и Великобританию, которые, собственно, и являлись гарантами ее независимости на случай возможных претензий со стороны набиравшей силу Германии. Правда, почувствовав, что на серьезные жертвы гаранты идти не готовы, пражское руководство на всякий случай стало сближаться и с Советским Союзом.

Если не считать этого необычного внешнеполитического аспекта, в остальном Чехословакия представляла собой образцовую демократию, в лучшую сторону отличаясь от других «молодых» центральноевройских государств с их авторитарными и даже диктаторскими режимами. Но именно эту «образцовую демократию» англичане и французы и принесли в жертву, когда осенью 1938 года возникла необходимость как-то удовлетворить территориальные аппетиты Гитлера.

Согласно заключенному 10 октября 1938 года Мюнхенскому соглашению, чехословакам предписали передать Германии населенную немцами Судетскую область, что лишило страну значительной части промышленного потенциала, а также сделало фактически беззащитной перед возможным немецким вторжением. У тогдашнего чехословацкого президента Эдуарда Бенеша была только единственная альтернатива — приказать армии принять бой и обратиться за помощью к Советскому Союзу, но он предпочел смиренно принять вынесенный его стране приговор в обмен на заверение, что других жертв не потребуется.

Разумеется, его обманули. Англия и Франция были заинтересованы направить немецкую экспансию против СССР, а потому нисколько не возмутились, когда в марте 1939 года Германия просто и без затей оккупировала оставшуюся территорию Чехословакии.

Словакия была объявлена независимым государством во главе со священником Йозефом Тисой. Чехию же включили в состав Третьего рейха как протекторат Богемия и Моравия. Фактическая власть в нем принадлежала рейхспротектору, хотя по-прежнему сохранялся пост президента, который занял Эмиль Гаха. Существовал и пост главы правительства, на котором сменилось несколько персонажей — Рудольф Беран, Алоис Элиаш, Ярослав Крейчи и Рихард Бинерт. Элиаша расстреляли немцы, остальные после войны были осуждены и умерли в заключении.

Среди всех оккупированных немцами славянских территорий протекторат Богемия и Моравия был самым спокойным, а тамошние предприятия исправно обслуживали германскую военную машину. Движение Сопротивления не отличалось масштабностью. В октябре 1939 года немцы разогнали несколько манифестаций, во время одной из которых погиб студент-медик Ян Оплетал. Его похороны взбудоражили молодежь, но после серии арестов и закрытия высших учебных заведений протекторат словно бы погрузился в спячку.

Правда, в Англии образовалось правительство в изгнании, возглавленное бывшим президентом Бенешом и приступившее к формированию национальных воинских частей, самой известной из которых стал сражавшийся с 1943 года на Восточном фронте Чехословацкий батальон, позже разросшийся сначала до масштаба бригады, а потом корпуса.

Однако разжечь мощное подпольное и партизанское движение никак не удавалось. Многим казалось, что протекторат всколыхнется, когда 27 мая 1942 года двое заброшенных из Англии диверсантов Йозеф Габчик и Ян Кубиш застрелили рейхспротектора Гейдриха. Но оба героя погибли, а немцы ответили массовыми репрессиями, расстреляв около 1300 человек и полностью уничтожив деревню Лидице.

В следующем 1943 году 350 тысяч чешских рабочих были депортированы в Германию. Если в соседней Словакии в августе 1944 года грянуло мощное антифашистское восстание, то в Чехии Сопротивление так и не стало реальной силой вплоть до весны 1945-го.

КОНР И ЧНС — СТРАННЫЙ АЛЬЯНС

14 ноября 1944 года в Праге был учрежден Комитет освобождения народов России (КОНР), руководителем которого стал бывший советский генерал-лейтенант Андрей Власов. Формально немцы признали эту структуру в качестве правительства несуществующей союзной державы и даже оказали ей помощь в создании собственных вооруженных сил — так называемой Русской освободительной армии (РОА).

Правда, несмотря на обилие разного рода отрядов и соединений, реально полностью укомплектованной в этой армии была только 1-я пехотная дивизия бывшего полковника РККА Сергея Буняченко (численностью около 20 тысяч человек).

Следующим заметным событием стало создание 4 апреля 1945 года в освобожденном от немцев городе Кошице правительства Национального фронта, возглавляемого бывшим послом Чехословакии в СССР социал-демократом Зденеком Фирлингером и подчинявшегося лондонскому правительству Бенеша. В этот же день Красная армия освободила столицу Словакии Братиславу.

Спустя две недели американские войска генерала Джорджа Паттона вышли с запада к довоенным границам Чехословакии, но после овладения городом Аш их наступление приостановилось.

Согласно предварительным договоренностям освобождать большую часть Чехии, включая столицу — Прагу, предстояло именно советским частям, и командующий англо-американскими войсками генерал Дуайт Эйзенхауэр не был настроен нарушать заранее обозначенную линию, опасаясь гневной реакции товарища Сталина. Напрасно взывал Черчилль, утверждая, что «освобождение американцами Праги и как можно большей территории Западной Чехословакии могло бы полностью изменить послевоенное положение в Чехословакии и положительно повлиять на соседние страны», опасаясь, что в противном случае «Чехословакия пойдет югославским путем», то есть окажется в коммунистическом лагере.

Аналогичные опасения испытывали и те сторонники лондонского правительства, которые в это время находились в Праге. Но обнаружив, что на американцев рассчитывать не приходится, они решили сами поднять восстание, имея двоякую цель: во-первых, продемонстрировать активное участие своей страны в борьбе против фашизма, а во-вторых, усилить позиции лондонского правительства в преддверии будущих переговоров с Кремлем относительно послевоенного устройства Чехословакии.

Некоторый парадокс заключался в том, что за восстание выступали и коммунисты, рассчитывавшие, что массовое антифашистское выступление с их активным участием будет способствовать более широкой популярности партии, которую они представляют.

Таким образом, подготовка восстания в Праге совместно велась и буржуазными партиями, и их марксистскими оппонентами (коммунистами и социал-демократами), и, разумеется, такая совместная деятельность не могла обойтись без конфликтов.

Поскольку Красная армия была еще далеко, а находившаяся на территории протектората группа армий «Центр» фельдмаршала Фердинанда Шернера была силой, управиться с которой самостоятельно повстанцы не рассчитывали, свою цель они видели в том, чтобы, вступив с оккупантами в бой, продержаться до подхода союзников. Но даже и эта задача казалась трудноисполнимой, а потому буржуазные политики решили объединить усилия с находившимися в Чехословакии частями РОА, личный состав которых следовало убедить в том, что, поддержав восстание, они смогут рассчитывать либо на прощение Сталина, либо хотя бы на то, что англо-американцы не станут выдавать их Советскому Союзу.

30 апреля в Праге был сформирован Чешский национальный совет (ЧНС) — весьма разношерстный в политическом отношении орган, признававший, однако, лондонское правительство и заявивший о своей нацеленности на «теснейшее» сотрудничество с Советским Союзом.

При нем были создана группа «Алекс», опиравшаяся в основном на укомплектованные чехами соединения жандармерии и полиции. Функции же общего руководства восстанием взяла на себя группа «Бартош» во главе с генералом Карелом Кутлвашром.

2 мая чешские делегаты прибыли к Буняченко и предложили ему союз, заверяя: «Чешский народ, никогда не забудет, что вы помогли нам в трудный час».

Разумеется, никаких гарантий относительно того, что оказанная в трудный час помощь избавит власовцев от неприятностей со стороны Красной армии, чехи не дали, да и дать не могли, а потому Власов сделал вид, что происходящее его никак не касается, фактически предоставив карт-бланш Буняченко.

Тем временем на другом уровне Эйзенхауэр прощупывал планы своих советских коллег, подумывая, не рвануть ли ему все же на Прагу, но после обмена телеграммами с начальником советского Генштаба Антоновым пришел к выводу, что делать этого не стоит.

4 мая командующий 1-м Украинским фронтом маршал Конев отдал приказ войскам своего правого крыла быть готовыми к исходу 6 мая начать «стремительное наступление… в общем направлении на город Прага… и танковыми армиями на шестой день операции овладеть ею».

«МЫ СРАЖАЕМСЯ ПРОТИВ ГЕРМАНСКИХ ОРД!»

Утром 5 мая премьер-министр чешского правительства Рихард Бинерт по пражскому радио заявил о ликвидации протектората и начале всеобщего восстания против оккупантов.

Первые стычки произошли на Вацлавской площади. Жители города начали срывать немецкие надписи, знамена и вывешивать на улицах чехословацкие флаги. В ответ немецкая полиция открыла огонь по восставшим, а чешские полицейские и жандармы, которых поддержали бойцы Сопротивления и добровольцы, также пустили в ход оружие.

Общее количество повстанцев достигло 30 тысяч человек. Им удалось захватить центральный телеграф, почтамт, электроцентраль, мосты через Влтаву, железнодорожные вокзалы со стоящими там эшелонами, в том числе немецкие бронепоезда, ряд крупных предприятий и германский штаб ПВО.

Удалось отстоять и здание радиостанции, откуда продолжали нестись призывы о помощи ко всем союзным армиям: «Мы сражаемся за свободу! Мы сражаемся против германских орд! Пришлите нам орудия, самолеты, пришлите нам ваши армии. Окажите нам помощь в борьбе за свободу».

Между тем численность немецких войск в Праге и ее окрестностях составляла около 40 тысяч, а на подходе были другие соединения, которые интересовались не столько самой Прагой, сколько возможностью пройти через город с тем, чтобы сдаться не Красной армии, а союзникам. Поскольку речь шла о кадровых соединениях вермахта, шансов выиграть борьбу с ними у повстанцев попросту не было.

ЧНС пыталось тянуть время, ведя переговоры с имперским наместником Карлом Германом Франком и комендантом города генералом Рудольфом Туссайнтом, но бои продолжались, и концу дня 5 мая город перешел под контроль немцев до такой степени, что они, по крайней мере, могли выводить через него свои войска на запад.

Правда, еще продолжали держаться баррикады, а 6 мая в дело вступили подразделения 1-й дивизии Буняченко. Им удалось выбить немцев из западной части города, переправиться через реку Влтава и рассечь позиции противника на две части, взять гору Петршин и район Кулишовицы. Во избежание путаницы на рукавах власовцев были сине-красные нарукавные повязки, а на танках красовались надписи: «Смерть Гитлеру!», «Смерть Сталину!».

Между тем руководство ЧНС обменивалось радиограммами с Кошице и правительством Бенеша, пытаясь понять, насколько нервно будет реагировать на действия РОА Красная армия. Эти терзания были разрешены полученным из Лондона сообщением: «Будьте крайне осторожны в отношении помощи со стороны русских частей под командованием власовских офицеров. Власова по праву Советы считают предателем. Вы можете поддерживать связь с русскими солдатами, которые сражаются против немцев, но следует относиться сдержанно к их офицерам, и, если это окажется возможным, арестуйте этих офицеров, иначе у нас могут возникнуть большие осложнения с русским союзником».

Рисковать и пытаться арестовать власовцев Культвашр и его подчиненные не стали. Однако входившие в ЧНС коммунисты держались с ними откровенно враждебно и Буняченко, правильно оценив ситуацию, вечером 7 мая приказал своим частям оставить Прагу и двигаться дальше на запад. До англо-американцев добрались немногие. Сам Буняченко был выдан советской стороне американцами и, подобно Власову, закончил свою жизнь на виселице.

ПОД КРИКИ «НАЗДАР!»

В Праге сражаться против немцев остались, по разным подсчетам, около 600 власовцев (включая 200 раненых), послевоенная судьба которых еще ждет своего исследователя.

Впоследствии сотрудничество с РОА было вменено в вину и Культвашру, и другим деятелям ЧНС, получившим различные сроки тюремного заключения, а для двух деятелей компартии — Смрковского и Неханского дело даже закончилось смертной казнью.

Надо признать, что свою положительную роль власовцы выполнили, позволив повстанцам выиграть время, необходимое для подхода Красной армии. Танковые части 1-го Украинского фронта на полном ходу неслись к Праге, сметая противостоящие им немецкие соединения…

Из воспоминаний ветерана Уральского добровольческого танкового корпуса (УДТК) Михаила Фомичева: «Над горизонтом показалось зарево пожара.

— Прага горит! — сказал чех, ехавший с нами от самой границы в качестве проводника.

Я вызвал старшин Соколова и Пасынкова.

— Пожалуй, это для вас последняя разведка. Нужно узнать, что происходит в городе.

Разведчики и саперы устроились на броне танков Ивана Гончаренко, Леонида Буракова, и разведгруппа ушла в ночь.

Вскоре передо мной стояли чехи. Их привез на танке лейтенант Бураков. Они неплохо объяснялись на русском языке.

— Прага ждет вас! Спешите!

Светало. Спустя полчаса передовые подразделения бригады достигли северо-западной окраины Праги. Шоссе перегорожено баррикадой, сооруженной из брусчатки разобранных мостовых. Восставшие не ждали нас с этой стороны. Они предполагали, что мы придем с востока.

Из-за баррикады вышел чешский офицер, руководящий отрядом восставших. И тотчас, размахивая винтовками и фуражками, с возгласами «Наздар! Наздар!» подбежали к советским танкистам чешские повстанцы.

Навстречу нам устремились тысячи мирных жителей. Люди пели, плакали, дарили нам цветы, протягивали своих детей, которые доверчиво обнимали нас. И не было для советских воинов лучшей награды, чем эта сердечная благодарность народа.

Сопровождаемые чешскими патриотами, танкисты настойчиво теснят немцев. Бой не затихает ни на минуту. Оставаться на улицах опасно. Но чехи не хотели расходиться по домам. Они указывали танкистам расположение вражеских пушек и пулеметов, находили наиболее удобные пути движения.

Взошло солнце, во всей своей красе встала перед нами Прага. Радиостанции, установленные на танках, приняли весть, которую советские люди ждали четыре военных года: Великая Отечественная война завершилась полной нашей победой.

Впереди — Влтава. Фашисты захватили мост, подступы к нему пристреляны.

— Веду бой за мост, — доложил лейтенант Гончаренко.

На площадь входили танки нашей бригады, бежали автоматчики. Подъехав к мосту, я увидел подбитый танк. Возле него, обнажив головы, стояли пражане. На брезенте лежало безжизненное тело Ивана Григорьевича Гончаренко, рядом — тяжелораненые механик Шкловский и радист Филиппов...

Танки первого батальона прорвались за Влтаву. Вечером Москва салютовала нам из тысячи орудий».

События, о которых идет речь, происходили уже 9 мая, когда на окраинах города появились танкисты генерал-майора Ивана Зиберова. Днем раньше фельдмаршал Шернер, узнав о капитуляции Третьего рейха, приказал своим войскам оставить Прагу и отступать в американскую зону. Представители ЧНС пообещали не препятствовать этому отступлению, но находившиеся в городе части СС (около 6 тысяч солдат — подразделения 2-й танковой дивизии СС «Рейх», 5-й танковой дивизии СС «Викинг» и находившейся на стадии формирования 44-й мотопехотной дивизии СС «Валленштейн») во главе с Карлом фон Пюклером продолжали сражаться. Так что освобождение чешской столицы обошлось Красной армии примерно в 30 погибших. Ничтожно малая цифра на фоне 27 миллионов. Но очень обидная, учитывая, что официально Германия уже подписала безоговорочную капитуляцию.

Впрочем, ветеранам освобождение Праги запомнилось все же не боями, а тем, как встречали их жители. Вот еще одно характерное свидетельство штрафника старшего лейтенанта Александра Черепкова: «Наша штрафная рота въехала в Прагу на трофейных велосипедах. Такого ликования населения я не видел за всю войну. Улицы были буквально заставлены столами с закуской и вином, в проезжающие машины бросали пироги и прочие угощения. Еще в предместье Праги меня сняли с велосипеда, выбрили, напоили... Сплошной «наздар», приветствия, поздравления... Потом мы, конечно, подпортили мнение о нас, это в 1968 году».

В 1945 году советские солдаты были для чехов освободителями, и никем больше…

Бои с пытавшимися прорваться в англо-американскую зону продолжались до 12 мая. В этот день около семи тысяч солдат и офицеров войск СС под командованием обергруппенфюрера Бургхауса были уничтожены или взяты в плен частями НКВД. Сам Бургхаус застрелился.

Количество погибших непосредственно при освобождении Праги повстанцев и горожан оценивается в 1694 человека. Примерные потери немцев — около тысячи убитых. Потери РОА — около 300 человек, 187 из которых были похоронены на Ольшанском кладбище Праги. Там же обрели последний покой и погибшие при освобождении города красноармейцы. Такое вот своеобразное соседство русских солдат, сражавшихся по разные стороны фронта, но погибших во имя освобождения одного и того же славянского города.

По состоянию на 1962 год медалью «За освобождение Праги» было награждено свыше 395 тысяч человек, в том числе около 40 тысяч граждан Чехословакии.


10 Мая 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85082
Виктор Фишман
68448
Борис Ходоровский
60817
Богдан Виноградов
47749
Дмитрий Митюрин
33774
Сергей Леонов
31927
Роман Данилко
29765
Сергей Леонов
29280
Светлана Белоусова
16208
Дмитрий Митюрин
15857
Борис Кронер
14982
Татьяна Алексеева
14241
Наталья Матвеева
13973
Александр Путятин
13903
Наталья Матвеева
12099
Алла Ткалич
11405
Светлана Белоусова
11356