Северодвинск – город корабелов
СССР
Северодвинск – город корабелов
Константин Ришес
журналист
Санкт-Петербург
349
Северодвинск – город корабелов
Кораблестроительный завод в Северодвинске

Местом появления на свет большинства советских, а теперь и российских атомных подводных кораблей является Северодвинск. Этот сравнительно небольшой, а в исторических масштабах совсем молодой город возник не на пустом месте; его рождению предшествовала многовековая история.

Северная Двина издавна была важнейшей водной артерии северной Руси.

С давних пор английские и нормандские купеческие корабли заходили в ее устье для установления контактов с поморами, расселяющимися вокруг поднявшегося в дельте реки монастыря – северного форпоста России. В 1419 году эта монашеская обитель впервые упоминается в исторических летописях Руси под именем Николо-Корельского монастыря. В XVI веке на острове Ягры напротив монастыря (сегодня это район Северодвинска) была оборудована якорная стоянка со складами, где разгружались морские корабли. Доставленные на них товары везли далее по Двине в Холмогоры, а оттуда – вглубь России. Отсюда же, из порта, занесенного в морские лоции под именем Рейда Святого Николая» уходили в Северный океан многие английские экспедиции.

В 1584 году был основан город Новохолмогоры, известный с 1613 года как Архангельск. С его развитием Рейд Святого Николая и монастырь постепенно утрачивали свое прежнее торговое значение. Последующие три века принесли Поморью немало невзгод.

В Смутное время польские войска Яна Ходкевича основательно разорили северные земли. Пострадал от них и Николо-Корельский монастырь. В годы Крымской войны англо-французская эскадра блокировала Архангельск и подступы к монастырю.

1917 год монастырь встретил в полном запустении. Через четыре года большевики окончательно его доконали, разместив здесь колонию малолетних преступников. Затем, до 1921 года, в монастыре обитала сельскохозяйственная коммуна.

СУДОСТРОЙ

В мае 1936 года Совет труда и обороны СССР принял постановление о строительстве судостроительного завода в районе Никольского устья Северной Двины. Стройка, как и сложившийся вокруг нее рабочий поселок, получили название Судострой. Советский Союз нуждался в крупном кораблестроительном заводе для будущего Северного флота.

18 июня 1936 года к пустынному берегу Никольского рукава дельты Северной Двины пришвартовался старый колесный пароход «Иван Каляев», доставивший первых строителей будущего завода и города. Люди, главным образом мобилизованная комсомолом молодежь, сошли на берег, а пароход остался у монастырского причала как штаб, лазарет и узел связи.

В недалеком будущем мощной подмогой комсомольцам стали узники организованного на Яграх так называемого Ягринлага (в разное время от 5 до 50 тысяч человек). Его зеки строили завод и жилые дома, валили лес и добывали песок. Условия их труда и быта были ужасными. Только за период 1940–1945 годов в лагере умерло более 9 тысяч человек. Просуществовал Ягринлаг до 1953 года. Теперь на его месте высится памятный камень с доской «Невинным жертвам Ягринлага.

Строительство шло с огромными трудностями. Выбирая конкретное место закладки завода вблизи монастыря, исходили из того, что уж монахи-то знают, где воздвигать храмы. На практике оказалось, что земной твердью, способной выдержать груз серьезных сооружений, является лишь небольшой пятачок, уже занятый монастырем, а вокруг – болота. Тем не менее грандиозное строительство продолжалось.

Одна за другой прокладывались прямые, как стрелы, улицы будущего города, на пустом месте поднимались заводские корпуса. Был построен большой деревянный мост, соединивший Ягры с материковой частью стройки. Как вспоминают ныне ветераны, именно по этому мосту утром двигались из лагерных бараков на стройку бесконечные колонны зеков.

Рабочий поселок поначалу тоже состоял из немудреных деревянных бараков. Со временем им на смену пришли двухэтажные деревянные коттеджи с глазастыми окнами, глядящими во двор. Строения эти отличались своеобразной архитектурой с элементами деревянного декора.

Когда автор статьи в середине 1960-х годов, впервые прибыв в Северодвинск, бродил по улицам старого города, ему показалось, что нечто подобное он уже будто видел. Потом понял, что увиденное внешне сильно напоминает ковбойские поселения Дикого Запада, знакомые, но только по кино.

Несмотря на тяжелейшие условия, в которых проходила стройка, и примитивный быт, молодые строители не забывали о жизни духовной. За 25 дней они возвели деревянное здание драматического театра, открывшего свой первый сезон раньше, чем поселок стал городом.

Первый кирпичный дом был построен в 1940 году. Горожане почтительно называли его «Каменный». Между Архангельском и Судостроем навстречу друг другу тянулись железнодорожные пути. 7 ноября 1936 года они состыковались.

МОЛОТОВСК

В 1938 году Судострой получил статус города и свое первое имя Молотовск, под которым ему довелось ему прожить до знаменитого июньского 1957 года пленума ЦК, развенчавшего Молотова как члена «антипартийной» (читай «антихрущевской») группы. 12 сентября 1957 года город получил свое сегодняшнее имя – Северодвинск. Город строился параллельно со строительством и развертыванием производственной деятельности главного своего завода (завод № 402 – предтеча легендарного «Севмаша»). В декабре 1939 года на заводском стапеле был заложен первый корабль – линкор «Советская Белоруссия». Население «Молотовска» к тому времени уже перевалило за 30 тысяч и продолжало расти. Но пришел 1941 год и с ним большая война, изменившая все. Ни один линкор не сошел с северных стапелей. Завод был переориентирован на строительство подводных лодок и надводных кораблей малого и среднего тоннажа (морские охотники и эсминцы).

С началом войны Молотовск, наряду с Архангельском и Мурманском, стал одним из главных портов ленд-лиза. В город прибыл представитель Государственного комитета обороны Иван Папанин, возведенный в ранг контр-адмирала. В Молотовске же разместилось отделение союзнической миссии.

23 декабря 1941 года ледокол провел в Молотовск первые транспорты конвоя PQ-6, а 1 июня 1942 года сюда прибыли транспорты уже из PQ-16, загруженные танками, самолетами, горючим и продовольствием. Довелось Молотовску принимать и уцелевшие суда разгромленного гитлеровцами PQ-17.

Зимой 1942–1943 положение на северных направлениях фронта резко ухудшилось. Противник стремился перерезать Кировскую железную дорогу, в этом случае сухопутная связь с Мурманском полностью бы прервалась. Теперь основными «грузополучателями» ленд-лиза становились Архангельск и Молотовск. Причем Молотовску отводилась главная роль в период зимних навигаций.

К этому времени завершилась реконструкция его порта и нефтебазы: появился мощный кран для выгрузки «тяжеловесов», таких как танки или паровозы, выросла линия причалов. Порт принимал союзные суда в течение всех четырех военных навигаций. На ягренском побережье несла боевую вахту береговая батарея, под защиту которой становились суда, оставшиеся на рейде в ожидании разгрузки. В самом городе помещения многих школ были отданы под госпиталя, принимавшие раненых с недалекого Карельского фронта. Их выхаживали и возвращали в строй городские жители – врачи, медсестры, нянечки. Не всех удавалось спасти.

Сегодня на живописном, поросшем соснами берегу Белого моря высится мемориал на месте захоронения умерших в госпиталях воинов. В годы войны Молотовск принял также сотни ленинградцев, вывезенных из блокадного города. Многие из них навсегда остались в поморской земле. В Ягринском мемориале им установлен памятный камень.

Кстати, о ленинградцах: в Северодвинске их прослойка (особенно в среде интеллигенции) весьма ощутима. Это выпускники ленинградских вузов (Корабелки, Военмеха, Политеха, военно-морских училищ и т. д.). Помимо постоянных жителей в городе неизменно присутствует масса командировочного люда, львиную долю которого составляют ленинградцы – петербуржцы.

ЗАТО

После войны город и его промышленность продолжали развиваться. Вокруг гигантского «Севмаша» выросли еще три завода отрасли. На Яграх, с «Севмашем» через пролив, поднялась немногим уступающая ему по своим масштабам «Звёздочка». Производственное объединение «Арктика» и завод «Полярная звезда» обеспечивали нужды кораблестроителей в части электромонтажа и приборостроения.

В середине 1950 годов на «Севмаш» возложили освоение производства подводных кораблей с ядерной энергетикой. Первая атомная подводная лодка (АПЛ) была заложена 24 сентября 1955 года. В январе 1959 года К-3 (в будущем «Ленинский комсомол») была передана флоту. Вслед за этим развернулось серийное производство АПЛ различных проектов первого, второго и третьего поколений. Всего было построено 128 АПЛ.

В настоящее время ведется строительство и передача ВМФ АПЛ уже четвертого поколения по проектам «Борей» и «Ясень», разработанным петербургскими КБ, а в мировом океане несет службу заметно поредевший за годы перестройки подводный флот из АПЛ второго и третьего поколений.

Среди рожденных на «Севмаше» кораблей имеются мировые рекордсмены, отмеченные Книгой рекордов Гиннесса. АПЛ проекта 661 установила непревзойденный поныне рекорд подводной скорости (44,7 узла), а АПЛ проекта 685 (печально известная как «Комсомолец») – рекорд глубины погружения для боевых кораблей (1027 м). Самыми большими в мире стали АПЛ проекта 941 «Акулы», чье полное водоизмещение составляет без малого 50 000 тонн. Следует отметить, что рекорд этот, как говорится, достигнут «не от хорошей жизни» – огромные размеры подводного корабля не отнесешь к его достоинствам. На флоте «Акулы» за свои титанические размеры и конструктивные особенности получили прозвище «водовозы».

С переходом на строительство атомного флота Северодвинск был накрыт завесой секретности – он получил статус ЗАТО (закрытое административно-территориальное образование). О том, чем заняты заводы города, не допускалось упоминать письменно и говорить вслух, хотя все было секретом Полишинеля.

Только после того, как в 1984 году министр обороны Устинов, вручая городу орден Ленина, похвалил «могучие корабли, спущенные со стапелей ваших предприятий», городская газета отозвалась заголовком «Орден на знамени города корабелов». С той поры это словосочетание навсегда закрепились за Северодвинском.

Тем не менее Северодвинск оставался ЗАТО до 1992 года. Въезд в него (в командировку или в гости) был возможен только по пропускам, что создавало массу неудобств для жителей 250-тысячного города.

В середине 1960-х случалось, что на пару лет открывались так называемые «окна», а затем закрывались снова. В настоящее время город (естественно, за исключением огромных производственных территорий) открыт для всех. Бессмысленность статуса ЗАТО стала очевидной с появлением космической разведки, тем более что возведенный на «Севмаше» самый большой в Европе (а может, и в мире) стапель (цех 55) и выходящие из него «Акулы» имеют такие габариты, что их можно наблюдать из космоса даже невооруженным глазом.

ПРИКАЗАНО ВЫЖИТЬ

Период серийного строительства АПЛ второго и третьего поколений (1965–1985) стал для «Севмаша» и его смежников звездным часом. Но в следующие лет 15 городу и его заводам довелось пережить очень непростые времена перестройки. Работы по инерции еще продолжались, на стапелях стояли недостроенные корабли, а зарплату не выплачивали месяцами. К тому же после развала СССР возникли серьезные проблемы с поставками комплектующих изделий, производимых ранее во многих союзных республиках.

Полки городских продуктовых магазинов опустели. Была введена карточная система на основные продукты питания. Многие оказались близки к голоду. Ветераны производства вспоминают случаи голодных обмороков прямо в цехах. На «Севмаше» в заводских столовых было организовано питание сотрудников по «черным спискам» т. е. в долг. Город отчаянно пытался выстоять. «Севмаш», годами строивший атомные субмарины, принимал (в том числе из-за рубежа) любые заказы. Выпускали малые танкеры, буксиры, баржи, понтоны для Голландии, Швеции, Норвегии и даже 40-метровые яхты представительского класса (для отечественных заказчиков). Чуть легче пережили черные времена трудящиеся «Звездочки». Им повезло – они получали деньги от иностранных заказчиков: на завод для ремонта и модернизации пришло из Индии несколько построенных когда-то здесь дизельных ПЛ.

Но главное, на «Звездочку» была возложена прискорбная работа – утилизация стратегических АПЛ, вооруженных баллистическими ракетами. Делалось это по советско-американскому соглашению о сокращении ядерного оружия. Работы выполнялись за деньги США под неусыпным наблюдением прибывших в Северодвинск многочисленных американских контролеров (кого среди них было больше – инженеров или агентов ЦРУ, неизвестно).

В общем, город выжил. С началом XXI века все стало понемногу (с учетом больших кадровых потерь, понесенных в годы перестройки), возвращаться на круги своя. «Севмаш» полностью обеспечен заказами, но все еще ощущает нехватку квалифицированной рабочей силы. Тем не менее АПЛ четвертого поколения активно строятся.

В 2016 году Северодвинск обрел статус Города трудовой доблести и славы, присвоенный ему Межгосударственным союзом городов-героев.

В апреле 2015 года Северодвинск был включен в категорию «Монопрофильные муниципальные образования Российской Федерации (моногорода) со стабильной социально-экономической ситуацией», а «Севмаш», став российским государственным центром атомного подводного судостроения, оказался в роли монополиста в этой отрасли оборонной промышленности.


16 ноября 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1345849
Александр Егоров
268163
Татьяна Алексеева
208630
Яна Титова
197271
Сергей Леонов
194795
Татьяна Минасян
157602
Татьяна Алексеева
128219
Светлана Белоусова
127850
Борис Ходоровский
116721
Сергей Леонов
104559
Виктор Фишман
86674
Павел Ганипровский
84929
Борис Ходоровский
76533
Наталья Матвеева
74120
Павел Виноградов
67503
Валерий Колодяжный
62061
Богдан Виноградов
61924
Наталья Дементьева
61603