Рождённые в СССР
СССР
«Секретные материалы 20 века» №1(413), 2015
Рождённые в СССР
Николай Седов
публицист
Санкт-Петербург
1265
Рождённые в СССР
Нино Берия, Серго Берия и Марфа Пешкова

Все-таки удивительная вещь – природа-матушка! Насколько в ней все сообразно и продуманно! Ничего просто так не случается, не происходит ни с того ни с сего. Поневоле хочется думать, что существует какая-то сила (или глобальная власть?), которая самым внимательным образом следит за всем, что творит население планеты Земля, именуемое человечеством, и не позволяет ему распуститься до такой крайней степени, чтобы поставить под угрозу собственное существование.

Характерно, что сила эта – вовсе не слепая или равноiдушная. Нет, она позволяет нам и порезвиться от души и натворить порой самых невероятных глупостей, но всегда, так сказать, удерживает на краю пропасти, умело используя то, что в не такие уж давние времена мы окрестили мудреными словами «системой сдержек и противовесов». Кстати, эта система была открыта нашим великим земляком примерно четверть тысячелетия тому назад. Михайло Васильевич Ломоносов придал своему открытию статус закона, и не просто закона, а ВСЕОБЩЕГО ЗАКОНА ПРИРОДЫ! Его формулировка, приведенная им в «Рассуждении о твердости и жидкости тел», стоит того, чтобы привести ее дословно. Вот она: «Все перемены, в натуре случающиеся, такого суть состояния, что сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому. Так, ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте; сколько часов положит кто на бдение, столько же сну отнимет. Сей всеобщий естественный закон простирается и в самые правила движения: ибо тело, движущее своею силою другое, столько же оные у себя теряет, сколько сообщает другому, которое от него движение получает».

Как видите, этот закон простирается на все виды и формы нашего существования, даже – заметьте! – на сон. Вот и существует человечество как биологический вид по этому закону.

Давно замечено, что за положенное количество лет до начала больших войн мальчиков рождается больше, чем девочек, а богатые на грибы первые летние месяцы предвещали большие несчастья: природа как бы давала возможность запастись впрок немудреным провиантом. Как бы ни казались такие приметы примитивными или откровенно глупыми, но – беды и несчастья в жизни человечества всегда компенсируются периодами процветания, природные катаклизмы – внезапными (как на первый взгляд кажется) щедрыми дарами все той же природы, которая только что была к нам несправедлива (как нам опять-таки кажется). Свидетельств тому можно привести огромное множество. Но позвольте обратиться к конкретным примерам из жизни нашего многострадального, но все-таки, несмотря ни на что, великого Отечества.

Я поведу речь о тех годах прошлого века, что предшествовали Великой Отечественной войне и продолжились после ее окончания. Нынче принято считать, что во время так называемых «сталинских репрессий» (я беру это словосочетание в кавычки, ибо страшную вину за преступления тех лет нельзя сваливать на одного только Сталина – слишком много было тогда антигероев), так вот, многие считают и громко заявляют с высоких трибун, что тогда, в тридцатые годы ХХ века, а также несколько ранее был уничтожен «золотой генетический фонд» России. Так ли это? Справедливо ли это мнение?

Возможно, так оно и есть. Но давайте обратимся к поколению, на долю которого именно тогда выпали тяжкие страдания и несправедливые обиды. Начнем с имен самых известных советских литераторов – поэтов и писателей. К примеру, с Василия Павловича Аксенова. Он родился в 1932 году в более чем благополучной семье. Отец, Павел Васильевич, на момент рождения сына был председателем Казанского горсовета, то есть главой законодательной власти столицы Татарстана, а также членом республиканского ЦИК и союзного ВЦИК. Репрессирован в 1937-м за «притупление большевистской бдительности… за антигосударственную практику работы». Приговорен к расстрелу, замененному на 15 лет лагерей. Семью, естественно, потерял. Мать, Евгения Соломоновна Гинзбург, член ВКП(б), сотрудник газеты «Красная Татария». Репрессирована все в том же 1937 году как «троцкистка». Итог – 10 лет в тюрьмах и 8 лет «поражения в правах». То есть была лишена возможности работать по специальности, жить в больших городах и так далее. Кем стал сын – все мы прекрасно знаем: большой русский писатель, как бы мы ни относились к его политическим взглядам.

Или Булат Шалвович Окуджава: отец, Шалва Степанович, в год рождения будущего поэта (1924) был завотделом пропаганды и агитации Тифлисского (т.е.Тбилисского) горкома ВКП(б), на момент ареста в 1937 году – первый секретарь Нижнетагильского обкома партии. Обвинен во «вредительстве и троцкизме». Итог – включение в список «подлежащих репрессии по 1-й категории», что тогда означало расстрел, и не просто расстрел, но санкционированный высшим руководством страны. Мать, Ашхен Степановна Налбандян, арестованная в 1938-м, до 1955 года отбывала срок в карагандинском лагере.

Мы прекрасно помним выдающегося ученого, великого этнолога Льва Николаевича Гумилева, сына двух поэтов – Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Он прошел огонь, воду и медные трубы, но ничто не только не сломило его: до последних дней своей жизни он оставался великим и простым…

Этот список знаменитостей можно продолжать долго, но ведь были и другие гении, завоевавшие признание после того, как их родители были – справедливо или несправедливо, не суть важно – оставлены в тени нынешних средств массовой (дез)информации. Один их таких людей – Игорь Викторович Смирнов. Впрочем, отчество он обрел не сразу, а простая русская фамилия вовсе не принадлежала ему. Отца Игоря расстреляли уже после смерти Сталина. Его звали Виктором Семеновичем Абакумовым – властный министр госбезопасности, создатель Смерша, был арестован по доносу подчиненного, печально известного подполковника Рюмина. Вместе с ним была арестована его жена Антонина Николаевна – вместе с двухмесячным сыном Игорем. Однако ребенок не затерялся в лагерях. Его развернутую биографию отыскать очень трудно. Известно, что он, врач-психолог, стал академиком РАЕН и разработал принципиально новое направление в науке – психоэкологию. Смирнов признан во всем мире как отец психотропного оружия. И это не блеф – его работы широко известны и признаны за рубежом. У нас же, в новой России, он не сыскал ни славы, ни денег. А все потому, что категорически отказывался от самых заманчивых предложений, которые делали ему весьма известные и влиятельные люди. Скажем, его умолял о содействии небезызвестный господин Мавроди. Не шел Игорь Викторович на контакт ни с политическими деятелями, ни с иностранцами, хотя его упорно пытались заманить на работу, в частности, в Германии. «Я русский, – говорил он. – За границей жить не хочу. Секретами Родины не торгую». Сейчас уже не кажется странной его преждевременная смерть, наступившая в 2004 году…

А сын одного из самых зловещих деятелей сталинских времен – Серго Лаврентьевич Берия? Гонимый после смерти Сталина, вынужденный носить фамилию матери – Гегечкори, он был одним из создателей советской противоракетной обороны, выдающимся специалистом в области радиолокации. И это несмотря на, мягко говоря, напряженные отношения с властями и непосредственным начальством.

Если глубже заняться поiисками детей, потерявших родителей, скажем так, по «политическим причинам», проще говоря – ставших жертвами произвола, можно познакомиться не с одной судьбой, точнее, с явлением, когда природа (или Тот, кто выше ее) возмещала горестные утраты: на место отца или матери становились сын или дочь, сослужившие неласковой Родине хорошую службу. Но есть примеры и другого рода. Когда, скажем, дети высокопоставленных родителей, удержавшихся у власти и не попавших в жернова системы, очень скоропостижно (или довольно бесславно) покидали этот мир. И в этом природа являла свое непостижимое равновесие.

Припомним детей самого Сталина: гибель в плену Якова, бесславная жизнь Василия, бегство Светланы. Рубен, сын пламенной Пассионарии, Долорес Ибаррури, прожившей 94 года, погиб в 1942 году во время Сталинградской битвы. Там же и тогда же погиб военный летчик Владимир Анастасович, сын неистребимого, казалось, Микояна, того самого, который «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича». При загадочных обстоятельствах погиб Леонид Хрущев, сын Никиты Сергеевича, о судьбе которого слухом полнится наша земля.

Правда, младший его сын Сергей, в прошлом, как и сын Берии, конструктор-ракетчик, совсем недурно устроился в стране, которую грозился закопать его папа, и даже стал полноправным гражданином США.

Впрочем, точно так же осели за рубежами Отечества дети недавних и нынешних руководителей России, но это уже, как говорится, совсем другая история…


1 января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88938
Виктор Фишман
71175
Сергей Леонов
63948
Борис Ходоровский
63287
Богдан Виноградов
50253
Дмитрий Митюрин
37947
Сергей Леонов
34178
Роман Данилко
31948
Борис Кронер
21626
Светлана Белоусова
20247
Наталья Матвеева
19518
Светлана Белоусова
19386
Дмитрий Митюрин
18201
Татьяна Алексеева
17984
Татьяна Алексеева
17453
Наталья Матвеева
16771