ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века», 2024
Свободу медоедам!
Татьяна Алексеева
журналист
Санкт-Петербург
1639
Свободу медоедам!
Медоед, такой милый и свободолюбивый

Все живые существа, потерявшие свободу, стремятся ее вернуть – и речь не только о людях, оказавшихся в заключении и пытающихся устроить побег, но и о животных, которые порой бывают упрямее и изобретательнее в этом деле, чем люди. Наиболее же злостными организаторами побегов среди братьев наших меньших стоит считать пару медоедов, обитающих в заповеднике в Южно-Африканской Республике и уже более двадцати лет регулярно пытающихся сбежать из клетки.

Началась эта история в 1996 году, когда южноафриканский эколог Брайан Джонс, сотрудник Национального парка Крюгера, нашел в лесу попавшего в охотничьи силки и, как оказалось, совершенно ручного медоеда-подростка и привез его в центр реабилитации диких животных. Выяснилось, что один из местных жителей поймал этого зверька, когда тот был еще детенышем, и держал его дома в качестве питомца, но когда медоед подрос и стал слишком неудобным для содержания, его выкинули на улицу.

Медоеды по праву считаются самыми бесстрашными и «безбашенными» хищниками в мире. Они удивительно надежно защищены практически от всех опасностей: шкура этого животного настолько толстая и прочная, что ее не может прокусить даже лев. На него не действуют – или действуют очень слабо – большинство природных ядов, включая змеиный, а сам он обладает такими крепкими и острыми когтями, острыми зубами и сильными челюстями, что может справиться с почти любой добычей и дать отпор большинству крупных зверей. Из-за этого медоеды почти ничего не боятся и ведут себя крайне самоуверенно, где бы они ни оказались.

Однако выпускать в дикую природу прирученных и выросших среди людей животных нельзя, и медоеды, несмотря на всю их живучесть и бесстрашие, не являются исключением. Зверька, найденного Джонсом, могли убить охотники, что уже едва не случилось, а кроме того, оказалось, что из-за полученной в раннем возрасте травмы носа он почти не чувствует запахов, так что ему было бы крайне сложно и опасно жить в диком лесу. Поэтому, убедившись, что в остальном медоед здоров, Брайан забрал его в Национальный парк Крюгера, заповедник, в котором часть животных проживает свободно, а часть содержится в вольерах. Медоеда, которому дали кличку Стоффл, тоже поселили в просторный решетчатый вольер для хищников, который теперь должен был стать для него новым домом.

Но сам медоед так, по всей видимости, не считал. Дверь вольера запиралась на обычный замок, и уже через пару часов Стоффл сумел сломать его и выбежать из клетки. После этого он некоторое время бегал по парку и гонялся за гуляющими там животными, а потом забрался в вольер к львам и устроил с ними драку. Дебошира изловили, поместили обратно в его вольер и заменили сломанный замок другим, более сложной конструкции. Который медоед умудрился открыть на следующий день, после чего все повторилось: он убежал гулять по парку и хулиганить.

В дальнейшем такие ситуации стали повторяться с завидной регулярностью. Стоффла запирали на новый замок, но он в течение нескольких дней открывал или выламывал его и сбегал, оставляя после себя разрушения и покусанных животных, а иногда и получая травмы в драках с ними. Однажды он забрался на кухню, где готовился корм для обитающих в парке зверей и еда для сотрудников, и устроил там жуткий бардак: съел все, что смог съесть, обгрыз все, что в него уже не помещалось, перебил посуду и переломал мебель. Из работников кухни никто, к счастью, не пострадал – потому что все они, увидев Стоффла, сразу же благоразумно убежали из здания. Медоеда же поймали и снова заперли – до следующего взлома замка.

В другой раз свободолюбивый зверь сбежал не только из клетки, но и из парка и вломился в дом своего спасителя Брайана Джонса, живущего неподалеку. Там он тоже разгромил все, что мог, и перепугал родных эколога, после чего Джонс решил переселить его в более надежное жилище, и в заповеднике был построен новый вольер, открытый сверху, но с высокими бетонными стенами – слишком высокими, чтобы медоед мог на них запрыгнуть. Вскарабкаться по гладкому бетону ему тоже было не под силу – когти медоеда соскальзывали с такой твердой поверхности, – так что Стоффлу, казалось, придется теперь смириться с жизнью в ограниченном пространстве. Но сам Стоффл так не считал.

Убедившись, что он не может подняться по самой стене, умный хищник решил пойти другим путем и стал строить в вольере нечто похожее на лестницу. Через пару дней сотрудник, убиравшийся в его вольере, забыл там грабли, и медоед тут же этим воспользовался: он приставил грабли к стене – так, чтобы конец из черенка оказался на вершине бетонного бортика, – и поднялся по черенку наверх, как по наклонной ветке дерева, а потом спрыгнул со стены наружу и побежал по парку творить свои «черные» дела.

Стоффла изловили и засунули в вольер, а работникам заповедника было строго-настрого наказано ничего не забывать в его «доме». Однако спустя еще несколько дней новый сотрудник, незнакомый с историей этого медоеда, оставил в его вольере лопату, которой выравнивал песок и опилки на полу, – и Стоффл снова сбежал, используя черенок лопаты таким же образом, как и грабли.

Больше в вольере этого непокорного животного никто ничего не забывал, и медоед стал строить «лестницы» из любого подручного материала, который был в его жилище. Он подкатывал к стене камни и прислонял к ним палки, а когда у него забрали и то и другое, стал лепить комки из влажной земли и песка, а кроме того, рыть подкопы. После каждого побега служащие заповедника пытались еще сильнее усложнить ему жизнь, но он находил все новые и новые лазейки и вырывался на свободу вопреки всему.

В один прекрасный день Брайан Джонс заявил, что «устроит этому неблагодарному животному настоящий Алькатрас», и в вольере был сделан бетонный пол, а его стены увеличили еще на полметра. Внутри не было больше ничего, кроме тонкого слоя песка и листьев, но Стоффл все равно сумел слепить из них достаточно большой комок, забраться на него, а потом подпрыгнуть и зацепиться передними лапами за край стены. Ну а затем ему уже ничего не стоило подтянуться и спрыгнуть с бортика с другой стороны – и снова побежать по парку, пугая всех, кто оказался у него на пути.

Доктор Джонс, теперь воспринимавший борьбу со Стоффлом как личное соперничество, решил действовать иначе. В юности он изучал не только биологию, но и гуманитарные науки, в том числе психологию и труды ее основателя Зигмунда Фрейда, и помнил из его книг, что живые существа не могут сопротивляться инстинкту размножения. А потому решено было отвлечь Стоффла от попыток сбежать, познакомив его с юной и прекрасной самкой медоеда. Брайан надеялся, что медоедская девушка заставит строптивого зверя забыть обо всем, кроме одного из базовых инстинктов.

В центре реабилитации Стоффл жил в одной клетке с самками своего вида, но их вскоре выпустили на волю, так что Джонс и другие сотрудники парка надеялись, что с тех пор он сильно соскучился по женскому полу. И в один прекрасный день в вольер Стоффла принесли молодую медоедку по кличке Хамми. Стоффл, увидев ее, заволновался и начал оказывать ей знаки внимания, а наблюдавшие за ними люди облегченно вздохнули. Казалось, проблема решена – но не тут-то было.

Медоеды, в отличие от дипломированных ученых, были существами темными и необразованными: Фрейда они не читали, а потому не знали, что теперь им положено следовать инстинктам, забыв обо всем на свете. Зато они, как это часто бывает с животными в зоопарках, отказались размножаться в неволе. Вместо этого Стоффл принялся показывать Хамми, как он лепит «ступеньки» из песка и грязи, и медоедка, немного понаблюдав за ним, быстро поняла, что он делает, и стала ему помогать.

Вдвоем медоеды слепили «лестницу» за несколько минут – и выбрались из вольера, после чего так же вдвоем отправились хулиганить и задирать других зверей. Брайан Джонс, изрыгая проклятия, велел запереть их в клетку с потолком, но в клетке имелась закрывающаяся на замок дверь, и Стоффл начал давать своей новой подруге уроки взлома – а она оказалась способной ученицей. Хамми научилась не только открывать или ломать замки, но еще и стоять на стреме, следить за приближающимися людьми, когда дверь выламывал Стоффл, и вовремя предупреждать его, когда кто-то шел в их сторону.

Словно в насмешку над работниками парка, медоеды раз за разом открывали дверь своей клетки, как бы крепко ее ни запирали. Один раз доктор Джонс примотал дверь к одному из прутьев клетки металлической проволокой, но Хамми и Стоффл, помогая друг другу, открутили эту проволоку и в очередной раз пустились в бега. Позже их снова перевели в бетонный вольер, на бортиках которого по распоряжению Брайана закрепили электрический провод, бьющий каждого, кто прикасался к нему, слабым разрядом тока, так что вольер и правда стал похож на тюрьму строгого режима. Но медоедам, которым не страшны укусы диких пчел и змей, такие разряды казались булавочными уколами, так что помешать им сбежать не удалось даже таким радикальным способом. Позже, видя, что провод оказался бесполезным, его убрали с бортиков.

Сейчас Стоффлу 29 лет, а его подруге немного меньше. Для медоедов это уже очень пожилой возраст – в неволе они живут в среднем 26 лет, – и в последнее время эта парочка стала менее активной, чем раньше. Тем не менее раз в пару недель они все равно устраивают побеги, преодолевая любые препятствия и как будто бы издеваясь над наивными двуногими, которые все еще надеются заставить их безвылазно сидеть взаперти.

Сам же доктор Брайан Джонс и другие местные сотрудники уже давно перестали возмущаться таким дерзким поведением своих подопечных. Для них противостояние с медоедами стало чем-то вроде азартной игры: им интересно, какие еще способы вырваться из вольера придумают свободолюбивые хищники. Еще более горячий интерес к Стоффлу и Хамми проявляют посетители заповедника, восхищающиеся упорством и находчивостью медоедов.

Так что противостояние людей-«тюремщиков» и медоедов-«узников» продолжается, и медоеды в нем по-прежнему побеждают. Потому что любое живое существо всегда будет стремиться к свободе и искать способы ее достичь.


Дата публикации: 2 января 2024

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~dwSvK


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9245735
Александр Егоров
1017250
Татьяна Алексеева
842861
Татьяна Минасян
415074
Яна Титова
267323
Светлана Белоусова
221604
Сергей Леонов
218625
Татьяна Алексеева
210242
Борис Ходоровский
189649
Наталья Матвеева
187832
Валерий Колодяжный
183537
Павел Ганипровский
166415
Наталья Дементьева
119227
Павел Виноградов
117276
Сергей Леонов
113088
Виктор Фишман
96825
Редакция
93089
Сергей Петров
87749
Борис Ходоровский
84501