Трофейные авто для советской элиты
СССР
«СМ-Украина»
Трофейные авто для советской элиты
Владимир Винник
журналист
Киев
1500
Трофейные авто для советской элиты
«Хорх-951» такую машину генерал Жуков подарил дочери

Сегодня принято лишать таинственности многие эпизоды нашей истории. Одним из таких не разглашаемых ранее стало «трофейное дело», в ходе которого были осуждены многие высшие офицеры Советской армии. И было за что, ведь в СССР из поверженной Германии везли эшелоны экспроприированного имущества! Здесь были не только шмотки, меха и мебель, но и золото, драгоценности, роскошные автомобили... В индустриально развитой Германии было очень много автомобильных и мотоциклетных марок. О том, как обращались с техническим богатством, что вывезено из поверженного рейха, победители, и как Сталин прекратил «иномарочный бум» и пойдет речь.

СМЕРТЬ МОТОЦИКЛИСТА

Весной 1945 года Советская армия с боями ворвалась на территорию фашистского рейха. В богатых имениях, ведомственных гаражах и просто посреди дорог победители находили огромное количество роскошных и не очень, крохотных и больших, конструктивно-новаторских и устаревших легковушек. Поначалу высшее руководство, а позже и простые солдаты, принялись расхватывать автомобили и мотоциклы, которыми толком и управлять не умели. Такое безрассудство частенько приводило к нелепейшим смертям.

Генерал-майор Берзарин был очень храбрым и опытным танковым командиром. Его подразделение, входившее в 1-ю танковую армию 1-го Белорусского фронта, первым ворвалось в центр Берлина. Именно люди Берзарина проводили «зачистку» в гараже рейхсканцелярии. Полковнику Гусаковскому, экипаж которого первым оказался на Александрплатц, за храбрость был подарен отличный кабриолет «хорьх-853».

Роскошный седан «опель-адмирал» был подарен командующему 1-й танковой армией генерал-полковнику бронетанковых войск Катукову. Позднее именно на этом «Опеле» приехал для подписания капитуляции генерал Кейтель. Себе же Берзарин взял удивительный автомобиль — трехместный спорт-кабриолет «хорьх-853» с заказным кузовом от ателье «Эрдман и Росси» и 8-цилиндровым 120-сильным двигателем. Это был единственный экземпляр с таким кузовом, построенный по заказу фюрера трудового фронта — партляйтера доктора Роберта Лея.

От такого роскошного кабриолета закружилась голова не только у генерал-майора, но и у самого командующего фронтом маршала Жукова. Он намекнул, что этот автомобиль больше подошел бы маршалу, и Берзарин тут же подарил машину Георгию Константиновичу. Жуков не забыл об этой услуге и назначил «понятливого» генерала комендантом Берлина.

Берзарин в юности занимался мотоспортом, а тут подвернулся случай — он нашел гоночный мотоцикл «БМВ-РС51». Генерал начал тренироваться на берлинских улицах. Однажды майским утром в Карлсхорсте он хотел проскочить перекресток перед носом грузовых студебеккеров, но не рассчитал дистанцию… Когда водитель грузовика рассмотрел лицо раздавленного им мотоциклиста, одетого в майку и генеральские галифе, он молча застрелился.

ВЗРЫВ В ПОДМОСКОВНОМ ЛЕСУ

На совещаниях офицерского состава началась настоящая охота за дорогими машинами. Пока руководство заседало, адъютанты и водители старших офицеров отбирали приглянувшиеся автомобили у младших. Это приобрело такие масштабы, что лейтенанты и капитаны приезжали на совещания на подводах и велосипедах, а в расположениях собственных подразделений пользовались консервативными «майбахами», шикарными «хорьхами», революционными «татрами». Марки-фавориты, естественно, были у многих. Некоторым нравились сверхэлегантные кабриолеты «хорьх-853», которые даже со стандартным кузовом являлись эталоном роскоши, мягкого хода и надежности. Пятилитровый мотор разгонял эти сухопутные крейсеры до 140 км/ч. Такие машины, растиражированные лишь в тысяче экземпляров, нравились не только Жукову, но и Покрышкину, Телегину, Баграмяну. Последнему Сталин лично сделал внушение за то, что он, во-первых, ездит сам, без водителя, а во-вторых, слишком уж быстро, оставляя далеко позади «виллис» охраны.

Многим старшим офицерам нравился элегантный обтекаемый «опель-адмирал» с 6-цилиндровым 3,6-литровым 75-сильным мотором. Этот автомобиль построен по технологии американского концерна «Дженерал Моторс» и был предельно прост в эксплуатации, не капризничал, развивая свои 132 км/ч. «Адмирал» оснащался несколькими типами кузовов, среди которых были и стандартные — открытый и закрытый, а также заказные варианты от разных ателье. Всего изготовили 6404 «опель-адмирала». Среди его поклонников был начальник Генштаба маршал Василевский. Однажды осенью он со своей семьей направился на загородный пикник. Компания отъехала достаточно далеко от Москвы и углубилась в лес. Когда «опель» выехал на уютную полянку, он подорвался на противопехотной мине, оставленной еще гитлеровцами. Заряд был слабым, и никто не пострадал, но передок лимузина был разворочен и ремонту уже не подлежал.

ИЗ РУК В РУКИ

К «мерседесам» было разное отношение, ведь этот огромный и очень мощный концерн строил машины для разных потребителей. Маленькие 4-цилиндровые «мерседес-бенц 170» были надежны и в меру комфортабельны. Огромное количество из 75 000 выпущенных неприхотливых машинок были привезены в СССР. Но наши дороги очень быстро вывели из строя переднюю подвеску, рассчитанную на автобаны. С увеличением статуса росла надежность модели и уровень конструкторской мысли. Венцом модельного ряда были компрессорные автомобили, в которых при резком нажатии «газа» включался нагнетатель, увеличивающий мощность на 25%.

Такие машины с 8-цилиндровым 7,7-литровым мотором принадлежали верхушке рейха. Среди восьмидесяти двух машин были и кабриолеты, и лимузины — некоторые, как, например, кабриолет Гитлера, были бронированными. Еще для парада в Сталинграде один такой небронированный 230-сильный кабриолет 1939 года был доставлен фельдмаршалу Паулюсу. Но не пришлось ему воспользоваться им. Автомобиль попал в распоряжение маршала Рокоссовского. Константин Константинович ездил на компрессорном «мерседес-бенц 770к» до 1945 года, когда американцы подарили ему роскошный закрытый «Бьюик-Лимитед 90» 1941 года, по комфорту превосходивший немецкий автомобиль. Кабриолет «Гросс-Мерседес», принадлежавший некогда Гиммлеру, был у Буденного, а бронированным пульман-лимузином гауляйтера Украины Эриха Коха пользовался киевский митрополит. Открытый «гросс-мерседес» хорватского нациста Анте Павелича югославский руководитель Иосип Броз Тито подарил Сталину, но тот не пожелал пользоваться «фашистской колымагой» и передал машину в распоряжение Первого секретаря ЦК Узбекистана.

Еще после убийства Гейдриха в Чехии в 1943-м Гитлер приказал создать лимитированную партию бронированных автомобилей для высших государственных чиновников, ведь Рейнхард Гейдрих погиб от взрыва гранаты, брошенной партизанами в салон его 6-цилиндрового «мерседес-бенц 320». «Броневиков» (коротких седанов «мерседес-бенц 770» с полностью бронированным кузовом) успели построить совсем немного — всего десять штук. В распоряжении Жукова такой автомобиль (неизвестно, каким образом) был уже в конце 1944 года. Усиленный до 400 сил мотор, 18-миллиметровая броня кузова, 40-миллиметровые бронированные стекла, мощный отопитель, великолепная радиостанция были призваны сделать передвижение в машине максимально безопасным и комфортным. Правда, из-за большой массы (около 5 тонн) автомобиль разгонялся лишь до 80 км/ч, но это не смущало Жукова.

КОНЧАЙ ГРАБЕЖ, ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ!

Из поверженной Германии продолжали вывозить целые эшелоны «барахла». Дабы унять грабеж и беспредел «красных мстителей», Сталин приказал перевести Жукова командующим Одесским военным округом и начать «трофейное дело» о воровстве среди высших офицеров. А на место Жукова был назначен скромный маршал Соколовский, проходивший в заместителях у Георгия Константиновича еще с 1932 года.

Из Германии Жуков вывез следующие автомашины: бронированный «мерседес-бенц 770к», спортивный «хорьх-853» с кузовом «Эрдман и Росси», «хорьх-951» с большим заказным кузовом кабриолет от того же ателье — подарок для старшей дочери. В Москве его ждал подаренный Сталиным в 1941 году «паккард 180» 1940 года выпуска.

Зачем одному человеку столько автомобилей? На этот вопрос способен ответить только друг и сосед Жукова по даче в Сосново генерал-лейтенант кавалерии Крюков. В те дни кавалерия уже не имела решающего значения, но Крюков получил звание Героя Советского Союза лично от Жукова. Супруга Крюкова, певица Лидия Русланова, была неравнодушна к предметам роскоши. Она собрала огромную коллекцию драгоценных камней, золота и бриллиантов, сильно превосходившую «собрание» Галины Брежневой. Коллекция уникальной живописи, принадлежавшая Руслановой, состояла из 132 полотен самых знаменитых художников. Эта «сладкая парочка» вывезла из Германии пять люксовых автомобилей: спорт-кабриолет «ауди-225» с передним приводом и заказным кузовом от ателье «Глезер», шикарный лимузин «мерседес-бенц 320» с уютным закрытым кузовом и 6-цилиндровым 78-сильным мотором, заказной спортивный кабриолет румынского короля Михая «мерседес-бенц 500к» с открытым кузовом и 160-сильным компрессорным мотором (за рулем этого сверх-«мерседеса» Русланова ездила сама), роскошный лимузин «Хорьх-951» с 120-сильным мотором и такой же «хорьх», но с заказным кузовом фаэтон от ателье «Бауэр», построенный специально для Гитлера. Преданный марке «мерседес», Гитлер отказался от «хорьха», а советский генерал «подмел» его, дабы, как и многие другие, сдавать свои машины в аренду и наживаться.

Знаменитый маршал Берия тоже владел пятью личными легковушками. 190-сильный «паккард-клипер кастом» он заказал в 1945 году прямо на заводе через посольство СССР в Вашингтоне. Роскошный пульман-кабриолет «майбах СВ42», принадлежавший до того Борману, был вывезен из Берлина. Автомобиль румынского короля тоже попал в гараж Берии: это было алюминиевое купе от ателье «Фигони Фаласки» на шасси «Делайе-165» с 12-цилиндровым 155-сильным мотором. Таких машин изготовили лишь пять штук с заказными кузовами (на каждом экземпляре — разный), и место им — в музее, а не в гараже. Лаврентий Берия подарил сталинскому секретарю Поскребышеву трофейный автомобиль «опель-капитан» с заказным 3-местным кузовом от ателье «Глезер»; под капотом был установлен 6-цилиндровый 55-сильный мотор. Эта модель казалась «серенькой мышкой» среди дорогих машин, но скромному Поскребышеву, увлекавшемуся фотографией, а не автомобилями, езда со скоростью 126 км/ч очень нравилась, да и элегантностью аппарат не был обделен.

Сталину вся эта возня с иномарками не нравилась, поскольку была она непатриотичной, не приносила пользы государству и создавала опасность на дорогах. Ни 50-сильные ОРУДовские «Эмки», ни 23,5-сильные милицейские мотоциклы «Харлей-Дэвидсон ВЛА42» не могли тягаться с мощными и скоростными немецкими автомашинами, а значит — навести порядок на автодорогах. Не все отечественные механики могли управиться с таким пестрым и разноплановым автопарком, ведь многие машины постепенно выходя из строя, были потенциально опасными. В Германию была направлена комиссия из НАМИ — отраслевого научно-исследовательского института, правда, ее работа не принесла большой пользы для строительства качественных автомашин в СССР.

Один из инженеров этой комиссии, Юрий Хальфан, привез на родину не только переднеприводной 28-сильный «адлер-триумф», но и вагон литературы по легковым автомашинам и двигателям. Этот человек совершил гражданский подвиг, издав в 1947 году книгу о ремонте и эксплуатации иномарок. Даже сейчас, когда стала доступной фирменная литература по классическим маркам машин, иногда обращаешься к Хальфану — очень уж толковую книгу он написал.

КОЛЕСА ДЛЯ НУЖНЫХ ЛЮДЕЙ

В Германии заводы, попавшие в советскую оккупационную зону, пытались наладить производство и получить заказы у русских.

На заводах концерна «Ауто-юнион», в городке Цвикау, решили возобновить производство 2-цилиндровых переднеприводных машин «ДКВ», благо их кузов был фанерным, обтянутым ледерином. Там же, на заводе «Хорьх», появился русский комендант, майор Ашот Северьянц. Ему приказали наладить на выпускавшем некогда роскошные машины и бронетранспортеры предприятии ремонт грузовых студебеккеров. Каково же было его изумление, когда заводской водитель Руди Вольрабб выкатил предназначенный для майора персональный автомобиль — «хорьх-930с». Эту машину создали перед войной, но дело дальше прототипов не пошло. Под капотом обтекаемого, предназначенного исключительно для автобанов седана стоял V-образный 3,8-литровый 92-сильный мотор, разгонявший автомобиль до 160 км/ч. Широкие диваны, мощный отопитель салона, ламповый радиоприемник делали езду комфортной, а расположенный в правом крыле умывальник с горячей водой привел видавшего всякое Северьянца в восторг. Он решил из имевшихся на заводе комплектующих собрать несколько машин для «нужных людей» (очевидно, чтобы не отобрали его «хорюшку»). Но людям Северьянца не удалось найти для фар стекол сложной гнутой формы, и потому они переделали весь передок машины, который стал смотреться намного хуже. «Новые» «Хорьхи» были подарены Президенту ГДР Вильгельму Пику, командующему Советскими войсками в Германии маршалу Василию Даниловичу Соколовскому и начальнику экономического отдела Советской военной администрации генерал-лейтенанту Дмитрию Шабалину. Больше ни одного экземпляра этого автомобиля людям Северьянца собрать не удалось. Завод перепрофилировали на выпуск трактора «Пионер».

Шабалину новый автомобиль был очень кстати, поскольку служебный «опель-адмирал» его водитель Миша полностью «укатал». Сам Дмитрий Андреевич был не военным, а хозяйственником из Свердловска, и, как истинный «хозяйственник», успел выслать на родину немало «необходимого», среди которого были и пульман-лимузин «майбах СВ42» с очень сложным управлением, и 4-дверный кабриолет «мерседес-бенц 320».

КОНЕЦ ВАКХАНАЛИИ

Но самую интересную судьбу имел красивый 80-сильный спорт-кабриолет БМВ-327.

Легковые автомобили баварского концерна собирались не в Мюнхене, а в городке Айзенах, который отошел в Советскую оккупационную зону. Советская администрация задумалась, как получить максимальную выгоду с уцелевшего в войне предприятия, руководство которого очень хотело возобновить производство. Вот и пригнали в качестве подарка Шабалину очень элегантный спорт-кабриолет БМВ-327 с 6-цилиндровым мотором. Этот автомобиль считался, да и сегодня признается, лучшим творением БМВ в довоенной производственной программе. Советский генерал приказал начать на заводе выпуск среднего мотоцикла БМВ-Р35 для нужд армии и полиции (хотя Потсдамским договором Германии было запрещено иметь машины такого класса) и легковых 2-литровых машин БМВ-321 с 45-сильным мотором для нужд советской администрации. Эти простенькие, но ходкие автомобили собирали еще до войны, а в 1945 году возобновили их производство на заводе «БМВ им. Жукова». Позже этот завод переименовали в «ЕМВ», но модель «321» собиралась до 1949 года, пока ее не заменили на более прогрессивную «ЕМВ-340». Обе модели поступали в Советский Союз в счет репараций, их можно было купить в свободной продаже. Очень много этих машин благодаря своей надежности дожило до наших дней.

Сталин положил конец «иномарочной вакханалии» в конце 1947 года, когда советская промышленность освоила производство автомобилей высшего класса — ЗИС-110, среднего — ГАЗ-20 Победа и малого — «москвич-400». Иномарки стали вытесняться из больших городов, а ОРУД искал причины для того, чтобы запретить их эксплуатацию: то передний привод не соответствует нашей дорожной разметке, то разница в 6- и 12-вольтном электрооборудовании создает аварийную обстановку, а то орел с эмблемы «адлера» ассоциируется с нацистской символикой.

Лишь очень немногим удалось сохранить трофейные иномарки в оригинальном состоянии. Они-то и стали костяком клубов коллекционеров автостарины и радуют окружающих своим появлением на дорогах.


6 Февраля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85196
Виктор Фишман
68635
Борис Ходоровский
61017
Богдан Виноградов
48070
Дмитрий Митюрин
34226
Сергей Леонов
32101
Сергей Леонов
31996
Роман Данилко
29980
Светлана Белоусова
16352
Дмитрий Митюрин
16147
Борис Кронер
15443
Татьяна Алексеева
14558
Наталья Матвеева
14236
Александр Путятин
13945
Наталья Матвеева
12471
Светлана Белоусова
12009
Алла Ткалич
11742