Сталинская, брежневская, ельцинская…
СССР
«Секретные материалы 20 века» №24(436), 2015
Сталинская, брежневская, ельцинская…
Анатолий Мирошник
журналист
Санкт-Петербург
460
Сталинская, брежневская, ельцинская…
Брежневская конституция советскую систему не улучшила и не ухудшила

День Конституции – странный праздник. Большинство жителей нашей страны вспоминали о нем один раз в году. Сначала в декабре, потом в октябре, потом снова в последнем месяце года, когда по случаю красного дня календаря можно было накрыть столы. Конституция России была принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года, и этот день объявили государственным праздником. Стало быть, и выходным днем. Поправки в Трудовой кодекс, принятые Госдумой в 2004 году, изменили праздничный календарь России. День Конституции стал всего лишь памятной датой.

ДЕМОКРАТИЯ БЕЗ «ВРАЖДЕБНЫХ ОТКЛИКОВ»

Сама же Конституция большинством граждан нашей страны всегда воспринималась как нечто абстрактное. Начиная с 1936 года ее называли самой демократичной в мире. Это был не пропагандистский прием сталинского руководства, а правда.

В документе, принятом 5 декабря 1936 года, были зафиксированы такие политические права, как свобода слова и печати, митингов и собраний, уличных шествий и демонстраций. Положение о том, что все эти свободы должны соответствовать «интересам трудящихся» с юридической точки зрения ни на что не влияло. Власть-то в СССР трудящимся и принадлежала!

Конституция 1936 года предусматривала право граждан на труд и получение гарантированной работы с оплатой в соответствии с количеством и качеством труда, право на отдых, образование и материальное обеспечение в старости. Специально было подчеркнуто, что женщине в СССР предоставляются равные права с мужчиной во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни. Провозглашалась свобода совести, а также неприкосновенность личности и тайна переписки.

Любой белогвардеец, окопавшийся в Париже или Харбине, не говоря уж про профессоров права Оксфорда, Сорбонны и Геттингена, не мог упрекнуть большевиков в отсутствии в тексте Основного закона СССР демократических норм, гарантирующих права и свободы граждан. Разве что ограничения в праве на перемещение могли стать поводом для критики. Именно на этих положениях стоял институт прописки, коего не было и нет практически ни в одной стране мира.

В духе того времени было организовано всенародное обсуждение проекта Конституции СССР. В нем участвовали 75 миллионов человек, было внесено полтора миллиона предложений, дополнений и поправок, опубликованных в периодической печати. Отдельные несознательные граждане страны победившего социализма предлагали даже такие крамольные идеи, как возрождение частной собственности или ликвидация колхозов. Их, естественно, не публиковали, но сохранили в архивах под названием «враждебные отклики».

Товарищ Сталин придавал принятию Конституции громадное значение и поручил работу над текстом Основного закона страны лучшим интеллектуальным силам партии. За правовую часть в Конституционной комиссии отвечал Николай Бухарин. Работа создателей Основного закона СССР была оценена вождем по достоинству: большинство членов Конституционной комиссии были расстреляны с клеймом врага народа. Как реализовывались права и свободы советских граждан в тот период, тоже общеизвестно.

Журналисту Михаилу Кольцову поручили сделать доклад о новой сталинской Конституции для избранных представителей партии, государства и советской общественности. Это сочли огромной честью для автора «Испанского дневника». После окончания доклада его арестовали сотрудники НКВД.

БОМБЫ ЭПОХИ РАЗВИТОГО СОЦИАЛИЗМА

Осудив культ личности, Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев не мог, естественно, смириться с тем, что руководимая им страна живет по сталинской Конституции.

К тому же реалии настолько изменились, что нужно было уже не равные права женщин в Основном законе закреплять, а отражать переход СССР к коммунизму и создание новой общности людей – советского народа. В 1962 году была образована новая Конституционная комиссия.

Работала она неспешно. Результаты в виде нового основного документа жизни страны появились только 15 лет спустя, когда СССР правил уже другой генсек, а «наш Никита Сергеевич» тайком передавал на Запад надиктованные на магнитофонную пленку мемуары. Чувствовалось, что контроль над деятельностью творцов Основного закона со стороны партийных лидеров за прошедшие десятилетия ослаб.

Конституция, называемая в народе брежневской, решительно утвердила ведущую роль КПСС в обществе. Кто бы мог в 1977-м подумать, что спустя десять с небольшим лет именно пресловутый «шестой пункт» этой Конституции станет поводом для многотысячных митингов в эпоху перестройки и гласности! Знали бы – ограничились ни к чему не обязывающей фразой: «Вся власть в СССР принадлежит народу».

Многолетняя жизнь в условиях однопартийной системы наложила отпечаток на творчество составителей Основного закона в конце семидесятых годов прошлого века. Они, конечно, записали, что «все партийные организации действуют в рамках Конституции СССР», но как это осуществить на практике, наверное, и сами не знали. Зато дали повод диссидентам всех мастей на протяжении целого десятилетия требовать соблюдения конституционных прав.

Бомбой замедленного действия оказался и появившийся в брежневской Конституции пункт о возможности выхода каждой союзной республики из состава СССР. Вряд ли кому-то в эпоху «развитого социализма» могло прийти в голову, что такое желание в Киеве, Риге или Тбилиси у кого-то в обозримом будущем появится. Собственно механизм выхода субъекта федерального государства не был прописан ни в Основном законе, ни в подзаконных актах. В результате даже желание населения Нагорного Карабаха перейти под юрисдикцию Армянской ССР, не противоречившее нормам Конституции СССР, привело к вооруженному столкновению. Ну а в дальнейшем 15 республик «свободного нерушимого Союза» пошли своим путем.

КПСС ОТКАЗАЛАСЬ ОТ НАПРАВЛЯЮЩЕЙ РОЛИ

В преамбуле последней советской Конституции в общем виде был оценен исторический путь, пройденный советским обществом за 60 лет после Октябрьской революции. Была дана характеристика советского общества как «развитого социалистического» и «закономерного этапа на пути к коммунизму». Утверждалось, что Советская власть осуществила глубочайшие социально-экономические преобразования, навсегда покончила с эксплуатацией человека человеком, с классовыми антагонизмами и национальной враждой. Преамбула Конституции 1977 года была примерно в двадцать раз длиннее нынешней.

Брежневская Конституция, сохранившая многие положения сталинской, не улучшила и не ухудшила жизнь советских людей. К этому времени партийный диктат властвовал во всех сферах жизни, и для решения насущных проблем люди шли не в суд или государственные органы, а в райкомы и горкомы КПСС. Некоторым удавалось даже достучаться до ЦК.

Помнится, возмущались советские граждане только датой принятия Конституции. На два ближайших года они лишались еще одного нерабочего дня. Тогда ведь выходные, выпавшие на праздник, не переносились. Советские люди были убеждены, что партийные функционеры все просчитали и умышленно назначили дату принятия основного закона в октябре.

Его несовершенства наглядно проявились в последние годы существования СССР. Пришлось дважды вносить принципиальные поправки, которые отражали реалии жизни. Редакция 1988 года изменила существовавшую в СССР систему органов государственной власти. Высшим был объявлен Съезд народных депутатов, число выдвигаемых кандидатов в который не должно было ограничиваться. Правда, наряду с избираемыми по одномандатным округам народными депутатами на него делегировались представители КПСС, ВЛКСМ, творческих союзов и даже Всесоюзного общества филателистов.

Наиболее существенные поправки в Конституцию СССР, фактически утвердившие изменение общественного и экономического строя, были внесены редакцией 1990 года. Исключалось упоминание о руководящей и направляющей роли КПСС, легализовывалась частная собственность, вводилась должность Президента СССР. Только исполнять свои обязанности на протяжении отведенного Конституцией срока Михаилу Горбачеву не довелось. Как и инициировать работу по написанию нового Основного закона, который бы ассоциировался с его именем.

ДЕТИЩЕ АНАТОЛИЯ СОБЧАКА

Ельцинскую Конституцию роднит со сталинской и брежневской то обстоятельство, что принималась она на внеочередном заседании органа законодательной власти. Затем был референдум, и противники первого президента РФ до сих пор злобствуют: за основной документ проголосовали в общей сложности 30 процентов жителей страны.

Разработка нового Основного закона России началась еще в советские времена. В июне 1990 года на I Съезде народных депутатов РСФСР была образована Конституционная комиссия, которая под руководством Олега Румянцева принялась за эту работу. В основном процесс шел по пути внесения многочисленных изменений в действующую Конституцию РСФСР, которая приобретала в связи с этим крайне противоречивый характер. Одни ее нормы противоречили другим. Эта несогласованность вызывала ожесточенное противостояние законодательной и исполнительной власти, закончившееся штурмом Белого дома в октябре 1993-го.

Принятие новой Конституции должно было способствовать установлению стабильности в обществе. Проектов подготовили множество. Каждая из существовавших политических партий считала своим долгом внести свою лепту в этот процесс. Сегодня уже никто и не помнит о Российской христианско-демократической партии или Партии конституционных демократов РФ, но подготовленный ими весной 2002-го проект Основного закона сохранился. Международный русский клуб (слышали что-нибудь о таком?) подготовил проект Конституции Республики Россия, предусматривающий создание унитарного государства.

Всерьез рассматривались лишь два проекта. Первый был предложен Конституционной комиссией, второй Конституционным совещанием, созванным по решению Бориса Ельцина. «Мозговой центр» президентской команды составили известные всей стране политики и юристы – Сергей Алексеев, Анатолий Собчак и Сергей Шахрай. Цейтнот, в котором нужно было писать достаточно объемный и насыщенный по содержанию текст, не мог не сказаться. В новой Конституции не было ни слова о руководящей роли одной партии, но, как сразу же заговорили критики Основного закона, своих «шестых статей» там хватало.

Взять хотя бы главу 3, где речь идет о федеративном устройстве страны. Конституция допускает прием в состав Российской Федерации нового субъекта, что с самого начала особенно тревожило руководство бывших советских республик. Победят там на выборах сторонники присоединения к России, подадут соответствующее заявление, как это сделали в 1940-м в советские времена Латвия, Литва и Эстония, и все будет законно, в полном соответствии с Конституцией РФ.

Прецедент долго ждать себя не заставил. В марте 2014-го, опираясь на результаты референдума, Крым провозгласил себя независимым суверенным государством и обратился к Российской Федерации с предложением о принятии в ее состав в качестве нового субъекта со статусом республики. С аналогичным обращением выступил и Севастопольский горсовет, предложивший России принять Севастополь в состав РФ как город федерального значения. Конституции России это не противоречило и в составе Федерации появилось два новых субъекта.

В Основном законе 1993 года предусмотрено также изменение правового статуса субъектов Федерации, что позволяет их укрупнять.

С 2005 по 2008 год пришлось вносить пять поправок в Основной закон, связанных с образованием новых краев и увеличением Иркутской области за счет Агинского Бурятского автономного округа. Еще пять поправок было связано с переименованием регионов. Ведь Республика Калмыкия-Хальмг Тангч и просто Республика Калмыкия – это в свете Основного закона далеко не одно и то же.

Зато о выходе из состава РФ в ельцинской Конституции нет ни слова. Точнее, есть заковыристая формулировка: «Статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта Российской Федерации в соответствии с Федеральным конституционным законом».

Опять-таки кто мог в 1993-м предположить, что кому-то из субъектов Федерации окажется мало суверенитета, дарованного центром. Что будет, если, не дай бог, Татарстан с Якутией или Москва с Санкт-Петербургом на всенародном референдуме выскажутся за выход из состава РФ? Об этом лучше просто не думать.

ВТОРОЙ СРОК МОЖЕТ БЫТЬ И ЧЕТВЕРТЫМ

Копируя лучшие западные образцы, составители первой российской демократической Конституции как-то не учли особенностей менталитета наших граждан. Ну что для россиян каких-то восемь лет правления законно избранного президента? Государи-императоры пожизненно правили, генеральные секретари КПСС за малым исключением – тоже. Может быть, составляя основной документ не в спешке, российские правоведы новой волны это учли бы. Изначально же в пункте 3 статьи 81 записано, что «одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд».

Последнее слово оказалось ключевым, когда в 2012 году Владимир Путин в третий раз заступил на президентский срок. К этому времени в Конституцию России была еще и внесена поправка, предусматривающая увеличение срока действия президентских полномочий с 4 до 6 лет. В бывших республиках Союза тоже изменили порядок выборов главы государства.

Основной закон Белоруссии менялся два раза. В 1996 году была принята новая редакция, предусматривающая значительное расширение полномочий президента. В 2004 году из Конституции страны было удалено ограничение на количество президентских сроков, и Александр Лукашенко может теперь править пожизненно.

В Казахстане принятая в 1995 году Конституция закрепила инициированное Нурсултаном Назарбаевым преобразование парламентской республики в президентскую. Она провозглашает личность, честь и достоинство главы государства неприкосновенными. Оговаривается, что обеспечение, обслуживание и охрана президента республики и его семьи осуществляются за счет государства. Данная норма распространяется и на экс-президентов, которым также полагается пожизненное трудоустройство в Конституционном совете.

Республики бывшего Союза просто взяли на вооружение передовой опыт ряда африканских стран. Конституция Буркина-Фасо была разработана в связи с военным переворотом 1987 года и приходом к власти президента Блеза Компаоре. В ней было прописано, что президент страны может переизбираться только один раз, но для Компаоре было сделано исключение.

К моменту принятия Конституции он находился на посту президента второй раз, но оба срока не были приняты в расчет, ибо к моменту его избрания на должность главы государства в 1991 году Основной закон еще не вступил в силу. Это позволило Блезу Компаоре переизбраться в 1998 и 2005 годах на третий и четвертый сроки, ведь решением Конституционного совета они считаются первым и вторым.

В Республике Джибути Конституция также предусматривает всего два президентских срока, но правящий страной с 1977 года Хасан Гулед Аптидон успешно переизбрался в 1994 году на четвертый. Ведь новая Конституция страны была принята в 1992-м и выборы, состоявшиеся два года спустя, были для действующего президента как бы первыми.

Конституция Центрально-Африканской Республики была принята после переворота, в результате которого к власти пришел экс-начальник генштаба национальной армии Франсуа Бозизе. В ее тексте оговаривается, что узурпация власти путем переворота является преступлением против центрально-африканского народа. Лицо или государство, совершающее такие действия, будет считаться объявившим народу войну. Это положение было включено в текст Конституции, несмотря на то что сам президент Бозизе получил власть, свергнув своего предшественника.

ИХ НРАВЫ, ИХ ЗАКОНЫ

В основных законах многих стран записаны положения, которые могут, с одной стороны, служить поводом для гордости, с другой – вызывать ироничные улыбки. В Конституции Литвы заслуживает внимания зафиксированная в одной из статей обязанность госучреждений «служить людям». Как это осуществить на практике, законодатели из Вильнюса вряд ли скажут.

В Непале Конституция, принятая в 2007 году, ознаменовала заключение мирного договора между правительством и маоистскими повстанцами, положившего конец десятилетней гражданской войне. Она не только законодательно закрепила создание фракции маоистов в парламенте, но и определила национальные символы: цветок рододендрона, корова и птица лофофор из семейства фазановых.

Конституция Республики Вануату, небольшого островного государства в Океании, содержит отдельную главу, называемую «кодексом лидерства».

В ней указывается, что понятие лидера распространяется на президента, премьер-министра, министров, депутатов парламента, госслужащих и других представителей власти. Лидеры обязаны избегать конфликтов разных интересов, не ронять достоинство своей должности и не ставить под сомнение свою честность.

Конституция Нигерии регламентирует процедуру проведения переписи населения.

Основной закон Венесуэлы, подготовленный по инициативе покойного президента Уго Чавеса, предусматривает существование пяти ветвей власти вместо традиционных трех. Кроме законодательной, исполнительной и судебной присутствуют также гражданская и избирательная. Конституция Чавеса закрепила в госсобственности нефтяную и другие отрасли стратегического характера.

В Парагвае Конституция запрещает представителям власти конфисковать у граждан документы, удостоверяющие личность. Отдельная статья Основного закона этого южноамериканского государства посвящена свободе прессы.

В ней оговаривается, что журналистов нельзя принуждать действовать против своей совести и раскрывать источники информации. Обозреватели имеют право выражать в печати свое мнение без какой-либо цензуры, если ставят под публикацией свою подпись.

Конституция Польши разделяет граждан страны на тех, «кто верит в Бога как источник правды, справедливости, добра и красоты», и тех, «кто не разделяет этой веры, но уважает эти универсальные ценности как возникающие из иных источников». Всех их считают «равными в правах и обязанностях перед общим благом — Польшей». В Основном законе страны, где сильно влияние Католической церкви, брак характеризуется как «союз мужчины и женщины». Конституция, принятая в 1997 году, исключила возможность легализации однополых браков, которые вошли в моду в последние годы во многих демократических государствах.

Конституция Турции закрепляет светский характер государства и устанавливает, что «священные религиозные чувства никоим образом не должны влиять на государственные дела и политику». Содержит запрет на отмену законов, направленных на достижение турецким обществом уровня современной цивилизации. Среди них запрещающие ношение мусульманками платков в госучреждениях и упраздняющие титулы «бей», «паша» и «эфенди».

Самой подробной из европейских является Конституция Португалии. Она состоит из преамбулы, вводного раздела и 296 статей. Провозглашает одной из целей португальского народа создание социалистического общества. Подробно регулирует организацию экономики, в частности объявляет задачами государства ликвидацию экономических и социальных различий между городом и деревней, защиту прав потребителей, обеспечение здоровой конкуренции в торговле, поддержку среднего и малого бизнеса.

С советскими образцами создатели Основного португальского закона наверняка ознакомились.


16 ноября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
99186
Сергей Леонов
93505
Виктор Фишман
75609
Борис Ходоровский
66870
Богдан Виноградов
53511
Дмитрий Митюрин
42731
Сергей Леонов
37776
Роман Данилко
35937
Татьяна Алексеева
35700
Александр Егоров
32471
Светлана Белоусова
31556
Борис Кронер
31324
Владислав Фирсов
30468
Наталья Дементьева
29165
Наталья Матвеева
29143
Феликс Зинько
28563